<<
>>

§ 2. Формы проявления диспозитивности при производстве в суде первой инстанции

Судебное разбирательство — центральная стадия уголовного процесса. В силу особой важности судебного разбирательства принципами уголовного процесса считаются те указанные в законе положения, которые наиболее полно, выпукло, отчетливо проявляются именно в этой процессуальной стадии .

Согласно ч.

2 ст. 47 УПК РФ обвиняемый в совершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом. Это право обвиняемого выступает особой уголовно-процессуальной гарантией судебной защиты права каждого на жизнь . Правом на рассмотрение уголовного дела судом с

участием присяжных заседателей обладают лица, обвиняемые в совершении преступлений, уголовные дела о которых подсудны в соответствии с ч. 3 ст. 31 УПК РФ Верховному Суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области или автономного округа. Следует согласиться с высказанным в юридической литературе мнением, согласно которому диспозитивность в уголовном процессе выражается в возможности выбора обвиняемым суда с участием присяжных заседателей . В.М. Савицкий называл это право обвиняемого — правом обратиться за защитой к суду присяжных заседателей .

В начале 1990-х гг. суд присяжных в России именовался альтернативным судопроизводством. Не случайно принципиальное значение уделялось тому, чтобы выбор порядка судопроизводства зависел исключительно от обвиняемого . Высказывались мнения, что альтернативная форма судопроизводства меняет конструкцию уголовного процесса таким образом, что в нем государство учитывает частный интерес, волеизъявление обвиняемого, подсудимого . Одной из отличительных черт российского законодательства является то, что право на рассмотрение дела судом присяжных принадлежит обвиняемому независимо от того, отрицает он или признает свою вину, тогда как на Западе лицо, признавшее себя виновным в совершении преступления, предстает

перед низшим судом (магистратом), который и выносит обвинительный приговор, как правило, без исследования доказательств .

По действующему уголовно-процессуальному законодательству ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей может быть заявлено обвиняемым в ходе его ознакомления с материалами уголовного дела на стадии предварительного расследования (ч.

5 ст. 217 УПК РФ) . Кроме того, обвиняемый может заявить ходатайство о проведении предварительного слушания для решения вопроса о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, в том числе после направления уголовного дела с обвинительным заключением в суд . Такое ходатайство может быть заявлено в течение трех суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения (ч. 3 ст. 229 УПК РФ) . В ходе предварительного слушания обвиняемый вправе подтвердить заявленное ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей или отказаться от него (ст. 325 УПК РФ) .

Уголовное дело, в котором участвует несколько подсудимых, рассматривается судом с участием присяжных заседателей в отношении всех подсудимых, если хотя бы один из них заявляет ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом в данном составе (ст. 325 УПК РФ) . Поэтому суд теперь обязан при наличии ходатайства лица, обвиняемого в совершении особо тяжкого преступления, о рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей удовлетворить такое ходатайство независимо от возражения других подсудимых .

Кроме того, диспозитивность проявляется в праве подсудимого или его защитника на немотивированный отвод присяжных заседателей (п. 2 ч. 5 ст. 328 УПК РФ) . Это право реализуется

путем вычеркивания фамилий неугодных кандидатов из их предварительного списка без объяснения причин отвода . Право немотивированного отвода принадлежит подсудимому, который вправе поручить своему защитнику осуществить право на немотивированный отвод присяжных заседателей или реализовать это право самостоятельно . Без согласия подсудимого защитник этим правом воспользоваться не может .

Лица, обвиняемые в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, вправе заявить ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом в составе трех профессиональных судей, что является еще одним проявлением диспозитивности в уголовном процессе. В юридической литературе обращается внимание на то, что у обвиняемого должно быть право на выбор коллегиальной формы судопроизводства, особенно когда речь идет о возможности назначения наказания в виде лишения свободы сроком более чем на два года .

В случае отказа от коллегиального состава суда уголовное дело рассматривается судьей федерального суда единолично . Однако не все обвиняемые пользуются диспозитивным правом выбора коллегиального состава суда: дела, подсудные мировым судьям, всегда рассматриваются единолично.

Ряд авторов высказывают предложение закрепить в законе требование учитывать при решении вопроса о составе суда мне-

ние потерпевшего . Представляется, что для внесения таких изменений в законодательство нет достаточных оснований. И дело не только в том, что в уголовном процессе решается, главным образом, судьба подсудимого, а потому именно его мнение по данному вопросу надо учитывать в первую очередь. Введение подобной нормы в УПК РФ неминуемо привело бы на практике к возникновению споров о составе суда между обвиняемым и потерпевшим. Это, в свою очередь, породило бы необходимость установления порядка разрешения таких споров. В результате либо мнение того или иного участника по вопросу о составе суда приобрело бы в судебной практике приоритетное значение (тогда требование учитывать мнение другого участника процесса превратилось бы в формальность) , либо этот вопрос фактически разрешался бы должностным лицом, ведущим производство по уголовному делу.

Однако диспозитивность при выборе состава суда следовало бы ограничить в тех случаях, когда перед судом предстает несовершеннолетний. Думается, в целях обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних обвиняемых, а также наиболее полного, объективного и всестороннего рассмотрения уголовных дел о преступлениях, в совершении которых обвиняются несовершеннолетние, в закон следовало бы внести изменения, установив, что уголовные дела по обвинению несовершеннолетних в совершении тяжких и особо тяжких преступлений во всех случаях рассматриваются коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции.

К числу диспозитивных следует отнести также право стороны заявить ходатайство о проведении предварительного слушания, поскольку при соблюдении установленных в законе требований такое ходатайство подлежит обязательному удовлетворению.

Предварительное слушание проводится в обязательном порядке в случае заявления стороной ходатайства об исключении доказательств (п.

1 ч. 2 ст. 22 9 УПК РФ) , а также для решения вопроса о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей (п. 5 ч. 2 ст. 22 9 УПК РФ) . Проведение предварительного слушания при этом не является самоцелью заявления соответствующего ходатайства. Указанные ходатайства заявляются с целью исключения недопустимых доказательств или рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, а предварительное слушание является лишь процедурой, в рамках которой соответствующие вопросы могут быть разрешены. При ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела следователь должен разъяснить ему, что ходатайство о проведении предварительного слушания может быть заявлено и после ознакомления с материалами уголовного дела, но не позднее трех суток со дня получения обвиняемым обвинительного заключения или обвинительного акта (ч. 3 ст. 22 9 УПК РФ) .

Согласно п. 1 ч. 2 ст. 229 УПК РФ предварительное слушание проводится при наличии ходатайства стороны об исключении доказательства. Такое ходатайство может быть заявлено стороной после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления уголовного дела в суд в течение 3 суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения или обвинительного акта. Согласно п. 45 ст. 5 УПК РФ сторонами являются участники уголовного судопроизводства, выполняющие на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования) или защиты от обвинения. Таким образом, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе с соблюдением указанных сроков ходатайствовать о проведении предварительного слушания для разрешения вопроса об исключении доказательств. Однако бланк протокола ознакомления потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей с материалами уголовного дела (ст. 476 УПК РФ, приложение 150) не предусматривает разъяснение указанным участникам уголовного процесса такого права. Этот недостаток следовало бы устранить путем внесения соответствующих изменений в ст. 47 6 УПК РФ, приложение 150.

В ч. 1 ст. 47 Конституции РФ закреплено право каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Иногда выбор суда, на рассмотрение которого будет передано уголовное дело, зависит от желания обвиняемого или решения соответствующего должностного лица, а иногда — от наличия того и другого. В подобных случаях следует говорить об альтернативной подсудности . Так, согласно ст. 452 УПК РФ уголовное дело в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной думы, судьи федерального суда по их ходатайству, заявленному до начала судебного разбирательства, рассматривается Верховным Судом РФ. Если такое ходатайство заявлено не было, подсудность уголовного дела определяется по общим правилам, установленным в главе 5 УПК РФ. Положения ст. 452 УПК РФ служат дополнительной гарантией соблюдения прав и законных интересов названных в ней лиц, в том числе они обеспечивают рассмотрение уголовного дела судом, свободным от влияния местных факторов.

Возможность выбора обвиняемым суда, на разрешение которого будет передано уголовное дело, предусмотрена и в других нормах УПК РФ. Так, согласно ч. 7 ст. 31 УПК РФ, если уголовное дело по обвинению группы лиц подсудно военному суду в отношении хотя бы одного из них, то данное уголовное дело может рассматриваться военным судом, если против этого не возражают то лицо или те лица, которые не являются военнослужащими или гражданами, проходящими военные сборы. При наличии возражений со стороны указанных лиц уголовное дело в отношении их выделяется в отдельное производство и рассматривается соответствующим судом общей юрисдикции. Если выделение уголовного дела в отдельное производство невозможно,

данное уголовное дело в отношении всех лиц рассматривается соответствующим судом общей юрисдикции .

Как видно, и в этом случае мнение обвиняемого имеет определяющее значение при решении вопроса о подсудности уголовного дела. Предоставление обвиняемым права выбирать в определенных законом случаях суд, на разрешение которого будет передано уголовное дело, является проявлением диспо- зитивности в уголовном судопроизводстве, поскольку в таких случаях от волеизъявления частного лица зависит решение вопроса, имеющего важное значение для производства по уголовному делу . Об альтернативной подсудности можно говорить и в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 34 УПК РФ, когда суд, установив, что находящееся в его производстве уголовное дело подсудно другому суду такого же уровня, вправе с согласия подсудимого оставить данное уголовное дело в своем производстве, но лишь тогда, когда он уже приступил к его рассмотрению в судебном заседании. Кроме того, изменение территориальной подсудности уголовных дел по ходатайству стороны возможно также в случае, если не все участники уголовного судопроизводства по данному уголовному делу проживают на территории, на которую распространяется юрисдикция данного суда, и все обвиняемые согласны на изменение территориальной подсудности уголовного дела (подп. «б» п. 2 ч. 1 ст. 35 УПК РФ) . Окончательное решение вопроса об изменении подсудности при-

нимается соответствующими должностными лицами, однако необходимость получения согласия всех обвиняемых по делу на изменение территориальной подсудности позволяет говорить о проявлении в данном случае диспозитивности.

Прекращение уголовного дела или уголовного преследования возможно как в ходе досудебного производства, так и в судебном производстве . Согласно ч. 2 ст. 27 УПК РФ прекращение уголовного преследования 1) за истечением сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ); 2) вследствие отсутствия заключения суда о наличии признаков преступления в действиях лиц, указанных в пунктах 1, 3—5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, либо отсутствия согласия соответственно Совета Федерации, Государственной думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1, 3—5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ (п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) ; 3) в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ) ; 4) в связи с деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ); 5) вследствие акта амнистии (п. 3 ч. 1. ст. 27 УПК РФ), не допускается, если подозреваемый или обвиняемый против этого возражает. При прекращении уголовного преследования по нереабилитирующему основанию необходимо учитывать также мнение законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого (данное положение следовало бы закрепить в ч. 2 ст. 27 УПК РФ) .

Право возражать против прекращения уголовного преследования в таких случаях является формой проявления диспозитивности в уголовном процессе. Это право предоставляется подозреваемому (обвиняемому) в целях охраны его законных интересов, обеспечения возможности полной судебной реабилитации, если он не виновен . Прекращение уголовного преследования в таких случаях расценивается правоприменительной практикой как

основанная на материалах расследования констатация того, что лицо совершило деяние, содержавшее признаки преступления, и не влечет за собой реабилитации, то есть вопрос о виновности лица остается открытым .

Одним из оснований прекращения уголовного дела является смерть подозреваемого или обвиняемого (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) . Однако производство по делу должно быть продолжено в обычном порядке, если заинтересованные лица, будучи уверенными в невиновности умершего, ходатайствуют о продолжении судопроизводства с целью реабилитации и восстановления доброго имени покойного . Право указанных лиц требовать продолжения производства по уголовному делу также является формой проявления диспозитивности в уголовном процессе.

Ряд авторов предлагают внести изменения в действующее законодательство, дополнив его положением о необходимости при прекращении уголовных дел по нереабилитирующим основаниям учитывать мнение потерпевшего (гражданского истца) . По мнению В.Н. Бояринцева, установление такого правила позволило бы потерпевшему активнее воздействовать на ход процесса и тем самым эффективнее защищать свои законные интересы . С таким предложением трудно согласиться. Если потерпевший (гражданский истец) полагает, что его права и законные интересы нарушены постановлением (определением) о прекращении уголовного дела, он вправе обжаловать это решение в судебном порядке (а в ходе досудебного производства также прокурору) . Тем самым закон предоставляет потерпевшему и другим заинтересованным лицам достаточные средства для отстаивания своих прав в уголовном судопроизводстве.

Значительное число уголовных дел прекращается в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ) . Так, в 2002 г. за примирением с потерпевшим районными судами были прекращены уголовные дела в отношении 51,2 тыс. человек, что составляет 42,4 % от числа лиц, в отношении которых уголовные дела прекращены по нереабилитиру- ющим основаниям . Многие авторы сходятся во мнении, что возможность прекращения уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения в связи с примирением означает расширение в уголовном процессе диспозитивных (частных) начал . Причем, как указано в одном из комментариев к УПК РФ, действие диспозитив- ности в соответствии со ст. 25 УПК РФ не противопоставляется и не конкурирует с публичностью, поскольку волеизъявление жертвы преступления и причинителя вреда, пришедших к примирению, не влечет автоматического принятия решения о прекращении уголовного дела, а представляет собою лишь одно из условий, соблюдение которых может побудить (или не побудить) компетентные органы принять решение о прекращении дела .

Примирение — акт двусторонний , поэтому при принятии решения о прекращении уголовного дела должностное лицо, ведущее производство по уголовному делу, должно учитывать мнение как обвиняемого, так и потерпевшего. Прекращение уголовного дела в связи с примирением обвиняемого с потерпевшим предполагает право потерпевшего по своему усмотрению решить вопрос о примирении, тем самым определив исход дела .

Однако по этому основанию не допускается прекращение уголовных дел об изнасилованиях и насильственных действиях сексуального характера, относящихся к тяжким преступлениям. В связи с этим в юридической литературе высказываются предложения предусмотреть в УПК РФ возможность прекращения всех уголовных дел частно-публичного обвинения за примирением потерпевшего с обвиняемым . По мнению А. А. Шамардина, исключение возможности примирения по делам частно-публичного обвинения является необоснованным ограничением прав потерпевших . Противники этого предложения полагают, что законодатель не допускает прекращение уголовных дел об изнасилованиях за примирением сторон ввиду того, что ставший по воле потерпевшей известным факт совершения опасного преступления перестает быть частным делом жертвы насильника, ведь объектом посягательства при изнасиловании являются не только интересы конкретной личности, но и социальный уклад половых отношений в обществе .

Как уже было сказано, по делам об изнасилованиях и насильственных действиях сексуального характера право распоряжения предметом уголовного процесса принадлежит прокурору. Потерпевший не возбуждает уголовное дело, а лишь наделяется правом на то, чтобы без его согласия уголовное дело не возбуждалось (с тем, чтобы избежать вреда, который способна причинить огласка преступления) . Наделение потерпевшего правом прекращения уголовных дел привело бы к членению комплексного права распоряжения предметом уголовного процесса между прокурором и потерпевшим. Противоречивость конструкции процесса, в котором потерпевший имел бы право по своему усмотрению прекращать уголовное преследование, осуществляемое прокурором!, очевидна.

Нельзя согласиться и с предложением О.И. Роговой предоставить потерпевшему по делам частно-публичного обвинения право распоряжаться предметом процесса . Реализация этого предложения фактически означала бы превращение дел частно- публичного обвинения в дела частного обвинения. Однако установление частного порядка уголовного преследования по делам рассматриваемой категории не способствовало бы эффективной защите прав лиц, потерпевших от преступлений, о чем свидетельствует опыт Республики Казахстан .

В науке уголовно-процессуального права отмечалось, что в некоторых отношениях удельный вес диспозитивности в процессуальной регламентации производства по делам частного обвинения даже больше, чем в гражданском процессуальном праве . В юридической литературе частное обвинение (в процессуальном значении) понимается, главным образом, как особый вид уголовно-процессуальной деятельности в рамках специальной правовой процедуры, которая позволяет частному обвинителю выразить свою волю, обязательную для государственных органов, в уголовном преследовании обвиняемого в ходе возбуждения уголовного дела, поддержания обвинения в суде или отказа от обвинения . С.А. Шейфер и Н.Е. Петрова, давая схожее определение, сущность института частного обвинения видят в признании потерпевшего самостоятельным субъектом уголовного преследования .

В порядке частного обвинения осуществляется производство по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 115, ст. 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 УК РФ. Поскольку честь, достоинство и репутация человека охраняются нормами как уголовного, так и гражданского права, потерпевший вправе по своему ус-

мотрению выбирать способ защиты нарушенного права , что является одним из проявлений диспозитивности.

Диспозитивность при возбуждении уголовных дел частного обвинения проявляется также и в том, что потерпевший должен самостоятельно решить для себя, насколько серьезно затронуты его права и законные интересы, какова степень причиненного ущерба, и следует ли ему в этой связи обращаться в орган правосудия для привлечения к уголовной ответственности лила, причинившего ему вред .

Согласно ч. 1 ст. 318 УПК РФ уголовные дела частного обвинения возбуждаются путем подачи мировому судье заявления потерпевшим или его законным представителем. В случае смерти потерпевшего уголовное дело возбуждается путем подачи заявления его близким родственником или прокурором (ч. 2 ст. 318 УПК РФ) . С момента принятия судом заявления к своему производству лицо, его подавшее, является частным обвинителем (ч. 7 ст. 318 УПК РФ) . Это значит, что в случае обращения к мировому судье с заявлением о возбуждении уголовного дела близкого родственника или законного представителя, именно он, а не представляемое лицо, становится частным обвинителем. Результаты обобщения судебной практики показывают, что в качестве повода для возбуждения уголовных дел частного обвинения рассматриваются заявления лиц, достигших 16-летнего возраста. По их же заявлениям дела прекращаются за примирением сторон независимо от мнения законных представителей несовершеннолетних потерпевших . Расширение диспозитивности в УПК РФ выразилось в том, что из уголовно-процессуального законодательства исключено такое основание для возбуждения уголовного дела частного обвинения прокурором, как особое общественное значение дела (ч. 3 ст. 27 УПК РСФСР) . Кроме того, вступление в дело частного обвинения прокурора допускалось в случаях, если того требовала охрана государственных или общественных интересов (ч. 4 ст. 27 УПК РСФСР) . В обоих случаях потерпевший лишался права прекратить уголовное дело, отказавшись от обвинения подсудимого или прими-

рившись с последним. С другой стороны, в УПК РФ предусмотрено, что теперь не только прокурор, но также следователь и дознаватель с согласия прокурора вправе возбуждать уголовные дела, указанные в ч. 2 и 3 ст. 20 УПК РФ, если преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами. Возбужденные таким образом уголовные дела относятся к категории публичного обвинения, а значит, потерпевший лишается права на распоряжение предметом уголовного процесса (ч. 4 и 5 ст. 20 УПК РФ) .

Положение ч. 3 ст. 318 УПК РФ допускает возбуждение уголовного дела прокурором в тех случаях, когда потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы . Поскольку, как указано в законе, вступление прокурора в уголовное дело не лишает стороны права на примирение (ч. 4 ст. 318 УПК РФ) , в науке уголовного процесса высказано мнение, что в таких случаях прокурор поддерживает в суде не государственное, а частное обвинение, идущее от потерпевшего .

Ф. Н. Багаутдинов отмечает противоречивость положений закона, в силу которых потерпевший, не имеющий по различным причинам возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, может, примирившись с обвиняемым, прекратить производство по уголовному делу, возбужденному прокурором .

Положения ч. 3 и4ст.318 УПК РФ, как представляется, находятся в противоречии также с нормами, закрепленными в ч. 4 и 5 ст. 20 УПК РФ. Почему при схожих условиях (наличие препятствий для самостоятельной защиты потерпевшим своих прав или законных интересов) в одном случае дело, возбужденное прокурором (следователем или дознавателем), становится делом публичного обвинения, а в другом — остается делом частного обвинения? При этом в обоих случаях по уголовному делу производится предварительное расследование. Следует отметить, что аналогичное противоречие имело место и в УПК РСФСР (между ч. 3 ст. 27 и ст. 468) . Рассматривая данную коллизию, судья Верховного Суда РФ С.А. Разумов пришел к выводу, что если прокурор по возбужденному им делу будет настаивать на осуждении виновного, а стороны придут к примирению, суд должен прекратить производство по уголовному делу .

В уголовно-процессуальном законодательстве следовало бы закрепить единый порядок возбуждения уголовного дела прокурором, следователем или дознавателем с согласия прокурора в случае нахождения потерпевшего в беспомощном или зависимом состоянии , а также если потерпевший по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. Вместе с тем представляется нецелесообразным наделение прокурора правом возбуждать уголовное дело в интересах находящегося в беспомощном состоянии потерпевшего, если права последнего может защищать его законный представитель.

Заявление потерпевшего при условии соблюдения формальных требований, предусмотренных в ч. 5 ст. 318 УПК РФ, служит, согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству, безусловным основанием для возбуждения уголовного дела частного обвинения. Поэтому нельзя согласиться с А. Орловой, полагающей, что принятию судьей жалобы к производству должна предшествовать проверка с целью установления основания возбуждения дела, которая позволит правильно определить подсудность и подтвердить тот факт, что из содержания жалобы действительно усматривается состав преступления, подпадающий под категорию дел частного обвинения . Более правильной представляется позиция В. Нестерова, который полагает, что мировой судья не вправе отказать в возбуждении уголовного дела частного обвинения. Отказ в принятии жалобы по делу частного обвинения может быть вызван только ненадлежащим ее оформлением . В своем заявлении потерпевший должен указать данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности (п. 4 ч. 5 ст. 318 УПК РФ) . Особенно важное значение это требование приобретает в тех случаях, когда деяние, преследуемое в порядке частного обвинения, совершено несколькими лицами, и в связи с этим возникает вопрос о делимости обвинения . Это означает, что потерпевший вправе осуществлять уголовное преследование не всех лиц, совершивших в отношении него преступное деяние, а лишь тех, кого пожелает. Диспозитивный характер этого права очевиден, поскольку по усмотрению частного лица решается вопрос не только о возбуждении уголовного дела, но и о круге лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. В тех случаях, когда одним преступлением причиняется вред нескольким потерпевшим, каждому из них принадлежит самостоятельное право преследования, а также право присоединения к преследованию, уже возбужденному другим потерпевшим. Поскольку предметом об-

винения является одно преступление, приговор суда, состоявшийся по одной из жалоб, устраняет возможность преследования виновного остальными потерпевшими .

Право распоряжения предметом уголовного процесса предполагает право частного обвинителя по своему усмотрению прекратить производство по уголовному делу. Согласно ч. 3 ст. 249 УПК РФ по уголовным делам частного обвинения неявка потерпевшего без уважительных причин влечет за собой прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления). Неявка частного обвинителя, таким образом, представляет собой пассивную форму отказа от обвинения. Следует согласиться с высказанным в юридической литературе мнением о том, что закон должен предусматривать также возможность активного отказа от обвинения, выраженного в явном волеизъявлении потерпевшего .

Уголовное дело частного обвинения может быть прекращено также за примирением сторон. Правда, при этом прекращение уголовного дела зависит не только от потерпевшего, но и от обвиняемого (подсудимого), поскольку данное основание прекращения уголовных дел относится к числу нереабилитирующих. Частный обвинитель, если по его заявлению к участию в деле привлечены несколько подсудимых, вправе по своему усмотрению примириться как со всеми подсудимыми, так и только с некоторыми из них.

Примирение по делам частного обвинения следует отличать от аналогичного основания, применяемого при прекращении уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения (ст. 25 УПК РФ). В юридической литературе высказано мнение, что порядок прекращения уголовных дел, установленный ст. 76 УК РФ и ст. 9 УПК РСФСР (в настоящее время — ст. 25 УПК РФ) , распространяется и на дела частного обвинения, в том числе

возбужденные прокурором . Действительно, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 УК РФ, возбужденные в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 20 УПК РФ, считаются уголовными делами публичного обвинения, а значит, в случае примирения сторон могут быть прекращены по основанию, предусмотренному ст. 25 УПК РФ. Но если примирение состоялось по уголовному делу частного обвинения, прекращено такое дело должно быть по ч. 2 ст. 20 УПК РФ .

Согласно ч. 2 ст. 2 0 УПК РФ примирение потерпевшего с обвиняемым по делам частного обвинения допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. В юридической литературе было высказано предложение ввести в УПК РФ норму, допускающую прекращение уголовного дела после вынесения приговора, но до вступления его в законную силу . Это предложение следует поддержать. Напомним, что по Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. частные дела могли быть прекращены примирением сторон во всех стадиях процесса, за исключением дел, подсудных общим судебным установлениям, которые могли быть прекращены примирением сторон лишь до обращения приговора к исполнению . По разъяснению Сената в мировых судах примирение допускалось и после обращения приговора к исполнению и даже во время отбытия наказания .

Проявлением материальной диспозитивности в производстве по делам частного обвинения является право подсудимого подать встречное заявление. Указанное право обеспечивает подсудимому судебную защиту его прав и законных интересов в тех случаях, когда он полагает, что в отношении него совершено преступление. Соединение заявлений допускается на основании постановления мирового судьи до начала судебного следствия. Кроме того, в судебной практике допускается также со-

единение уже возбужденных дел частного обвинения по основной и встречной жалобам . Против соединения дел частного обвинения при подаче встречной жалобы выступал М.С. Стро- гович, который считал невозможным положение, когда в одном и том же процессе обвиняемый является одновременно потерпевшим, а потерпевший — обвиняемым . Однако нельзя отрицать, что объединение жалоб позволяет глубже разобраться в сущности конфликта, произошедшего между сторонами, одновременно решать вопросы об их примирении и т. д. Поскольку при соединении заявлений оба лица выступают в одном и том же процессе не только в качестве потерпевших, но и подсудимых, суд обязан обеспечить соблюдение всех процессуальных прав, предоставленных законом каждому из них как потерпевшему и как подсудимому . УПК РФ предоставляет лицу, обвиняемому в совершении преступления, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы, право заявить о своем согласии с предъявленным обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства (ч. 1 ст. 314 УПК РФ). В юридической литературе неоднократно отмечалось, что введение особого порядка принятия судебного решения свидетель - ствует о расширении сферы действия диспозитивности в уголовном судопроизводстве . Суд вправе удовлетворить заявленное ходатайство, если удостоверится, что: 1) обвиняемый осознает

характер и последствия заявленного им ходатайства; 2) ходатайство было заявлено добровольно и после проведения консультаций с защитником (ч. 2 ст. 314 УПК РФ) . Уголовное дело подлежит рассмотрению в общем порядке, если государственный обвинитель и (или) потерпевший (частный обвинитель) возражают против заявленного ходатайства. Таким образом, право потерпевшего (частного обвинителя) возражать против заявленного ходатайства является диспозитивным. Согласно ч. 2 ст. 315 УПК РФ обвиняемый вправе заявить ходатайство в момент ознакомления с материалами дела или на предварительном слушании. Было бы целесообразным закрепить в законе право подсудимого заявлять рассматриваемое ходатайство и в подготовительной части судебного заседания, для чего в ч. 2 ст. 315 УПК РФ следует внести соответствующие изменения .

В случае, если ходатайство обвиняемого о применении особого порядка судебного разбирательства удовлетворено, но в ходе судебного заседания подсудимый, вопреки ранее высказанному согласию с предъявленным ему обвинением, станет оспаривать его, то судья должен вынести решение о назначении судебного заседания для рассмотрения данного уголовного дела в общем порядке . Таким образом, на протяжении всего судебного заседания до удаления суда в совещательную комнату у подсудимого сохраняется диспозитивное право требовать рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

В юридической литературе высказывалось мнение о том, что полное судебное следствие, независимо от признания вины, необходимо сохранить по делам о преступлениях несовершеннолетних; ограниченно дееспособных; лиц, страдающих психическими недостатками, затрудняющими осуществление права на защиту; лиц, не владеющих языком судопро-

изводства . Позднее Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении от 5 марта 2004 г. разъяснил судам, что закон не предусматривает возможности применения особого порядка принятия судебного решения в отношении несовершеннолетних.

Обширной сферой применения принципа диспозитивности является производство по гражданскому иску. При рассмотрении судом гражданского иска применяются некоторые правила гражданского процесса, если иное не предусмотрено УПК РФ . В этом, по мнению И.Л. Петрухина, выражается диспозитивность в уголовном процессе. В рамках уголовно-процессуальной процедуры возможны: отказ от иска и признание иска, которые должны влечь прекращение производства по иску при рассмотрении судом уголовного дела; перенос рассмотрения иска в суд, действующий в порядке гражданского судопроизводства; мировое соглашение сторон . Разрешается гражданский иск в уголовном деле по нормам гражданского права . Надо отметить, что в УПК Республики Казахстан имеется специальное указание на то, что при рассмотрении гражданского иска, предъявленного в уголовном деле, основания, условия, объем и способ возмещения ущерба определяются в соответствии с нормами гражданского, трудового и другого законодательства (ст. 167).

Гражданский истец и гражданский ответчик являются субъектами диспозитивности, поскольку несут полную ответственность за свои действия по распоряжению своими материальными правами на иск и вытекающими из них процессуальными правами . Раскрыть действие диспозитивности при производстве по гражданскому иску в уголовном деле можно, рассмотрев полномочия гражданского истца и гражданского ответчика. Диспозитивность состоит, во-первых, в распоряжении правом на иск. Каждое лицо, имеющее это право, может обратиться в суд с соответствующими исковыми требованиями, а суд при наличии права на иск обязан принять этот иск к судебному рассмотрению. Во-вторых, в праве истца самостоятельно указать и во всяком положении дела изменить основание своего иска, а также указать размеры исковых требований и в дальнейшем увеличить или уменьшить эти размеры. В-третьих, в праве истца отказаться от своих исковых требований, а ответчика — признать иск и в праве сторон заключить мировую сделку . Согласно ч. 2 ст. 44 УПК РФ гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве уголовного дела в суде первой инстанции. Гражданский истец вправе изменить свои исковые требования, а также отказаться от предъявленного им гражданского иска. Отказ от гражданского иска может быть заявлен истцом в любой момент производства по уголовному делу, но до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. Отказ от гражданского иска влечет за собой прекращение производства по нему (ч. 5 ст. 44 УПК РФ) .

В отличие от УПК Республики Беларусь , УПК РФ не предусматривает права ответчика признать исковые требования, однако в теории уголовного процесса идея о наличии такого права у гражданского ответчика поддерживается . Согласие подсудимого с предъявленным гражданским иском влечет наступле-

ние и иных юридических последствий: в частности, возможность для суда рассмотреть уголовное дело в отсутствие гражданского истца (п. 3 ч. 2 ст. 250 УПК РФ).

Спорным является вопрос о возможности заключения мирового соглашения. Так, Л.М. Володина считает, что «жесткость» действия принципа публичности в уголовном процессе не позволяет сторонам заключать мировое соглашение . Конечно, утверждение мирового соглашения выходит за рамки полномочий органа расследования и невозможно в ходе досудебного производства , однако на стадии судебного разбирательства заключение мирового соглашения представляется вполне допустимым.

Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 14 февраля 2002 г. № 4-П в гражданском процессе, основанном на принципе диспозитивности, меры по обеспечению иска принимаются в соответствии с волеизъявлением истца (третьего лица, заявляющего самостоятельные требования на предмет спора), заинтересованного не только в вынесении в свою пользу решения суда, но и в его надлежащем исполнении. Диспозитивность выражается и в том, что в случаях когда арест на имущество наложен в целях обеспечения гражданского иска, обвиняемый вправе определить, какое именно имущество подлежит аресту в пределах суммы заявленного иска .

В уголовном процессе, на стадии производства в суде первой инстанции, порядок принятия мер по обеспечению иска аналогичен процедуре обеспечения иска, установленной в гражданском процессе (ст. 139 ГПК РФ) . Это дает основания для утверждения, что на данной стадии уголовного процесса право потерпевшего, гражданского истца или их представителей ходатайствовать перед судом о принятии мер по обеспечению гражданского иска является диспозитивным. Однако в досудебном производстве перечисленные участники уголовного процесса не вправе обращаться с ходатай-

ством о принятии мер по обеспечению иска непосредственно в суд. На стадии предварительного расследования сохраняется публично- правовой порядок обеспечения гражданского иска , поскольку рассматриваемое ходатайство может быть заявлено только прокурором либо с его согласия дознавателем или следователем (ч. 1 ст. 115 УПК РФ) . Думается, в законе (ст. 115 УПК РФ) следовало бы закрепить положение, согласно которому потерпевший, гражданский истец, а также их представители в случае отказа прокурора, дознавателя или следователя обратиться в суд с ходатайством об обеспечении исполнения приговора в части гражданского иска имели бы право самостоятельно обращаться в суд с таким ходатайством.

Более полно, в сравнении с досудебным производством, в судебных стадиях уголовного процесса проявляется диспозитив- ность при выборе подсудимым защитника. Так, согласно ч. 2 ст. 49 УПК РФ по определению или постановлению суда наряду с адвокатом в качестве защитника могут быть допущены один из близких родственников или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, а по делам, подсудным мировому судье, указанное лицо допускается и вместо адвоката. В связи с этим в законе следовало бы закрепить, что в тех случаях, когда в качестве защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика в суде выступает не адвокат (которому для участия в деле требуется ордер), а иное лицо, то полномочия последнего могли бы определяться не только в доверенности, но и в устном заявлении, занесенном в протокол судебного заседания, или письменном заявлении доверителя в суде .

Диспозитивное право закреплено в ч. 4 ст. 271 УПК РФ, согласно которой суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон. Данное положение позволяет участникам уголовного процесса, выступающим на стороне обвинения или защиты, обеспечивая

явку свидетеля в судебное заседание, требовать его допроса в судебном заседании, то есть по своему усмотрению увеличивать объем доказательственного материала по уголовному делу. Согласно ст. 281 УПК РФ в случае неявки потерпевшего или свидетеля оглашение ранее данных ими показаний допускается тсль- ко с согласия сторон, то есть по обоюдному согласию как стороны обвинения, так и стороны зашиты . Согласие сторон на оглашение показаний потерпевшего или свидетеля не требуется лит в случаях: 1) смерти потерпевшего или свидетеля; 2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд; 3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда; 4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд (ч. 2 ст. 281 УПК РФ) . Кроме того, не требуется согласия сторон на оглашение показаний свидетеля и потерпевшего, при наличии противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде (ч. 3 ст. 281 УПК РФ) . Поскольку возражения стороны препятствуют оглашению показа-

ний, можно говорить о проявлении в данном случае процессуальной диспозитивности — субъекты диспозитивности имеют возможность влиять на объем доказательственного материала по уголовному делу.

<< | >>
Источник: Дикарев И.С.. Диспозитивность в уголовном процессе России/ под ред. проф. А. П. Кругликова. — Волгоград : Изд-во ВолГУ,2005. —164 с.. 2005

Еще по теме § 2. Формы проявления диспозитивности при производстве в суде первой инстанции:

  1. ГЛАВА I. Очерк истории развития учения о диспозитивности в науке уголовно-процессуального права
  2. § 2. Формы проявления диспозитивности при производстве в суде первой инстанции
  3. § 3. Формы проявления диспозитивности в иных стадиях уголовного процесса
  4. СТАТЬИ И ТЕЗИСЫ
  5. § 1. Дискуссионные вопросы понятии правоприменительной практики и ее социальные истоки
  6. § 3. Цели и принципы судебного процесса
  7. § 1. Познание и истина: роль метода
  8. § 2. Судебное доказывание и доказательства: логико-исторический аспект
  9. § 2. Сбор и исследование доказательств
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика