<<
>>

САМОУПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЕМ ЧЕЛОВЕКА КАК ФАКТОР СТРАТЕГИЧЕСКОГО КАДРОВОГО МЕНЕДЖМЕНТА

Человек подчас неосознанно стремился к свободе, к саморазвитию. Однако постоянно возникали проблемы взаимоотношений с социальной средой, воспрещавшей подобное самоопределение.

Проблема — сложный теоретический или практический вопрос, требующий решения, исследования [267]. Проблемой называется осознанное противоречие между имеющимся знанием и непознанной частью предмета, на разрешение которого направлена деятельность [94]. Исходя из этого, суть проблемы кроется в определении противоречия между необходимостью становления и развития самоуправления и готовности социума.

Теоретический анализ этого противоречия позволит “выявить общие тенденции, закономерности его развития от его зарождения до исчезновения” [4]. При этом каждое противоречие имеет несколько ступеней, или фаз, развития. Вначале оно зарождается в недрах прежних противоречий, затем зреет, раскрывается, достигает полного развития, вытесняет исторически предшествующие ему противоречия или отодвигает их на задний план, наконец, оно доходит до известного, особого в каждом конкретном случае предела своего развития или обострения, и тогда наступает фаза его разрешения. Такой фазой является переход от одного уровня развития процесса к другому, и такой переход всегда совершается в форме скачка [134]. Эти мысли Б. Кедрова обращают внимание на сложившуюся противоречивую ситуацию в области предоставления возможности человеку самостоятельно управлять своей жизнедеятельностью, тем, что он делает, и тем, что принципиально необходимо для человеческой цивилизации.

Для каждого человека коренными были вопросы о смысле существования и ценности жизни. Реалии действительности для многих

целью и смыслом бытия сделали борьбу за выживание, зарабатывание денег, накопление собственности и капитала.

“В области социальной организации общества и деятельности ее отдельных институтов, прежде всего государства, мы имеем...

перевернутую пирамиду” [116], которая давит на личность.

Социологические исследования в Украине и России [111; 116; 243] свидетельствуют о том, что воздействие, оказываемое средой на человека, имеет разрушающий характер, прежде всего, для его личности. Ответной реакцией незащищенности личности является агрессия против общества, антиобщественное поведение в различных формах: преступность, терроризм, наркомания и т. п. [116]. Такое положение делает человека безответственным за происходящее не только на Земле, но и в ближайшем окружении. По мнению С. Булгакова, “этот абсурд обусловлен смыслом существования человека”. Человек не может утверждать себя только в себе и на себе, он выносит центр своего существования за пределы своего “Я”, духовно выходит из себя, рассматривая себя лишь в связи с целым, как его часть, отдает свое “Я”, чтобы восстановить его суждение с целым, делает себя в этом смысле формой, воспринимающей абсолютное содержание [46]. С этим мнением приходится согласиться, ибо из философии известно, что в единстве целого и единичного, формы и содержания и заложен смысл существования.

Исследователь В. Иванов обращает внимание на недопустимость отрыва личности от целого (социальной среды) [116], что сейчас характерно для либеральной идеологии, ибо абстрактная личность, лишенная социальной оболочки, лишается и смысла своего существования. Существует тесная связь между оболочкой (формой) и существованием (содержанием) или морфологией. Онтологические принципы [13] утверждают следующее: форма и содержание самоуправления отдельно не существуют; форма самоуправления создает “напряжение”, побуждающее содержание к соответствию; содержание не соответствует полностью форме и в связи с этим может вызывать отрицательные последствия.

В главе 13 будет более подробно рассмотрено влияние онтологических принципов на управление развитием персонала. Здесь обратим внимание на взаимозависимость формы управления и содержания деятельности человека.

Действие этих принципов оказывается разрушительной силой для социального пространства, где в той или иной мере существуют гражданственность, патриотизм, государственность, соборность, соответствующий менталитет народа ибо, на наш взгляд, навязываемые реальностью формы жизнедеятельности не соответствуют действительному содержанию жизни людей.

В государствах СНГ настойчиво насаждается подход к развитию “индивидуальной личности” [116; 312], в то время как на Западе Европы и в Японии “коммуникативный тип личности”, коллективизм проявляется как мировая тенденция. “Коллективизм из пугала на Западе превратился ныне в ценность, приобретающую характер общечеловеческой” [116]. Даже в США, Великобритании, где для менталитета проживающих там народов типичен путь развития индивидуалистического общества, уже признается, что концепция “каждый сам за себя” не ведет к экономическому успеху, а “побеждающие экономические общества, прежде всего, уделяют внимание своей социальной организованности” [275].

Мы привыкли в этом случае говорить о роли коллектива, школы в формировании личности. Однако следует отметить, что еще А. Эйнштейн, Г. Марсель и Ф. Хайек [304] обращали внимание на нивелирующую роль школы, окружения человека и утверждали, что тот, кто вырос вне коллектива, обладает большей ценностью, чем тот, кто воспитывался в массовой школе. Школа уничтожает личность, поскольку человек теряет себя в ней, становится лишь одним из многих. Мы видим в этом одну из особенностей внедрения субъектогенетического подхода [206; 224] как системы самоуправления саморазвитием, самореализацией жизненных потенций полностью

Традиционная для русской семьи опека детей родителями, затруднения (особенно связанные с экономическим кризисом) в трудоустройстве на работу молодежи и т. п. делают внедрение самоме- неджмента специфичным и необходимым в системе подготовки людей. Например, внедрение “чужой” управленческой культуры связано с явлением “культурошока” [116], когда человек страдает от столкновения с другой культурой, резко меняет культурную среду, новая культура накладывается на старую. Последняя может привести к “футурошоку” — полной дезориентации в жизненном пространстве.

В ситуации шока, отмечает исследователь В. Иванов [116], в сознании человека начинают работать консервативные механизмы: удержать прошлое любой ценой, считая, что все лучшее уже было; неготовность к инновациям большинства порождает перенесение опоры только на “вечные ценности” (нравственные, национальные, религиозные); происходит “наркотизация” духовного мира средствами массовой культуры, мистики, эротики, видеокультуры и т.

п.

Нечто подобное произошло и с народом Украины. Желание как можно быстрее войти в европейскую культуру, да еще выбросив из собственной истории сотни лет, прожитых в составе Российской империи и СССР, способствует духовному кризису. Еще А. Тойнби [286] предлагал при перестройке общества и его системы управления учитывать следующее: попытки внедрить чужую прогрессивную культуру на новой почве приводят людей на этой почве к жесткому духовному кризису; попытки тотального отказа от собственного прошлого чреваты трагическими последствиями, экстремизм при этом приводит к реанимации ретроградских тенденций; чтобы двигаться дальше, надо переосмыслить собственный отрицательный опыт, каким бы он ни был; стать свободным можно, лишь оставаясь самим собой, но качественно изменившись.

Более того, еще К. Маркс и Ф. Энгельс предупреждали: “Устаревшее стремится восстановиться и упрочиться в рамках вновь возникающих форм” [175].

В настоящее время нужна новая парадигма культуры общества. Она должна учитывать особенности менталитета народа. Особенно четко это показано для культуры управления, самоменеджмента. Примерами научно обоснованного учета особенностей менталитета народа могут служить широкомасштабная экономическая реформа Л. Эрхарда, шведская модель социализма Г. Мюрдаля [120], японский менеджмент [294].

Немецкие и японские руководители, несмотря на насаждение теории и практики американского менеджмента оккупационными администрациями США, применяли их рекомендации с учетом национальных особенностей народов своих стран. Это послужило их успешному управлению развитием во второй половине ХХ ст.

Ученые, избравшие объектом исследований человека, приходят к выводу, что в пределах существующего социального устройства интенсивно увеличивается “разрыв между уровнем постоянно растущих потребностей личности на достойную жизнь, самореализацию своих сущностных сил и ограниченными возможностями их реализации” [116]. Это противоречие ведет к деградации личности, к апатии, к ложным индивидуальным ценностям, что, в частности, подтверждают результаты исследований менталитета россиян.

Одним из путей защиты жизненных сил человека, совершенствования его человеческих ресурсов и адаптации в условиях перемен является обучение человека самоуправлению своей жизнедеятельностью. Встав на этот путь, человек сможет научно обоснованно противостоять давлению “перевернутой пирамиды” защиты индивидуальной и социальной субъективности человека [116], высвободить личностные силы от разрушающих воздействий общества, политически раскрепостить личность.

Вероятно, следует согласиться с В. Ивановым [116], что при должном отношении со стороны государства и социальных институтов общества к индивидуальности человека, способствовании проявлению энергии социальных организаций, духовно-культурном, информационном, интеллектуальном мотивировании своих граждан к достойной жизнедеятельности “пирамида” соотношения личности и общества перевернется и человек окажется на ее вершине, станет смыслом социального прогресса. В этом случае государство будет вынуждено делегировать социальным институтам, отдельным личностям ряд функций управления, что сделает необходимым и актуальным разработку и апробацию методов, техник, технологий саморазвития, самоуправления.

Однако, понимая под социальными технологиями инновационную систему методов выявления скрытых потенциалов социальной системы (человека), получения оптимального социального результата при наименьших управленческих издержках для разработки и внедрения этих методов, необходимо создать солидную теоретическую базу для исследований. В свою очередь, практика должна быть готова к восприятию полученных результатов. В этом случае объектом исследования будут человек и окружающий его мир. Однако сегодня термин “человек” является неопределенным, и многие понимают его как феномен.

В биологии, социологии и психологии существует множество концепций “человека”. Каждая наука о человеке имеет различные точки зрения на него, его свойства и качества.

По мнению Г. Щедровицкого [331], можно выделить три полярных представления о человеке: это биологическое существо социального происхождения, сохранившее биологическую природу. это элемент социальной системы, живущий и функционирующий по законам общества; это предметная реальность отдельного человека, сложного самостоятельного организма (законы существования общества должны рассматриваться как результаты взаимодействия людей);

Таким образом, согласно первому представлению, человек — это

биологическое существо, материал с определенным функциональным устройством, “биоробот”. Согласно второму представлению, человек — лишь элемент жестко организованной социальной системы человечества, несвободный, зависимый, безликий “индивид” (в пределе — сугубо “функциональное место”). Согласно третьему представлению, человек — это отдельная, независимая молекула, наделенная психикой, сознанием, способностями к определенному поведению и культурой, самостоятельно развивающаяся и вступающая во взаимоотношения с другими такими же молекулами в виде свободной и суверенной “личности” [331].

В силу того, что каждое приведенное представление выделяет и описывает какие-то реальные свойства человека вне связей с другими сторонами и вне зависимости от них, все они являются ограниченными представлениями о человеке. Для самоуправления необходимо синтезированное представление о человеке, дающее знание о нем как объекте управления. Сегодня наука не может решить эту задачу из-за отсутствия необходимых для этого средств и методов исследования. Задачу комплексного исследования человека приходится решать вначале на методологическом уровне, вырабатывая средства для последующего исследования.

<< | >>
Источник: Колпаков В. М., Дмитренко Г. А.. Стратегический кадровый менеджмент: Учеб. пособие. — 2-е изд., перераб. и доп. — К.: МАУП,. — 752 с.. 2005

Еще по теме САМОУПРАВЛЕНИЕ РАЗВИТИЕМ ЧЕЛОВЕКА КАК ФАКТОР СТРАТЕГИЧЕСКОГО КАДРОВОГО МЕНЕДЖМЕНТА:

  1. 3.1. Основные понятия, структура и социальная обусловленность кадровой политики
  2. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  3. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ТРУДОВАЯ АКТИВНОСТЬ
  4. РАБОТА И ЕЕ АНАЛИЗ
  5. Сущность государственного регулирования регионального развития
  6. Варианты классификации стратегий управления персоналом
  7. Приложение 4 Ситуационный анализ и прогноз «Факторы экономической динамики России на период до 2030 года»
  8. 2. Административно-политическая элита в кадровой структуре государственного управления
  9. 3. Основные характеристики кадров государственной гражданской службы
  10. Введение
  11. Условия формирования региональной кластерной политики в Калужскойобласти
  12. Функции муниципального менеджмента
  13. Словарь- справочник
  14. УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ НА СТРАТЕГИЧЕСКОМ УРОВНЕ
- Cвязи с общественностью - PR - Бренд-маркетинг - Деловая коммуникация - Деловое общение и этикет - Делопроизводство - Интернет - маркетинг - Информационные технологии - Консалтинг - Контроллинг - Корпоративное управление - Культура организации - Лидерство - Литература по маркетингу - Логистика - Маркетинг в бизнесе - Маркетинг в отраслях - Маркетинг на предприятии - Маркетинговые коммуникации - Международный маркетинг и менеджмент - Менеджмент - Менеджмент организации - Менеджмент руководителей - Моделирование бизнес-процессов - Мотивация - Организационное поведение - Основы маркетинга - Производственный менеджмент - Реклама - Сбалансированная система показателей - Сетевой маркетинг - Стратегический менеджмент - Тайм-менеджмент - Телекоммуникации - Теория организации - Товароведение и экспертиза товаров - Управление бизнес-процессами - Управление знаниями - Управление инновационными проектами - Управление качеством товара - Управление персоналом - Управление продажами - Управление проектами - Управленческие решения -
Яндекс.Метрика