<<
>>

§ 1. Предмет и система теории оперативно-розыскной деятельности

Теория ОРД сложилась как самостоятельная отрасль научного знания в результате дифференциации системы наук криминального цикла. Развиваясь в рамках криминалистики, теория ОРД начала формировать специфическую систему знаний, изучающих тайные действия преступников, типичные признаки латентных преступлений и наиболее эффективные (преимущественно негласные) силы, средства и методы, применяемые OPO для своевременного выявления преступлений, их предупреждения и раскрытия, обеспечения неотвратимости ответственности виновных в их совершении.

Диалектическая связь существует между способами действий преступников по подготовке, совершению преступлений, сокрытию следов противоправных действий и тактическими приемами их выявления и раскрытия. Однако методы выявления, предупреждения и раскрытия преступлений разрабатываются не только теорией ОРД, но и уголовным процессом, криминалистикой, криминологией и другими юридическими науками. Развитие и дифференциация происходили за счет не только более четкого определения той социальной практики, которую они удовлетворяют, но и формулирования тех внутренних составляющих, которые отличают их предметы.

Понятие предмета теории ОРД впервые в специальной литературе было определено А.И. Алексеевым и Г.К. Синиловым (1973) как включающего три составные части: I) характеристика системы мер борьбы с преступностью, осуществляемых с применением оперативно-розыскных сил, средств и методов; 2) исследование правовой основы ОРД; 3) изучение системы отношений (правовых и др.), складывающихся в этой работе.

В специальной литературе предмет теории ОРД подвергался неоднократным уточнениям и дополнениям. Так, А.Г. Лекарь (1976) полагал, что для его уяснения необходимо хотя бы в общих чертах рассмотреть закономерности оперативно-розыскной практики. В качестве таковых он прослеживает закономерную связь между тайным характером

совершаемых преступлений и необходимостью использования для их предупреждения и раскрытия оперативно-розыскных средств и методов.

5./1. Лукашов (1976) включил в предмет познания теории ОРД закономерности, возникающие и проявляющиеся в организации ОРД.

Обобщив накопленные по этому вопросу знания, Д. А Гребельский (1977) предлагал свою классификацию закономерностей, составляющих предмет теории ОРД и проявляющихся в преступности, организации ОРД, познавательной и деятельностной сторонах ОРД, правовой регламентации ОРД. При этом автор указанной классификации подчеркнул, что выявление, обоснование и систематизация общих и более частных закономерностей являются постоянной научной задачей.

Несколько иную классификацию элементов предмета теории ОРД предложил В.М. Атмажитов (1992), разделивший их на относящиеся: к образованию оперативно-розыскной информации, ее обнаружению, получению, проверке и фиксации; деятельности OPO по использованию оперативно-розыскной информации; организации ОРД; правовому регулированию ОРД.

И.А. Климов (1993) внес ряд логико-гносеологических замечаний в эти признаки и разработал свою конструкцию предмета теории ОРД как производного от объекта ее познания. Объектом познания теории ОРД, по его мнению, выступают следующие явления и процессы объективной действительности: преступность как определенное социальное явление; ОРД как один из видов общественной практики борьбы с преступностью; правовое регулирование ОРД.

Предметом, познания теории ОРД, как любой другой науки, считает И.А. Климов, являются закономерности, отношения, связи и другие объективные стороны, характерные для объекта ее исследования.

Несмотря на дискуссионность понятия предмета теории ОРД, перечни его основных содержательных элементов, составленные различными авторами, во многом совпадают.

Учитывая это, а также накопленный эмпирический и теоретический материал о законодательном уровне регулирования оперативно-розыскных отношений, предлагается следующее определение.

Теория ОРД — это наука, исследующая закономерности механизма совершения преступлений и противодействия криминальной среды, возникновения информации о преступлении и его участниках, сбора, оценки и использования фактических данных о них, разрабатывающая правовые, организационные, методические и тактические основы эффективного применения оперативно-розыскных сил, средств и методов в борьбе с преступностью.

Данное определение содержит важнейшие структурно-содержательные элементы предмета теории ОРД, которые целесообразно рассмотреть более подробно.

Закономерности, раскрывающие познавательную сущность теории ОРД. Основываясь на методических принципах теории и общенаучных методах познания, теория ОРД изучает как механизм совершения преступлений, так и действия лиц, их замышляющих, подготавливающих, скрывающихся от следствия, суда, отбывания наказания.

Теория ОРД изучает объективные закономерности возникновения и развития тех групп явлений, отношений, фактов, которые определяют скрытый характер совершаемых преступлений, а также противодействие криминальной среды и требуют применения адекватных, преимущественно негласных, средств и методов для их выявления, предупреждения и раскрытия.

Научные исследования в рамках теории ОРД должны выявлять и анализировать все типичное, повторяющееся, устойчивое и характерное как для механизма совершения преступлений, так и для применения негласных сил, средств и методов борьбы с тяжкими и особо тяжкими, неочевидными преступлениями, раскрытие которых иными средствами невозможно.

Необходимость согласованного исследования механизма совершения преступлений и эффективных действий субъектов ОРД по применению негласных мер борьбы с преступностью обусловливается взаимосвязью способов совершения преступлений, поведения подозреваемых и тактики применения оперативно-розыскных сил, средств и методов по их изобличению. Так, получить информацию о замыслах и намерениях, возникающих в криминальной среде, можно только средствами ОРД.

Одной из задач ОРД является поиск и обнаружение фактических данных, отражающих и воссоздающих имевшее место в прошлом событие во всех его юридически значимых чертах. Следовательно, такая деятельность представляет собой процесс познания.

Оперативник, исследуя фактические данные, характеризующие обстоятельства совершенного или совершаемого преступления, приобретает необходимые для решения оперативно-розыскных задач знания — иначе говоря, познает событие (преступление).

Познание, осуществляемое в ходе ОРД по раскрытию преступлений и изобличению виновных в их совершении, представляет собой сложный процесс, требующий высокого профессионального мастерства, значительных интеллектуальных, психических и физических усилий для преодоления трудностей, возникающих при восстановлении эпизода или картины совершенного или совершаемого преступления.

Трудности нередко обусловлены обстоятельствами совершения преступления, поведением преступника и соучастников, потерпевшего и очевидцев противоправных действий.

Независимо от условий совершения преступления, несмотря на уловки и ухищрения с целью сокрытия следов противоправных действий, в соответствии с законом о всеобщей взаимосвязи и взаимообусловленности явлений, благодаря свойству отражения такие следы сохраняются всегда.

Преступник при совершении преступления вступает в различные по степени сложности отношения с окружающими его объектами, воздействующими на него и отражающими его действия.

Признаки тех или иных противоправных действий отражаются во внешней среде в различных формах и на различных уровнях. Все виды отражения, обусловливая закономерности возникновения фактических данных как источников доказательств, являются основой информации об обстоятельствах преступления. Такие фактические данные служат исходным материалом для раскрытия природы каждого факта, эпизода в отдельности и познания совокупности обстоятельств, характеризующих в целом событие преступления.

Познание оперативником фактических обстоятельств совершения преступления — это, по существу, процесс установления истины, критерием которой, как известно, является практика.

ОРД можно рассматривать в двух аспектах: как объект научного познания и как практическую деятельность оперативного работника по установлению обстоятельств преступления.

Оперативник в результате OPM приобретает определенные знания о признаках преступления, в том числе о способе, мотивах и целях его совершения, о лицах, причастных к нему. Познание объективной действительности пронизывает всю деятельность ОРО.

Процесс познания состоит из двух элементов: чувственного и рационального, которые раздельно не существуют. Чувственное впечатление в свете разума приобретает новую окраску, новое содержание, поскольку абстрактное мышление значительно глубже чувственного познания и обогащает, расширяет его границы.

Чувственное познание в ОРД, как и в других видах познавательной деятельности, находит выражение в таких формах, как ощущение, восприятие и представление. Они формируются в сознании оперативника, когда он в процессе, например, такого ОРМ, как наблюдение, непосредственно своими органами чувств воспринимает имеющие значение для ОРД обстоятельства и факты и на основе полученных чувственных данных создает сначала в своем сознании образы этих обстоятельств и фактов, а потом фиксирует сведения о них в соответствующем оперативно-служебном документе.

Чувственное непосредственное и опосредованное познание оперативника частично имеет место и при проверке оперативной информации, когда качество уже сформированных источников доказательств устанавливается путем сбора новых, связанных с прове

ряемым через отображаемые факты. Например, когда сведения о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для ОРД, полученные в результате оперативного наблюдения, проверяются при опросе граждан, воспринимавших указанные обстоятельства и факты.

Активную роль в ходе чувственного познания оперативника, осуществляемого при сборе и частично проверке оперативных доказательств, играет мышление. Чувственное восприятие субъектов при производстве OPM по сбору и проверке доказательств всегда осмысленно. Мышление всегда органически «вплетено» й практическую деятельность по сбору и проверке оперативной информации. С его помощью определяется направленность восприятия, происходит отбор сведений, имеющих значение для ОРД, и первичная проверка их содержания.

Активную роль мышление оперативника играет и в процессе опроса, например должностного лица, при формулировании вопросов

о              фактах и обстоятельствах, подлежащих выяснению, при отборе из полученных в ходе объяснения сведений тех, которые могут относиться к предмету доказывания, постановке уточняющих и дополняющих вопросов, организации и фиксации полученных сведений.

Чувственное познание, осуществляемое при сборе и частично проверке источников доказательств, способно верно отразить действительность, но лишь частично. Его непосредственная связь с объективной действительностью не позволяет отделить знание общего от единичного, объективного от субъективного, выявить и исследовать в предметах и явлениях необходимые связи, зависимости и отношения и отделить их от случайных или привнесенных субъектом познания.

OPM позволяют оперативнику накопить определенный запас чувственных впечатлений от восприятия выявленных и обнаруженных им фактических данных как источников доказательственной информации. Чтобы отобрать из массива фактических данных те, которые связаны с противоправными действиями разрабатываемых лиц, оперативнику приходится проделывать сложную мыслительную работу.

Например, при оперативном осмотре рабочего места или квартиры разрабатываемого оперативник не только получает определенные чувственные впечатления от цвета, формы, внешнего вида обнаруженных вещей, документов, но и осмысливает, оценивает их доказательственное значение для расследования по уголовному делу, планирует необходимые OPM и следственные действия с целью их легализации.

В других случаях, слушая сообщение конфидента, производя разведывательный опрос и т.п., оперативник чувственно воспринимает информацию и одновременно осмысливает ее.

Чувственное познание не дает знаний о сущности фактов, связей, зависимостей и отношений, скрытых за поверхностью явлений, доступных чувственному восприятию. Например, при обнаружении в ходе конспиративного обследования помещения предметов и документов, имеющих значение для ОРД, оперативник, особенно на первоначальном этапе проверки, не может сделать окончательного и достоверного вывода об их происхождении, назначении. С подобного рода трудностями он столкнется и в ходе опроса граждан при получении от них сведений о фактах и обстоятельствах, относящихся к предмету ОРД.

Познание существа обстоятельств и фактов, входящих в предмет ОРД, недоступное для чувственного познания, реализуется оперативником посредством рациональной формы познания — на логическом уровне при оценке всей совокупности собранных и проверенных источников доказательств. При этом обстоятельства и факты, входящие в предмет доказывания, отражаются не со стороны явлений, доступных чувственному восприятию, а со стороны их сущности — внутренних связей, зависимостей, отношений и закономерностей внутреннего движения, недоступных чувственному познанию. Участники ОРД на данном уровне непосредственно с объективной действительностью не соприкасаются, разум при этом опирается на данные чувств.

Формами выражения логического знания, получаемого в ОРД, как и в других видах познавательной деятельности, выступают понятия, суждения и умозаключения. Их виды, правила построения изучает логика. Для правильного отражения на логическом уровне познания обстоятельств и фактов, относящихся к предмету ОРД, необходимо связать понятия в соответствии с действительно существовавшими и существующими связями между явлениями, предметами, имеющими значение для установления истины, их свойствами, связями и отношениями. Представления, полученные при проведении OPM на основе чувственного познания, дающего знания о внешних, отдельных, как бы застывших связях, сторонах, за- нисимостях, отношениях обстоятельств и фактов, входящих в ОРД, должны быть подвергнуты логической обработке в ходе оценки ис- очников доказательств. Только посредством рационального позна- пия участник ОРД может воссоздать в мышлении не фрагментарную, не одностороннюю, не застывшую картину обстоятельств и фактов, подлежащих установлению в процессе ОРД, а их целостную картину в развитии, во всей полноте общественно-правовой сущности.

Таким образом, процесс познания, происходящий в ходе проведения ОРМ, является чувственно-рациональным. Оперативник приобретает необходимые знания и, руководствуясь мировоззрени

ем, профессиональным и житейским опытом, проверяет правильность своих умозаключений.

Диалектический переход от чувственного к рациональному познанию происходит во время практической деятельности человека.

Гносеология, законам которой подчинено исследование фактических обстоятельств преступления в ходе его раскрытия, рассматривает познание как сложный процесс отражения объективной действительности сознанием человека, происходящий на основе практики и диалектического взаимодействия чувственного и рационального.

Основа познания явлений природы и общества, критерий истинности результатов такого познания — практика, т.е. общественная, материальная и другая целесообразная деятельность людей по преобразованию природы и общества, многообразная по содержанию и формам.

Профилактика, пресечение и раскрытие преступлений как вид общественной деятельности уполномоченных государственных органов также является практикой.

Процесс познания объективно существующих фактов при осуществлении OPM по предупреждению и раскрытию преступлений развивается в ходе практической деятельности OPO и определяется потребностями борьбы с преступностью и обеспечения безопасности.

Знания об обстоятельствах совершения преступления, полученные оперативником и зафиксированные в соответствующих документах (объяснениях, актах, сводках скрытого наблюдения, оперативного осмотра и др.), используются прежде всего для быстрейшего и полного раскрытия преступлений. Они могут быть использованы и в ходе научных исследований, научного прогнозирования и разработки перспективных мер по предупреждению и раскрытию преступлений. Причинно-следственные связи механизма образования криминалистически значимой информации (правила и процедура поиска, фиксация, оценка и использование в качестве фактических данных для принятия юридически значимых решений по факту подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления и лиц, причастных к нему). Именно исследование механизма криминалистически значимой информации позволило теории ОРД разработать типовые методики документирования преступных действий по однотипным группам и видам преступлений, которые успешно применяются на практике. Собирая сведения с помощью оперативно-розыскных сил, средств и методов, OPO накапливают соответствующие массивы оперативно-розыскной информации не только разового, но и многократного использования в борьбе с преступностью.

Анализ закономерностей функционирования оперативно-розыскной информации и эффективности ее применения в выявлении, предупреждении и раскрытии преступлений показывает, что информационный аспект является важнейшим элементом предмета теории ОРД. Он создает реальные возможности разработки и внедрения в практику OPO автоматизированных информационно-поисковых систем по отысканию следов преступных действий, лиц, причастных к их совершению или без вести пропавших, похищенных предметов.

Автоматизация банка данных, характеризующих субъекты ОРД, оперативно-розыскных учетов способствует повышению эффективности их использования в борьбе с преступностью, оптимальному решению других организационных задач. Закономерности возникновения общественных отношений, связанных с применением оперативно-розыскных сил, средств и методов в борьбе с преступностью и обеспечении безопасности.

В.А. Лукашов, рассматривая ОРД как сложную динамическую систему, вычленил следующие специфические формы отношений.

Управленческие отношения, характерные для внутриорганизационной деятельности формальных государственных структур (учреждений). Применительно к системе OPO управленческие отношения имеют в своей основе нормативное регламентирование деятельности OPO и их сотрудников, которое касается распределения прав и обязанностей, полномочий и ответственности, деловых связей и взаимодействия, режима рабочего дня и др. Такого рода отношения, возникающие в связи с государственной службой, обладают всеми признаками административно-правовых отношений, поскольку базируются на формальном регламентировании внутрисистемной деятельности OPO как государственных учреждений.

Иначе обстоит дело с отношениями, возникающими в рамках оперативно-розыскного управления, — деятельностью руководителей OPO либо временных оперативных штабов (оперативных групп) по подготовке комплексных OPM (операций) и обеспечению успешного выполнения возникающих оперативно-розыскных задач. Здесь наряду с отношениями административно-правовой субординации решающую роль приобретают отношения, связанные с механизмом оперативно-розыскного управления силами и средствами, непосредственно задействованными на выполнении оперативно-розыскных задач.

В силу этих соображений такие отношения можно обоснованно характеризовать как оперативно-розыскные правоотношения, что определяется специфическими условиями оперативной обстановки, в которой они возникают, развиваются и прекращаются.

Межотраслевые отношения, возникающие в рамках единого оперативно-розыскного законодательства между различными ОРО.

Законодатель не регламентирует механизм взаимодействия всех ОРО, осуществляющих ОРД, ограничиваясь указанием на то, что все они решают стоящие перед ними задачи самостоятельно и во взаимодействии между собой, а также при содействии граждан.

Конкретные вопросы взаимодействия предполагается решать в рамках межведомственных соглашений и межведомственных нормативных актов.

В этой связи межотраслевые отношения, возникающие между различными органами, осуществляющими ОРД, следует отнести к оперативнорозыскным правоотношениям, имеющим законодательное основание осуществления. К ним, в частности, следовало бы отнести межотраслевые отношения, связанные с обменом информацией, прогнозированием и планированием комплексных оперативно-розыскных мер борьбы с проявлениями организованной преступности, терроризма, коррупции, наркобизнеса, контрабанды, других тяжких преступлений, а также с информацией о признаках разведывательно-подрывной деятельности иностранных спецслужб и организаций против РФ.

Функционально-управленческие отношения связаны с отношениями взаимной помощи и консультациями между линейными структурами (например, отраслевыми службами органов внутренних дел — уголовного розыска, борьбы с экономическими преступлениями, борьбы с организованной преступностью, борьбы с незаконным оборотом наркотиков и пр.) и функциональными структурами, в качестве которых выступают специализированные информационные, оперативно-поисковые, оперативно-технические, экспертно-криминалистические и некоторые другие подразделения субъектов ОРД.

Между линейными и функциональными структурами осуществляется информационное и конструктивное взаимодействие, связанное с использованием федеральных и региональных банков оперативной информации, различных учетов, картотек, коллекций и т.д., проведением негласного наблюдения и установочно-справочной работы, применением оперативно-технических средств специального назначения, использованием в оперативно-розыскных целях возможностей экспертно-криминалистических подразделений и т.д.

Оперативно-тактические отношения, возникающие по поводу подготовки, проведения и реализации результатов ОРМ, предусмотренных ФЗ об ОРД.

В данном случае наличие оперативно-розыскных правоотношений не вызывает сомнения, поскольку осуществление OPM основано на законе, а права, обязанности и ответственность участвующих в их проведении сотрудников оперативных, оперативно-поисковых, оперативно-технических, экспертно-криминалистических и иных подразделений регламентированы ведомственными нормативными актами.

Оперативно-розыскными правоотношениями охватываются и участвующие в проведении OPM граждане, конфиденциально сотрудничающие с OPO на контрактной основе. И это понятно, поскольку наличие контракта порождает определенные права и ответственность субъектов сотрудничества (оперативников, негласных сотрудников), вытекающие из достигнутого между ними соглашения.

Что касается отношений, возникающих между оперативниками и гражданами, конфиденциально сотрудничающими с OPO на бесконтракт- ной основе, то они не могут рассматриваться как правоотношения, поскольку даже в малой степени не урегулированы нормами права. Это в равной степени относится к гражданам, с которыми сотрудники ОВД

устанавливают доверительные оперативные контакты, а также привлекаемым в иных формах к подготовке и проведению OPM (например, к производству контрольных закупок). Поскольку, однако, такие отношения возникают в связи с ОРД, они являются оперативно-розыскными отношениями неправового, информационного характера. Практика применения организационных форм, методики, тактики и технических средств ОРД в борьбе с преступностью и обеспечении безопасности.

Теория ОРД исследует такие организационные формы деятельности ОРО, как: изучение и оценка оперативной обстановки; подбор, расстановка и использование негласных сотрудников, все аспекты ОРД с точки зрения их соответствия выводам о состоянии оперативной обстановки; материально-техническое обеспечение; внутреннее и внешнее взаимодействие субъектов ОРД и др. Основываясь на эмпирических данных, теория ОРД разрабатывает научно обоснованные рекомендации по повышению эффективности ОРД с целью выявления, предупреждения и раскрытия преступлений. 

<< | >>
Источник: К.К. Горяйнов, B.C. Овчинский, Г.К. Синилов. Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. 2006

Еще по теме § 1. Предмет и система теории оперативно-розыскной деятельности:

  1. 3.2. ПРАВОВЫЕ ИНСТИТУТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ ИНОСТРАНЦЕВ
  2. § 3. Противодействие криминально организованной среды расследованию преступлений и способы его преодоления работниками оперативно-розыскных органов и следователями
  3. § 3. Уголовно-правовые основы оперативно-розыскной деятельности
  4. § 5. Оперативно-розыскная политика
  5. § 1. Предмет и система теории оперативно-розыскной деятельности
  6. § 2. Методология научных исследований проблем оперативно-розыскной деятельности
  7. §3. Теория оперативно-розыскной деятельности и криминалистика
  8. § 4. Теория оперативно-розыскной деятельности и криминология
  9. § 5. Теория оперативно-розыскной деятельности и психология
  10. § 1. Понятие оперативно-розыскной информации
  11. § 4. Обогащение оперативно-розыскной информации
  12. § 3. Виды оперативно-розыскного прогнозирования
  13. § 2. Место криминалистики в системе научного знания
  14. § 3. Организационно-тактические приемы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в расследовании преступлений
  15. § 2. Отрасли (разделы) правовой статистики и ее место в системе юридических наук
  16. 1.3. Предмет и пределы доказывания
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика