<<
>>

Финансовые рынки как инструмент решения геоэкономических задач

Сражаясь за место под геоэкономическим солнцем, страны пытаются занять наиболее выгодную позицию в транснациональных цепочках создания добавленной стоимости. В этой связи крайне важно при построении геоэкономиче- ской стратегии осознавать, что в сегодняшнем мире основные экономические выгоды получают не тот, кто производит продукт, и зачастую даже не тот, кто изобретает или продает его, а тот, кто формирует правила оценки товаров и услуг.

Не удивительно, что в последнее время огромное внимание политиков всего мира приковано к вопросам развития мировых финансовых рынков и конкуренции между мировыми финансовыми центрами.

Важность наличия собственного финансового центра мирового уровня для страны, претендующей на участие в формировании международной геоэконо- мической повестки дня, очевидна. И вопрос здесь не только в том, что предоставление финансовых услуг является выгодным бизнесом, играющим ключевую роль в экономиках постиндустриального типа (так, по оценкам компании McKinsey, финансовые услуги занимают 8% ВВП и 5% рабочих мест в экономике США). Наличие собственного финансового центра позволяет обеспечивать капитализацию и ликвидность собственной экономике, а также оказывать влияние на экономику стран, пользующихся доступом к соответствующим финансовым ресурсам.

Сегодня основными финансовыми центрами мира являются Нью-Йорк и Лондон, которые борются за лидерство в различных секторах финансового рынка. Баланс сил между ними в последнее время начинает изменяться в пользу Лондона, что связано с ужесточением законодательства о рынке ценных бумаг в США после известных скандалов со злоупотреблениями в сфере корпоративного управления. Дополнительные требования к эмитентам создали определенные конкурентные преимущества для Лондона. Однако в долгосрочной перспективе вопрос о том, что выгоднее - низкие транзакционные издержки или большая прозрачность - остается открытым.

Недаром в последнее время представители регулирующих органов Великобритании все чаще начали поднимать вопрос об ограничениях в доступе на финансовый рынок непрозрачных компаний из развивающихся стран.

Рынки стран еврозоны достигли глубины, в три раза превышающей ВВП Евросоюза. Однако их размер все еще меньше финансовых рынков и США и Великобритании, многими десятилетиями отстраивавших свои финансовые системы. Объемы перемещаемых капиталов между еврозоной и остальным миром примерно равняются потокам капитала между США и остальным миром, т.е. Евросоюз становится финансовым игроком мирового уровня. Азиатские финансовые рынки сильно раздроблены. Рынок Японии, хотя и является третьим в мире по объему и в последнее время достаточно динамично развивается, мало связан с другими азиатскими площадками и взаимодействует в основном с рынками США, Великобритании и Евросоюза. Примерно то же самое характерно для Сингапура и Гонконга. Около 80% мировых финансовых потоков циркулировали в 2005 году между США, Великобританией и Евросоюзом[76].

Страны, обладающие быстро растущими крупными экономиками, начинают быстро осознавать необходимость создания собственных финансовых рынков если не мирового, то регионального уровня. Серьезные попытки в этом отношении предпринимают Китай и Индия. Однако пока в силу излишней зарегулированное™ их рынков значимых результатов добиться не удается.

Есть многочисленные желающие повторить успех Сингапура и отстроить финансовые центры по обслуживанию рынков других стран, не обладая при этом собственными масштабными экономиками, но предлагая развитую институциональную инфраструктуру. Интересным и поучительным примером в этом отношении может служить Дубай, попытавшийся за несколько лет стать финансовым центром мирового уровня. Позаимствовав лучшее мировое отраслевое законодательство, обнулив ставки всех налогов на доходы и прибыль, отменив все ограничения на движение иностранного капитала, Дубай вложил огромные суммы в инфраструктуру, безопасность, а также создал благоприятную атмосферу для проживания зарубежных специалистов.

Страна даже привлекла зарекомендовавших себя финансистов, возглавлявших до этого регулирующие органы других государств, чтобы обеспечить инвесторам полную уверенность в прозрачности и справедливости принимаемых решений. Дополнительным серьезным конкурентным преимуществом стали накопленные в регионе огромные суммы от продажи нефти, которые в основном размещаются в США, Великобритании и ряде западных стран. Созданная система законодательства для финансового центра выгодно отличала его от жесткой бюрократической системы, свойственной для остальной части страны, не говоря уже о других государствах региона[77].

Несмотря на все усилия, серьезного успеха добиться не удалось. Создание великолепной институциональной и материальной инфраструктуры оказалось недостаточным. Хотя в стране и открыли свои офисы крупнейшие международные инвестиционные компании, объемы торгов и ликвидность не позволяют говорить о появлении нового финансового центра мирового уровня. Частично подобный результат приписывают отсутствию масштабной экономики в Дубае, которая могла бы лечь в основу финансовых операций, однако основной причиной безусловно является репутационный фактор. Всем действующим финансовым центрам пришлось многие десятилетия зарабатывать свою репутацию и доказывать незыблемость институтов частной собственности. Так Ли Кван Ю, создатель сингапурского экономического чуда, в своих воспоминаниях пишет о том, что ему понадобилось лет безупречности, чтобы вселить в инвесторов уверенность, необходимую для формирования основы финансовых рынков -доверия.

В этой связи России, обладающей такой серьезной предпосылкой для создания собственного финансового центра мирового уровня как одной из крупнейших и быстро растущих экономик мира, предстоит пройти еще огромный путь. Формирование конкурентоспособных институтов - далеко не самая сложная его часть. Репутация, подтвержденная годами безупречной защиты прав инвесторов, является ключевым фактором.

Попытки влиять на мировые потоки капитала активно используются в геоэкономике.

Директор Института Кейси (Casey Institute), одного из известных исследовательских центров США, занимающихся вопросами безопасности страны, Р. Робинсон откровенно пишет: «Принципиальным преимуществом более активного использования финансовых санкций, по сравнению с торговыми санкциями, является тот факт, что доступ к финансовому рынку США является критически важным для таких крупных стран, как Китай, и обычно не влечет за собой экспорт рабочих мест... В связи с тем, что в Нью-Йорке сконцентрирован самый значительный объем свободных для инвестирования финансовых ресурсов, у нас в руках оказывается рычаг, правильное использование которого может укрепить безопасность США и их союзников в 21 веке»[78].

Возможность использования доступа к финансовому рынку США как инструмента геоэкономики активно обсуждается в органах государственной власти этой страны. Так, Конгресс США уже создавал две комиссии по данному вопросу, предметом рассмотрения которых стал анализ влияния фактора доступа китайских компаний на финансовый рынок США на обороноспособность Китая. В результате появились рекомендации запретить размещать ценные бумаги в США компаниям из Китая и любых других стран, если Государственный Департамент США налагал на эти компании санкции за распространение оружия массового уничтожения и систем его доставки.

В 1997 году Банковский комитет Сената США обсуждал планы Газпрома по привлечению средств на финансовом рынке страны. Члены комитета выступили резко против подобной сделки, ссылаясь на инвестиции Газпрома в Иране и Ливии, которые рассматривались как страны, способствующие терроризму, а также на предполагаемые связи компании с руководством России. Сенаторы также высказались резко против предоставления Экспортно-импортным банком США гарантий американским поставщикам Газпрома. Сенатор Фэаклоз сказал следующее: «Почему мы должны финансировать проекты наших врагов? Я не могу понять, кто, находясь в здравом уме, захочет участвовать в подобной сделке? Я думаю, Уолл Стрит должна сказать «нет» этой сделке, в противном случае мы должны заблокировать ее законодательно»[79].

В сентябре 1999 года в США была развернута масштабная пропагандистская кампания против планов Китайской национальной нефтяной компании выпустить акции на Нью-Йоркской фондовой бирже. Поводом послужили инвестиции КННК в энергетический сектор Судана. В июле 2001 года Лукойл столкнулся со схожими проблемами и отказался от выпуска акций в США, ссылаясь на политические риски.

Большинство попыток ограничить доступ зарубежных компаний к финансовым рынкам США крайне негативно было воспринято в американской профессиональной среде. Специалисты прекрасно понимают, что специфика финансовых рынков позволяет легко переключаться на иные торговые площадки и методы привлечения средств. В результате потенциальная жертва политиков получает доступ к деньгам на сходных условиях, но через другие каналы, что подрывает конкурентоспособность американских финансовых рынков. В этой связи массового использования в США финансовых инструментов для геоэкономических целей не последовало, однако вывод о том, что такого рода возможности сохраняются, должен приниматься во внимание в геоэкономиче- ских конфликтах.

Более тонким инструментом, чем возведение барьеров на пути движения международного капитала, является создание механизмов финансовой оценки. Подобно тому, как в политике существует циничная формула: «Важно не как голосуют, а кто считает голоса», точно так же и в экономике принципиально не то, кто как работает, а кто оценивает результаты этой работы. В этой связи важное место в геоэкономической борьбе занимают различные международные центры финансовой стандартизации и оценки. Например, стандарты Базельского комитета по банковскому надзору основаны на совместно разработанных США и Великобританией принципах оценки банковского капитала, которые появились в ответ на необходимость лишить конкурентных преимуществ японские банки. Последние, пользуясь более благоприятными условиями национального законодательства, выигрывали в борьбе с американскими банками, а единые стандарты в определенной степени лишали их этого преимущества.

Не менее интересным инструментом могут стать международные стандарты финансовой отчетности (МСФО), которые по сути самым непосредственным образом способны влиять на капитализацию компаний на фондовых рынках, т.е. на цену активов. Недаром между МСФО и национальными стандартами США существовала жесткая стратегическая конкуренция, однако лишь до тех пор, пока США не получили преобладающего влияния в Совете по МСФО, что послужило началом процесса конвергенции. Передавать в чужие руки инструмент оценки собственных активов готовы лишь страны, не имеющие возможности оказывать влияние на геоэкономические процессы. Показательным в этом смысле является пример Китая, который внимательно следит за процессами обсуждения и утверждения МСФО, но, используя полученный опыт, разрабатывает национальные стандарты. При этом представители органов власти Китая заявляют, что до тех пор, пока у них не будет возможности оказывать действенного влияния на процесс формирования МСФО, ни о каком переходе на эти стандарты речи не может идти в принципе.

Ярким примером того, как действующие системы оценки активов перераспределяют благосостояние между странами, является ситуация с определением цены на нефть. Государства, такие, как Россия или ОАЭ, которые извлекают нефть, но не принимают участия в вопросах ценообразования, уже давно ставят под сомнение справедливость цены на свой товар. Их попытки придать процессу должную прозрачность наталкиваются на сопротивление тех, кто определяет цену сегодня. Вот, что по этому поводу говорит Джеймс Ньюсом, президент Нью- Йоркской товарной биржи, которая консультирует правительства России и ОАЭ по вопросу создания собственных торговых площадок: «Если вы трейдер нефтяной компании, если вы в течение последних лет решали все вопросы по ценообразованию телефонными звонками из одного тихого кабинета в другой, какую реакцию вызовет у вас даже сама постановка вопроса о транспарентности нефтяного рынка? Чего ради вам вообще что-то делать? Вас всё устраивает. Сейчас в процессе ценообразования все вопросы решаются узким кругом. Переход к процессу открытого ценообразования - это вовлечение в процесс огромного числа новых людей, это и новые лица в поставках, у потребителей, в инфраструктуре. Есть ли шанс при передаче процесса ценообразования на рынок сохранить влияние на процесс этого узкого круга?»[80]. Комментарии излишни.

Таким образом, финансовые рынки и мировые центры стандартизации и финансовой оценки активов являются ключевыми высотами арены геоэкономи- ческой борьбы. Знания правил геофинансовой игры и наличие компетенций для участия в ней являются обязательным условием для любого государства, ставящего перед собой геоэкономические задачи.

<< | >>
Источник: Буренин А.В., Игошин И.Н.. Геоэкономика и экономический суверенитет. 2007

Еще по теме Финансовые рынки как инструмент решения геоэкономических задач:

  1. Щ 1.3. Природа, структура и формы региональной промышленной политики
  2. 2.1. Корпоративная форма региональной промышленной политики
  3. 1.1. Антология геоэкономическоймысли
  4. 2.1. Корпорации как инструмент геоэкономики Роль и место корпораций в геоэкономической игре
  5. Доступ на рынки как инструмент геоэкономики Тарифные барьеры, квоты и антидемпинговые процедуры
  6. Международные финансовые центры
  7. Валютная политика
  8. Финансовые рынки как инструмент решения геоэкономических задач
  9. Военная сила как инструмент геоэкономики
  10. Усиление позиций российского ТЭК в глобальной экономике
  11. Геоэкономика и инфраструктура
  12. Тарифы и нетарифные ограничения: перспективы
  13. 3.8. Противостояние неэкономическому давлению
  14. Методы теоретической и прикладной геоэкономики
  15. Проблемы развития геоэкономики
  16. Проблемы создания и функциональное назначение геоэкономического атласа
  17. Возможности и ограничения модели геоэкономического атласа
  18. Прогнозы развития геоэкономических регионов
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика