<<
>>

3.2. Постмодернизация как процесс нового синтеза чувственного и сверхчувственного:. роль инновационного предпринимательства

Осуществление целенаправленной инновационной политики подняло на новый уровень управление и организацию. Любители громких определений заговорили об обществе организаций. При этом в качестве института, обеспечивающего динамизацию общественной жизни, рассматривается предпринимательская деятельность, которая в системе синергетических взаимодействий все более понимается как «созидательное разрушение» (И.Шумпетер).
Предпринимательство теперь не ограничивается экономической сферой. «Оно соотносится со всеми видами человеческой деятельности, кроме тех, которые можно отнести не к социальным, а экзи- Моритани М. Современная технология и экономическое развитие Японии. - М, 1986. - С. 264. 117 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ . стенциальным»1. Поскольку предпринимательство проникает во все сферы общества, общество становится предпринимательским2. При этом инновационная деятельность и предпринимательство рассматриваются как факторы, поддерживающие гибкость и способность к самообновлению любого общества, экономики, отрасли, сферы услуг или производства. Тем самым они могут заменить революции с их непредсказуемостью и противоположностью результатов первоначально задуманным3. Речь идет о том, что инновационное предпринимательство может создавать условия, позволяющие преодолевать острые общественные потрясения (бифуркацию общества) на основе мобилизации содержания традиционных культур (этнокультур), выступая, тем самым, в качестве механизма, обеспечивающего внутреннюю рефлексию данного общества. Посредством такой рефлексии общество инкорпорирует в свое актуальное содержание тот филогенетический социоантропо-логический и историко-культурный материал, в том числе ментального характера, который был накоплен индивидами данного общества и самим обществом в предшествующей эволюции, но до сих пор не был востребован (находился в социальном бессознательном).
Вообще говоря, в индустриальном обществе такой «материал» предъявляется обществу тем или иным общественным субъектом (классом) в процессе революции тогда, когда данный субъект захватывает власть, либо силой добивается выполнения своих требований. Так осуществляется «балансировка» (рефлексия) интересов (преимущественно экономических) в этом обществе. В постиндустриальном обществе «балансируются» постматериальные ценности и интересы, реализуемые через культуру субъектов, образующих общество. Рассматривая инновационное предпринимательство как механизм, обеспечивающий внутреннюю рефлексию данного общества, подчеркнем, что организационный динамизм предпринимательской экономики и предпринимательского общества обусловливается глубинными социокультурными факторами - эмансипацией самобытного культурного содержания (в пределе этнокультурной идентичности), возникающей в процессе деятельности инновационных предпринимательских фирм. 1 Друкер П. Ф. Рынок. Как выйти в лидеры. Практика и принципы. - М., 1992.-С. 39. 2 Там же. 3 Там же. 118 3.2. Постмодернизация как процесс нового синтеза чувственного и сверхчувственного Однако сама жизнь достаточно определенно показывает эту глубинную укорененность организационного динамизма инноваци онного развития. Все более явным становится тот факт, что успехов в инновационном развитии добиваются страны, где основное вни мание и ресурсы концентрируются на социальных нововведениях, обеспечивающих адаптацию общемировых технико- технологических достижений к особенностям национальной культуры, где технико-технологические достижения становятся как бы основой развития специфических особенностей национальной культуры и национального духа. Это объясняется не только тем, что опора в инновационном развитии на собственную культуру обеспечивает более высокий уровень трудовой мотивации, дисциплины и т.д., но и все более тем, что само нововведение в системе синергетических взаимодействий понимается как явление, лежащее в сфере спроса, а не предложения. Тем самым, по самой своей природе, нововведение должно опираться на ценности, потребности, понимание полезности, характерные для данной культуры, и только тогда оно будет иметь коммерческий успех.
Таким образом, инновационное развитие как стратегия, ориентированная на осуществление трансформации в обществе, не исключает, а предполагает использование традиционных культурных ценностей и норм, которые, будучи хранилищем общезначимых смыслов и форм поведения, характерных для данной культуры, выступают эндогенным фактором развития и трансформации общества. В этой связи процесс трансформации общества в эпоху инновационного развития, в отличие от характерных для эпохи техногенного развития процессов модернизации с их установкой на однолинейный прогресс и универсальную систему ценностей, основанную на техногенном рационализме (культура «модернити»), предполагает формирование интегрального уровня смыслов, когда новые ценности и ориентации вступают в конструктивное взаимодействие с традиционными, т.е. возникает такой синтез архетипи-ческих оснований социальной деятельности, который обеспечивает ее эндогенное развитие. Такая трансформация общества, в соответствии с представлением о культуре «постмодерна», для которой, в отличие от «модернити», характерны плюрализация ценностей, культурных форм, стилей, контекстуализм, рассматривается нами как постмодернизация - как сложный процесс, подразумевающий дифференциацию и формирование подвижной, ориентированной на вертикальную мобильность социокультурной структуры общества и становление новых ценностей, норм, форм коммуникаций на основе не отрицания традиционного, а его органического включения 119 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ в процессы осовременивания. «Категория постмодернизма отличается от понятия "постиндустриального" общества тем, что основное внимание в индустриально-постиндустриальной парадигме уделяется научно-техническому прогрессу и развитию новых технологий, вызывающих бурные изменения в социальной структуре, социальных институтах и организациях, в образе жизни личности. Постиндустриальная парадигма как бы делает акцент на технологических и социально-структурных факторах, вызывающих социальные изменения.
Концепция постмодернизма акцентирует внимание на культурных факторах, изменениях, происходящих в самой культуре»'. В этой парадигме (вслед за Вебером) можно говорить о традиционных обществах, в которых регуляция поведения человека определяется традицией по принципу «Делай так, как делали до тебя», не размышляя. В модернистском обществе поведение человека регулируется иным социокультурным принципом: разумностью, рациональностью. Здесь индивид по преимуществу функционален, его действия обусловливаются экономической целесообразностью, существующими законами, государством, многообразными социальными организациями. «В постмодернистском обществе ведущую роль в регуляции поведения приобретает социальный субъект. Именно субъект как личность, как социальная общность (народ, территориальные общности, профессиональные и иные массовые движения, например, женское или движение "зеленых"), руководствуясь своими интересами, определяет цели и средства их достижения. Отсюда идея субъективации всех социальных процессов, движение в сторону большей свободы любого социального субъекта (личности в первую очередь), плюрализм и равноправие многообразных культур»2. Если для модернизации характерна ориентация на новизну, на преодоление традиции, то постмодернизм, подчеркивая аутентичность, «многоголосие» различных культурных миров, существующих в децентрированном культурном пространстве, фиксирует внимание на местных традициях, их локальных проявлениях. Согласно этой концепции культуры, включая и традиционную, равноправны в богатстве своего особого содержания. В этой связи многие исследователи отмечают, что происходит «новое открытие» традиционных культур, которые становятся имманентной основой трансформации и обретают новый смысл.'При- 1 Ядов В.А., Голенкова 3. Т. Информация о XII Всемирном соцпологи-леском конгрессе (ВСК) // Социс. - 1990. - № 11. - С. 19. ? Там же. - С. 20. 120 3.2. Постмодернизация как процесс нового синтеза чувственного и сверхчувственного чем такое «открытие» происходит в инновационном производстве. Это выражается, в частности, в том, что именно в инновационном производстве складываются предпосылки для совершенно иного способа движения технологических инноваций, так сказать, через этнокультурную постмодернизацию новшества, т. е. ее вписывание в сложившийся социально-вещественный мир и культуру автохтонного населения. В результате многие предпринимательские программы начинают строиться на базе малых технологий, которые, по сути, являются производными от традиционно существовавших в той или иной местности ремесел и промыслов. Возникает ситуация, когда традиционное хозяйство за счет современных средств трансформируется, но в принципе остается вполне самобытным. При этом традиционно сложившаяся хозяйственная структура не разрушается, а дополняется и обогащается. Возникает тенденция реиндустриализации, оествления хозяйственной деятельности, как бы возврата хозяйства к его естественным основаниям. Тем самым «эксполярная экономика» (Т.Шанин) как бы по-стмодернизирует, обогащает, осовременивает «центральные экономики»). Таким образом, предпринимательская инициатива в инновационном обществе действительно является средством «созидательного разрушения». Она разворачивается не на основе отрицания традиционного, а на основе его органического включения в процессы осовременивания, задействования его мобилизационного и интегрального потенциала. Тем самым предпринимательство все больше конструируется как механизм оествления общественных трансформаций. В этих условиях социокультурные предпосылки инновационного развития уже не могут не учитываться даже в рамках собственно экономического анализа процессов реиндустриализации. Это выражается в стремлении отразить, в частности, оествление хозяйственной деятельности посредством развития в экономической науке нового исследовательского направления - теории эволюционной экономики, где в качестве объектов анализа выступают разнообразные популяции (популяции фирм, новшество, технологии и т.д.). Дело в том, что и организационные формы и разнообразные продукты инновационной экономики в силу их системной природы определенным образом эволюционируют. В частности, они имеют жизненные циклы. Скажем, то или иное новшество возникает изначально в качестве идеи, затем идея воплощается в опытный образец, продвигается в сферу практического применения и становится товаром; товар захватывает определенные сегменты рынка, некоторое время господствует на них, затем с неизбежностью следует со- 121 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО _____ И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ крашение применения новшества. И все эти циклы взаимосвязаны и существуют, как целое. Кроме того, опыт, контакты, партнерские связи, возникшие при производстве этого новшества, используются для разработки нового поколения товаров. Такая эволюционная динамика характерна и для фирм. Оествление общественных трансформаций имеет далеко идущие последствия, связанные, прежде всего, с преодолением экологических и антропологических коллизий, характерных для индустриального общества. Как было показано выше, современные индустриальные технологии обеспечивают вовлечение в систему общественных отношений целостных природных комплексов и обусловливают возникновение социоприродных конгломератов, где технико-технологические системы механически включают в себя целостные природные, культурные образования и самого человека. Процесс конституирования и развития социоприродных конгломератов в логике техногенной, а затем и социогенной (социоцентри-ческой) рациональности обер}г/лся, как отмечалось, экологическим и культурно-антропологическим кризисом. Органическое включение традиционного производства в современные хозяйственные системы закладывает предпосылки для преодоления этих тенденций. Для того чтобы отобразить эти тенденции, представим про цесс взаимодействия современных хозяйственных систем с тради ционным хозяйством в более широком контексте. Обратим внима ние на тот факт, что постмодернизация экономических структур в инновационном обществе связана с преодолением характерной для техногенного этапа развития общества тенденции на вытеснение импульсов, генерируемых этническими процессами, на периферию общественной жизни и усиление этнических детерминант в системе социальной самоорганизации. При этом общество как конкретный социальный организм предстает все более не только как некоторая хозяйственная (экономическая) общность, но и как общность этни ческая. .-' Здесь мы исходим из понимания органической целостности конкретного общества как единства трех взаимнорефлексивных систем воспроизводства социального бытия, структурообразующим фактором которых выступают соответственно производство человека (этническая подсистема данного общества), материальное производство (хозяйственная подсистема) и производство самих 122 3.2. Постмодернизация как процесс нового синтеза чувственного и сверхчувственного отношений, в которых реализуется функция воспроизводства общественной жизни (потестарно-политическая подсистема)'. Такое понимание следует из теории органического развития общества как целостного субъекта, противопоставляемого природе как объекту своей целеполагающей активности. Оно «включает в себя признание социального субъекта единством многообразия его внутреннего мира, образуемого не только через снятие различий объектов внешней среды, с которыми "общество вообще" взаимодействует, но и через его перманентную рефлексию к внутренним основаниям необходимости саморазвития, определяемым содержанием всей предшествующей историей его бытия как субъекта»2. Обращение к уровню теории, описывающему функционирование и развитие «общества вообще», позволяет сформулировать ряд выводов о необходимых этапах социального развития, воплощенных в качественно различных типах системной организации общества как социального субъекта, которые детерминированы развитием взаимодействия общества и природы, степенью включения внешних природных предпосылок существования общества в контексте его социального развития. «Теоретический анализ логики становления системной организации качественно различных состояний - этапов развития органической системы социальных отношений в ее взаимодействии с природой - позволяет фиксировать ее содержательность как смену структурообразующих факторов системной организации активности общества как субъекта саморазвития»3. В соответствии с этими представлениями, первый этап самоорганизации связан с выделением общества из природы и характеризуется действием в качестве основного структурообразующего фактора системной организации общества сферы воспроизводства живых человеческих индивидов. Этот этап связан с развитием общества в модусе этнического сообщества. Второй этап развития системной организации общества характеризуется тем, что система социальных отношений формируется на основе сферы производства материальных благ (социально-вещественной структуры). На этом этапе общество как конкретный социальный организм предстает в модусе экономического (хозяйственного) сообщества. В этой логике третий этап теоретически определен действием структурообразующего фактора производст- ' См.: Еремин С.Н., Ларченко С.Г. Культура и межкультурные взаимодействия этнических общностей // Жизненный потенциал этнокультурного развития современной Сибири. - Барнаул, 1999. - С. 19. * Там же. - С. 8. 3 Там же. 123 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ ва, «самой формы общения». В соответствии с концепцией органического развития общественных систем, смена этих структурообразующих факторов системой организации активности общества как субъекта саморазвития лежит в основе периодизации всемирной истории1. При этом первый этап, этап социогенеза, выделения общества из природы, характеризуется действием в качестве основного структурообразующего фактора системной организации общества сферы воспроизводства живых человеческих индивидов. Основным критерием становления целостности процесса фансформации сообщества животных предков человека в общество оказывается переход от естественного отбора к социальному, в котором человек как бы сам творит себя из природного, внешнего себе материала. Второй этап развития социального организма характеризуется тем, что система социальных отношений организуется на основе другого структурообразующего фактора - производства социально-вещественной структуры, «телесность» которой исходно присвоена из внешней, природной среды. Третий этап является результатом двух предыдущих. Этим результатом полагается становление индивидов как целостных социальных субъектов, что требует организации системы социальных отношений на основе такого структурообразующего фактора, как производство самой формы общения. В этой связи общая логика трансформаций, происходящих при переходе от техногенного к инновационному обществу, может быть представлена как процесс, в недрах которого происходит своеобразная реструктуризация механизмов системной организации активности данного конкретного общества как субъекта саморазвития. Такая реструктуризация связана со снижением степени организованности (созидательным разрушением) социальных отношений, возникших на основе сферы производства материальных благ, и усилением относительного значения механизмов самоорганизации общества, возникающих на основе двух других общественных подсистем - этнической (производство человека) и потестарно-политической (производство самих отношений, в которых реализуется функция воспроизводства общественной жизни). Вообще говоря, подобная трансформация общества сопровождается разрушением и утратой организованности. Такое состояние общества фиксируется понятием «социальная бифуркация» (революция). Это состояние характеризуется острой борьбой социальных субъектов и социальными потрясениями. В инновационном 1 Еремин С.Н., Ларченко С.Г. Культура и межкультурные взаимодействия этнических общностей. - С. 19. 124 3.2. Постмодернизация как процесс нового синтеза чувственного и сверхчувственного обществе такого масштаба социальных потрясений не наблюдается именно потому, что здесь идет «балансировка» постматериальных сущностей, в процессе которой социальные субъекты предъявляют обществу главным образом аутентичное своей культуре (этнокуль-туре) содержание (ценности). К тому же в инновационном обществе действуют институциальные формы ценностного синтеза, полагаемого в качестве основания нового системного единства общества. Важнейшим из таких институтов является инновационное предпринимательство. Оно является тем механизмом, посредством которого общество, существуя в модусе экономического сообщества, востребует и актуализирует содержание, развитое в нем в процессе бытия в модусе этнического сообщества. В этой связи можно рассматривать инновационное предпринимательство как один из механизмов контролируемой социальной бифуркации. Оно обеспечивает как бы возврат общества в свое прошлое с целью актуализации развитого в этом прошлом содержания. Именно этот возврат в прошлое, ко временам, когда структурообразующим основанием организации общественной жизни являлось производство человека, несет в себе содержательные основания для формирования новых соответствующих человекособраз-ной логике инновационного производства механизмов системной организации общества. Если говорить об этнической общности как об отношении общества в целом к производству человека (специфика этнокультуры в том и состоит, что в ней фиксируется особый экзистенциальный способ бытия индивидов), то усиление этнических компонентов в системе детерминант современного социального развития предстает как актуализация в этой системе человеческих качеств, взятых экзистенциально, т.е. относительно себя, своей самости, а не относительно материально-вещественного мира. Это означает, что в системе детерминант самоорганизации общественного организма снижаются роль и значение техногенных и социогенных факторов и возрастают роль и значение антропогенных. Происходит своеобразная реструктуризация общества как социального организма, когда развитие материального производства все больше реализуется через непосредственное отношение к производству человека и производству формы общения. О развитии этого процесса свидетельствуют, в частности, изменения, происходящие в социальной структуре и в характерных для инновационного общества механизмах ее организации. В этой связи можно утверждать, что наращивание этнической модальности конкретных социумов, длительное время развивавшихся в модусе экономического, а затем техногенного сообщества, связано с 125 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ диверсификацией социальной структуры этих социумов. В ней возникают новые социальные образования, основным измерением которых становятся не востребованные в эпоху индустриализма социокультурные потенциалы. Это деятельностные субъекты, организованные не только и не столько машинной технологией, сколько механизмом социокультурных взаимодействий. В литературе эти изменения квалифицируются как одна из форм процесса становления новых типов социальности, которые В.С.Библер назвал социумом культуры. По крайней мере, среди специалистов утвердилось мнение, что основные формы деятельности и общения в инновационных обществах осуществляются в социуме малых групп, которые выступают как социум культуры1. Обратим внимание, что общественное разнообразие и общественная динамика в социуме культуры зависят не столько от собственно социальной структуры, сколько от «проросших» в ней разнообразных социокультурных позиций - систем деятельности, у каждой из которых есть свои ценностные основания, свой целевой вектор, определенное идентификационное поле. Причем наличие такого поля направляет эти позиции к поиску ценностных оснований, определяемых духовным образом культуры, без которых они, позиции, вырождаются, превращаясь в центры бессодержательной активности. Данный процесс опирается на стремление субъектов возродить утраченные культурные идентичности и идентичности этнокультурные как их основания. Это означает, что культурный потенциал «проросших» в социальной структуре социокультурных позиций определяется процессом эмансипации этнокультур, а последний обусловливается механизмом внутри- и межкультурных взаимодействий, замкнутым на проблемы сегодняшнего дня с целью определения будущего. Эта интенция обращения к этнокуль-туре, характерная для социума культуры, и образует механизм взаимодействия данного социума с действительностью сегодняшнего дня. В реальности данный процесс разворачивается как формирование социокультурных позиций в диверсифицированной социальной структуре общества, означая тем самым возникновение механизма, обеспечивающего не случайное и эпизодическое, а систематическое взаимодействие субъектов носителей этих позиций. Приобретает устойчивый характер и начинает разворачиваться на соб- 1 См.: Ковалев В.И. Информационно-культурологическая парадипма развития интенсивного типа производства // Проблемы эффективности, рационализации и оптимизации человеческой деятельности. - Новосибирск, 1991.-Ч. И.-С. 60. 126 3.2. Постмодернизация как процесс нового синтеза чувственного и сверхчувственного ственной основе необычная область реальности - культурные коммуникации. Обеспечивающие такую коммуникацию взаимодействия носят не линейный и тем более не силовой, утверждающий право сильного, характер, - в них происходит не нейтрализация, а активизация культурно-ценностных измерений социального бытия. Формирование таких субъектных потенциалов (социокультурной матрицы) в социальной структуре содержит в себе основания для преодоления выявленной Ортега-и-Гассет тенденции варваризации общества как результата «восстания масс», господства в социуме «массового человека». В этом аспекте универсальным для саморазвития субъектов межкультурных взаимодействий 'является диалог, в пределе строящийся на взаимодействии этносов, а значит, укорененный во взаимодействии этнокультур. Этот диалог потому и является универсальным, что сохраняя самобытность культурного содержания в сфере производства человека, он тем самым сохраняет возможности действительного саморазвития этносов и на формирующейся таким образом основе способствует развитию возможностей не внешнего, бесплодного присвоения форм чуждой культуры, но присвоения содержательного (общество в данном случае как бы усыновляет культурного приемыша, и тот, становясь действительным членом семьи, чувствует родственные отношения к себе и сам, в свою очередь, проникается заботой о благополучии семьи в целом). Иначе исчезнет самобытность, а потому содержа-' тельно выродится и универсальность. В этой связи этнокультурное разнообразие различных человеческих общностей — один из мощных факторов адаптации человека к изменяющимся условиям жизни, источник перманентно ускоряющегося развития человечества. Как будет показано ниже, мобилизация этого многообразия является условием перехода к коэволюционному развитию. Отсюда следует, что интенсивно развивающийся прбцесс национализации, регионализации общественной жизни заключает в себе нечто более фундаментальное, чем обычно принято считать. Так или иначе, осознается это или не осознается, данный процесс основывается на стремлении людей возродить утраченные культурные идентичности. Само такое возрождение востребует этнокультурные идентичности как основания культурной идентификации. Он отражает возвращение культуры к своему архетипу - механизму, обеспечивающему поиск и нахождение оптимальных путей взаимодействия человека с человеком и человека с природой. В этой связи регионализация общественной жизни - это не просто некая мода или движение, имеющее в своей основе сепаратистские настроения или доктрины. Регионализация общественной 127 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ жизни обусловливается глубинными тенденциями развития цивилизации, связанными с кардинальным изменением места и'роли человека и этноса, этнического в историческом процессе. Сама по себе этническая общность более интимно, чем другие социальные общности, связана с индивидуальной жизнью. Этнос является предельно очеловеченной субъективированной формой коллективности, возникающей, как было показано, в чувственном резонансе, своего рода «коллективной личностью». Именно в пределах этой «коллективной личности» «запускаются» процессы эмансипации чувственного бытия индивидов во всем его многообразии, создаются оптимальные условия для нового синтеза чувственного и сверхчувственного. Тем самым тенденция, связанная с возрастанием роли этнического в историческом процессе, являет собой его гуманизацию. При этом гуманизация всей общественной жизни должна базироваться не столько на трансляции социально-культурных инноваций из какого-то центра, сколько на актуализации (как структурообразующем моменте такой трансляции) социокультурного опыта этнических общностей на основе межкультурных взаимодействий, которые могут придать этим инновациям необходимую для формирования мировоззренческих ориентации личности предметность. В этом контексте современный регионализм как идея, отражающая такие сдвиги в детерминации человеческой деятельности, по своей социокультурной и духовной мощи стоит в одном ряду с идеями «третьей волны» Э.Тоффлера, постиндустриального общества, коммуникационной «всемирной деревни». По существу, данная тенденция стоит в одном ряду с этими суперидеями и тенденциями, которые представляют собой различные эманации наступающего нового гуманизма, основной принцип которого таков: человек уникален и уникальна его среда1. Формирование новой субъектной организации общества, в том числе и появлением как внутри стран, так и на мировой арене но вых этнических, исторически конкретных субъектов, собственное развитие которых было ранее угнетено более развитыми нациями, сопровождается формированием новых узлов напряженности. Ха рактерная для индустриального общества борьба социальных групп, формирующихся в контексте экономической деятельности (классовая борьба), как бы затушевывается конфликтами на этни ческой почве. ;. ' См.: Левинтов А.Е. От района к региону: На пути к хозяйственной географии //Вопр. методологии. - 1991.-№ 3.-С. 47. 128 3.2. Постмодернизация как процесс нового синтеза чувственного и сверхчувственного Конфликты на этнической почве, разворачиваясь на контрастном столкновении древних архетипов поведения «своих» и «чужих», тем не менее в социуме культуре все более лишаются «содействия» и поддержки со стороны системообразующих этот социум институциально-организационных структур. Связано это прежде всего с тем, что по самой своей природе процесс социокультурных взаимодействий диверсифицированных элементов социальной структуры общества имеет своим глубинным основанием новый способ бытия первичных субъектов: индивидов и малых групп. Происходит эмансипация малых групп с характерными для них процессами чувственно-резонансного происхождения. Начинают действовать новые личностные императивы, фиксирующие объективную потребность в людях не как в экономических, культурных и тому подобных агентах и средствах общественной (социальной) эволюции, а как в потенциальных и уникальных авторах своей жизни. Отсюда, собственно, и возникает идея субъективации всех социальных процессов, движение в сторону большей свободы личности, плюрализм и равноправие многообразных культур. Усиление роли малых групп в социальной организации общества трудно переоценить, прежде всего, в связи с тем, что именно в них при определенных условиях на ранних этапах онтогенеза индивидов запускаются механизмы возделывания спонтанной чувственно-эмоциональной энергии («душевного жара») индивидов. Такие, связанные с усилением роли индивидов, изменения в социальной структуре общества не могут не повлиять на процесс производства самих отношений, в которых осуществляется функция воспроизводства общественной жизни. Это выражается прежде всего в том, что формирование ориентированных на диалог субъектных потенциалов в социальной структуре общества приводит к качественной смене метрики и логики взаимодействий конкретных социальных образований. Теперь не линейное прямое силовое воздействие, характерное для неэквивалентного отношения двух субъектов, становится конструктивным, но полифоническое взаимодействие саморефлексивных сущностей, конституированных как культуры (в пределе - этнокультуры). Процесс (история) все более (раскрывается) разворачивается в событийности различных социальных образований; их встреча в текущем настоящем, их взаимозависимость в надвигающемся будущем оказывается важнее их отнесенности к прошлому, их ранжирования по степени развитости, «продвинутое™», прогрессивности. Человеческое сообщество вынуждено постоянно решать задачи соразмерности позиций и претензий составляющих его субъектов. Направленность измене- 129 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ ний «не задана здесь как цель, но она постоянно присутствует в социальных взаимодействиях как задача, прогноз потребных результатов, как модель, корректирующая выбор средств, как группировка положений, влияющих на последовательность действий»1. Линейная направленность процесса (истории) оказывается в прошлом, и характерные для него стандарты (общие меры деятельности, правила понятия) уходит на второй план, на первый план выдвигаются стандарты и средства взаимодействия, соответствующие конкретному развертыванию процесса. В результате линейная рациональность, с ее объектно-манипулятивной логикой, все более заменяется рациональностью, связанной с конституированием схем межсубъектных или межсистемных взаимодействий на основе диалога, в котором сама рациональность выступает как умение рефлексировать над собственными предпосылками и способность понять точку зрения другого. Происходит переход от характеризующих направленность истории схематизмов, связанных с линейными характеристиками, экстенсивными определениями, установками на конкретные цели (формации, ступени, ситуации) к схематизмам, определяющим ориентиры взаимодействия различных социальных сообществ и субъектов, сконцентрированных не на внешних средствах существования социальных систем, а на динамике их самоизменения, на модификациях качеств деятельности, жизни, сотрудничества социальных индивидов и более масштабных социальных субъектов2. Но развитие этнической модальности конкретного общественного организма разворачивается не только по линии человек - общество, но и в силу присущих этническому сообществу (представленных в этнокультуре) глубинных (интимных) связей с природой внешней и по линии общество - природа. Первичные интенции таких изменений связаны с процессами, разворачивающимися относительно конкретного ' производства, привезенного вместе с его агентами (частичными индивидами) на данную территорию, освоенную конкретным этническим сообществом. И следовательно, первичной клеточкой, в которой осуществляются изменения взаимоотношений природы и конкретного общества, является территориальная близость, элементарными образованиями которой являются находящиеся во взаимодействии автохтонный этнос, несущий в себе исторический опыт взаимодейст- 1 Кемеров BE. Введение в социальную философию. - М., 1996. - С. 211. 2 Там же. 130 3.2. Постмодернизация как процесс нового синтеза чувственного и сверхчувственного вйя с конкретной природой (природно-генетической средой), и выходцы с других территорий, образующие иноэтническую группу. При этом экономическое сообщество, востребующее этническое, специфицировано в инновационном обществе относительно мирохозяйственных связей, и понятие территориальной общности должно эксплицировать связь этнической общности с целостным общественным развитием. Итак, это понятие является теоретическим конструктом, фиксирующим нарастающую синергетичность и системность исторического движения на уровне процессов, происходящих в отдельном обществе в контексте мирового развития. Форму и сущность, а также системность синергетических связей определяет сложившаяся в регионе проблемная ситуация, сам процесс разрешения которой востребует накопленный этническим сообществом социокультурный опыт. Субъектом, обеспечивающим разрешение проблемной ситуации в силу своей конструктивной роли в межкультурных взаимодействиях, выступают группы -трансляторы культуры'. Их деятельность связана с расширением трансляции в территориальную общность (в том числе и в соответствующие ей первичные общности) социокультурного опыта всего общества, цивилизации в целом. При этом востребуется уникальный культурно-исторический материал, которым располагают первичные образования территориальной общности и прежде всего этническая общность как исторически первое человеческое сообщество, в котором происходило (за счет снятия популяционных механизмов) производство человека. В этих условиях индивид имеет шанс наиболее полно реализовать заложенный в нем потенциал природосовместимой деятельности. Это обусловлено тем, что усиление этнических компонент в системе детерминант общественной самоорганизации можно представить как процесс своеобразной переклички базовых, уходящих в глубины телесно-природной организации индивида структур личности с соответствующими элементами этнокультуры, которые, по существу, являются своеобразными репрезентантами определенных телесно-природных возможностей, снятых в этнокультуру в процессе филогенеза. Такая перекличка вызвана возникающим в результате своеобразной (модусной) трансформации конкретного общества в этническое сообщество, которая обусловливает диалог индивида как некоторой социокультурной тотальности с этнокуль-турой, устремленной в глубины веков. Такой диалог как бы актуа- 1 См.: Еремин С.Н., Ларченко СТ. Культура и межкультурные взаимодействия... - С. 23. 131 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ лизирует глубинный экзистенциальный потенциал этого индивида, обеспечивая тем самым более полное, имманентное высвобождение и актуализацию внутренних человеческих (телесно-природных) начал. Он сопровождается, в частности, возрождением эмоционально-чувственных процессов, характерных для произвольного действия, в котором собственно и происходило формирование и самих человеческих телесно-природных качеств, и этнической общности. Тем самым создаются предпосылки для эмансипации эмоциональоно-чувственной сферы индивидов. Это означает, что характерная для синергетических взаимодействий эмоционально-чувственная динамика обретает глубинные личностные основания (архетипическое измерение). Актуализация в системе поведенческих детерминант элемен тов архетипической структуры личности (коллективного бессозна тельного), возникших в результате взаимодействия индивида и эт нической общности в филогенезе и являющихся продолжением телесно-природных качеств (возможностей) индивида, происходит в результате выдвижения их этнокультурных репрезентантов в структуру идентичности (в систему идентификаторов личности). Такая актуализация инициирует (выводит из глубин самости Инди вида) и включает в деятельностные механизмы также базовые архе- типические элементы личности, специфицируемые, в частности, конкретными внешними природными условиями, культурными репрезентантами которых являются и отражающие геологические, геоклиматические и геокосмические особенности места обитания этноса элементы этнокультуры, освоенной им в природно- географической среде экологической ниши. Инициация этих эле ментов этнокультуры связана, видимо, как с тем, что актуализиру ются элементы базовой структуры личности, обусловленные при родными качествами индивидов (внутренняя природа), в которых отражены, продолжены особенности природы внешней, так и с тем, что актуализация в идентификационном поле индивида этнокуль туры во всех ее элементах сама по себе является средством данной инициации. У В результате возникают условия для возрождения чувственного восприятия природы и социальных вещей, конституирующим основанием которого является инициируемое этнокультурой эстетическое переживание природы как основы включения ее объектов в систему общественных отношений и восприятия их в качестве самоценных. Как следствие такой социализации (очеловечивания) объектов природы возникают условия для имманентного практического отображения логики природных процессов. Речь идет о та- 132 3.2. Постмодернизация как процесс нового синтеза чувственного и сверхчувственного ком включении природных объектов в общественные отношения, когда они, реализуясь системно, начинают проявлять не только социальные качества, редуцированные до простой «вещественности», но и свою многомерность, собственно природную активность. Это происходит потому, что процесс выявления в объектах природы социальных качеств, как и процесс их включения в общественные связи в условиях, когда востребован этнический культурно-исторический потенциал, опосредован той стороной личности, которая является средоточением этнически значимых элементов, репрезентирующих накопленный общностью исторический опыт взаимодействия с данной конкретной природой. В результате создаются условия, в которых наращивание предметных форм бытия сущностных сил человека все более и более происходит за счет мобилизации «субъектных» качеств объектов природы, высвобождения их природных сил сообразно эволюции самих объектов, в частности на основе эмпатийных состояний представителей этноса, инициированных их общением со своей природой и выражающихся в формах сочувствия, сопереживания, благоговения перед объектами природы. В этих условиях формирование новых социальных качеств объекта действительно могут быть осуществлены на основе возврата к первоначальному опыту его использования и воссоздания истории живой предметной деятельности, которые обеспечивают мобилизацию новых возможностей объекта в контексте культурно-исторического развития человека. Причем субъективные основания такой деятельности предстают как живая, исторически развивающаяся форма целостного единства социального и природного, в которой происходит опережающее развитие субъектных возможностей индивида, позволяющих ему наращивать свои сущностные силы за счет мобилизации как «субъектных» качеств объектов природы в процессе экологически детерминированных действий, так и самой природной основы живых человеческих индивидов, их телесно-природных начал. На базе развития этих субъективных возможностей человека возникают онтологические предпосылки к перемещению самоустремленности всей человеческой деятельности от опредмеченной, сосредоточенной в социальных вещах и потому отстраненной от субъекта деятельности, на человеческое Я. Данное смещение и образует необходимое основание для формирования механизмов природосов-местимого развития общества. Эти механизмы имеют своим основанием антропологические качества человека, а сверхчувственное бытие объектов природы приобретает свой человеческий смысл именно в соединении с чув- 133 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ ственным бытием индивидов. При этом самоценное бытие включенных в общественные отношения объектов природы разворачивается как синтез «чувственно-сверхчувственного» бытия вещей на основе сопряженного с ним синтеза чувственного и рационального в человеке. Однако синтез чувственного и рационального в человеке возникает теперь и как результат «чувственного», а потому и субъектного включения объектов природы в общественные отношения (возникающего на основе восприятия их как самоценных сущностей). Это выражается не только в том, что эмансипация архетипи-ческих структур деятельности индивидов связана с возрождением тех архетипов, в которых природа и ее объекты предстают как одушевленные сущности, но и с тем, что сама природа, будучи системно и целостно включена в общественные связи, начинает все больше проявлять свою субъектность как целостное, имеющее свою внутреннюю логику, а потому живое образование. В результате возникают не только антропологические, но и социально-вещественные предпосылки для формирования социальных образований, в которых бытие людей и вещей осуществляется на сущностной основе, где вещи реализуются в соответствии со своей природной логикой, а люди, обеспечивая эмансипацию «чувственно-сверхчувственного» бытия вещей на основе синтеза чувственного и рационального в своем бытии, тяготеют к созданию такой динамичной системы связей и общения, в которой вполне проявляется их антропологическое многообразие как условие восприятия обществом сложности природных систем. Здесь общественное предстает как способ развития природного не только в человеке, но и в самом социальном мире. При этом природа выступает не только как исходный пункт, но и как результат истории. Дело в том, что если в техногенном обществе (редуцирующем многогранное бытие общества как конкретного социального организма до' бытия экономического сообщества) развитие объективно-предметного мира человека осуществлялось за счет включения в него природных объектов, взятых вне их природной логики, то теперь, благодаря актуализации этнических компонентов, объекты природы все более предстают как самоценные, включенные по своей природной логике в общество (как природосоци-альные) образования. Последнее означает, что развитие природного не только не прекращается, а лишь начинается с возникновением человека и истории и осуществляется на всем ее протяжении. Само социальное при этом понимается как становящееся, а не как сразу возникшее, и качественное преобразование природного социаль- 134 3.2. Постмодернизаций как процесс нового синтеза чувственного и сверхчувственного ным связывается не только с моментом возникновения общества, но и с процессом исторического развития человека. Иначе проблема общественного развития заменяется актом социализации, а общественно-исторический подход сводится и ограничивается антро-погенетическим»1. Таким образом, конкретное общество, в котором общественное становится средством развития природного в социальном, все более выступает как природосоциальное образование, возникающее в результате эмансипации и взаимодействия этно-культур, обеспечивающих на основе социального восприятия своей природы натурализацию, природосообразность социальности. Индивид в условиях, когда общественное вновь выступает как способ развития природного в человеке, как бы на новом уровне возвращается к интеграции мышления, чувства, воли, по-новому осуществляется и развитие его духовности. Причем всходы новой духовности, новых интегративных прозрений, новые метафоры, охватывающие смысл реальности, могут принять самые неожиданные формы. К примеру, культуролог и религиевед М.Элиаде считает, что в одном из самых явных и «загадочных парадоксов современных творческих и религиозных исканий - возрождении интереса к языческим и пантеистическим представлениям, древней магии и мистицизму»2, в этих «подсознательных устремлениях и ностальгии западного человека» угадывается «его величественный взлет к космическому видению всего сущего», к новой «мифологии материи», усматривается «почти религиозный интерес к структурам и ценностям природного мира, к этой космической субстанции, так блестяще выявленной наукой и трансформированной технологией»3. В данном феномене отражается формирование такого типа смыслового пространства культуры, который соединяет нас с наследием не только древних цивилизаций, но и более ранних периодов становления человека, когда формировались глубинные структуры, обеспечивающие естественную коэволюцию человека и природы, - «первобытная архаика», ориентированная на ритм природных циклов, одушевление природных объектов и т.д. Актуализация дремлющих подсознательных устремлений человека, как считают исследователи, породит изменение операциональных структур человеческой субъективности и самого индивида как материального Абульханова-Славская К.А. Диалектика природного и общественного...-С. 119. 2 Цит. по: Балатушкин Е.Г. Парадоксы Элиаде... или его удивитель ные прозрения // Филос. науки. - 1995. - № 5-6. - С. 162. 3 Там же.-С. 163. 135 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ носителя личностной идентичности и духовности. В частности, А.Н.Назаретян предсказывает «радикальное перерождение носителя интеллекта, что неизбежно обернется перерастанием собственно человеческой стадии цивилизованного развития в следующую -"постчеловеческую" стадию»1, для которой будет характерен углубляющийся симбиоз естественных и природных форм. Так возникают предпосылки, в которых складываются антропологические и социально-природные основания для преодоления экологического кризиса, когда рациональные начала не оторваны от чувственности индивида и не превращаются в рассудочность, присущую агрессивно-потребительскому отношению людей к природе. На этой основе социоприродные конгломераты реконструируются в природосоциальные комплексы. На практике это проявляется в том, что предпринимательские программы, построенные на малых технологиях и этнокультурной постмодернизации новшеств, принципиально меняют отношения производства и природы. Теперь не природные процессы и объекты выстраиваются в технические системы (как река в гидроэлектростанцию), а наоборот, технико-технологические системы встраиваются в природные системы. В результате возникают природосоциальные комплексы - сложные системные образования, в которые технологический процесс не просто внедряется, а сопрягается с требованиями самоценного развития природы (ее естественной эволюцией), манифистируемыми этнокультурной средой, не принимающей, а обусловливающей развитие технологии. «Увязывание» в единое целое указанных компонентов, будучи проведено последовательно, предполагает их коэволюцию или сопряженное развитие, т.е. принципиально иной процесс, нежели «внедрение» или принятие той или иной субкультурой технологических инноваций (см. схему 3.1). Имманентные основания этого процесса закладываются по мере того, как происходит переход от включения в общественные связи отдельных объектов и фрагментов природы к включению целостных природных комплексов, когда промежуточным звеном между человеком и конкретной природой на месте преобразованного предмета природы (системы машин) все больше оказывается природный процесс. Как следствие, основной характеристикой материального производства все в большей мере становится не выпуск материального продукта, а его оптимальная встроенность в природный процесс, в природный круговорот вещества и энергии. 1 Цит. по: Балатушкин Е.Г. Парадоксы Элиаде... или его удивительные прозрения. - С. 165. 136 3.2. Постмодернизация как процесс нового синтеза чувственного и сверхчувственного Схема 3.1. Природосоциальные комплексы и новая технология Неотъемлемой стороной такой переориентации производства является становление новой целостности, системности общественного производства и, как результат, усиливающаяся «субъективация» природы на основе все более системного включения объектов природы в общественные связи. Происходит смена социальной организации, переход к такому ее типу, в котором технологический способ общественного производства воспроизводит и наращивает потенциал цивилизации преимущественно на базе исторически сложившихся естественных структур, включая природу, внутреннюю и внешнюю. Между природой и человеком складывается новый механизм опосредования, в котором структурообразующим элементом является не техника, что характерно для техногенной цивилизации, а сложные социокультурные системы, обусловливающие смещение внутренней организации общества от «культуры современности» с ее устремленностью к безудержному экономическому росту, к экологически ориентированной доминанте общественной эволюции. Наверное, в этом весь пафос и смысл постиндустриальной эпохи. Таким образом, по мере ренессанса мелкого и среднего традиционного производства с его ориентацией на природосовместимые технологии возникают предпосылки для смены техногенного стереотипа насильственного преобразования природы на стереотипы 137 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ гармонии, сохранения и ненасилия. В практике общественной жизни развитых стран это выражается прежде всего в том, что стереотип техногенного общества «Природа не храм, а мастерская» меняется на представление о том, что человек - часть природы и должен жить в гармонии с другими ее частями. Этот переход обнаруживается в стремлении Запада - этой цитадели техногенного развития -все чаще обращаться к философским и религиозно-культурным традициям Востока, «где гармония человека с природой, восприятие его как части, а не ее вершины, сформировала ненасильственное отношение к окружающей среде»'. В своей конкретности этот процесс предстает как формирование экологических постматериальных ценностей, с необходимостью связанных с осмыслением того факта, что продолжение количественного роста экономики угрожает экологическими катаклизмами. Следовательно, все больше признается и тот факт, что действие одних рыночных механизмов, краткосрочных по своей природе, неспособно установить необходимое для стабильного развития общества равновесие между истощением и сбережением природных ресурсов. По мере освобождения массового сознания от давления непосредственно материальных потребностей распространение экологических ценностей приобретает беспрецедентный характер. Такая ориентация оказывает давление на рынок товаров. Будучи воспринята и возведена в ранг маркетинговой стратегии ведущих фирм, оно становится составной частью механизма экологической переориентации производства. В частности, эта ориентация массового сознания и поведение потребителей на рынке в значительной степени обусловлены экологической чистотой предлагаемой продукции, за которую покупатели готовы платить значительно более высокую цену. В результате отношения покупатель-продавец все более прочно завязываются и регулируются экологической репутацией производителя, поддерживать которую становится экономически выгодно1. Интересен и обратный процесс - предоставление фирмами максимальной информации, способствующей формированию потребительского понимания экологических новаций и повышению устойчивости потребительского спроса. Экологическая репутация и экологическое просвещение расширяют границы потребительской стоимости товаров, формируя современную ' Зарубина КН. Социально-культурные основы хозяйства и предпри нимательства. - М, 1998. -С. 239. [ См.: Зайдфурин П.Х., Газизулин Н.Ф. Социально-экономическая мотивация предпринимательской деятельности // Социс. - 1992. - № 9. -С. 66. 138 3.3. Институциальные основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе идеологию потребления и новую философию общественных ценностей, меняющих приоритеты развития современного производства1. Таким образом, вслед за исчерпанием чисто экономических мотивов, которые направляли стихию бесконечных спиральных циклов по кругу производство-потребление, охрана природы становится новым прогрессивным рыночным стимулом, но значительно более сильным, чем вечные побудительные мотивы цивилизованного общества, ибо речь идет о самом главном в жизни человека - его здоровье и полноценной деятельности2.
<< | >>
Источник: Гордиенко А.А., Еремин С.Н., Тюгашев Е.А.. Наука и иновационное предпринимательство в современном обществе: Социокультурный подход. - Новосибирск: Изд-во института археологии и этнографии СО РАН. - 280 с.. 2000

Еще по теме 3.2. Постмодернизация как процесс нового синтеза чувственного и сверхчувственного:. роль инновационного предпринимательства:

  1. Лизинг как новый финансовый продукт на российском рынке
  2. Бенчмаркинг как новая функция маркетинговых исследований
  3. Символизация - средоточие рекламного креатива.
  4. КАКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЯВЛЕНИЯ | СВОЙСТВЕННЫ ОРГАНИЗАТОР- ? СКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ?
  5. Стратегия как «содержание» и стратегия как «процесс»
  6. Организация как процесс организовывания
  7. КАК ДЕЛАТЬ? КТО СПОСОБЕН? НОВЫЕ РУССКИЕ ВОПРОСЫ О КАПИТАЛИЗАЦИИ СТРАНЫ
  8. Какие процессы лучше всего размещать в центрах SSC?
  9. Пример разработки основного бизнес-процесса новой организации
  10. 1.3. Произвольное действие и генезис чувственно-сверхчувственного бытия
  11. 2.1. Генезис капиталистического предпринимательства
  12. 3.1. Многомерный индивид как субъект инновационной деятельности
  13. 3.2. Постмодернизация как процесс нового синтеза чувственного и сверхчувственного:. роль инновационного предпринимательства
  14. 3.4. Экзистенциальная аскеза и произвольное действие (произ-ведение себя)
  15. 3.5. Инновационное предпринимательство как механизм формирования экзистенциальной аскезы
  16. Предпринимательство как процесс
Яндекс.Метрика