<<
>>

В. В. Корнев, профессор кафедры социально-политических наук Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. проф. М. А. Бонч-Бруевича, доктор философских наук СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ: ПРИБАВОЧНАЯ ОБЪЕКТИВНОСТЬ

Растущая популярность электронных социальных сетей заставляет вспомнить о диалектическом законе перехода количества в качество. В 2016 году совокупная ежемесячная аудитория лишь двух ведущих социальных сетей — «ВКонтакте» (87 млн) и «Одноклассники» (73 млн) — превысила общую численность населения России (146 млн).
Учитывая то, что свои представительства в социальных сетях давно получили основные социальные институции (кабинеты власти и поликлиники, магазины и церковные приходы, различные фирмы, конторы, службы и т. п.), можно говорить о свершившемся переходе к новой виртуальной социальности — дивному диванному миру. В логике обобщенной классической теории (Гегель-Гуссерль-Сартр) само существование социальных сетей или социального обмена объясняется драматургией перманентной борьбы человеческих желаний — стремлениями каждого из нас быть признанным другим, стать ценностью для другого. Но гегелевская война индивидуальных желаний в погоне за «расширенной субъективностью» становится у Сартра борьбой за избыточную объективность. Несомненно, что сам взгляд другого, желание другого конституируют человеческую субъективность. Каждый из нас является продуктом лака- новской «стадии зеркала», результатом попадания в поле интересов другого — отраженная речь, жесты, привычки, внешние и внутренние качества становятся материалом формирования нашего «я». Но вопрос в том, как конвертировать этот искусственный «я-субъект» в нечто ценное для другого. Понятно ведь, что наша субъективность в чистом виде никому не нужна — даже близкие люди желали бы получить нашу персону в отредактированном или даже кастрированном виде (без вредных привычек и «дурного характера», плохого настроения и депрессий, «заскоков» и «бзиков»). Безотчетно улавливая этот запрос другого, мы посылаем ему не знаки нашей «подлинной индивидуальности», но идеализированные и формализованные якобы внутренние свойства — начиная с приветливой улыбки и искусственно приподнятого настроения и заканчивая гипостазированными качествами «верности», «дружбы», «любви» и т.
д. Каждый из нас стремится отдать себя другому в качестве чистого объекта — смутного объекта желания, завидного объекта взгляда и т. п. В обстановке тотальной конкуренции подобных предложений мы повышаем ставки и прямо отождествляем свою субъективность с набором наиболее востребованных на социальном рынке качеств — от стандарта фигуры (пресловутые «идеальные» женские пропорции) до ментального шаблона «романтического влюбленного», «неунывающего остряка», «доброго помощника» и т. д. Разумеется, такая вынужденная объективность становится продуктом того, что в философской классике называется «отчуждением»: «Мое бытие-для-другого есть падение через абсолютную пустоту к объективности. И так как это падение есть отчуждение, я не могу сделаться для себя объектом, так как ни в коем случае я не могу отчуждать сам себя» [1, с. 297]. Именно здесь мы и подходим к парадоксальному положению современного субъекта в структуре социальных сетей. Его бросающаяся в глаза амбивалентность (постоянная борьба желания включиться с желанием выключиться из социальных сетей, бесконечные сетования на растворение в виртуальной реальности при все большей степени тяготения к ней) — это результат именно такого «падения в пустоту», отчаянной ставки на расширение своих объективных качеств при растущем ощущении внутреннего и внешнего отчуждения. Онтологическая структура «моего мира» (иронично, что это еще и название популярной социальной сети) требует, чтобы он также был миром для другого. Например, в персональном аккаунте «ВКонтакте» субъект уже при регистрации выстраивает свою «индивидуальность» как пространство для другого, раскладывая по воображаемым полочкам не только данные о профессии или образовании, но и обобщенно-типические сведения о «жизненной позиции», «мировоззрении», «главном в жизни». Особенно иронично, что в каждом таком «самоопределении» пользователь получает меню с подсказками, где «главное в жизни» содержит фиксированные ответы: «семья и дети», «карьера и деньги», «саморазвитие», «совершенствование мира», «слава и влияние», «развлечение и отдых» и т.
п. Предложение своей субъективности на рынок глобальной конкуренции взглядов и желаний в качестве идеализированного «я-объекта» — не изобретение эпохи социальных сетей. Так, функцию брачных знакомств (а состояние «законного брака» — это и по сей день предель ная форма объективации субъекта) в «аналоговую эпоху» можно было осуществлять с помощью живой, а не электронной сводни, при посредстве натуральных, а не цифровых аватаров (портреты, камеи, медальоны). Однако именно социальные сети предложили самую адекватную этой вековой мечте человечества технологию — теперь улучшенный, откорректированный, сексуализированный образ-аватар позволяет достичь оптимальной в качественном и количественном плане явленно- сти «я-объекта». Марксова теория «прибавочной стоимости» и лакановский концепт «прибавочного наслаждения» могут быть дополнены теперь понятием «прибавочной объективности», разумея под этим старый-новый вид социального производства, ориентированного на построение успешного «я-объекта». Любой лишний «плюсик» в социальной сети порождает у субъекта жажду дальнейшей объективации — включая столь сомнительные способы, как «накрутка голосов» или принуждение к перепостам. Так происходит не расширение, а «расшаривание» поля деятельности «я-объекта». Впрочем, для того чтобы обмануть другого относительно нашей символической стоимости, годятся все средства — ведь ему в любом случае не интересно наше подлинное «я». Так что, когда очередной амбициозный блогер на старте неохотно принимает правила игры (где, как говорится, «пошло то, что пошло») в расчете на то, что после своей раскрутки он будет писать уже на серьезные темы, он обманывает самого себя, но не большого другого. Никогда не наступающее «потом» (сравнимо с хрестоматийной отговоркой автора дешевых детективов — дескать, я только готовлюсь к главной книге) — это не предательство по отношению к собственной мечте, а результат недорефлексированности природы своих действий и желаний. Гравитация мира большого другого в зародыше подавляет бунт никому не нужной субъективности и впечатывает нашу личность в модус «бытия-для-другого».
При этом нужно еще отдавать себе отчет, что это «падение через абсолютную пустоту к объективности» есть итог отчаянной борьбы с небытием, космической и социальной энтропией. Один из главных мотивов нашей бурной жизни в социальных сетях — это попытка доказать другим, что ты в принципе существуешь (как субъект желающий, действующий, говорящий). Наконец, это еще и единственно возможный для нас метод социального познания — ведь, как пишет в «Бытии и ничто» Сартр, «принципиальное различие между Другим-объектом и Другим-субъектом исходит единственно из того факта, что Другой-субъект не может быть познан и даже представляем как таковой; не существует проблемы познания Другого-субъекта, и объекты мира не указывают на его субъективность; они относятся только к его объективности...» [1, с. 315]. Вспоминая расхожую поговорку о том, что все мы имеем то, что заслуживаем, можно сказать, что социальные сети сегодня — это не карикатура на «нормальную» общественную жизнь, но вполне адекватный ее модус. Медиум есть месседж, а социальная сеть с ее электронными правительством, торговлей, образованием, индустрией развлечений и тому подобным — это и есть та единственно возможная форма социальной реальности, которую мы заслуживаем. Литература 1. Сартр Ж. П. Бытие и ничто. Опыт феноменологической онтологии / Ж. П. Сартр. — М. : Республика, 2000.
<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Реклама и PR в России: современное состояние и перспективы Р36 развития : XIV Всероссийская научно-практическая конференция, 16 февраля 2017 г. 2017

Еще по теме В. В. Корнев, профессор кафедры социально-политических наук Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. проф. М. А. Бонч-Бруевича, доктор философских наук СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ: ПРИБАВОЧНАЯ ОБЪЕКТИВНОСТЬ:

  1. В. В. Корнев, профессор кафедры социально-политических наук Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. проф. М. А. Бонч-Бруевича, доктор философских наук СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ: ПРИБАВОЧНАЯ ОБЪЕКТИВНОСТЬ
- Cвязи с общественностью - PR - Бренд-маркетинг - Деловая коммуникация - Деловое общение и этикет - Делопроизводство - Интернет - маркетинг - Информационные технологии - Консалтинг - Контроллинг - Корпоративное управление - Культура организации - Лидерство - Литература по маркетингу - Логистика - Маркетинг в бизнесе - Маркетинг в отраслях - Маркетинг на предприятии - Маркетинговые коммуникации - Международный маркетинг и менеджмент - Менеджмент - Менеджмент организации - Менеджмент руководителей - Моделирование бизнес-процессов - Мотивация - Организационное поведение - Основы маркетинга - Производственный менеджмент - Реклама - Сбалансированная система показателей - Сетевой маркетинг - Стратегический менеджмент - Тайм-менеджмент - Телекоммуникации - Теория организации - Товароведение и экспертиза товаров - Управление бизнес-процессами - Управление знаниями - Управление инновационными проектами - Управление качеством товара - Управление персоналом - Управление продажами - Управление проектами - Управленческие решения -
Яндекс.Метрика