<<
>>

Истоки: социологическая школа права и солидаризм

Особое место в становлении социологической школы (социологический позитивизм) в правоведении занимают русские дореволюционные юристы (М.М. Ковалевский, Н.М. Коркунов, С.А. Муромцев и др.).
Б.А. Кистяковский по этому поводу писал, что "русский научный мир может гордиться тем, что именно в русской научной юридической литературе раньше других было выдвинуто требование изучать право как социальное явление, ... брать право в его осуществлении или в его воплощении в социальный факт ... в его воплощении в правовых отношениях"*(426). Если теория права (догматика права) изучает позитивное содержание норма права, то социология права видит это право в реальности, исследует социальные причины и факторы, обусловливающие появление этих норм и влияющих на их практическое применение. Социологическое осмысление отношений труда и капитала в широком контексте вывело француза О. Конта (1798-1857) и англичанина Г. Спенсера (1820-1903) на феномен взаимодействия названных факторов и необходимость его правового упорядочения*(427). Последний из них оставил известные рассуждения "О нравственном значении благотворительности", где не отрицал необходимости публичной благотворительности при недостаточности ее частной и общинной составляющей. Но наибольшее значение для развития науки права социального обеспечения, как и трудового права, имели работы французского социолога Э. Дюркгейма (1858-1917), особенно его публикация, посвященная разделению труда*(428). Начнем с того, что там была сформулирована главная тема его исследования: взаимоотношение личности и коллектива. На первый план в этой части выходит категория солидарности, которая делилась на механическую возникающую вследствие сходства, и органическую, созданную вследствие дифференциации и сплачивающую коллектив. В рамках последней было не только возможно, но и необходимо социальное обеспечение не в качестве благотворительной подачки, а в виде проявления свойства реально сложившейся органической солидарности.
Подробнее об этом будет сказано в дальнейшем. Э. Дюркгейм стал одним из первых ученых, который считал возникновение права социального обеспечения закономерным и неизбежным этапом общественного развития. Трудно переоценить влияние на развитие социальных наук в России учения немецкого социолога и историка М. Вебера (1864-1920). С его трудами были знакомы и русские юристы*(429). Особая восприимчивость к его научному наследию в России связана с тем, что он принципиально не отрицал исторического материализма и всего марксистского учения, был сторонником авторитетного в России вначале ХХ в. неокантианства и совмещал приверженность гуманизму с государственничеством. К тому же в 1906 г. он опубликовал две статьи о России: "К положению буржуазной демократии в России" и "Переход России к мнимому конституционализму". Его труды печатались и в первые послереволюционные годы*(430), а с 90-х гг. прошлого века опять наблюдается настоящий "веберовский ренессанс"*(431). "Понимающая социология" М. Вебера предполагала рассмотрение поведения личности постольку, поскольку личность вкладывает в свои действия определенный смысл. С этим связана одна из центральных методологических категорий - "социальное действие". В отличие от Э. Дюркгейма он считал, что любой коллектив можно рассматривать как производное от составляющих его индивидов. Эти коллективы для М. Вебера представляли собой не самостоятельные реальности, а способы организации действия отдельных индивидов. Социальная поддержка бедных, нетрудоспособных и иных нуждающихся лиц как раз и относится к категории социального действия, свободного волевого действия индивида, осознающего не только личные, но и общественные интересы. В свою очередь, реализация общественных интересов в конечном счете соответствует интересам каждой социализированной личности. Еще одним понятием в социологической системе М. Вебера, напрямую касающимся проблем трудового и социального права, является целерациональное поведение. В самом общем смысле его можно было приравнять к правильно-рациональному (идеальнотипичному), которое было характерно для экономической сферы.
Отсюда следует вывод о том, что законодатель должен закреплять только типичные общественные отношения, а индивидуальный уровень должен регулироваться в рамках договоров и иных соглашений. При этом веберовская категория "ориентация на другого" явно заимствована автором, юристом по образованию, из правоведения и производна от одного из ключевых его понятий - признание (права, свободы и др.). Данная ориентация переводит социальнообеспечительные функции государства сначала в категорию рационального поведения, а затем и в категорию публичных юридических обязанностей. Личная "ориентация на другого", как правило, зависит от воли субъекта, если ее направленность императивно не определена государством в законодательном порядке с учетом демократических процедур. Иначе говоря, "социальное действие" подразумевает активное поведение, обоснованное социальными интересами, а "ориентация на другого" предполагает еще и воздержание от препятствования в реализации субъектом его социальных прав. Очевидно, что отсюда следует прямой вывод о существовании социально-обеспечительных правоотношений. Во многом благодаря нарождающейся социологической науке были преодолены многие стереотипы, мешающие развитию права социального обеспечения. До конца Х!Х в. в широких слоях населения считалось, что прекращение трудовой деятельности в силу возраста, болезни или производственной травмы является неизбежной причиной ухудшения материального положения: бедный рабочий становится нищим, мелкий предприниматель беднеет и даже богатый человек, зарабатывающий часть средств своим трудом, начинает вести более экономную жизнь. Единственной страховкой от этого являются личные сбережения, богатое наследство, помощь родственников и др. То же самое можно сказать и о безработице, которая считалась следствием недостаточной распорядительности или низких деловых качеств самого работника. Соответственно и впадение безработного в бедность считалось едва ли не нормой. В противовес этому было доказано, что даже при потере трудоспособности в силу возраста или по другим объективным причинам (несчастный случай, профессиональное заболевание) работнику должны быть сохранены определенное материальное содержание и некоторый статус в соответствии с его предшествующей трудовой деятельностью и заслугами перед обществом.
С этим связано обоснование идеи пенсионного страхования, а также страхования профессиональных рисков и потери кормильца. Безработица во многом вследствие социологических обобщений была определена в качестве неизбежной спутницы капиталистической рыночной экономики, а безработные могли в большинстве своем приобретать этот статус без личной вины и независимо от правового статуса. Этим среди прочего обосновывалась необходимость страхования безработицы. Значительная заслуга в ломке этих стереотипов принадлежит представителям учения солидаристов. Термин "солидарность" был не новым в научной литературе. Его использовали экономисты Д. Кэри, Ж.Б. Сей, Ф. Бастиа, социологи и философы П. Леру, О. Конт и др. Ф. Бастиа (1801-1850) являлся одним из авторов теории гармонизации интересов труда и капитала, продолжая развитие теории согласования интересов Д. Кэри. Согласно этой теории при неограниченно свободной конкуренции все законные интересы участников рыночных отношений согласуются между собой. Это подводило обоснование под экономическую выгодность помощи бедным посредством предоставления им труда. Иначе говоря, солидарность бедных с богатыми должна иметь позитивные последствия не только для первых, но и для вторых. Такая идея в целом достаточно примитивна, но имеет и рациональное зерно: благотворительные пожертвования, фонды добровольного страхования и т.д. должны к всеобщей выгоде поощряться государством, в том числе через систему налогообложения. Как уже указывалось, у другого французского социолога Э. Дюркгейма солидарность стала центральным понятием и приобрела расширенное значение. Этот социолог отстаивал идею, согласно которой индивид возникает из общества, а не общество из индивидов. Отсюда - приоритет целого перед частями и несводимость социальных систем к сложению составляющих их элементов. Э. Дюркгейм прямо вышел на юридические феномены, которые он считал симптомами проявления сознания. Он выделял два вида права: репрессивное (карающее за ошибки и преступления) и реститутивное (возвращающее предметы в состояние, при котором была совершена ошибка). К последнему относилось и зарождающееся право социального обеспечения, цель которого заключалась в организации кооперации между индивидами, возвращении к активной общественной жизни "выпавших" из нее индивидов*(432). При этом он не отрицал, что в обществе все большую роль играют свободно заключенные договоры между индивидами, и как будто соглашался с классической формулой "от статута к соглашению". Но Э. Дюркгейм утверждал, что межиндивидуальные договоры заключаются в социальном контексте, непосредственно неопределяемом индивидами. Сфера договора - разделение труда посредством дифференциации. Контракт заключается индивидами, но его рамки устанавливаются законодательством, отражающим понимание того, что в глобальном обществе считается справедливым, а что - несправедливым. Это была практически готовая концепция солидаризма, которая в трактовке Л. Буржуа, Ш. Бенуа и Л. Дюги оказала огромное воздействие на формирующееся право социального обеспечения. Отсюда выводится и "солидарность поколений", которая и сейчас служит идеологическим обоснованием права социального обеспечения: взрослое работающее население содержит нетрудоспособных (инвалидов, больных, стариков, малолетних сирот) и обеспечивает детей, а по достижении старческого возраста или более раннего наступления нетрудоспособности у каждого есть право в силу солидарности на помощь либо от подросших детей, либо от других трудоспособных лиц. Пенсионирование по старости прямо опирается на идеологию "солидарности поколений". Основателем "солидаризма" можно считать также и французского ученого и политического деятеля Л. Буржуа*(433). Он провозгласил, что солидарность - "новая идея, являющаяся указателем эволюции всеобщей мысли"*(434). Ученый выводил социальные обязательства из так называемых мнимых договоров и мнимых деликтов и пришел к юридическому характеру "социального долга"*(435). По сути, Л. Буржуа провозглашал необходимость коренной реформы всей социальной системы общества. При этом социальное обеспечение уже не только виделось моральным долгом граждан и их объединений, но и могло считаться юридической обязанностью государства. Эту идею с разных сторон развивали и другие авторы (С. Бугле, Ш. Бенуа, Ш. Жид и др.). Но только французский юрист и социолог Л. Дюги (1854-1928), стоявший особняком от других приверженцев этой теории, констатировал особые обязанности государства по доставлению гражданам средств к существованию как проявление объективного права. Популярность этого ученого в России была велика*(436). Многие положения его теории вызывали у отечественных ученых вопросы и возражения. Например, свою идею солидарности он выводил только из исторических фактов, а это релятивизм. У этой теории было слабое философское обоснование. К тому же Л. Дюги практически отрицал субъективное право, выводя его из юридических обязанностей, а также не признавал деления права на частное и публичное. Право, по мнению французского ученого, непосредственно вытекает из общественной солидарности, в силу чего оно стоит над государством и обязательно для него. Главное в его концепции - понимание права как общего порядка, основанного на интересах и солидарности людей. Особую ценность имеет то, что Л. Дюги непосредственно распространял свою теорию на проблемы права социального обеспечения (доставление государством любому гражданину средств не ниже прожиточного минимума, государственная система пенсий, пособий и др.). Одними из основных его теоретических положений являлись вывод о связанности государства правом и введение идеи солидарности в понятийный аппарат правовой науки. П.И. Новгородцев охарактеризовал их как несомненный шаг вперед*(437). Одним из центральных пунктов теории Л. Дюги было предпочтение солидарности перед крайним индивидуализмом именно с точки зрения эффективности правового регулирования общественных отношений: индивидуализм может утверждать только моральную обязанность оказывать помощь, доставлять образование, обеспечивать труд, тогда как солидарность дает для этих обязательств юридическое основание*(438). Эта теория и сейчас остается в арсенале социологической и юридической науки*(439). В ХХ в. социологические методы изучения права получили дальнейшее развитие и широкое распространение в странах Западной Европы и США (Р. Паунд, Б. Кардозо, К. Левеллин и др.). Особенно это касается стран с англосаксонской системой права, выраженного не только в нормативных актах (положительном, позитивном праве), но и в прецедентах, правовых обычаях и др. В рамках этого метода право и судебные решения (правоприменительная практика) рассматриваются через установление баланса между конфликтующими интересами. Как уже указывалось, Р. Паундом (1870-1964) была выведена конструкция "позитивные естественные права человека". Этот американский ученый разделял все общественные интересы, учитываемые правопорядком, на индивидуальные, публичные и социальные*(440). На этом он обосновывал свою идею социального управления посредством права. Одним из методов такого управления был метод оценки притязаний с позиций цивилизованных правовых постулатов, применяемых с учетом обстоятельств места и времени. Таким образом, он постулировал притязание наемного работника на сохранение рабочего места посредством права, а также то, что бремя ответственности за использование наемного труда несет тот, в чьих интересах эта деятельность осуществляется. Следовательно, за "износ" людских ресурсов несет ответственность работодатель. Из постулируемых требований естественного права Р. Паунд выводил требования социально-обеспечительного законодательства о компенсациях за причиненный работнику вред*(441). Аналогичной позиции придерживался другой американский юрист, председатель Верховного Суда США О. Холмс (1841-1935). Он при рассмотрении конкретных трудовых дел, связанных с правом на забастовку в связи с тяжелыми условиями труда и социальной ущербностью положения рабочих, провозгласил приоритет естественных прав над позитивными правами. Но это касалось только судебного прецедента, который сам выступал в качестве источника права. По его мнению, "когда следует учитывать благополучие будущих поколений, то о законодательстве можно вообще позабыть"*(442). В советской юридической науке при господстве нормативистской (позитивистской) концепции права социологические аспекты его изучения, по сути, игнорировались. Лишь в 70-80-е гг. ХХ в. исследовательские методы, в первую очередь отраслевых юридических наук, стали пополняться социально-правовыми исследованиями, нацеленными на изучение социальной обусловленности права, эффективности правовых норм и институтов. Социология права в виде определенного направления изучения действия права при помощи комплексных конкретно-социологических исследований была представлена на уровне как общей теории права, так отраслевых юридических наук. В рамках теории права и отраслевых юридических наук изучались механизм социального действия норм советского права, их эффективность, внешняя среда, условия их применения*(443). Л.С. Явич утверждал, что марксистская социология появилась раньше, чем наметилось увлечение социологией в буржуазной юриспруденции. Это обусловлено тем, что для марксистской правовой мысли всегда было характерным стремление связывать право с реальными жизненными отношениями*(444). Подчеркнем, что важнейшей особенностью марксистского понимания права являлась его обусловленность экономическими отношениями, определяющей ролью по отношению к праву экономического базиса*(445). Социология права и политология права - взаимосвязанные социальные науки. Более того, известный русско-американский социолог П.А. Сорокин считал социальную политику государства разделом социологии и охарактеризовал эту политику так: "формулировка рецептов, указание средств, пользуясь которыми, можно и должно достичь цели улучшения общественной жизни человека. Иначе социальную политику можно назвать социальной медициной или учением о счастье"*(446). В СССР политология, так же как и социология, долгое время причислялись к буржуазным наукам и подменялись историческим материализмом как частью марксистсколенинской философии. О политике исходя из греческого происхождения термина говорят как об искусстве управления государством. Одна из основных функций государства - социальная. В сфере социальной политики государства огромное число социальных проблем: бедность, содержание нетрудоспособных членов общества, преступность и др. Основная цель социальной политики государства - обеспечение достойного уровня жизни населения, достижение социального мира. Еще древние мыслители считали главной целью государства - достижение общего блага всех членов общества. Так, Аристотель утверждал, что политика - это наука о высшем благе человека и государства-полиса. В советской литературе по праву социального обеспечения красной нитью проходили постулаты о роли социалистического государства (вначале пролетарского, затем общенародного) в реализации поставленных КПСС задач по дальнейшему повышению благосостояния советских людей, улучшению их труда и быта, значительному прогрессу здравоохранения, образования, культуры - всему, что способствует формированию нового человека - строителя коммунизма, всестороннему развитию личности, совершенствованию социалистического образа жизни. Нашими современными исследователями отмечается, что к настоящему времени российской наукой не рассмотрена комплексно роль права в обеспечении современной социальной политики государства. В этой связи в теории права социального обеспечения авторы обращаются к проблемам научно-правовых основ социальной политики Российской Федерации, задачам становления российского социального законодательства и права социального обеспечения в условиях рыночной экономики*(447). 5.1.
<< | >>
Источник: Лушникова М.В., Лушников А.М.. Курс права социального обеспечения (2-е изд., доп.). 2009

Еще по теме Истоки: социологическая школа права и солидаризм:

  1. Глава 13. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕОРИИ ПРАВА. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОПОНИМАНИЯ В РОССИЙСКОЙ НАУКЕ
  2. Истоки: социологическая школа права и солидаризм
  3. Феномен социального права: многообразие понимания
  4. И.Ю. Филиппова ИДЕАЛЫ И ЦЕННОСТИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика