<<

МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА (вместо заключения)

Рассматривая проблемы спонтанно возникших в новосибирском Академгородке малых инновационных фирм и в целом инновационного предпринимательства, невольно приходишь к выводу об ограниченности «проектного» подхода к исследованию этого феномена российской действительности.
Действительно, эти фирмы демонстрируют потенциал, характерный для предприятий модернистской эпохи, выступающих движущей силой модернизации общества на основе наращивания наукоемких технологий. Однако рассматривая инновационные предприятия в модернистской парадигме, мы не полностью раскрываем их потенциал, их действительную роль в современном (в том числе и российском) обществе. Дело в том, что фиксируя их роль как локомотива преобразований, акцентируя внимание только на их социально-мобилизационном потенциале, мы игнорируем их функции, связанные с виртуализацией экономики и общества и развитием человека. В результате за пределами анализа оказываются те глубинные изменения детерминант общественной жизни, в основе которых лежат процессы ее субъективации и индивидуализации. На инсти-туциальном уровне эти изменения в современном обществе связаны прежде всего с трансформацией науки как института по подготовке нового способа духовно-практического освоения окружающего мира и образования как части такой деятельности, ориентированной на освоение возможностей самого человека. Речь идет о формировании постнеклассической науки, в которой проблема человека становится центральной. Характеризуя классическую науку, Х.Ортега-и-Гассет писал: «Чудесные успехи естественных наук как познания вещей находятся в резком противоречии с их бессилием перед собственно человеческим, человеческое ускальзывает от физико-математического разума подобно воде, вытекающей из реше- 25 i МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА та»1. «Натуралистический разум», как называет классическую науку испанский мыслитель, не способен объяснить не только человеческие проблемы, но и проблемы живого.
Эта особенность классической науки отчасти обусловливается характерным для процесса модернизации социоцентризмом и имманентным для последнего господством сверхиндивидных механизмов функционирования общества. Такое общество утверждает свою независимость от природы и осознает себя самодетерминирующей системой, что приводит к разрыву социума с Космосом. При этом Космос механизируется, теряя свои прежние пантеистические свойства, обязывающие человека к сопереживанию и пиетету2. На место аристотельского представления о целевой причинности и субъективном стремлении физических тел, объясняющем их любое движение, приходит тотальное игнорирование субъективных качеств исследуемого объекта. В результате единая антропоморфная картина мира расчленилась на дисциплинарные отрасли, построенные по механистическому образцу. Теперь Космос - это мертвая, ни к чему не обязывающая материя, источник ресурсов и место свалки. Как следствие еще одним основанием «научно-рациональной гордыни» (А.Панарин) становится «механистический редукцизм», суть которого в том, что в качестве универсальной модели познания выступает неживая природа, а живое в природе рассматривается как источник искажений искомого научного порядка и списывается со счета как исчезающе малая величина в системе бесконечного мертвого Космоса3. В результате неживая косная материя, становясь эталонным пространством науки, воспринимается как конгломерат, не препятствующий технологическому произволу. Это означает, что человек по своему произволу может решительно устранять в природе нефункциональное, «бесполезное» и изымать полезное. Такая, характерная для модернистской науки картина мира не могла не вызвать критику, которая в XX в. предстала как «хорошо обоснованное, поддержанное авторитетом крупнейших европейских философов XX века антисайентистское движение»4. Эта критика изнутри самой науки подготавливает основания для формирования постнеклассической науки. 1 Ортега-и-Гассет X. Положение науки и исторический разум // Что такое философия? - М, 1991.
- С. 202. 2 Панарин А. О возможностях отечественной культуры // Новый мир. -1996. -№ 9. -С. 182. 3 Там же. -С. 183. 4 Целищее ВВ. Философский анализ истоков антисайентизма // Наука на рубеже веков: Взгляд из Сибири - Новосибирск, 2000. - С. 82. 252 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА Становление постнеклассической науки связано с формированием новой научной картины мира, в которой снимается характерное для науки Нового времени противопоставление субъекта объекту. До самого последнего времени стирание грани между объектом и субъектом было внутринаучной проблемой, возникшей, в частности, в связи с развитием квантово-релятивистских представлений, вызвавших методологический кризис естественно-научного познания. В физике этот кризис завершился признанием зависимости изучаемого процесса от процедуры и от самого факта исследования. Позднее в связи с формулированием антропного космологического принципа физика изолированных объектов превратилась в физику отношений, а требование совместимости любой естественно-научной теории с фактом человеческого существования становится аксиомой неклассической науки. Специфика переживаемого современной наукой момента, как представляется, состоит именно в том, что происходит как бы смыкание внутренних и внешних факторов, обусловливающих формирование предпосылок постнеклассической науки. И в этом процессе существенную роль играют малые инновационные предприятия. Являясь ядром инновационной сферы, в которой разворачивается синергия ученого, производителя и потребителя, малые инновационные предприятия как бы подвигают науку и ученого в новую исследовательскую позицию, которая требует перехода от образа мертвой материи к образу живой природы как универсальной модели познания. В синергии ученого, потребителя и производителя не только действительность воспринимается через потребности человека, но и сам человек, становясь центром глобализации жизни (в том числе и актуализации глобальных проблем), воспринимается все больше как феномен, способный существовать только в живой природе.
Обычно процесс перехода к постнеклассической науке связывается с изменением социального заказа, переходом к исследованию человекоразмерной реальности (включающей и человека). При этом остаются в стороне и механизм изменения социального заказа и роль науки в поиске оснований усиления гуманитарных начал общественной жизни. В результате обедняется представление о человекоразмерной реальности, в частности исключаются аспекты, связанные с процессом деавтоматизации социальных стандартов, очеловечиванием сверх индивидных механизмов функционирования общества. Но именно в процессе деавтоматизации социальных стандартов обеспечивается формирование нового соотношения между ин- 253 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМА ГЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА струментальнрй мощью современной цивилизации и ее способностью контролировать эту мощь. Двадцатый век четко выявил существенную зависимость жизнедеятельности (и самого существования) цивилизации от соотношения ее инструментальной мощи и качества механизмов саморегуляции, выработанных культурой. История показывает, что превосходство инструментального интеллекта под гуманитарным влечет за собой всплеск экологической и геополитической агрессии, «сопровождающейся характерной психологией экстенсивного роста — «оптимизмом», ощущением вседозволенности и безнаказанности, неистощимости ресурсов»1. Современные глобальные проблемы требуют оптимизации соотношения между инструментальными и гуманитарными возможностями человека. Некоторые исследователи придают этому соотношению статус закона, называя его законом техногуманитарного баланса, который фиксирует тот факт, что «чем выше потенциал производственных и боевых технологий, тем более совершенные механизмы сдерживания агрессии необходимы для сохранения общества»2. В условиях нарастающей императивности этого закона наука уже не может безоглядно наращивать инструментальную вооруженность человека - она вынуждена «беспокоиться» и о росте гуманитарной его мощи. Именно этот момент как бы завершает систему до сих пор складывавшихся внутри науки императивов, обусловливающих переход от бессубъективного мышления к субъектным представлениям в онтологической картине мира. Этот процесс сопровождается разрыхлением классической рациональности и предполагает новый синтез объективных и субъективных (иррациональных) начал научной деятельности. Именно в данной связи переход от классической к постнеклассической рациональности зачастую воспринимается как процесс экспансии иррациональных и мистических начал. На самом деле речь идет о поиске оснований нового соотношения объекта и субъекта в познании и деятельности посредством возврата к первогенезу явлений культуры как процессу живительного духовного преображения индивида, подчиненного тайной гармонии мироздания. Чтобы* убедиться в этом, надо представить условия, в которых возникает рефлексия и специализированная деятельность познания. Эти условия связаны с существованием человека в истинном измерении, возникающем тогда, когда он устремлен на что-то поверх и помимо той Назаретян А.П. Новотный У. Русский космизм и современная прогностика // Вестник РАН. - 1998. - Т. 68, № 5. - С. 433. 2 Там же. 254 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА непосредственной ситуации, которая на него воздействует. На философском языке этот процесс называется трансцендированием. Как пишет М.Мамардашвили, «помимо того, что окружает человека непосредственно, есть, очевидно, некая другая реальность, существующая вне эмпирической реальности культуры, и ее нельзя воспринять, как мы воспринимаем обычно окружающую'среду»1. Но возможно ее духовное восприятие, которое совершается поверх и помимо любых непосредственных реалий, через них нужно как бы перескочить и открыть в себе истинное измерение, возникающее в произвольном действии поверх окружающих обстоятельств человека, его собственной культуры, собственной ситуации. Возникая первоначально в чувственном резонансе, это истинное измерение человеческого существования предполагает полноту его связей с универсумом. При этом помимо способности человека воспринимать окружающий мир и реагировать на него в качестве части самого этого мира в процессе произвольного действия возникает некая сила иной природы, которая и обеспечивает трансцендирова-ние - выход человека за свои пределы. Но это выход в себе самом. И здесь возникает проблема: «если есть трансцендирование, то должно быть трансцендентное, т.е. где-то вне человека, в некой высшей, истинной реальности существующее что-то в виде чистых предметов или сущностей»2, но поскольку нет такой точки, на которую можно было бы встать и со стороны на себя посмотреть, постольку человек не может выйти из себя. Как отмечает М.Мамардашвили, «есть транцендирование, но нет трансцендентного. Есть действие в человеке какой-то силы, но приписывать ей цель и направление в виде предмета, на который она направлена, мы не имеем права»3. Деятельность трансцендирования происходит спонтанно и может быть схвачена актом сознания («воспоминания», по Платону) «на уровне рефлексивного дублирования проявления этой силы, ее осознания в себе. Это рефлексивное дублирование или сосредоточение в своем сознании и тем самым засекание трансцендирования на себе и есть сущность, согласно Платону. Сущность -это такое представление о предмете, которое возникает относительно предмета в акте рефлексивного сосредоточения на проявлении в себе транцендирования»4. Таким образом, трансцендирова- 1 Мамардашвили М.К. Сознание как философская проблема // Вопр. философии. - 1990. - № 10. - С. 11. 2 Там же. 3 Там же.-С. 12. 4 Там же. . 255 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА ние происходит спонтанно и описать его со стороны нельзя, а можно только дублировать, «задавая» сознание транцендирования, которое есть его механический рефлексивный дубль. Сознание транс-цендирования - это тот материал, из которого строятся наши истинные понятия о вещах внешнего мира. «Понятия сущности появляется применительно к рефлексивному уровню, в связи с осознанием философом действия в нем трансцендирования; оно не существует само по себе, натурально. Тот язык, в котором фигурирует понятие "сущности", есть язык опосредованного введения или рефлексивного дублирования чего-то трансцендирующего меня во мне» . Конец модерна, собственно, и обусловливается тем фактом, что операциональное сознание, допускающее законность и обоснованность операционального способа обращения с данными сознания, «забыло»гчто оно само есть сознание трансцендирования. Более того, операциональное сознание, восприняв от Маркса абстракцию практики и полагая, что в человеческой деятельности есть нечто, что связывает ее не с тем, как человек ее осознает и ухватывает через сознание, а с некоторым внечеловеческим целым, начинает к самому сознанию подходить так, что имея перед собой в качестве предмета объяснения некоторые его (сознания) образования, пытается найти содержание этих образований в какой-то иной форме и, проанализировав эту вне сознания данную форму, идти от нее к объяснению того, что уже сознательно выражено. При осуществлении только такого «хода» элиминируется акт рефлексирующего дублирования, а также и то, что само теоретическое отношение к миру (научное познание) разворачивается в рамках истинного измерения человеческого существования. Исчезают и допущения Платона относительно сознания - понимание сознания как спонтанно возникающей новой силы в человеке. И именно потому новый синтез субъективного и объективного в познании связан в том числе с освоением рефлексирования как сосредоточения в своем сознании (засекании трансцендирования на себе) или осознанием человеком на новом уровне действия в нем трансцендирования, что зачастую воспринимается как мистификация и иррационализация познания. На самом деле речь идет, прежде всего, о необходимости «восстановления» транцендирования как процесса, совершающегося поверх и помимо близлежащих эмпирических обстоятельств, как процесса, где реализуется истинное человеческое измерение, кото- 1 Мамардашвили М.К. Сознание как философская проблема. - С. 12. 256 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА рое необходимо открыть в себе самом и рефлексируя его, построить истинные понятия о вещах внешнего мира. Как отмечалось, изначально трансцендирование осуществляется первобытным человеком в произвольном действии, которое разворачивается, с одной стороны, как произ-ведение индивидом себя укорененного в экзистенциальном бытии в когерентной связи со Вселенной, с другой - как непосредственное созерцание (взаимопроникновение в процессе коэволюции) глубин бытия взаимодействующих сущностей. Суть перехода к новому соотношению инструментальной мощи и качества механизмов саморегуляции выработанных культурой как раз и состоит в том, чтобы, как пишет М.Мамардашвили, «восстановить эти скрытые, ушедшие на дно культуры условия или жизненный эфир понятий»1. Здесь нет ничего мистического, а лишь просматривается новая, отличная от нововременной, концепция Знания, «базирующаяся на убеждении, что не ratio человека, а целесообразность, соразмерность и гармония мира через определяемые этой соразмерностью и целесообразностью границы познания буквально "ведут", "направляют" научное исследование, как и вообще всякий поиск истинного знания»2. Усиление иррациональных начал в современной жизни выступает как усиление роли произвольного действия в деятельности человека, в котором происходит высвобождение творческой интуиции человека. Именно в рамках виртуальных малых фирм возникают оптимальные условия для произвольного действия и'мобилизации сверхинтуиции, той иррациональной составляющей творческого процесса, без которой невозможна интенсивная интеллектуальная деятельность. Речь идет о фундаментальной культурно-антропологической трансформации, о переходе из допсихологиче-ского в психологическое время. Оно означает не только то, что душа человека все больше выдвигается на первый план и современный человек, обращаясь к реальности душевной жизни, ожидает от нее достоверности, утраченной им в мире, но и то, что переход в психологическое время есть укоренение человека в диалектике Вселенной - укоренение, обеспечивающее ноосферогенез. Тем самым источники общественных трансформаций как бы приближаются к человеку, и человек становится не только исторически различимой величиной, но и латентным основанием динамики Универсума. 1 Мамардашвили М. Сознание как философская проблема. - С. 18. 2 Павленко А.Н. Идеалы рациональности в современной науке // Вест ник РАН.- 1994.-Т. 64,№5.-С. 415. . '• 257 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА Сама по себе культурно-антропологическая трансформация опосредуется дисперсиализацией и диверсификацией социума, преодолением социоцентризма. Решающую роль в такой трансформации и в «выращивании» человека, укорененного в диалектике Вселенной, играют в настоящее время как раз малые инновационные предприятия. Данная их роль обусловлена как тем, что смена научной парадигмы полагает смену социальной организации науки, так и тем, что новая научная парадигма может быть «доступна» только новому человеку. Это значит, что знание о вещах должно иметь соответствующее социально-антропологическое обоснование - оно должно быть не только ориентировано на сохранение человека, на овладение им социальным миром, но и предполагает нового человека, способного к трансцендированию - открытию в себе истинного измерения. Как было показано, малые инновационные предприятия обеспечивают формирование не только личност-но-ориентированного знания в индивидуализированном производстве, но и нового человека. Ориентация науки не только на наращивание инструментальной, а главным образом на усиление гуманитарной мощи человека связана с принципиально иным масштабом ее преобразований, чем тот, который обычно понимается, когда говорят о постнеклассиче-ской науке. Современное состояние науки есть состояние смены или перехода от социокультурного пространства, в котором обеспечивается приоритет социоцентризма, к пространству, где доминирует приоритет социально-духовного опыта как основания мобилизации заключенного в культуре механизма самоорганизации, способного противостоять разрушительной мощи инструментального развития. Масштаб грядущих трансформаций, обеспечивающих такой переход, имеет беспрецедентный характер и зачастую оценивается неадекватно. Обратим внимание, что новый синтез духовных и материальных начал, смена парадигмы общественного развития связаны с реформацией. Коллективная человеческая психология преобразуется посредством мощных идейных реформации, по энергетике равных мировым религиям. Эта особенность смены парадигмы общественного развития особенно четко проявляется сегодня, когда на первый план выдвигается задача предотвращения глобальной экологической катастрофы, когда стандарты жизни западных стран и сопутствующий им потребительски-гедонистский комплекс активно заимствуются другими странами, невзирая ни на возможности их экономики, ни на вероятность глобальной экологической катастрофы. В этих условиях все более нарастает ощущение, что чело- 258 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА вечество стоит на пороге решительных перемен, затрагивающих основные принципы миро- и жизнеустроения. Несомненно, что экспансия потребительской психологии рано или поздно будет остановлена, но не простыми запретами или проповедями: Можно придумывать различные концепции, программы и рациональные планы, но все они будут рушиться, как только в игру вступят страсти. «Страсти может усмирить только очень мощный дух»1. «Человечество стоит на пороге новой, постиндустриальной аскезы, основанием которой является экологическое самоограничение потребительских обществ. Но аскеза никогда не выступает в качестве одной только материальной необходимости - нужна ее высшая, духовная легимитизация, отнесенность к первооснованиям, к перво-смыслам человеческого бытия»2. Пока неясно, как произойдет такая легимитизация, и взоры исследователей всего чаще обращаются к религии. Как считает А.С.Панарин, отступление гуманитарной культуры перед технической связано с иссяканием религиозной энергии в современном мире. «Гуманитарная культура не может выжить в мире, где «Бог умер», ибо там, где слабеет присутствие идеала и роль духовного измерения, там неизбежно усиливается самодовлеющая телесность в таких ее ипостасях, как техницизм, вещизм и безудержный гедонизм»3. Но, как представляется, иссякание религиозной энергии -исторически естественный процесс. Собственно, сам проект модерна, возникший в Новое время, с его наукоцентрическим ядром, по мнению некоторых исследователей, является реакцией на истощение религиозной энергии, «ответом на неудачные попытки найти на религиозно-теологической почве межконфессиональный синтез и примирить «развоевавшуюся» Европу, столкнувшуюся с непреодолимостью конфессиональных конфликтов и войн. Растянувшиеся, почти на двести лет попытки объединения Европы с помощью межконфессионального синтеза и примирения (от Николая Кузан-ского до Бруно) привели к полному разочарованию в них, а вместе с тем и в религии вообще»4. При этом религии не только не смогли обеспечить межконфессиональный синтез, но и продемонстрирова- ' Померанц Г. Диалог культурных миров 'II Лики культуры: Альманах.-Т. 1.-М., 1995.-С. 454. 2 Панарин А.С. Между непримиримой враждой и нераздельным единством / Евразийство: за и против, вчера и сегодня (материалы «круг лого стола») // Вопр. философии - 1995, № 6. - С. 4, 5. 3 Там же. -СП. 4 Визгин Вик.П. «Эзотерика» и наука: эффект резонанса // Наукове дение - 1999. - № 3. - С. 210. 259 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА ли стремление манипулировать человеком, особенно концентрированно выразившееся в борьбе с ересью. Разочарование в религии привело к тому, что фокусом упований европейца стал не религиозный, а научно-технический универсализм. В соответствии с этой ориентацией в проекте модерна на первое место выдвигалась наука, нацеленная на земное обустройство человека с помощью зависимой от нее техники. Взамен хаоса мнений и теологических споров, ведших к необратимым конфликтам, предлагалось «создать такое общезначимое рациональное предприятие, как новая экспериментальная наука, практиковать которую могли бы все люди независимо от их конфессий, национальностей и социального статуса, следуя «естественному» свету разума»1. Запад осуществил этот проект в ходе органической модернизации, которая предстала как процесс перехода общества от традиционного состояния к экономике и предпринимательству капиталистического типа, гражданскому обществу и правовому демократическому государству, демократическим свободам и т.д. В социокультурной сфере модернизация связана с развитием индивидуализма и безличных форм социального взаимодействия как базовых, с секуляризацией и растущим разнообразием форм духовной жизни, с рационализацией сознания на основе широкого распространения достижений научно-технического прогресса и специфических форм рыночного регулирования экономики и предпринимательства. Реализовав проект модерна, человек создал новую действительность. Если традиционные культуры овладевали лишь небольшими пространствами и небольшими массами людей, то техническая культура осваивает огромные пространства и распространяется на огромные массы населения. В эпоху господства техники все делается мировым, все распространяется на всю человеческую массу, и человек ощущает эту всемирность и планетарность. При этом «надо отдать должное: научный и художественный «авангард» открыли в мире такое количество действительно новых сил, о которых консервативный моральный разум, возможно, даже и не догадывался. Но эти новые раскрепощенные силы, хорошенько погулявшие по миру в своей секуляризированной самости, нуждаются в приручении, пока их разрушительная сила не стала необратимой. Требуется восстановление фильтров, отделяющих культуру от бесовщины»2. Дело в том, что сотворив с помощью науки надприрод-ный мир, человек стал утрачивать естественные корни. Вырвав- 1 Визгин Вик.П. «Эзотерика» и наука: эффект резонанса. - С. 210. 2 Панарин А. С. О возможностях отечественной культуры. - С. 179. 260 МАЛОЕ ИННОВА ЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМА ТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА шись из природной среды, он устремился в космос артефактов. Этот искусственный мир диктует свои законы: стремясь располагать сущим как благом, человек воплощает в результатах деятельности, в ее предметных (овеществленных) формах свою энергию, фантазию, силу знания. Сущность человеческой деятельности как бы сосредотачивается в вещах. Чувствуя это, люди начинают строить свои отношения в зависимости от того, чем и как они располагают. Стремясь к обладанию, человек делит мир на предметы и учится смотреть на самого себя как на предмет, как обособленный атом, для которого вселенское целое - пустая абстракция. В результате происходит деградация субъектности и, прежде всего, субъективных качеств человека. Человек оказался выдернутым «из природной среды и помещен в технизированный мир - это означает, что его макрокосмичность не уловлена и не освоена»1. Таким образом, обычное деление на субъект и объект приводит к тому, что мир рассматривается как совокупность вещей, в которых нет места духу. Оно лишает дух опоры в реальности2. В этих условиях исследователи в поисках духовной легимити-зации постиндустриальной аскезы обращаются к зарождению религий. Фиксируется прежде всего тот факт, что мировые религии возникли как ответ на «первый великий кризис», который разразился, «когда рухнули племенные миры, когда, с одной стороны, империя сменившая племена, разрушила племенную замкнутость, ас другой стороны, философия разрушила сложившиеся племенные мировоззрения»3. Оказавшись вне племени, вне полифонии первобытного чувственного коллектива и не будучи автономным и суверенным, человек сталкивается один на один с тотальностью мира. Перед ним открывается ужас мира и собственная беспомощность. «Выходом из этого кризиса стало откровение, давшее то, что можно назвать Главной книгой, вытесневшей племенные мифологии и учения философов»4. В религии человек пытается понять абсолютность в глубинах самосознания и в ясности трансцендентного мира. Вокруг своей Главной книги, как считает Г.Померанц, и «лепились» все культуры средних веков. «Великие мировые религии, вышедшие когда-то за рамки племен, привели к духовной интеграции огромных регионов, создали каждая целый мир, христианский 1 Гуревич П.С. Философия культуры: Пособие для студентов. - 2-е изд.-М., 1995.-С. 157. 2 См.: Померанц Г. Диалог культурных миров // Лики культуры: Альманах.- Т. 1.-М., 1995.-С. 446. 3 Там же. - С. 448. 4 Там же. 261 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА мир, мир ислама и т.д., но сегодня они играют двойственную роль: сближают - более или менее - народы одного региона, одного тра диционного мира; а в глобальных масштабах христианство, ислам, индуизм, буддизм сами стали чем-то вроде новых племен. Мир вышел за рамки древних регионов, мир стал единым, а религиозные культуры остались разными, и они сталкиваются друг с другом в одном информационном пространстве»1. Мировые по значению, по своей задаче, они стоят перед необходимостью диалога, перед по исками общей почвы для диалога, для сближения. «Этого сближе ния пока нет, и религиозные различия сплошь и рядом используют ся как знамя войны» . и ? Возникнув в откровении, религии сосредоточились на словах и правилах, в которые отлилось откровение, на борьбе с сатанинскими силами, т.е. с антихристом. Более того, под влиянием этоса модерна, его социоцентристской ориентации борьба с антихристом все более понималась не как восхождение каждого христианина к истинному существованию на путях трансцендирования, но как отыскивание сатанинских сил вовне - в миру. Утрачивает трансцендентальную направленность и терминология, характеризующая теологическую проблему, - она приобретает все более социоцен-трическое содержание: «борьба» понимается как схватка «воинства Христова» с антихристианскими группами людей. Причем само «воинство Христово» формируется на основе социально предписанной идентичности. Морализуется и тем самым утрачивается понятие о грехе. Цели, связанные со Спасением, надеждой, обетованием, вследствие утраты понятия греха, секуляризируются - к ним относятся как к целям, достижимым в рамках этого мира. Сама теология все более уступает науке, отказываясь от притязания на толкование действительности. В результате возникает, как считал Кьеркегор, скандал эпохи, состоящий в том, что люди аттестуют себя христианами, церкви существуют и выполняют свои задачи, но жизнь, которую они ведут, есть нечто совсем иное: сама субстанция христианства улетучивается. Встав перед глобальными проблемами, чреватыми всемирной катастрофой, и тем самым столкнувшись вновь один на один с тотальностью мира, человек, теперь интегрированный в единый общечеловеческий мир, вновь обращается к глубинам трансцендентного мира. При этом приобретая возможность непосредственного выхода на уровень человечества как целостного всеобщего субъек- 1 Померанц Г. Диалог культурных миров. - С. 450. 2 Там же. 262 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА та, индивид все более исходит не от социально предписанной идентичности, но из таящейся в соразмерности и гармонии трансцендентного бытия потребности в наделении себя ценностями целого. В этих условиях религиозность (как потребность в трансцендентном) переживает новый ренессанс. Но данный, вышедший из опыта осознания границ модерна ренессанс религиозности проходит мимо христианских церквей и их теологии. Как пишет Г.Рормозер, «церкви беспомощно наблюдают новый религиозный ренессанс и выступают скорее в роли объекта, не становясь сами направляющими и созидающими силами этого ренессанса»1. Более того, возврат к мистическому созерцанию, из которого религия возникла, является роковым для организованных религий, ориентированных на борьбу с антихристом, поскольку в новых условиях «антихристианина однозначно идентифицировать уже нельзя»2. Сегодняшний мир не назовешь огульно христианским или нехристианским. «С неумолимой амбивалентностью, как в сумерках, с легкостью хамелеона одно перетекает в другое. Объективность этой ситуации и затрудняет нашим христианам правильный выбор»3. «Мы находимся в историческом беспримерном положении, - пишет Г.Рормозер, - ибо нехристианина-ми или антихристами мы не являемся, а суть - постхристиане. Еще никогда в истории европейская культура не переживала ситуации, которую нужно назвать постхристианской»4. В этих условиях религиозные устремления людей «начинают ориентироваться сегодня, минуя христианство, на доисторические и внеисторические религии»5. При этом на место разума приходит ремифологизация, обожествление природы. «Природа понимается как носительница собственной субъективности и тем самым спасительной силы; если свести к короткой формуле: природа - источник спасения и исцеления... Кроме того, на место единства, достигаемого на путях рациональности, выдвигается целостность, познаваемая и переживаемая непосредственно. И, наконец, посредством медитативных упражнений человек приучается отказываться от себя в своей субъективности и растворяться во всеобъемлющем, 1 Рормозер Г. Ситуация христианства в эпоху «постмодерна» гла зами христианского публициста // Вопр. философии — 1991. - № 5,- С. 84. 2 Там же.-С. 85. 3 Там же. - С. 84. 4 Там же. - С. 85. 5 Там же. - С. 84. 263 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО _____ С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА божественном религиозном целом»1. Результатом этих сдвигов духовности является, по мнению Г.Рормозера, «иррационализация всех процессов этоса и культуры, а значит, государства и общества»2. Как представляется, ориентация на доисторические религии есть обращение постхристианского человека к первоначальному смыслу трансцендирования. Ясно, что вдохновлять такое трансцен-дирование не может религия, которой, как отмечает Г. Померанц, неприятен акцент на непосредственном созерцании глубин бытия. «Все организованные религиозные системы несколько не доверяют мистикам, потому что мистики неизвестно что увидят: а вдруг мистик увидит что-то, противоречащее системе?»3. Возникнув в. мистическом созерцании, организованные религиозные системы потому и существуют, что поддерживают монополию на этот процесс, исключающую бесконтрольное спонтанное приобщение к нему всякого верующего. Новый религиозный ренессанс - это обращение к «доосевому» времени, детству человечества, из которого оно вышло и в котором содержатся основания всех возможных смыслов, предпосылки всех видов самореализации человека. В этой связи следует подчеркнуть, что духовность, целостность бытия, достигаемые и в религиозном откровении, содержат отголоски той целостности, которую имел древний человек в чувственном резонансе, соединяясь в произвольном действии с другими, с миром, природой и Космосом. Это потом, позже, в «организованной» религии откровение стало выделением себя и для себя (для своего спасения) перед бесконечным и совершенным Богом. Но суть откровения в том, что это возделывание себя наедине с Богом - для себя, но вместе с тем и для других. Возделав себя в откровении с богом как совершенным целым и становясь, приобщаясь к целостному миру, человек вступает во взаимодействие с другим. Иное дело, что этот другой не воспринимается религиозным" человеком как самоценный целостный мир, как микрокосм; он (другой) таковой постольку, поскольку он находится в откровении с Богом. Другой есть целостность постольку, поскольку он опосредован таким откровением. И результаты взаимодействия с другим человек выверяет в откровении с Богом, но со своим Богом. А если у него (другого) другой Бог, то исчезает и база (основание) единения. 1 Рормозер Г. Ситуация христианства в эпоху «постмодерна» гла зами христианского публициста. - С. 84, 85. 2 Там же. - С. 84. 3 Померанц Г. Диалог культурных миров. - С. 454. 264 С ПОЗИЦИИ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА Но специфика современности, видимо, в том, что люди встали перед императивом взаимодействия, так сказать, напрямую, как самодостаточные целостности, как культурные миры. Они теперь живут и действуют в едином мире. Вместе с тем диалог людей, предстающих друг перед другом как культурные миры, возможен как диалог откровений. Однако то, что было естественным состоянием для экзистенциального бытия, разворачивающегося в произвольном действии первобытного человека, - взаимопроникновение, взаимоучастие («осязание сердцем»), причастность к целому в качестве целого - недоступно современному человеку. Произвольное действие в чувственном резонансе - это, в каком-то смысле, диалог откровений, в котором экзистенциально организуемый мир одного открывается экзистенциальному миру другого и вместе, в откровении (во. взаимопроникновении) друг через друга и чувственный коллектив, они вопрошают - действуют сообразно логике бесконечной природы и обретают спасение в коэволюции с ней. Здесь Я существует в сопереживании, как интуиция себя в со-переживании с другим. Конституируясь в процессе взаимовозникновения Я и Ты, Я существует как чувствование другого через себя, как интуиция себя в другом. Здесь нет еще Я наедине с собой. Но важно то, что здесь Я - сущность, чувствующая другого, мир, природу - сущность, предстающая как открытая целостность, как монада, находящаяся в когерентной связи с Космосом и не осознающая себя вне и отдельно от этой связи. Преодоление нарастающих экологического и антропологического кризисов связано с эмансипацией и актуализацией на новой основе архетипических оснований этой сущности, этого Я. Именно в этом смысле грядущая реформация обусловлена освоением ценностей «доосевого» времени. Человечество вновь, как и две тысячи лет назад, когда зарождались религии, возвращается к освоению изначальных смыслов духовного созидания, к тем первообразам культуры, которые составляют ее фундаментальные основания, к той первобытной мудрости, которая содержит в себе все религии и все науки. Грядущая реформация как раз в том и состоит, что современному человечеству предстоит не просто соприкоснуться с культурными артефактами, но воспринять первогенезис явлений культуры как процесс. При этом необходимо не пассивное;созерца-ние, а воспроизведение первообразов культуры, не «погружение» в культуру как в процесс, в котором объективируются продукты человеческой деятельности и происходит приращение все новых вещных и иных манифестаций человеческой активности, а полноводное живительное духовное преображение, возникающее в со- 265 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА пряжении с природой и Космосом, которое составляет первосмысл культуры, ее живой нерв. Таким образом, грядущая реформация как процесс трансформации потребительской цивилизации в общество, естественным основанием которого станет сопряженное с природой состояние, зиждется на новых цивилизационных синтезах, в основе которых ценности, восходящие к «доосевому» времени. «Открытие такого рода общечеловеческих ценностей и составляет главную задачу современной культуры, смысл того, что можно было бы назвать новой духовностью - более универсальной, чем все предшестую-щие ей формы. Не надо преуменьшать сложность и трудность этой задачи. Речь идет о глубочайшем перевороте в духовной жизни человечества, который по своим масштабам и последствиям, возможно, превосходит духовную революцию, вызванную рождением мировых религий»1. Как представляется, предвестниками такого переворота являются тенденции роста синергетических взаимодействий локальных цивилизаций, проявляющиеся в грандиозной, длящейся уже несколько десятилетий трансформации, для обозначения которой А.Тойби еще в 1947 г. ввел понятие «постмодерн». Речь идет о «проявлениях постмодерна применительно к общим принципам постижения и организации жизни... Самое важное здесь, пожалуй, отказ от метаистории, т.е. универсальной исторической концепции, выстраивающей всю историю в одну стройную и последовательную схему»2, «отказ от попыток расколдования мира и от раскол-дования как цели»". Исчезает казавшаяся когда-то прочной культурная иерархия. При этом «культура дифференцируется на малозависимые или вовсе независимые друг от друга культурные стили, формы и образы жизни»4. В результате существенно меняетря социальная реальность. Как формулирует Н.Беркинг, «там, где было общество, стала культура»5. Вследствие усиления роли индивидов в общественной трансформации (субъективизации общества) следует ожидать возрастание катастрофических последствий, по крайней мере на первых 1 Степин B.C.,'Гусейнов А.А., Межуев В.М., Толстых В.И. От клас совых приоритетов к общечеловеческим ценностям // Квинтэссенция: Фи- лос. альманах. - М, 1992. - С. 35. 2 Ионин Л.Г Культура и социальная структура // Социс. - 1996. - №3.-С. 40. 3 Там же. 4 Там же. -С. 41. Цит. по: Ионин Л.Г. Культура и социальная структура. - С. 41. 266 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО, С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА этапах постмодернистских трансформаций. Вообще говоря, этот механизм подготовки реформации уже, видимо, давно «запущен». В XX веке его неумолимость, нарастающая жестокость и масштаб проявились так, как не было ни в какой другой период человеческой истории. Причем для легимитизации этих действий его субъекты все более активно используют не идеологию, как было в индустриальную эпоху, а религию. Скорее всего, реформационный переворот будет результатом взаимодействия созидательной и разрушительной тенденций. В этих условиях только актуализируется необходимость поиска некатастрофических путей реформации, выявление механизмов, обеспечивающих самоорганизацию человечества, способного противостоять разрушительной силе инструментальной мощи человека. В свете сказанного поиск постмодернистских оснований трансформации современного российского общества, выше, не плод любопытствующего сознания, а острая практическая необхо димость. «Модернизация России, в конечном счете, должна созда вать условия для постиндустриализации (т.е. постмодернизации). В противном случае она теряет смысл, поскольку не решает на со временном уровне ни одной из возникших перед Россией про блем... Стратегия российского обновления должна ориентировать ся на то, чтобы сработать на опережение, учитывая не сегодняш ний, а завтрашний день мировой науки и техники, социокультурно го прогресса и политических структур»'. Такая стратегия обуслов лена становлением нового измерения социального бытия, связанно го с актуализацией историко-культурных детерминаций социаль ных процессов. Надо исходить из того, что набирающие силу по стмодернистские тенденции принципиально меняют представления о механизмах развития общества, об основаниях его конституиро- вания в мировом сообществе. То или иное общество, включаясь в мировое сообщество, не выходит на «столбовую дорогу» цивилиза- ционного движения, копируя авангардные страны, а опираясь на свои сильные стороны, развивая свою социокультурную специфи ку, вносит свой уникальный вклад в общецивилизационное разви тие, прежде всего на путях решения глобальных проблем совре менности. .;. К чему приводит игнорирование этих реалий, хорошо видно на примере современных российских реформ. Отвергнув тоталитаризм и распределительную экономику, российские реформаторы отвергли и многое из того, что было создано колоссальным усили- ' Модернизация: зарубежный опыт и Россия. - М., 1995. - С. 100. 267 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА ем народа в советский период, что отображало цивилизационную специфику России и являлось базой для дальнейшего развития. Тем самым в очередной раз была прервана история страны. Но мир и Россия в том числе вошли в постмодернистскую эпоху, когда перерывы истории недопустимы, когда само изменение, реформирование общества предполагает обращение к его историко-культурным истокам. В результате реформы превратились в квазиреформы, в процесс ожесточенного накопительства. Свобода и Прогресс, прочитанные через призму культуры уходящей модернистской эпохи и понятые в качестве нарастающего располагания и обеспеченности сущим как благом, обернулись ожесточенным, ничем не сдерживаемым перманентным переделом вещных «благ», созданных в советскую эпоху. В этой связи не случайно вместо обещанного инновационно и социально ориентированного рынка страна вдруг откатилась назад, к эпохе первоначального накопления. Более того, исключение из наличного актуального бытия не давнего прошлого обернулось элиминацией из общественного раз вития механизмов, формирующих будущее, таких социальных ин ститутов, как наука и инновационное предпринимательство. Во всем мире существуют формы поддержки государством рисковых высокотехнологичных фирм, в России же зона инновационного бизнеса является, по существу, зоной бедствия, где предпринима тели не только не имеют никакой поддержки и работают на свой страх и риск, но и реализуется без каких-либо ограничений агрес сивная стратегия зарубежных конкурентов, направленная на раз рушение российских инновационных фирм. j. Вообще говоря, попытка ускоренной вестернизированной модернизации, игнорирующая постмодернистские реалии, - опасная затея. Она предпринималась без учета характерной для России специфики, выражающейся, в частности, в том, что основанием цивилизованного синтеза того социального пространства, которое объединяет Россия, является «рациональность по ценностям». Этот эн-тиконцентричный тип цивилизационного единства строится на «неспособности проводить последовательное различие между повседневными рутинными обязанностями и высшим служением»1. В такой цивилизации «из всех сил, движущих общественной жизнью, наиболее могущественной и в конечном счете всегда побеждающей, оказывается всегда сила нравственной идеи, поскольку она есть вместе с тем нравственная воля, могучий импульс осуществить 1 Панарин А.С. О возможностях отечественной культуры. - С. 181. 268 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА то, что воспринимается как правда в общественных отношениях»1. Западная же цивилизация построена на «рациональности по цели», которая предполагает дистанцирование от ценностно-эмоциональных начал на путях формализации. Запад решает проблемы своей цивилизационной стабильности на основе умения освобождать осуществление любой общественной функции от ценностных нагрузок2. Очевидно, что по специфическим, характерным для «рациональности по целям», «критериям успеха», доминирующим в эпоху модернизации, Россия проиграла соревнование с Западом. Как заключает А.С.Панарин, «попытка соревнования с Западом, так сказать, на его "поле" окончилась неудачей»3. Настойчивое же стремление вновь вернуться к вестернизировааной модернизации в России без учета ее специфики оказывается все более опасным. Об этом свидетельствуют, в частности, последние события, разворачивающиеся на геополитической сцене. Они определенно показывают, что Запад сумел воспользоваться вестернизированной модернизацией и «эмигрантским комплексом» (А.С.Панарин) новой российской элиты для массированного наступления по многим геополитическим направлениям. Стратегия вестернизированной модернизации России в условиях эволюции человечества к постмодернистской реальности была обречена с самого начала. Очевидно, что масштаб задач реформирования России в контексте формирующейся постмодернистской эпохи возрастает. Но в своем цивилизационном развитии Россия должна опереться на те стороны своей самобытной культуры, которые приобретают особое значение в связи с обострением экологических проблем. Речь идет о таком синтезе соответствующих архетипов народной жизни и их инструментальном (социально-организационном) оформлении, которое, с одной стороны, обеспечивает решение этих проблем, с другой - адекватно постмодернистской эпохе. В этой связи исследователи, констатируя наличие искомых архетипов в русском национальном идеале, весьма пессимистично оценивают возможности их институциального конституирования в современном российском обществе. В частности, отмечается, что «в качестве, основы, доминанты русского национального идеала издавна выдвигается надличностное, надиндивидуальное начало - стремление к общест- 1 Франк С.Л. Духовные основы общества. - М., 1992. - С. 100. 2 См.: Панарин А.С. О возможностях отечественной культуры. - С. 181. Там же.-С. 179 269 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА венной справедливости и правде»1. Это означает, что «если возникает альтернатива "личная святость или общественная справедливость?", то приоритет безоговорочно отдается последней, как представительнице интересов "общего блага". Что же касается личности, то ее величие, или "святость", измеряется общественной направленностью и смыслом намерений и деяний, а критерием выступает способность понимания и сострадания к другому человеку, ближнему и дальнему»2. Эта доминанта приводит к формированию специфической (парадоксальной) особенности русской культуры. «Русский парадокс», по мнению В.С.Стегаша, А.А.Гусейнова, В.М. Межедева, В.И.Толстых, как раз и состоит в том, чтобы отстаивая «свое», стремиться к исторической справедливости, а не к тому, чтобы принизить «чужое» или отстаивать «свое» в ущерб «чужому»3. Этот парадокс обусловливается стремлением «обрести себя в человечестве» (Чаадаев), в соответствии с которым, «мало получиться индивидуальностью, надо еще оказаться на уровне человечества»4. Эту планку русский человек сам положил себе, и оттого великий Достоевский с изумлением и понятной опасливостью констатировал: «Широк русский человек, надо бы сузить»5. Русское мировосприятие специфично не только отношением к человеку, но и к социальности. «Особенность подхода русских мыслителей состоит в том, что они исходили из широкого духовного и культурно-содержательного истолкования общих оснований цивилизационно-го бытия, в частности, не умаляя значение права, они делают акцент на духовном и нравственных началах деятельности государства...»6. Таким образом, русское самознание стремится уйти и от культа социальности и от культа индивидуальности, как бы предчувствуя, что ни то, ни другое к добру не приведет. В данной связи исследователи констатируют тот факт, что в наши дни, когда впервые в истории встал во весь рост трагический, поистине судьбоносный вопрос о выживании человечества, «идея общечеловеческих ценностей в ее русском усвоении и прочтении, пишут, в частности, В.С.Степин, А.А.Гусейнов, В.М.Межуев, В.И.Толстых, позволяет нащупать ахилесову пяту всей современной цивилизации, увы, пока мало озабоченной собственно челове- ' Степин B.C., Гусейнов А.А., Междеев В.М., Толстых В.И. От классовых приоритетов к общечеловеческим ценностям. - С. 24. 2 Там же. - С. 20. 3 Там же. - С. 22. 4 Там же. - С. 24. 5 Там же. 6 Там же. 270 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМА ТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА ческим - духовным, нравственным - итогом и последствиями своих весьма неоднозначных по последствиям деяний, новаций и достижений»1. В этих условиях пафос русского идеала в отстаивании абсолютного приоритета общечеловеческих ценностей, сопровождающийся неприятием эгоистической, индивидуалистической «закваски» западной цивилизации, приобретает глобальное практическое значение2. Однако такие качества русского миросозерцания и самосознания, как «благоговение ко всему человеческому - к добру, красоте и правде», «развитие таких нравственных качеств национального характера, как миролюбие, кротость и смирение (терпение)»3 в соответствующих обстоятельства, с одной стороны, оборачивались в свою противоположность: «миролюбие - в примирение с действительностью, общественной несправедливостью; кротость - в непротивление злу; смирение - в малодушие, преклонение перед силой и т.д.»4, с другой, в социально-политической сфере приводят к узурпации власти номенклатурой (боярской, партократической и т.д.). В этой связи А.С.Панарин видит парадокс России в том, что «в ней принцип культурологического плюрализма, внимания и терпимости к инокультурному опыту сочетается с политическим мо-нологизмом власти, не терпящей оппозиции»5. Еще более жестко особенность российской культуры оценивает В.И.Мильдон: «В России и по сей день, - пишет он, - все (подчеркиваю!) политические, социальные, административные, бытовые учреждения - от парламента до парикмахерской - являются целью для самих себя, средством же их существования оказывается человек. Он по-прежнему всего на всего инертный материал; по-прежнему лишен -и действиями власти и своей реакцией на эти действия - того, что можно назвать культурной средой, ибо на протяжении тысячелетий его среда природна. В России человек - все еще народ, тогда как на Западе распространяется иная формула: народ-человек»6. Согласно В.И.Мильдону, таков вообще жребий человека в мире. «Но на Западе Европы система политических учреждений движется к тому, чтобы превратиться в средство, которым люди могут восполь- ' Cmenuu B.C. Гусейнов А.А. Междеев В.М. Толстых В.И. От классовых приоритетов к общечеловеческим ценностям. - С. 21. 2 Там же. 3 Там же.-С. 19. 4 Там же.-С. 19-20. 5 Панарин А. С. О возможностях отечественной культуры. - С. 280. 6 Мильдон В.И. Русская идея в конце XX века // Вопр. философии. - 1996. -№3.- С. 55. 271 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА зоваться для вочеловечивания... Русский человек - все еще "человек природы" и ему только предстоит сделаться человеком»1. В этой связи В.Е.Кемеров видит основную трудность присоединения России к постиндустриальной эпохе в наличном уровне развития общественных связей и форм, представляющих собой некий творческий «хаос» жизни и не обеспечивающих устойчивой кооперации индивидуальных сил и способностей2. Такой характер социальных связей есть следствие недоопределенности, непроявленности, а стало быть, и нереализованности форм общественной жизни в России. Как представляется, оборачивание в свою противоположность таких качеств русского миросозерцания, как благоговение ко всему человеческому, к добру, красоте, правде, обусловлено тем, что русский человек стоит ближе к состоянию произвольного действия, для которого характерна полифония с другим, с миром, с природой. В произвольном действии человек трансцендирует - переходит в истинное измерение и находится в ответственном согласии, сопряжении, а не в компромиссе с другим и миром. Но состояние ответственного согласия строится на доверии и откровенности в служении чему-то более высокому, чем повседневное бытие, на искреннем стремлении разделить тяготы и действия с другим, не лукавя и не перекладывая свою долю на других. Здесь совесть, а не внешняя норма закона есть критерий соучастия в общем деле. В соответствии с этим формируются понятия справедливости и правды, ориентированные не на формальные, а на нравственные критерии. Однако в модернистском обществе с его подходом к человеку как к средству эти качества оборачиваются против личности. Откровенность, отсутствие лукавства, служение высшему используются предприимчивыми людьми в своих интересах; и то, что составляло достоинство человека и обеспечивало его целостное бытие в целостном мире, оборачивается против него. И если в комплексе миро-сознания человека отсутствуют актуализированные установки индивидуализма, трудно совершить переход к регулированию взаимодействий на основе абсолютно ничем не стесненных, внешних индивидам, но зато ими самими установленных законов. В этой связи индустриализация в советскую эпоху осуществлялась, так сказать, традиционнолистски, а не модернистски, как служение идеи, а не как процесс создания определенных - внешних и внут- ' Мильдон В.И. Русская идея в конце XX века. - С. 55. 2 Кемеров В.Е. Введение в социальную философию. - М., 1996. -С. 215. 272 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА ренних - схем деятельности, не как процесс накопления и структурирования человеческого опыта. Если говорить о грядущей реформации, то, с одной стороны, Россия к ней ближе, с другой - дальше, чем Запад. Ближе - потому что в российской культуре существуют элементы, связанные с воспроизводством процесса первогенеза культуры, процесса произвольного действия - произ-ведения себя в сопряжении с другим, природой, Космосом. Речь идет об отсутствии культа индивидуальности и социальности, что и обусловливает необходимую для произвольного действия полифонию взаимодействующих сущностей, человека, социума, природы, Космоса. В этом и состоит особого рода предопределенность вступления России в постмодернистское мировое сообщество. Дальше - потому, что российский человек в силу характерной для российской действительности нереализованное™ форм общественной жизни столкнется с проблемой их деавтоматизации, деавтоматизации социальных стандартов и норм, как пишет В.Е.Кемеров, с целью их «дальнейшего включения в более широкий социокультурный контекст»1. В условиях нарастающего влияния постмодернистских тенденций эту противоречивость российской культуры нельзя разрешить на путях доминирования общества над личностью, как было раньше. Формирование постмодернистской аскезы, как уже отмечалось, предполагает духовную легитимацию, отнесенность к пер-восмыслам человеческого бытия. Сама по себе аскеза, как пишет А.С.Панарин, «есть непросто самоограничение, а самоограничение в горизонте обетования спасения», и следовательно, необходима «новая мощная мироспасительная идея»2. Но как представляется, по сути своей мироспасительная идея, вписанная в систему ожиданий и приоритетов современной постидустриальной эпохи и сформулированная в контексте постмодернистской аскезы, требует институциональной и в то же время ориентированной на потенциал каждого индивида организации процесса формирования идейной реформации. В этом-то и проблема. В эпоху «польской смуты» в России духовный лидер «враз» собрал народ, в эпоху современной смуты ситуация другая: здесь каждый должен собираться сам. Нельзя игнорировать противоречивость российской культуры, уповая на приоритет духовного, вытекающий из доминанты духовной легитимации, в частности постмодернистской аскезы, с кото- ' Кемеров BE. Введение в социальную философию. - С. 215. 2 Панарин А.С. Между непримиримой враждой и нераздельным единством. - С. 5. 273 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА рой может-де начаться постсовременная реформация. Как отмечает А.С.Панарин, духовный потенциал не совпадает с экономическим и научно-техническим и нередко выступает как дополнительность или как компенсация отсталости и материальной слабости1. Действительно, «история знает немало примеров того, как народы жили в равновесии с природой и с самими собой на основе духовных практик»2. Однако эти народы обычно не выдерживали натиска более активных и агрессивных этносов. В условиях нарастающего ожесточения в борьбе за ресурсы духовный потенциал может компенсировать отсталость только тогда, когда сохранение самобытности, как и развитие, начиная с духовной реформации, будет ориентировано на преодоление материальной слабости. В контексте реалий и приоритетов формирующегося постиндустриального мира «постмодернистская аскеза» может строиться не на том типе экономического развития, когда происходит замораживание потребительских преференций индивидов, а на стабилизации общественных потребностей на основе возрастания требований к качественным характеристикам, повышения наукоемкости и природосовместимо-сти продуктов. Без этого не возможен выход человека на универсалии культуры, которые обеспечивают сопряженность человека с биосферой как целым, как живым организмом. Иначе говоря, миро-спасительная идея должна предполагать технико-технологическое развитие, адекватное экологическому и культурно-антропологическому вызову времени. Как известно, любая научно-теоретическая деятельность опосредуется предпосылочными знаниями - основаниями науки. Основания науки имеют сложную структуру (исследователи выделяют по меньшей мере три главных ее компонента: идеалы и нормы исследования, научную картину мира и философские основания науки) и выступают в качестве условия и основания выбора средств в системе научной деятельности. Основания науки связаны с мировоззренческими универсалиями культуры каждой исторической эпохи3, так что перевороты в науке подготавливаются сдвигами в системе ценностей культуры. В этом смысле «культура - это «подсознание» науки, давление которого ведет к преобразованию ис- ' Панарин А.С. Между непримиримой враждой и нераздельным единством. - С. 5. 2 Балацкий Е.В. Настанет ли апокалипсис // Вестник РАН. - 1998. -Т. 68, № 9. - С. 825. См.: Степин B.C. Культурологический и методологический аспекты анализа научных революций: (проблема синтеза) // Научные революции в динамике культуры. - Минск, 1987. 274 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА следовательских парадигм»'. Как уже отмечалось, классическая западная наука имеет источником такую систему принципов куль туры, которая игнорирует и омертвляет природу. Переход к пост- неклассической науке связан как раз с формированием новых осно ваний науки, становление которых обусловливается в том числе и той локальной цивилизацией, к которой принадлежит данная наука. Наука в постмодернистскую эпоху должна рассматриваться не только как всемирный, общечеловеческий феномен, но и как про дукт конкретной локальной цивилизации. Для российской науки это проявляется в духовно-практическом тождестве с российским обществом. ;. В российской науке в наиболее концентрированной форме содержатся противоречия, характерные для современной российской действительности. С одной стороны, российская наука в системе принципов российской культуры имеет адекватные постмодернистскому вызову основания, с другой, в условиях современной вестер-низированной модернизации именно эти основания игнорируются самими учеными, как и вся наука игнорируется обществом. Речь идет о том, что российская культура серебряного века и, прежде всего, русский религиозно-философский ренессанс подготовили альтернативную модернизму систему принципов для собственно научного мышления. Прежде всего, «русский космизм альтернативен социоцентризму, отрывающему человека от природы и проповедующему независимость социума от Космоса»2. При этом, как отмечает А.С.Панарин, русский космизм отличается от восточных мировоззренческих постулатов, утверждая человека как активного полноценного соработника живого Космоса3. Далее, в философии всеединства В.С.Соловьева развит альтернативный представлениям о конгломеративности и фрагментарности мира образ природы, как некой целостности. В этой связи «если предмет истинного познания есть внешний реальный мир, то не как простая совокупность вещей, а как природа вещей»4. Наконец, «если для классической западной науки универсальной моделью мира и источником исследовательских установок является неживая природа», то у представителей русской культуры эпохи религиозно-философского ренессанса «доминирующим оказывается теллургический образ живой матери - Земли и живого Космоса»5. ' Панарин А. С. О возможностях отечественной культуры. - С. 182. 2Там же. -С. 183 3 Там же. 4 Там же.-С. 184. 5 Там же. 275 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА Кроме того, в российской науке нашли воплощение и такие установки российской культуры, как стремление уйти от культа социальности и от культа индивидуальности. Это выражается, в частности, в феномене научной школы. Как отмечает Н.Н.Моисеев, русская цивилизация «несет в себе немало техногенных качеств. Не случайно именно русский мужик в поисках земли и воли дошел пешком до Тихого океана, освоил Сахалин и Курилы, а не японцы и китайцы, у которых все это было, как говорится, под боком. И в то же время русской культуре свойственны черты традиционности. Прежде всего коллективизм, или другими словами, соборность»1. Ибо только миром можно преодолеть тяготы климата. Но именно «симбиозу техногенности и традиционности, - считает Н.Н.Моисеев, - мы обязаны важнейшему феномену - научным школам. В основе такой школы лежит, прежде всего, неформальное объединение людей вокруг талантливого исследователя или идеи»2. Но объединение лишь тогда становится школой, когда в нем возникает ощущение взаимной ответственности, когда его участники не просто получают информацию, они и. думают вместе, и тогда возникает эффект коллективного интеллекта. В этом видится Н.Н.Моисееву существенное отличие наших научных семинаров от американских: «если у нас на настоящий научный семинар идут, как правило, для того, чтобы приблизиться к истине, то на Западе подобные семинары - прежде всего рынок мозгов»3. Однако наука в современном российском обществе находится в чрезвычайном положении, когда идет интенсивное наступление на этос российской науки, что грозит самому ее существованию. Это связано как с тем, что наука невостребована в современной России (даже программы реформ разрабатывались при участии западных, а не российских ученых), так и с тем, что государство содержит науку как дом престарелых, выплачивая лишь нищенскую зарплату вроде пособия по безработице, средств же на приобретение нового оборудования, на проведение экспериментов нет. Из-за отсутствия денег на приобретение и издание иностранных публикаций российская наука выпадает из мирового информационного пространства. Существенное влияние на систему внутринаучных отношений оказала также «утечка мозгов», которая нередко выливается в «утечку» целых научных школ. 1 Моисеев Н.Н. Россия на рубеже двух столетий // Российская Феде рация. - 1997. -№ 2. - С. 55. 2 Там же; 3 Там же. 276 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА Можно говорить и о том, что в российской науке усилилось давление модернизма на ее специфические российские качества, в частности, на момент соборности, который, как считает Н.Н.Моисеев, лежит в основе феномена научной школы. Деформация этих качеств началась еще в советское время. Как известно, горизонтальные связи типа «производитель - потребитель» между наукой и обществом в советское время так и не сложились. Вместо них административно-командная система сформировала/вертикальные отношения субординационного типа, которые стали основными факторами стабилизации когнитивных и социальных структур науки. Отсюда и монополизм даже больший, чём в промышленности. Ученые, находящиеся на верхних этажах научной иерархии, осуществляли управление в этой сфере через распределение ресурсов (как руководители научных структур), регулирование потоков информации (как члены редколлегий журналов) и присуждение ученых степеней (как члены спецсоветов). Для научного работника стало жизненно важным чувствовать себя принадлежащим к той или иной иерархии, демонстрировать, лояльность к ней. Формирование связей субординационного типа и монополизм привели к тому, что естественная для науки опосредованная оценка через потребление добытых ею знаний была заменена оценкой послушания1, что деформировало личность научного работника, формируя из него конформиста, лишенного инициативы, создавало, как пишет Г.А.Несветайлов, «синдром приобретенного иммунодефицита по отношению к внешнему административному воздействию»2. «Через такую личность за годы застоя в науку проникли все болезни общества: бюрократизация, снижение стимулов -ж труду, престижа творчества, групповщина, чинопочитание и т.д.»3. Радикальные реформы только усилили потребность ученого чувствовать себя принадлежащим к определенной иерархии. Связано это, прежде всего, с тем шоком, который пережили ученые, в одночасье превратившиеся из одной из самых элитных профессиональных групп в депрессивную. Шок вызывает массовую дезадаптацию, преодолевая которую, многие стремятся примкнуть к тому или иному лидеру, группе, иерархии4. ' Иесветайлов Г.А. Больная наука в больном обществе // Социс. -1990.-№ 1.-С. 47. 2 Там же. - С. 48. 3 Там же. 4 См. об этом: Гордиенко А.А., Еремин С.Н., Г/люснин Ю.М. Акаде мическая наука в кризисном обществе (на материалах мониторинга ново сибирского Академгородка). - Новосибирск, 1997. - С. 52-55. 277 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА Возрождению специфических качеств российской науки, да и самой ее могут способствовать малые высокотехнологичные предприятия как институты, обеспечивающие становление горизонтальных связей в системе «производитель научного знания - потребитель». Чрезвычайно важно и то, что малые инновационные предприятия, организованные по принципу взаимной ответственности, будут влиять и на восстановление специфического этоса научных школ. В макросоциальном плане малые инновационные предприятия в силу характерных для них отношений взаимной ответственности являются тем институтом, который адекватным российской культуре образом позволяет преодолеть трудности на пути выхода российского общества в постсовременное мировое сообщество, в частности неспособность к устойчивой кооперации, обусловленную неразвитостью внешних социальных форм. Именно такие предприятия обеспечивают деавтоматизацию социальных связей и стандартов, их деконструкцию для дальнейшего включения в более широкий социальный контекст. Наконец, являясь практическим приложением науки, малые высокотехнологические предприятия, как и наука, естественным образом интегрированы в международные связи. А без таких связей Россия не сможет перейти к постмодернистскому развитию. Важно и то, что малые инновационные предприятия являются своеобразным средством формирования личностно-ориентированной науки, науки, основная функция которой - преображение человека. Наконец, инновационные фирмы, возникающие в самой науке, демонстрируют единство духовного порыва - энтузиазма молодых ученых (вдохновенных перспективой создания современных форм связи науки с обществом) и характерных для них «техногенных» качеств. Именно благодаря этим качествам молодые ученые по своей инициативе, на свой страх и риск организуют инновационное предпринимательство. Симптоматично и то, что предприятия малого инновационного бизнеса возникли в новосибирском Академгородке как результат естественного движения, естественной перегруппировки научного сообщества. Для новосибирского Академгородка такой механизм трансформации соответствует исторической традиции: создание СО АН СССР было вызвано не только региональной потребностью в современном научном, образовательном и научно-техническом потенциале, но и необходимостью коренного изменения ситуации, сложившейся в научных центрах европейской России в 1950-1960-ые годы. Инициативное движение энтузиастов при горячей поддержке общества, ориентированное на раскрытие созидающей роли науки на основе фундаментальных междисцип- 278 МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМА ТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА линарных исследований, связи науки с образованием и производством, возникло потому, что первопроходцы эпохи М.А.Лаврентьева смогли вложить в фундаментальные принципы СО АН социокультурный смысл, обеспечив реализацию потребности ученых в специфических формах неформального общения, осознание ими огромной общественной и личной значимости дела, ради которого они сюда приехали. Именно благодаря этому Новосибирский научный центр совершил прорыв, обеспечив быстрое включение сибирских ученых в мировое научное сообщество. Малые инновационные предприятия, возникшие в Академгородке в период реформирования российского общества, как бы продолжают эту тенденцию, демонстрируя непрерывность истории, непрерывность историко-культурной детерминации. Значит, у России есть шанс для движения вперед, к инновационному обществу, возможно, лишь шанс, но, видимо, такова природа наступающей постмодернистской эпохи: здесь нет ничего жестко установленного и предопределенного, многое зависит от выбора и активности индивидов.
<< |
Источник: Гордиенко А.А., Еремин С.Н., Тюгашев Е.А.. Наука и иновационное предпринимательство в современном обществе: Социокультурный подход. - Новосибирск: Изд-во института археологии и этнографии СО РАН. - 280 с.. 2000

Еще по теме МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА (вместо заключения):

  1. РАБОТНИК В СИСТЕМЕ ЭКОНОМИКИ ПЕРСОНАЛА
  2. 3.1. Многомерный индивид как субъект инновационной деятельности
  3. 3.3. Институциальные основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе
  4. 4.3. Малые инновационные предприятия в сибирских наукоградах (на примере новосибирского Академгородк
  5. МАЛОЕ ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО С ПОЗИЦИЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПОДХОДА (вместо заключения)
Яндекс.Метрика