>>

§ 1. Истоки оперативно-розыскной, разведывательной и контрразведывательной деятельности

С древнейших времен ядром оперативно-розыскной, разведывательной и контрразведывательной деятельности был агентурный метод, т.е. совокупность приемов и способов легендированного поведения негласных сотрудников (агентов') и оперативных сотрудников правоохранительных органов и спецслужб по выведыванию оперативно значимой информации и документированию противоправных действий путем установления или развития доверительных отношений с ее обладателями.

Одним из первых археологических источников, свидетельствующих о том, что агентов (разведчиков) использовали в межгосударственных отношениях в качестве заложников, является обожженная дощечка с древними письменами, найденная на территории Сирии и датированная XIII в. до н.э. В них правитель одного города-государства жалуется правителю другого, что он отпустил его соглядатаев согласно уговору, но выкупа за них до сих пор не получил.

Знаменитый военный теоретик Китая Сунь-Цзы, живший в одно и то же время с древнекитайским мыслителем Конфуцием (VI в. до н.э.) и прославившийся своим трактатом «Искусство войны», особое значение придавал разведывательной деятельности. Сунь-Цзы утверждал, что работа с агентами требует строжайшей тайны и что необходимо не просто их наличие, но и умелое использование. Он рассматривал отказ военных руководителей и администраторов от применения агентурного метода как «верх глупости, гак как подлинная гуманность - воевать с возможно меньшим чис

лом жертв»[2]. Ученый придавал важное значение сбору информации и различал в этой связи пять категорий агентов: туземные, внутренние (агенты в стране противника из числа его граждан), обращенные (двойственные или перевербованные агенты), невозвратимые (или диверсанты) и прижившиеся (разведчики), составляющие организованную конспиративную систему.

Значительную лепту в становление агентурного метода внес известный царь-завоеватель Митридат VIЛонтийский (I в.

до н.э.), по свидетельству современников неоднократно выступавший лично в роли секретного агента. Исторические летописи характеризуют его как подозрительного, жестокого, хитрого и неутомимого деспота. Агенты Митридата неутомимо действовали во многих азиатских владениях Рима и в Греции, используя недовольство местных жителей.

В работах известного философа и мыслителя Геродота, датируемых 480 г. до н.э., также указывается на использование древними греками агентов из Персии. Активно использовали агентуру царь Александр Македонский и карфагенский генерал Ганнибал, который, согласно записям Плутарха, засылал соглядатаев в лагерь противников, получая секретную информацию.

Так, прежде чем атаковать город в Сицилии во время Второй Пунической войны (III в. до н.э.), Ганнибал послал туда своего агента, который подавал сигналы карфагенскому войску огнем и дымом, в результате чего город был взят без значительных потерь. Практически всегда Ганнибал впереди своей армии, вторгшейся в Италию, высылал десятки и сотни агентов для сбора сведений о римском войске и укрепленных местностях. Античные историки Полибий и Ливий рассказывают, что карфагенский полководец и сам не раз, надев парик и нацепив фальшивую бороду, проникал в римский стан для сбора разведывательной информации[3].

Немало полезного в организацию секретной службы и тактику агентурной работы привнесли монголы. Чингисхан ценил и активно использовал агентуру и, понимая опасность контрразведывательных мероприятий, жестоко и беспощадно расправлялся с вражескими лазутчиками.

К VI в. н.э. разведывательная служба Византийской империи в Константинополе приобрела главенствующую роль в государстве. Агентов посылали под видом торговцев в зарубежные страны, чтобы они добывали информацию о планах потенциальных врагов Византии. Мусульманские государства также создали высокоорганизованные секретные службы, которые активно использовались при военных набегах в Африку, Азию и Восточную Европу. В IX в. у некоего халифа была своя система тайной полиции, включающая женщин-шпионок, которая могла конкурировать с разведслужбами его противников.

В период Средневековья итальянские купцы получали полезную разведывательную информацию о Востоке, однако европейские политики мало использовали ее. Во второй половине XIV в. в Англии, где в это время происходила междоусобная борьба за королевскую власть, агентурный метод получил широкое распространение при Генрихе VII Тюдоре, создавшем разветвленную агентурную сеть с целью получения исчерпывающей информации о своих врагах. Люди, состоявшие на секретной службе Генриха VII, делились на четыре группы: к первой группе относились секретные агенты, исполнявшие роль резидентов (английские дипломаты или купцы); ко второй — «информаторы», нанимаемые из низших слоев общества для решения конкретной частной задачи; к третьей — профессиональные разведчики, которые вели постоянное наблюдение за определенными людьми, выявляли их связи, а при необходимости похищали их; к четвертой группе — профессиональные разведчики, исполнявшие для видимости какую-либо социальную роль (лекарь, священник, писарь), позволяющую войти в круг лиц, обладающих нужными сведениями. Внешнеполитическая разведка активизировалась, когда итальянское правительство учредило в XV в. постоянные посольства за границей, куда направлялись профессиональные разведчики для сбора нужной информации. При сборе стратегической информации высокий профессионализм и тактическую смекалку проявили венецианские посланцы. Их доклады отличались конкретностью сведений, меткими наблюдениями и оригинальными выводами. Они умело подбирали кандидатов для вербовки агентуры, способствуя тем самым созданию постоянно действующей шпионской сети. В то время разграничения между дипломатией и шпионажем практически не существовало. Послы в древности всегда вели двойную игру: официально они исполняли дипломатические, а негласно — разведывательные функции. К XVI в. большинство европейских стран овладели этой организационной формой оперативной работы. В период Средневековья даже церковь почти во всех странах Европы имела свою разведывательную агентурную сеть - от сельского священника, собиравшего и докладывавшего вышестоящим церковным чинам сведения о настроениях деревенских жителей, до представителя монарха при господском дворе, имевшего возможность выведывать тайные планы царей.
Одним из эффективных приемов получения такой информации была исповедь граждан. Римский престол тогдашнего христианского мира вплоть до эпохи Возрождения оставался самым осведомленным относительно положения дел в других государствах мира.

Большую роль в развитии церковной разведки сыграл в первой половине XYI в. орден иезуитов — «Компания (общество) Иисуса», созданный с целью борьбы против успехов Реформации. Агентами ордена могли быть как его члены, так и светские лица, действующие и внутри своих стран, и за их пределами. Часто проповедник и разведчик представляли собой одно и то же лицо. Помимо разведывательной службы иезуитский орден имел и свою контрразведку, в обязанности которой вменялось обнаружение вражеских лазутчиков в собственных рядах.

Иезуитская агентурная разведка была организатором десятков успешных заговоров, в ходе которых решались важные политические дела, заключались и разрывались союзы между государствами, утверждались во власти и низвергались придворные клики. Иезуиты прямо или косвенно участвовали в наиболее известных политических убийствах в Европе конца XVI — первой половины XVII в.

С XVII в. обозначилось отграничение агентурного метода по обеспечению внутренней безопасности государства, для чего начали создаваться самостоятельные структуры, впоследствии именуемые контрразведывательными службами. В России для обеспечения безопасности императорской семьи и царского режима в 1826 г. была организована политическая полиция в виде Третьего отделения личной канцелярии императора. Позднее эти функции были переданы системе безопасности Министерства внутренних дел. Полицейская охранка активно вербовала агентов и осведомителей для получения информации о многочисленных лицах, подозреваемых в нелояльности к царскому режиму. Для агентурной разработки эмигрантов, учащихся студентов и революционеров охранка засылала своих агентов и за границу. Как видим, здесь соединились все три формы работы спецслужб и полиции: разведка, контрразведка и полицейский сыск. Внедряемая или приобретаемая агентура в зарубежных странах организационно обычно осуществлялась самостоятельными структурами, осуществлявшими целенаправленную военную или внешнеполитическую разведку.

Немецкая историография, восхваляя короля Фридриха //(правившего в 1740—1786 гг.), высоко ценила его заслуги в создании благоденствия Германии. Затеяв войну против Австрии, король понял настоятельную потребность в собственной хорошо организованной разведке. Послы Германии в странах своего пребывания должны были вербовать тайных агентов и выведывать секретную информацию о боеготовности армии противника. Сам Фридрих II имел при себе доверенного повара и до сотни других агентов, которых разграничивал по категориям: I) важные агенты — высокопоставленные чиновники, придворные, имеющие доступ к государственным тайнам; 2) обыкновенные агенты, преимущественно из бедных ело-

ев, которые за небольшую плату выполняли тайные задания; 3) принуждаемые агенты, которые под воздействием властей вынуждены соглашаться на выполнение негласных поручений; 4) агенты-двойники — разоблаченные шпионы противника, согласившиеся сотрудничать со своими разоблачителями. Как правило, они использовались для дезинформации своих первых вербовщиков. Каждая категория агентов, по мнению «короля-философа», как себя именовал Фридрих II, требовала особых условий инструктажа и психологической подготовки, сочетающей поощрение и принуждение (угрозы, расправы с ближними и т.п.). Это разграничение приобрело всеобщий характер.

He случайно сотрудничавшими со спецслужбами суперагентами были такие известные люди, как Даниель Дефо - автор книги «Робинзон Крузо»; Карон де Бомарше — автор «Женитьбы Фигаро», «Севильского цирюльника»; Уолт Дисней и др.

За те почти четыре тысячи лет, что прошли с момента первых упоминаний об агентурных приемах работы в Ветхом Завете, сотни тысяч людей ежегодно вовлекаются в агентурную работу в качестве добровольных помощников правоохранительных и специальных служб либо в качестве штатных сотрудников, обеспечивающих разведывательные, контрразведывательные и сыскные функции.

И хотя в начале XXI в. под воздействием научно-технического прогресса ОРД все активнее использует информационные технологии для сбора, анализа и сохранения конфиденциальной информации о лицах и фактах, представляющих интерес для разведки, контрразведки и сыскной работы, прошедший многовековые испытания агентурный метод остается одним из эффективных средств борьбы с посягательствами на интересы государства, конституционные права и свободы граждан. 

| >>
Источник: К.К. Горяйнов, B.C. Овчинский, Г.К. Синилов. Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник. 2006

Еще по теме § 1. Истоки оперативно-розыскной, разведывательной и контрразведывательной деятельности:

  1. § 1. Истоки оперативно-розыскной, разведывательной и контрразведывательной деятельности
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика