<<
>>

3.3. Институциальные основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе

Развитие конкретных обществ - отдельных социальных организмов реализуется в непосредственном отношении не только с природой, но и с иными социальными организмами. Именно в процессе этого взаимодействия, порождающего*глобализацию человеческих сущностных сил, как следует из анализа литературных источников, сосредоточены основные трудности преодоления возникших экологических и антропологических коллизий.
В своем предметном выражении глобализация человеческих сущностных сил предстает как вызревание и накопление разными ветвями цивилизации «частиц» технико-технологической, экономической, социальной и духовной материи, которые затем становятся достоянием всей цивилизации, важнейшими структурообразующими элементами организации всего общечеловеческого пространства. Научные знания, технологические инновации, экономические методы хозяйствования, правовые институты, моральные нормы, различного вида практики телесного и духовного самосовершенствования личности и т.д. - все это, преодолевая тяготение взрастившей их национальной почвы, обретает значение всеобщих базисных оснований общечеловеческого бытия3. Достижения человеческой мысли, труда и духа в этом смысле - вполне объективное и непрерывно становящееся содержание всего мирового процесса, дающее себя знать каждый раз в его определенном результате. 1 См.: Зайдфурин П.Х., Газизулин Н.Ф. Социально-экономическая мо тивация предпринимательской деятельности. - С. 67. 2 Там же. - С. 65-70. 3 Степан B.C., Гусейнов А.А., Лижуев В.М., Толстых В.И. От классо вых приоритетов к общечеловеческим ценностям // Квинтэссенция: Фило софский альманах. - М., 1991. -С. 38, 39. 139 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ Но эти достижения в пространстве культуры модерна выступают средством борьбы за утверждение узкогрупповых интересов, когда использование глобальных технологий исчерпывается преимущественно внешним, сугубо инструментальным способом; ориентированным на технико-технологические преобразования и завоевания природы для удовлетворения интересов локальных групп (национальных, классовых, экономических, социально-профессиональных и др.).
Это происходит потому, что формирование всеобщих оснований общечеловеческого бытия разворачивается в пространстве взаимодействия экономических сообществ (типичным элементом такого взаимодействия являются транснациональные корпорации). Экономическое пространство по самой своей природе ориентировано на получение каких-то преимуществ за счет других и потому обладает ограниченным потенциалом и не обеспечивает адекватного не только глобализации человеческого, но и глобальной природе (биосфере) содержания взаимодействия. В результате цивилизация в ее современном состоянии реализует сиюминутные локальные подходы к окружающей среде, которая на самом деле является глобальной системой и требует всемирного объединения людей независимо от их классовой, национальной и другой принадлежности. Природоразрушительный характер экономики современной цивилизации и господствующей модели развития был признан на проходившей в Рио-де-Жанейро в 1992 г. конференции ООН по окружающей среде и развитию. Ее генеральный секретарь М.Стронг подчеркнул: «Западная модель развития более не подходит ни для кого. Единственная возможность решения глобальных проблем сегодняшнего дня - это устойчивое развитие»1. Однако несмотря на это, представители мирового рыночного хозяйства ведут себя строго адекватно определенной экономической логике, выступая ее агентами и адептами. Одним из многочисленных свидетельств такого.поведения стала просочившаяся в печать записка главного экономиста Всемирного банка Л.Саммерса, которую он разослал своим ближайшим сотрудникам 12 декабря 1992 г., когда не успели еще высохнуть чернила на документах конференции ООН по окружающей среде: «Строго между нами. Как ты считаешь, не следует ли Всемирному банку усилить поощрение вывоза грязных производств в наиболее бедные страны? Я считаю, что экономическая логика, побуждающая выбрасывать токсический 1 Цит. по: Kapa-Мурза С.Г. Научная картина мира и фактор природы в экономике // Науковедение. - 1999. - № 1. - С. 113. 140 3.3. Институциальные основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе мусор в страны с низкими доходами, безупречна, так что мы должны ей следовать»'.
Этот факт ярко фиксирует «парадокс Запада», который «состоит в том, что сформированный им принцип плюрализма - диалога, консенсуса, терпимости - ограничивался внутри-цивилизационным пространством партийно-политического плюрализма и практически никогда не распространялся на отношение с другими культурами и цивилизациями»2. После распада Советского Союза из-за ощущения победы в «холодной войне» и становлением политического курса на формирование однополярного мира, этот двойной стандарт культуры Запада только усилился. Именно этот двойной масштаб обусловливает нарастающую поляризацию между Западом и остальным миром. До сих пор всякий технико-технологического прогресс на Западе имел отрицательные последствия для развития других стран. По мере углубления пропасти между развитыми и отсталыми странами вполне в духе техногенной цивилизации возникают тоталитарные механизмы поддержания планетарного порядка на основе мощной политической силы, способной обеспечить благополучие стран «золотого миллиарда». Такая «глобализация» разделила мир на пространства локальных цивилизаций, в качестве которых можно рассматривать страны Запада, быстроразвивающиеся страны Юго-Восточной Азии, исламского мира, российского мира и т.п. Преодоление противоречий между локальными цивилизациями, как считает Э.Тоффлер, связано с цивилизаций «третьей волны», которая поставит рынок под контроль в интересах всего человечества. О существовании этой тенденции свидетельствуют, в частности, сдвиги в сознании людей, их стремление объединиться в рамках различных «зеленых» движений, которые, как считает Э.Гидденс, «наводят на мысль», что новый «постмодерновый порядок» «может быть реализован»3. Причем становление «постмодернового порядка» Э.Гидденс связывает с выходом «за обстоятельства, в которых экономические критерии определяют обстоятельства жизни человеческих существ» и в которых кроется потенциал «для "системы-после-бедности", координируемой на глобальном уровне»4. Именно выход к постбедности позволяет решить дилемму 1 Цит.
по: Kapa-Мурза С.Г. Научная картина мира и фактор природы в экономике. - С. 113. 2 Панарин А. О возможностях отечественной культуры // Новый мир. -1996.-№9.-С. 180. 3 Гидденс Э. Постмодерн // Философия истории: Антология: Учебное пособие дли студентов. - М., 1995. - С. 340. 4 Там же.-С. 341. 141 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ рыночного регулирования экономики. Суть этой дилеммы в том, что «подчинение рынков централизованному контролю какой-то всеохватывающей интенции экономически неэффективно и ведет к авторитаризму. В то же время, когда рынкам оставляют возможность действовать более или менее свободно, без какого-либо .ограничения, это ведет к существенным различиям в жизненных возможностях разных групп и регионов»1. Рынки «поддерживают или активно обусловливают главные виды нищеты» (как верно прогнозировал Маркс). Однако, как полагает Э.Гидденс, в условиях постбедности, когда «основные средства к жизни имеются уже в достатке», «рыночные критерии могут функционировать только как сигнальные устройства и уже не быть средствами поддержания широко распространенной нищеты». Но «порядок постбедности», по мнению Э.Гидденса, потребует «глобального перераспределения богатства», он предполагает существенные изменения «в типах социальной жизни», должны быть также «изменены ожидания продолжающегося экономического роста». Именно поэтому остро стоит вопрос: может ли постбедность в условиях огромного неравенства между государствами и регионами быть осмысленным понятием?2. Но альтернативы, которая не приведет к саморазрушению, у мира нет. «Процесс капиталистического накопления не может осуществляться в течение неопределенного времени, так как он не является самоподдерживающимся процессом в терминах ресурсов, - утверждает Э.Гидденс. -Некоторые ресурсы существенно ограничены, а большинство ресурсов - нет, в том смысле, что, за исключением базовых требований телесного существования, "нехватка" относится к социально определенным требованиям и к требованиям специфически жизненных стилей»3. Констатируя, что «в постмодернистскую эру» мы должны мыслить «глобальными терминами», Э.Гидденс отмечает тот факт, что «тенденции возрастающей глобализации заставляют государства в большей или меньшей степени сотрудничать по тем вопросам, по которым прежде они стремились заниматься раздельно»4. Речь идет о совместном формировании государствами глобальной политики и стратегии разрешения конфликтов. Э.Гидденс пишет также о существовании «в некоторых формах» социализированной экономической организации в мировом масштабе: «Это касается со- 1 Гидденс Э. Постмодерн. - С. 342. 2 Там же. 3 Там же. 4 Там же.-С. 343. .;.' 142 3.3. Институциапьные основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе глашений между транснациональными корпорациями или национальными, которые стремятся контролировать аспекты международного движения денег и товаров» . По сути дела, Э.Гидденс, равно как и Э.Тоффлер, решение экологических проблем увязывает с развитием потестарно-политических функций взаимодействующих обществ. Это справедливо, видимо, для процессов, протекающих внутри самой развитой локальной цивилизации (Запада). Во взаимоотношениях же между локальными цивилизациями, как представляется, в современных условиях развитие этой функции будет только дополнять и усиливать экономическую логику, суть которой - создание экономических преференций для избранных. Для того, чтобы этого не происходило, развитие потестарно-политической функции обществ должно быть опосредовано их бытием в модусе этнического сообщества. Тогда предметом потестарно-политической функции становятся не экономические отношения, а отношения людей и культур. В этом случае наращивание потестарно-политической функции (потестарно-политической модусности общества) будет обеспечиваться всем богатством содержания бытия общества в модусе этнического сообщества и прежде всего тех его человекомерных оснований, которые обусловлены экзистенциальной природой этнического бытия. Следовательно, главное не в контроле, а в том, что вынужденные обеспечивать соответствующий уровень технико-технологического развития, развитые страны «запускают» процессы постмодернизации и в слаборазвитых странах, причем процессы постмодернизации, как представляется, так или иначе направлены на преодоление «парадокса Запада». Именно постмодернизация, как представляется, будет «работать» на выявление и актуализацию тех эндогенных оснований глобального инновационного развития, которые обусловлены становлением и развитием межкультурных взаимодействий локальных цивилизаций. Она связана с качественным изменением оснований; взаимодействия и взаимозависимости конкретных социальных организмов, сложившихся еще на индустриальном этапе их развития, то есть на этапе их бытия в модусе экономического сообщества. Возникающее на инновационном этапе развития конкретных обществ социокультурное поле синергетических взаимодействий обусловливает становление новой системы мирохозяйственных связей. Развитие «третичного сектора» - экономики услуг - само по себе ' Гидденс Э. Постмодерн. - С. 342. 143 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО ___ И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ закладывает условия для перехода к солидарной производственной и коммерческой деятельности в системе мирохозяйственных связей и в целом в глобальной экономике. Кроме того, при этом сам переход глобальной экономики к инновационному типу развития предполагает не просто возможность, но и необходимость выхода на глобальный уровень не только неких транснациональных экономических образований, но и подвижных экономических структур, возникающих на базе малых групп, способных на основе специфических особенностей национальной культуры и национального духа обеспечивать мировой уровень технико-технологических новаций. В этой связи формирующийся тип инновационных глобальных связей исключает само понятие «догоняющего развития», характерное для хозяйственных связей, так называемых развитых и отсталых стран эпохи индустриального развития. Кроме того, в инновационном обществе, имманентной стороной которого является включенность в глобальную экономику с ее высоким динамизмом, тот или иной экономический субъект, чтобы состояться, должен быстро расширить свой рынок от локального до национального и международного масштаба. Это эффективнее осуществлять на основе синергетической производственной и коммерческой стратегии, которая за счет кооперативных эффектов обеспечивает не только быстрое развитие, но и синхронную адаптацию к изменениям среды. Так экономическая система синергетизма вносит в пространство культуры модерна с ее мощной индивидуалистической конкурентной мотивацией мотивацию кооперативного взаимостимулирования, стратегию совместного выживания и роста. * Солидарная направленность глобального развития, как представляется, будет приобретать свои имманентные основания по мере нарастания этнической модальности современных конкретных обществ, долгое время развивавшихся в модусе хозяйственного, экономического и, наконец, техногенного сообщества. По мере развития этнической модальности решающее значение для успеха экономической деятельности будет приобретать не собственно расширение рынка от локальных до национальных и глобальных масштабов - оно вторично: первична же способность представителей той или иной культуры, опираясь на ценности, потребности, понимания полезности, характерные для культуры потребителя во взаимодействии с другими культурами, создать продукт мирового уровня. Причем этот продукт должен иметь все более и более при-родосовместимый характер, а значит, его производство все более и более должно быть опосредовано этнокультурой, в которой ото- 144 3.3. Институциальные оснований формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе бражены и концентрируются основные средства - технологии, ценности природосовместимого (коэволюционного) развития данного антропогеоценоза. В этой связи универсальным основанием для развития экономических взаимодействий становится диалог этнокультур. Такой диалог определяется в том числе и способностью данной культуры вызвать к себе интерес во всемирном межкультурном диалоге. Этот социокультурный механизм развития синергетических мирохозяйственных связей, обусловливая становление общечеловеческой глобальной экономики, приводит к смыканию глобальных и локальных тенденций развития. Такое сочетание экзогенных и эндогенных факторов глобальной экономики подкрепляется императивами природосовместимой деятельности, исходящими от самой природы, объекты которой из-за глобализации социально-вещественных связей начинают проявлять свой все более субъектный характер. Выражается это в том, что взаимодействие человека и природы, реализуясь в конкретных точках биосферы в силу действия экологического императива, все больше зависит в глобальном плане от интегрального результата взаимодействия цивилизации с природой в целом. Иначе говоря, локальные события все больше воплощают в себе состояние биосферы в целом. В свою очередь, общее состояние биосферы вследствие накопления интегрального эффекта все больше зависит от единичных локальных событий, которые могут стать стимулом цепной реакции катастроф. И тот факт, что локальные события все больше воплощают в себе состояние биосферы в целом, означает, что включаясь в системные связи, элементы (объекты) природы все определеннее проявляют не только свои социальные качества (несут в себе все больше человекомерных смыслов), но и свою природную системную «субъектность», которую теперь нельзя не учитывать. Тем самым актуализируется императив, фиксирующий тот момент, что каждый объект природы должен быть признан не только со стороны его включенности в мир человека, не только как объект этого мира, имеющий социальное качество, но и как носитель природной активности, т.е. сам по себе, как самостоятельная, самоценная сущность. Эта самоценность определяется его принадлежностью к природному целому, развивающемуся по своим внутренним законам. Это значит, что человек все больше имеет дело не просто с автономным объектом природы, редуцированным к тому же до простой вещи (как в техногенном производстве); он через этот объект взаимодействует со всей природой, причем и этот объект и вся 145 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ биосфера переходят в состояние бифуркации1, когда один неосторожный шаг человека может вызвать целую серию катастрофических последствий. Разворачивая свою экономическую деятельность в локальной точке мирохозяйственной системы, человек должен осуществлять ее не только сообразно императивам глобальной экономики, но и природосовместимым императивам, представленным как в глобальной (биосферной), так и в местной национальной (в пределе этнической) хозяйственной системе. Причем игнорирование эндогенных цивилизационных процессов может привести к катастрофе мировой экономики. В этих условиях человек, чтобы обеспечить свое будущее, должен изменять собственные потребности, направлять свои действия сообразно тем требованиям, которые ставят объекты не только «своей», но и «чужой» природы, а через них и вся природа. Как отмечалось, природосообразность в деятельности каждого общества обусловлена его культурой как способом нахождения оптимального взаимоотношения со «своей» специфической конкретной природой. В этих условиях перспективный интерес каждого общества связан с развитием специфики (культуры) всех обществ, налаживанием сопряжения с ними на основе развития своих механизмов природосообразной деятельности. Это означает, что в современных природосоциальных комплексах востребуется субъектность, ориентированная к другому и интендированная к будущему, когда человек, действуя в конкретной природе, вынужден соизмерять свои действия относительно не только «своих» (своей природы и своих интересов), но и «чужих» природных объектов, он должен также соотносить свои действия с влиянием их будущих результатов (продуктов этих действий) на себя и на других людей (в том числе и на будущие поколения). Поэтому все локальные группы человечества (нации, этносы и т.д.), будучи пространственно локализованы, находятся в состоянии зависимости от природосовместимых действий друг друга. И эта их взаимозависимость не только неустранима, она предполагает другого, каждого и всех без исключения. Только взаимодействуя с другими и всеми как с самобытными образованиями, каждая нация сможет выжить. Тем самым экологический императив как бы извне поддерживает социокультурный механизм развития синергеТических мирохозяйственных связей. В свою очередь, формирование синергети-ческих хозяйственных взаимодействий между странами обусловли- См.: Моисеев КН. Взаимодействие природы и общества - глобальные проблемы // Вести. РАН. 1998. - Т. 68, № 2. - С. 170. 146 3.3. Институциальные основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе вает становление тенденции превращения общей материально-технической базы в общечеловеческую. В данном процессе ключевую роль играет быстро формирующаяся инновационная сфера. Как было показано, в этой сфере в процессе синергетических взаимодействий ученого с производителем и потребителем, производитель, выступая в роли предпринимателя, востребовавшего малые традиционные технологии, а значит, и этнокультуру (этническую общность), инициирует взаимодействие науки с этнокультурой. Надо сказать, что рост экологических требований к общественному производству подготавливает науку к такому взаимодействию. Как известно, наука в техногенном обществе не просто изучает явления природы, в своей прикладной функции она изыскивает и отражает в теоретических построениях неиспользованные пути технологического применения ее объектов исходя из потребностей общественно-исторической практики. Экологический императив и процесс экологизации производства ориентируют науку, выступающую все более в качестве средства подготовки производства, на отыскивание путей такого технологического встраивания объектов природы в производственный процесс, который все больше соответствует имманентным тенденциям эволюции биосферы как целого, а также потребностям взаимосовместимого коэволюционного развития конкретной природы и конкретных обществ. При этом сам процесс выявления неиспользованных путей технологизации и социализации конкретной природы в контексте коэволюционного развития природы и общества в целом, без отрыва от реальных возможностей практики может осуществляться при взаимодействии с этнокультурой, поскольку предполагает возврат к первому опыту взаимодействия общества с данной природой (заключенному как раз в этнокультуре), а затем воссоздание истории живой предметной деятельности и прежде всего ее субъектных оснований (экофильных ценностей) в этой конкретной природе с целью организации и реализации современных форм природосовместимой производственной деятельности. Собственно, в рамках определенной этнокультуры и существуют история определенного объекта природы и сам объект как имеющий социальное качество. В таком контексте регионализация науки, становление в ней элементов, обеспечивающих взаимодействие между совокупным социокультурным опытом человечества и конкретными этнокультурами, приобретают особое значение. Именно такое взаимодействие обеспечивает превращение общей для человеческой цивилизации индустриальной технико-технологической базы не только в общечеловеческую, но и в био- 147 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ сферную. По самой своей природе биосферная технико-технологическая база должна позволять улавливать, угадывать и отражать тенденции развития биосферы в целом, а также изменения, которые могут возникнуть в данной конкретной ее части не только в аспекте получения соответствующих знаний (информации), а прежде всего (и в этом - новое качество) в аспекте формирования у людей соответствующих природоохранных ценностей. В этой связи, чтобы обеспечить биосферный характер созданной человечеством общей социотехнической системы, необходимо осуществить ее реструктуризацию сообразно природосовместимым ценностям. Такая реструктуризация предстает как увязывание в единое целое технологического процесса конкретной этнокультуры и соответствующей природной среды в контексте процессов, происходящих в биосфере в целом. Как было показано, именно в природо-социальных комплексах разворачивается процесс формирования способности к коэволюционному творчеству в его проективно-конструктивных вариантах у конкретных общественных субъектов. В свою очередь эта способность обусловливается, эмансипацией экофильных архетипов деятельности, автохтонных субъектов, малых групп и индивидов, возникающей, в частности, на основе эм-патийных состояний в процессе воссоздания конкретной истории взаимодействия данных субъектов с объектом (природой), воплощенной не только в материале природы, но и в культуре (этнокуль-туре) общности, которая освоила данную экологическую нишу. Однако такое коэволюционное творчество, хотя и содержит в себе экзистенциальные (индивидуальные) предпосылки глобализации (учета биосферной «субъектности»), в своей инструментальной направленности имеет местный, локальный масштаб. Сопряжение с биосферной субъектностью обусловливается наукой, которая выступает репрезентом глобального масштаба. Однако таким репре-зентом наука становится в инновационной сфере. Именно инновационная сфера определяет формирование природосоциальных комплексов с биосферной субъектностью, ориентированной на синергию локального и глобального развития. Как отмечалось, в этой сфере малые инновационные предприятия совместно с наукой конституируют знание относительно конкретных потребителей, превращая его в личностно-ориентированное знание. При этом потребитель (или группа потребителей) со всей его системой ценностей, ожиданий, предпочтений по мере развития инновационных технологий имеет тенденцию становиться производителем для себя. Именно этот развивающийся в рамках инновационной сферы про- 148 3.3. Институциальные основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе цесс обусловливает тенденцию постмодернизации. Как уже говорилось, постмодернизация есть процесс, в котором возникающие на основе информационных технологий технико-технологические достижения становятся как бы средством выявления и развития интересов и потребностей конкретных групп потребителей, специфических особенностей их национальной культуры (этнокультуры). По мере перехода от производства предметов первой необходимости к производству предметов, связанных с миром чувств, процесс нововведения все больше опирается на ценности, понимание полезности, характерное для данной культуры (в пределе этнокультуры). В этой связи наука как средство подготовки производства также постмодернизируется. Такая постмодернизация связана с переходом от стратегически законодательного статуса знания к личностно-ориентированной науке. Будучи носителем универсально-применимого знания, наука опосредует формирование социо-технической системы. Тем самым она формирует материально-вещественные предпосылки для более глубокого проникновения в логику и сущность объектов природы, отображения биосферы как целого. В процессе информатизации общественной жизни она может решать определенные «проблемы формирования качественно нового интегрально-прогнозирующего интеллекта цивилизации»1, посредством наращивания технико-технологической базы такого интеллекта. Однако наука, выступая как универсально применимое знание, знание как полуфабрикат какой-то полезной вещи, который надо применить, не любопытствуя, как это сделано, не сможет в полной мере выявить заключенные в этнокультурах природоохранные ценности и знания (поскольку такое выявление предполагает как раз удовлетворение любопытства, как это сделано), не говоря уже о том, чтобы «приготовить» их для новых, ценностных синтезов, способных стать системным основанием развития современного природосохранного общества. Такие синтезы станут возможны тогда, когда наука, выступая как элемент инновационной сферы во взаимодействии с инновационным предпринимательством, становясь личностно-ориентированной наукой, будет обусловливать формирование соответствующих ценностных детерминант деятельности индивидов. В этой связи подготовка производства, осуществляемая наукой, предполагает трансформацию всего общества, состоящую в 1 Урсул А.Д. Путь в ноосферу: Концепция выживания и устойчивость развития человечества. - М., 1993. - С. 62. 149 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ формировании интегрального уровня смыслов, когда новые ценности и ориентации вступают в конструктивное взаимодействие с традиционными. Здесь наука, как средство подготовки производства, вынуждена конституировать себя относительно всего данного конкретного общества как целого (а не только производства). При этом она становится в позицию носителя социокультурного опыта всего человечества, который воплощен в последних технико-технологических достижениях. Но являясь носителем социокультурного опыта человечества, наука обусловливает во взаимодействии с местной культурой эмансипацию той ценностной базы, на основе которой существует данный социоприродный комплекс, в контексте общечеловеческих (биосферных) ценностей. Это значит, что новый синтез ценностей будет полагать синергию глобальных и локальных процессов и тем самым опосредовать ноосферогенез относительно данных конкретных условий. Таким образом, наука во взаимодействии с малыми инновационными предприятиями и потребителями - носителями традиционных (этнокультурных) ценностей опосредует синергию глобального и локального за счет того, что все больше обеспечивает циркуляцию не только информации, но и общечеловеческих ценностей между общецивилизацион-ным фондом и фондом каждой конкретной культуры. Здесь важно то, что наука становится не просто носителем информации о предмете, которую можно применять, не любопытствуя, как это сделано, но носителем смыслов и ценностей. Тем самым она опосредует становление биосферной технико-технологической базы и ее распредмечивание на основе формирования соответствующих ценностей. Следовательно, конституируясь относительно всего общества как целого, наука должна различать в нем конкретных субъектов и именно через них может транслировать социокультурный опыт человечества в данное конкретное общество. Таким образом, обеспечивая глобализацию и интенсификацию межкультурных взаимодействий локальных групп человечества и процесса трансляции социокультурного опыта за счет развития соответствующей технико-технологической базы, наука объективно, в силу самой природы таких взаимодействий, создает условия для движения цивилизации по пути поиска способов и механизмов формирования такого типа человеческого сообщества и такой системы разделяемых (исповедуемых) им ценностей, которые можно соотнести с реально существующим в истории «всеобщим», «чтобы оно служило людям, а не стало причиной их всеобщей гибели», чтобы «всеобщее» тем са- 150 3.3. Институциальные основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе мым получило значение и достоинство общечеловеческого1. Однако внутренней стороной такого взаимодействия культур является эмансипация человека. Как уже отмечалось, возникающая в постиндустриальном обществе новая общественно-экономическая реальность предполагает такие имманентные человеческой природе качества, как инициативность, творчество, умение действовать в неопределенной ситуации и т.д. Однако развитие этих человеческих потенциалов до сих пор осуществляется преимущественно на основе специализированно-профессиональных качеств человека (отражающих многообразие социально-профессиональной структуры общества), наложения на его природу соответствующих искусственных стандартов, в том числе и за счет ограничения культуры. Именно формирование этнической модальности хозяйственных сообществ, захваченных мирохозяйственными взаимодействиями, придает этому процессу специфическую культурно-историческую направленность, запуская процесс формирования планетарного человека с его качествами, адекватными многообразию биосферы. Основанием такого запуска становятся глобализация и интенсификация межкультурных взаимодействий локальных групп человечества (цивилизаций). Здесь следует сказать, что межкультурные взаимодействия -это взаимодействия особого типа, они существенно отличаются от экономических (функциональных) взаимодействий, возникающих между группами. В фокусе взаимодействия культур находятся те процессы и те изменения, которые ведут к существенному переустройству человеческой личности, перерешению человеком своего бытия. В современных условиях это связано с интенсификацией процесса расширения присущей человеку на данный момент степени и меры всеобщности, что можно представить как введение института планетарного человека. Этот процесс развивается как бы по двум линиям. С одной стороны, глобализация межкультурных взаимодействий обеспечивает манифестацию «всеобщего» как той области действительности, которая приобретает в результате сосредоточения проблем поистине глобального значения почти что эмпирически очевидные очертания, где сходятся, перекрещиваются, связываются в один узел интересы всего человечества. С другой стороны, происходит «открытие в самом "всеобщем" (т.е. в том, что реально существует в истории) глубоко скрытого и внешне чуждо- Степин B.C., Гусейнов А.А., Межуев В.М., Толстых В.И. От классовых приоритетов к общечеловеческим ценностям // Квинтэссенция: Философский альманах. - М, 1991 - С. 39. 151 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ го большинству людей смысла их собственного индивидуального существования, т.е. в самом "всеобщем", как оно сложилось в ходе предшествующей истории, обнаруживается то, что значимо и ценно для каждого человека, в результате происходит раскрытие индивидуального смысла "всеобщего"»1. Последнее обусловлено тем, что сам по себе диалог культур, понятый как сопряжение разных смыслов (понятий, образцов) культур, в котором формируется ориентация разума на взаимопонимание, на общение через эпохи (В.С.Библер), через пространство и время, обеспечивает встречу высоких смыслов разных культур и способов их презентации. В результате рождается и интенсифицируется сдвиг смыслов, через который, собственно, и осуществляется развитие культуры. Дело в том, что, как точно формулирует Л.М.Баткин, «культура - это царство особенного, а не общего... Каждый феномен человеческого духа строится при помощи главным образом унаследованных, готовых, повторяющихся приемов мышления, общих Meet, идей и т.д., но ценным и культурным его делает некое смысловое смещение и приращение, т.е. как раз особенное в нем»2. В этом смысловом приращении инициируется и личность как то, что его порождает и в нем существует. В соответствии с этими представлениями именно в личности фокусируются разные культурные смыслы, в личности же они пересоздаются - и совершается реальный прорыв к новой логике, к самоизменению личности и культуры. Эта фокусировка разных культур и ценностей создает возможности перехода к новой логике. Она происходит и потому, что «возникает у всякого вот этого и тоже неповторимого индивида»3. Личность - «это живой орган логико-культурного диалога, возникающего через свободный выбор индивидом мысли, поступка и пути. Она одаривает культуру переменами, т.е. будущим»4. Культура же вознаграждает личность удивительным свойством человеческого помышления: «не совпадать до конца с собой, существовать в зазоре между разными Я, внутри целостного Я; быть поэтому до последнего вздоха способной перерешить себя и свою судьбу»5. ' Степин B.C., Гусейнов А.А., Межуев В.М., Толстых В.И. От классовых приоритетов к общечеловеческим ценностям. - С. 39. 2 Боткин Л.М. К спорам о логико-историческом определении инди видуальности // Одиссей. - 1990. - С. 74. 3 Там же. - С. 66. 4 Там же. - С. 66. 5 Там же. - С. 67. 152 3.3. Институциальные основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе Вследствие же того, что глобализация межкультурных взаимодействий полагает такую полноту смыслового мира вовлеченных в нее индивидов, по крайней мере участников групп - трансляторов культуры, которая возникает лишь в точке пересечения всех культурных образов, индивид выходит за индивидуальные, частные пределы, в культурный космос, в принципиальное бесконечное общение и, следовательно, в бесконечное переосмысление того, что такое он сам. Здесь выстраиваемся линия конституирования личностного бытия, не только связанная с обретением индивидом способности к самоформированию и самообоснованию как самодостаточной и самоценной величины, но и величины, сопряженной через культуру с природой и космосом. Возникает механизм произвольного действия индивида, где обращенность к преображению окружающего мира не только опосредована сотворением себя, но и сотворения себя и преображения мира разворачиваются сопряженно по закону взаимного возникновения. На этой основе начинается переструктурирование общества, формирование новых его скреп, создаваемых не на основе наличной формы и функции, но на основе возникающих в нем точек смыслопорождения, относительно которых выстраиваются личностное бытие, личностное взаимодействие и система общественных отношений новой цивилизации. Важно и то, что по мере развития диалога (полилога) культур эти точки становятся центрами кристаллизации общечеловеческих ценностей, осознания нераздельного единства человечества в его общепланетарном доме, в одной довольно узкой нише. Формирование такого сознания, системообразующим основанием которого являются общечеловеческие ценности, составляет главную задачу современной культуры, смысл того, что можно было бы назвать новой духовностью - более универсальной, чем все предшествующие ей формы. Таким образом главный вектор эмансипации, трансляции и накопления социокультурного опыта человечества и прежде всего общечеловеческих ценностей, включая и экофильные ценности каждой конкретной этнокультуры, связан с индивидом как самостью. Вообще говоря, индивид как член той или иной группы противостоит другой группе, выражая не общечеловеческий, а групповой интерес. Цивилизация как целое образуется здесь путем механического складывания частей и предстает для индивидов в качестве не столько общечеловеческого, сколько обезличивающего, нивелирующего их начала. Люди объединяются здесь в качестве членов группы («абстрактных индивидов») - такая взаимосвязь не имеет прямого отношения к их личности, индивидуальности. Отсюда и • 153 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ представление о «всеобщем» как принципиально враждебном и чуждом человеку, лишенном всякой экзистенции и подлинного бытия. В этой связи некоторые исследователи главное противоречие времени видят «не между общечеловеческим и индивидуальным, а между общечеловеческим и групповым, между, так сказать, целым и образующими его, но разделенными между собой частями. Общечеловеческое не может быть приравнено ни к одной из частей этого целого, ни к их простой сумме, предполагающей их механическое сложение в составе целого»1. Только индивидуальность может подняться до уровня, где происходит объединение со всеми другими людьми независимо от групповой принадлежности: По своей сути общечеловеческое совпадает с индивидуальным, с тем, что близко и понятно каждому человеку, к какому бы классу, партии, идеологии или народу он себя ни причислял. Общечеловеческое обнаруживает себя не в рамках отдельной группы или всех вместе, а в индивидуальном бытии каждого человека. Движение в этом направлении связано с глобальной трансформацией бытия человечества, в основе которой - становление института планетарного человека, переход к парадигме космического и экологического менталитета и которая предполагает ощущение сопричастности человека ко всему сущему, к органической целостности Космоса. Одновременно это и осознание отдельным индивидом нераздельного единства человечества в его общепланетарном доме, в одной довольно узкой нише. «Речь идет о глубочайшем перевороте в духовной жизни человечества, который по своим масштабам и последствиям, возможно, превосходит духовную революцию, вызванную рождением мировых религий»2. Становление этого сознания просматривается в движении от древних мифов, легенд и поверий к доминированию мировых религий и от них - к науке как всеобщему знанию, свободному от разделяющих его границ. Обратим внимание на то, что именно в процессе глобализации и интенсификации межкультурных взаимодействий востребуется и приобретает смысл заключенный в культуре (этнокультуре) каждого конкретного общества опыт природосоциального бытия (коэво-люционного развития), причем в контексте устойчивости биосферы как целого. Это предполагает, равно как и создает условия для при- ' Боткин Л.М. К спорам о логико-историческом определении индивидуальности. - С. 42. 2 Степин B.C., Гусейнов А.А., Межуев В.М., Толстых В.И. От классовых приоритетов к общечеловеческим ценностям. - С. 35. 154 3.3. Институциальные основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе оритетного развития той части технико-технологической базы конкретных обществ, которая будет способствовать вписанию их в биосферу как целое, на принципах коэволюции. По самой своей природе эти техника и технология должны быть общечеловеческими, общецивилизационными, для них не должно быть отсталых (примитивных) обществ, - наоборот, техника и технология должны использовать конкретный опыт природосоциального бытия этих обществ, стать средством и способом превращения данного конкретного опыта в общечеловеческое достояние. Это означает, в частности, что «личностная человеческая культура» возникает не путем «вытеснения исторически сложившихся, особых для каждого культурологического типа иррациональных норм», как пишет К.Кантор, «научно обоснованными, конвекциональными, едиными для всех нормами функционального взаимовыживания индивидов»1. Функциональные нормы возникают в процессе диалога культур, в который включается наука (все более превращаясь в культуру). Но и возникающие новые нормы - это нормы диалога культур, а не конвекциональные и функциональные. Именно поэтому, становясь силой, предназначенной для того, чтобы создать такую общечеловеческую технико-технологическую базу, наука все больше превращается в общечеловеческое достояние, в буквальном смысле становясь всеобщим сознанием, свободным от границ. Формирование такого сознания есть качественный этап в становлении человечества как целого. Человечество не представляет собой некую данность, оно складывается в результате определенных усилий, действия конкретных обстоятельств. «Только постепенное осознание одинаковости способствует рождению такого универсального образования, как человечество»2. Здесь не обойтись без определенных стадий, конкретных этапов, через которые эта идентичность осмысливается. Становление самосознания человечества как целого обусловлено процессом становления общечеловеческих ценностей, который и определяется эмансипацией в ч системе межкультурных взаимодействий универсального бытия человека как всеобщей предпосылки коэволюционного развития. В связи с тенденцией субъективации всех социальных процессов, движения в сторону большей свободы социальных субъектов (индивидов в первую очередь) сам по себе процесс эмансипации эко-фильных архетипов как сущностный момент такой субъективации 1 Кантор К. Свободная личность как идеал культуры // Свободная мысль. - 1997. - № 10. - С. 92. 2 Гуревич П.С. Философия культуры // Филос. науки. - 1995. - № 5-6. -С. 43. 155 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ восходит к глубинным экзистенциальным механизмам самореализации индивидов, воздействие на которые происходит на ранних стадиях онтогенеза индивидов. Это означает, с одной стороны, органическое включение науки в обучение и образование индивидов, причем на его ранних стадиях, с другой стороны, только наука, ориентированная на человека, организованная в соответствии с логикой его онтогенеза (в котором снят филогенез), сможет действительно транслировать природоохранный социокультурный опыт человечества. Тем самым становление природосовместимого производства в природо-социальных комплексах обусловливается не развитием науки, образования и производства самих по себе, а их согласованным взаиморазвитием, ориентированным на человека. Это принципиально меняет соотношения и приоритеты между наукой, производством и образованием. Поскольку развитие человека есть несомненная прерогатива образования, в отношениях науки и производства именно образование выполняет теперь роль основания, опосредующего их взаимодействие и поэтому не только заключающего в себе закономерности связи производства с наукой, но и определяющего эту связь. Скажем, если в методологии нынешнего образования заложено репродуцирование уже готовых научных знаний, то оно «заведомо отстает от достигнутого в каждый данный момент уровня науки и техники. Кумулируясь, это отставание превращает человеческий фактор в фактор, лимитирующий и тормозящий научно-технический прогресс1 и разрывает имманентную коэволюционно-му развитию связь между наукой и производством. Ориентация на человека в качестве системообразующего основания образования предполагает такую постановку образовательного процесса, при которой человек востребован и реализуется как целостность, для чего необходимы (особенно на ранних этапах онтогенеза) мобилизация и организация чувственно-эмоционального потенциала индивидов как средства произ-ведения себя. В современных условиях это достигается в наибольшей степени в системе так называемого опережающего обучения, которое «начинается не с научных описаний объекта, их интериоризации и вообще не от науки, а с игнорируемой и в какой-то мере даже запрещенной в классической традиции донаучной практики самого обучающегося субъекта. Соответственно и методика обучения должна Милошевич ВВ. Опережающее обучение как метод перестройки reoi-рафии в науку о природопользовании // Природопользование и география: Методологические аспекты: Сб. научных трудов. - Владивосток. 1989.-С. 142. 156 3.3. Институциальныв основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе начинаться с экстериоризации и упорядочения этой донаучной практики в систему научных понятий»1. На практике это означает, что основой обучения становятся предпосылочные знания и умения. В этой связи сам процесс обучения «заключен не в методиче ской обработке знаний об объектах, а в целенаправленном развитии исходных умений и способностей субъекта»2 посредством субъект ной активности, организованной как процесс произвольного дейст вия. В таком обучении изучаемые явления и их связи обучающийся понимает и усваивает на основе практических умений, а его актив ность предстает не как приобретение нового знания, а как развитие уже наличных у него умений. Выступая основанием познаватель ной деятельности обучающегося, практические умения (закреплен ные в чувственной форме) обеспечивают живое взаимодействие субъекта с объектом, результатом которого является знание, фик сируемое в знаковой форме. Тем самым такой тип обучения преоб разует «знаниевый» мертвый предмет изучаемой науки (представ ленной в знаковой форме) в живой, представленный в деятельност- ной форме конкретных «живых» умений. «Получается, что не по рождая новых знаний об объектах, такое обучение опережает науку на полюсе субъекта, т.е. в методологии и непосредственно в прак тике»3. ; В процессе такого обучения в образовании возникают условия для передачи субъекту не просто информационной базы вчерашней науки, а воспроизводятся организуемые культурой чувственные предпосылки для методологического умения, пригодные для науки завтрашней. Такое обучение предусматривает непосредственное участие обучаемых и обучающихся - вместе - в исследовательском процессе на передовых рубежах науки, подготавливающей новое производство. Возникает синтез науки и обучения на основе практики. Обучение непосредственно включается в процесс всеобщего формирования научно-практических умений. Происходит как бы возврат к тому времени, когда наука еще не вышла из поля практики и когда главной ее функцией было обучение. Однако этот возврат осуществляется на принципиально новых основаниях: производство и образование входят в лоно науки, включаясь непосредст- ' Милошевич В.В. Гуманитарная сущность экологизации // Экологизация проблем и процессы современного развития: Методологический аспект. - Владивосток, 1988. - С. 35. 2 Милошевич ВВ. Опережающее обучение как метод перестройки географии в науку о природопользовании. - С. 141. 3 Там же.-С. 141-142. 157 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ венно в исследовательский процесс. А вся триада - производство, образование, наука - включаются в созидательный процесс производства коэволюционного человека, человека в его органической неразделенности с природой как внутренней (человеческой телесности), так и внешней. Тем самым образование закладывает единую человеческую основу для генезиса науки, образования и производства - в челове-косозидаюшую систему. В отличие от знания как средства интеграции этой системы человеческие качества (уже на первом этапе, когда таковыми являются живые человеческие умения и способности) принципиально меняет существо видов деятельности во всех этих сферах. Наука для человека становится продолжением обучения в форме самообучения (при этом ему не приходится преодолевать то, чему учили раньше). Такое самообучение, в котором «созерцательно-теоретические, всегда частичные и поэтому «мертвые» знания трансформируются в целостные «живые» деятельностные научно-практические умения»1. В результате знания приобретают форму, адекватную и необходимую для их связи с практикой. При этом «эмпирические умения, соединяясь с научными знаниями, формируют научно-практические умения как субстрат, или внутренний механизм, опережающего обучения. Опережающее обучение ин-ституализирует человека в научном аппарате, создавая через культуру общий знаменатель между науками, обучением и практикой»2. При этом само по себе опережающее обучение должно быть понято как механизм, ориентированный на формирование жизненных качеств молодых людей, посредством специфической социальной активности - произвольного действия, в котором происходит «обуздание» и возделывание спонтанной чувственно-эмоциональной энергии («душевного жара») каждого. Очевидно, что всякое расширение ареала движения и деятельности, характерное для молодых людей, во внешнем социальном пространстве в соответствии с базовым для произвольного действия законом взаимного возникновения должно сопровождаться, обеспечиваться, одухотворяться усилением самоконцентрации, соответствующим сосредоточением духовной энергии. Последнее требует инициации и возделывания внутреннего чувственно-духовного мира молодых людей, экзистенциальным основанием которого является вывернутое в себя пространство внешнего мира. Формируя этот экзистенциальный мир, посредством .механизма произвольного действия, 1 Милошевич ВВ. Гуманитарная сущность экологизации. -С. 37. " Там же. - С. 31. 158 3.3. Институциальные основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе индивид как бы обретает в себе самом этот человекосозидающий механизм и получает вследствие этого власть, сходную с той, которой у самых истоков мироздания укрощены первоначала человеческого бытия - спонтанные, ничем не стреноженные силы «душевного жара». Каждый из людей в раннем возрасте оказывается один на один с этими темными и непокоренными первоначалами человеческого бытия. Собственно, становление человеческого в каждом из людей состоит именно в обретении этой власти над первоначалами бытия, которая возникает в процессе и посредством механизма произвольного действия. Элементы этого механизма имеют чувственно-резонансный характер и конституируются в первичной и в историческом (этнокультурном) и в актуальном (наличном) смысле для данного индивида общности, а через нее «проникают» в мир, природу, Космос. Проблема социализации молодых людей, адекватной природе чувственно-духовных процессов, в том и состоит, что общество через свои первичные образования должно выстроить механизм, который бы содействовал обретению власти над спонтанными силами «душевного жанра» каждым становящимся индивидом. При этом важно, что такое «обуздание» «душевного жара» в своей исторической первозданности осуществлялось в первобытном (этническом) коллективе сообразно коллективному действию и именно в «героические» моменты, т.е. в моменты преодоления угрозы самому существованию первичного коллектива. В этом преодолении возникает некая обусловленная синергией взаимодействующих в чувственном резонансе индивидов избыточность поведения, которая предстает первоначально как выход за горизонт биологически необходимых действий. Иначе говоря, избыточность состоит в том, что образцы поведения в произвольном действии ориентированы не на биологические потребности образующих популяцию особей, а на общественные необходимости и экзистенциальные качества индивидов. Именно в такой ситуации внутренняя чувственно-эмоциональная жизнь индивидов предстает как их вход в свои глубины и прежде всего как становление в этот момент избыточного относительно их биологической сущности человеческого существования или появление экзистенциальных начал в их первозданной чистоте. Недаром К. Ясперс считал, что именно в пограничной ситуации, в моменты глубочайших потрясений человек прозревает свою экзистенцию как корень своего существования. Это означает, что «подлинная полнота жизни не в покое удрвлетво- 159 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ ренности, а в процессе достижения, в моменте прибытия»1. И именно молодежь в силу своей природы остается верной этой полноте, поскольку она находится в таком периоде онтогенетического развития, когда избыточные, ориентированные на • формирование экзистенциальных начал, формы поведения молодых индивидов являются условием становления их внутреннего мира. Становление есть процесс проигрывания того, что происходило на ранних этапах социоантропогенеза. Молодежь внутренне (экзистенциально) погружена в тот героический период и потому верна ему. Вообще говоря, человеческие цивилизации существенно различаются в зависимости от того, насколько в них представлен механизм приобщения индивидов к этой полноте жизни. Как представляется, в тех цивилизациях, в которых по каким-то причинам затруднено такое приобщение молодых людей, снижается внутренняя энергия, потенциал развития. В частности, в традиционном обществе действовала канонизация избыточных форм поведения молодых как механизм функционирования такого общества, ориентированный нг РОСГПЭОИЗПОДСТТЧС тпчдичкй основного условия социальности. В техногенном обществе по мере его становления молодежный потенциал экзистенциального развития также наталкивался на жесткие ограничения, связанные с канонизацией индивидуальной энергии в системе жестких, автоматически действующих техногенных и социальных стандартов, обусловливающих феномен отчужденного от себя самого (своих экзистенциальных начал) частичного индивида. Собственно, весь пафос «культуры современности», которая обеспечивает «стяжательное» (Х.Ортега-и-Гассет), ориентированное ка завоевание и покорение природы и все более комфортное движение в «линейном» пространстве и времени, направлен на стандартизацию жизни. В культуре, ориентированной на внешние человеку и природе критерии бытия, основным посылом системы воспитания и образования массового индивида становится стремление уберечь молодых людей от духовных потрясений, связанных с нестандартным действием, от преодоления себя в кризисных обстоятельствах. Здесь люди рерят, «что завтра будет то же, что и сегодня, что npdpecc состоит только в движении вперед по одной и той же дороге, такой же, как пройденная нами. Это уже и не дорога, а растяжимая тюры-.:а: из которой не выйти»2. Очевидно, что такая система только и могла готовить массового человека, «человека без индивидуальности», «индивида без особых досто- ", '.ега-и-ГассгтX. Восстание MJCC. -С. 128. 2 Там же.-С. 128. 160 3.3. Институциальные основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе инств». В ней доминирует рациональное знание, знание очишен-ное, голое, неодушевле—>е " :зирогВ этом обществе за счет высо кого- уровня материального благосостояния, гарантирующего удов летворение основных биологических и социальных потребностей, возникает определенный «люфт», пространство, свободное от вы полнения биологически необходимых действий, от ежедневной борьбы за существование. В это пространство устремляется прежде всего молодое поколение, которое жаждет избыточных форм поне дечия. Но как уже говорилось, избыточность приобретает экзи- ' Фромм Э. Бегство от свободы. -М, 1990. - С. 11. 161 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ стенциальную направленность (глубину) только в пространстве произвольного действия, будучи организована как произвольное действие. Как показывает практика, образовательная деятельность, исключающая механизм произвольного действия, не. может освоить эту избыточность и имеет тенденцию к варваризации: лишенные силы, обеспечивающей возделывание «душевного жара», образовывающиеся молодые люди не способны на элементарные внутренние усилия, вместо освоения социальных норм они их игнорируют, как игнорируют зачастую культуру и самого учителя. Таким образом, «человек массы» (Х.Ортега-и-Гассет) есть как раз порождение того факта, что социальные институты и прежде всего система образования техногенного общества не обеспечивают организации чувственной жизни молодого поколения на принципах произвольного действия. Верность молодежи процессу социоантропогенеза востребует-ся в массовом порядке только в инновационном обществе, основной доминантой которого становится императив в человеке - авторе своей судьбы, своего действия, а не в агенте социальных или технологических процессов. Стремительное усложнение общественной, духовно-культурной, политической жизни, нарастающее участие человека в сложных процессах глобального характера должно обеспечиваться не только информацией молодых людей о соответствующих процессах, которая всегда будет запаздывать, будет неполной и т.д. Задача состоит в том, чтобы на основе произвольного действия, обусловливающего мобилизацию и самоорганизацию чувственно-духовной жизни молодых, обеспечить избыточность исходного образования путем формирования способности к самоорганизации и самообучению обращенных ко всей будущей жизни. Обратим теперь внимание на то, что «очеловечивание» познания и практики в опережающем обучении одновременно - решающий, переломный момент перехода от механистич(ески-физикалистской (равно сайентистско-технократической) методологии научно-технического прогресса к его гуманитаризации в.дальнейшем. Дело в том, что вследствие встраивания науки в опережающее обучение основным ее продуктом становятся не абстрактные, теоретические знания об объектах, но знания, обеспечивающие конкретные практические умения по культивированию окружающей действительности. «Предмет науки предстает как управ- 162 3.3. Инстигпуциальные основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе ление деятельностью людей, занятых культивированием, по схеме: субъект - средство - цель» . Здесь, как и при зарождении науки, предмет познания, отождествляется с приемом, действием, субъектом и объект не расчленен с субъектом. Описательно-абстрактная, бессубъектная парадигма классической науки заменяется субъектной. В качестве предмета науки все больше начинает осознаваться процесс реконструкции общения и деятельности самих природопользователей и прежде всего поиск способов кооперации, обеспечивающих эмансипацию их самости. Этот поиск по мере расширения неорганического тела человека, овладения материалом природы, включая природу самого человека, перерастает в задачу образования самого субъекта деятельности и только через эту цепочку - в преобразование природы. При этом познание, разворачиваясь как процесс совершенствования чувственно-практических навыков, выступает не как средство вмешательства в ход естественных событий, а как орудие изменения чувственно-духовного мира человека, как способ его совершенствования. Научное знание воспринимается обучаемым как средство формирования его личности, а не как программирующая ее самодовлеющая сущность. Возникает новая наука, в которую возвращается человек с его воображением, подсознанием и сверхсознанием, становясь универсальным инструментом ее системной организации. В такой науке главное уже не в том чтобы, как пишет Г.С. Батищев, внутри познания (включая и все гносеологические верхние этажи) содействовать тому, чтобы концептуально-научное знание улучшилось, усовершенствовалось, обогатилось именно как знание (за счет, к примеру, комплексных междисциплинарных знаний или реализационно-производственной компоненты), «но прежде всего в том, чтобы сам действительно сущий человек смог в своей жизни - при помощи и максимальном участии психологического и гносеологического знания и самопознания - судьбически состояться, созидательно и творчески отвечая своему ненавязчивому универсальному призванию, своему предназначению через ненавязчивую призванность»2. Само знание как знание не обесценивается, но оно берется здесь как аналог общения, которое надо выявить, как ведущее к осуществлению каждым в самом себе всего того, о чем оно (знание) трактует отвлеченно и дистантно, лишь в условном хронотопе 1 Милошевич В.В. Опережающее обучение как метод перестройки географии в науку о природопользовании. - С. 140. 2 См.: Батищев Г. С. Философские концепция человека и креативно сти в наследии С.Л.Рубинштейна // Вопр. философ. - 1989. - № 4..- С. 99. 163 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ научного произведения. Это означает, что производство знания для научного преуспевания уже недостаточно - нужны выявление и реализация драгоценного транспортированного в , знании опыта духовного поиска и реального обретения, «так что само знание выступает как достоверное свидетельство о таком практически реальном процессе искания в работе над собой и как приглашение нам повторить и продолжить работу каждому - над собой, во всей полноте жизненных реалий»'. По мере развития этого процесса научные знания становятся активным фактором формирования внутреннего мира личности в согласии с его архетипическими основаниями, и именно поэтому знания становятся средством, с помощью которого оттачиваются ее творческие способности, способности к производству нового знания, воспитывается культура и дисциплина самостоятельного мышления2. Актуализируется проблема внедрения научных знаний в самого человека, ибо наука нуждается в соответствующей обработке знания для личностного потребления. Такая обработка, становясь делом самой науки, возможна лишь на основе непосредственной связи науки с образованием. Образование, переориентируясь с производства на культуру, в свою очередь, становится фактором, обусловливающим изменения в науке и производстве. Но теперь оно выступает не только как одно из важнейших средств увеличения общественного производства, но и во все возрастающем масштабе как средство производства творчески развитых индивидов, превращаясь в подсистему, функционально специализирующуюся на производстве конкретного индивида посредством развертывания его специфической активности - произвольного действия (произ-ведения себя); активности, обеспечивающей возделывание спонтанной чувственно-эмоциональной энергии и тем самым содействующей обретению индивидами власти над этими первоначалами человеческого- бытия. Усиление интеграционных связей между образованием, наукой и производством приводит к тому, что образование выходит за пределы задач и потребностей простой трансляции социально значимого опыта. Оно превращается в один из решающих факторов общественных изменений3, причем важнейшим направлением его воздействия на содержание и динамику развития общественных 1 БатищевГ'.С. Философские концепция человека... - С. 89. 2 См.: Волков В.Н. Истоки и горизонты прогресса. - С. 170. 3 См.: Громыко Ю.В. Форвардная зона // Россия 2010. Журн. межре гион, государственности. - 1994. - № 5. - С. 4. 164 3.3. Институциальные основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе отношений постепенно становится гуманизация этих отношений отражающая метаморфозу самой целевой функции образования1. Меняется и характер материального производства: целью его все более становится не просто производство предметно-вещных форм общественного богатства, а создание с их помощью и на их основе достойных человека материальных и духовных условий жизни с учетом его культурной принадлежности. Экономика все более и более начинает функционировать как средство, инструмент социокультурного развития. Такая историческая переориентация производства обусловливается наукой и создает условия для становления личностно-ориентированной, человекомерной науки. Развитие нового вектора воздействия науки на производство (отношений наука - человек) снимает собой свою исходную предпосылку (отношения наука - техника), т.е. отношения между наукой и техникой не только подготавливают возможности для развертывания отношений наука - человек, но и развитие последних преобразует саму направленность связи между наукой и техникой. Расширение отношений наука - человек придает воплощаемому в технике всеобщему общественному знанию ориентацию на человека, в частности, посредством наращивания универсального культурно-исторического содержания во всех элементах и системах .техники. В результате создаются условия для преодоления узкофункциональной замкнутости техники на человека, ограничивающей проявление субъектности труженика. Основным способом взаимодействия человека с техникой становятся распредмечивание заложенного в ней богатства человеческих способностей и природных возможностей, их субъективация, обращенность которой на процесс труда обеспечивает дальнейшее развитие как природосоциальной комплексности общественного производства, так и экзистенциального бытия человека. В этих институциальных трансформациях инновационного общества просматриваются приготовления к будущей природосоциальной активности человека, способной «схватывать» субъект-ность глобальной природы (биосферы) как сверхчувственного в своей тотальности не поддающегося освоению на основе непосредственной чувственности современного индивида. Появляется некая природоохранная внешняя координата в социальной деятельности. Само общество становится коэволюционным, в нем возникает система механизмов, обеспечивающих не просто вписывание в приро- 1 См.: Водопьянова Е.В. Перспективы образования будущего // Образование в Сибири. - 1994. -№ 1.-С. 21-27. 165 Глава 3. ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ ду, но и обусловливающих его ориентацию на сопряжение с природой как со своим «иным», т.е. система механизмов, воспроизводящих активность и субъектность природы по отношению к человеку и обществу. Такая субъектность природы по отношению к человеку реализуется в синергии глобального (биосферного) и локального масштабов, при этом ключевую роль в механизме сопряжения человека и природы играют наука (как репрезент глобального масштаба), инновационное предпринимательство (как превращенная форма науки, как наука, действующая в практике), ориентированное на технологизацию и постмодернизацию достижений науки, и этническая культура (как репрезент конкретных форм природной «активности», как внутренней - человеческой - телесности, так и внешней). Именно эти институты обеспечивают собственно постмодернизацию инновационных технологий в контексте «активности», «субъектности» конкретной природы. Очевидно, что наука теперь занимается не только подготовкой природы к производству, но и сама подготавливается в процессе взаимодействия с конкретной этнической культурой к взаимодействию с природой. При этом условием такой подготовки науки является ее взаимодействие с образованием, в процессе которого идет подготовка и человека и производства к взаимодействию с природой через человека в процессе развития его специфической активности - произвольного действия.
<< | >>
Источник: Гордиенко А.А., Еремин С.Н., Тюгашев Е.А.. Наука и иновационное предпринимательство в современном обществе: Социокультурный подход. - Новосибирск: Изд-во института археологии и этнографии СО РАН. - 280 с.. 2000

Еще по теме 3.3. Институциальные основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе:

  1. 1.3. Анализ формирования инвестиционной политики зарубежных стран в сфере промышленного развития
  2. ЗАДАЧИ и ЦЕЛИ ФОРМИРОВАНИЯ инновационной элиты
  3. Параметрическая социогуманитарная модель субъектов инновационного развития ОСНОВАНИЯ для ПОСТРОЕНИЯ МОДЕЛИ
  4. 5.1. Формирование и развитие социально-трудовых отношений в обществе
  5. Маркетинговые подходы к формированию эффективной системы управления малыми и средними предприятиями в сфере социальных услуг
  6. Становление взглядов на формирование эффективного государственного устройства
  7. КАЧЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ РЕСУРСОВ В УКРАИНЕ
  8. Глава 1 ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ КАК ФИЛОГЕНЕТИЧЕСКОЕ ОСНОВАНИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОГО ПОВЕДЕНИЯ
  9. 1.1Произвольное действие как произ-ведение себя индивидами .,
  10. 1.2. Взаимное возникновение - закон произвольного действия индивида
  11. 1.3. Произвольное действие и генезис чувственно-сверхчувственного бытия
  12. 1.4. Первобытное хозяйство и формирование экзистенциальных архетипов
  13. 1.5. От произвольного действия к воспроизводству традиций
  14. 2.2. Инновационное предпринимательство и наследие индустриально-капиталистического развития
  15. Глава 3 ИННОВАЦИОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И ПРОИЗВОЛЬНОЕ ДЕЙСТВИЕ
  16. 3.1. Многомерный индивид как субъект инновационной деятельности
  17. 3.2. Постмодернизация как процесс нового синтеза чувственного и сверхчувственного:. роль инновационного предпринимательства
  18. 3.3. Институциальные основания формирования способности произвольного действия индивидов в инновационном обществе
  19. 3.4. Экзистенциальная аскеза и произвольное действие (произ-ведение себя)
  20. 3.5. Инновационное предпринимательство как механизм формирования экзистенциальной аскезы
Яндекс.Метрика