Задать вопрос юристу

Характеристика образа в период избирательной кампании (январь 2012г.)

Узнаваемость Миронова составила 90%, что превышает показатели апреля 2011г. Большинство респондентов не одобряют его политические взгляды, 86,6% не голосовало за С.М.Миронова на прошлых выборах, и 77,4% не собирается голосовать за него и на будущих президентских выборах.

Неодобрение вызвано преимущественно недоверием политической программе политика и партии, к которой он принадлежит («Вся его программа – фарс, она заточена под выборы») и отношением респондентов к уровню его политической самостоятельности («Миронов – пешка Путина»,

«правильно говорит он, но просто марионетка, искусственно созданная кампания»). Тот факт, что в качестве противников нередко выступают те, кто не знает политических взглядов этого политика, свидетельствует о большом значении личностных особенностей Миронова в его образе. Именно степень их выраженности и четкости для воспринимающего нередко становится определяющей в оценке электоральной привлекательности политика.

РАЦИОНАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ ВОСПРИЯТИЯ

На рациональном уровне восприятия привлекательность политика ясно не определена, в целом число негативных оценок превышает число позитивных, большинству респондентов (33%) ничего не нравится в С.М. Миронове.

К наиболее упоминаемым привлекательным характеристикам относятся психологические качества личности (табл. 4), такие как ум и серьезность в сочетании с уверенностью и строгостью; осторожность, подкрепленная спокойствием и аккуратностью. Вторая по значимости, политическая и профессионально-деловая привлекательность политика представлена образованностью, которая в

сочетании с опытностью формируют представления респондентов о Миронове, как о компетентном в своей сфере политике. Миронов с точки зрения его сторонников склонен принимать взвешенные решения, быть последовательным в управлении и выборе своих заместителей. Упоминаемые привлекательные профессиональные навыки, реализуемые Мироновым в неполитической сфере, способствуют восприятию политика как «своего». В период избирательной кампании большее внимание респондентами уделялось способности политика не победить в избирательной гонке, а составить оппозицию действующей власти, популяризировать свой имидж, упоминались такие личностные психологические и профессиональные черты как решительность, справедливость и бесстрашие в критике. Примечательно то, что в качестве «плюса» трактуется респондентами подвижность политической платформы политика (данная черта в образе Жириновского преподносится как скорее отрицательная). Нередко, говоря о политике, респонденты упоминают его внешность. Данную характеристику образа, с полным правом можно отнести к вариативным качествам образа, одни и те же внешние характеристики трактуются респондентами с разным эмоциональным знаком. Кроме этого, в процессе упоминания способностей политика держаться на публике и высказывать свою позицию сторонниками и противниками высказываются диаметрально противоположные значения.

Моральные характеристики образа достаточно размыты и неконкретны, имеют скорее нравственно-этическую направленность (добрый, миролюбивый, верный). Важно, что Миронова чаще других характеризуют как человека, а не политика («в целом неплохой», «ничего так мужичок»,

«человек как человек»). Вероятно, это связано с особенностью влияния такого объектного фактора восприятия как - роль. Уход Миронова с поста спикера, значительно осложнило его восприятие с позиции ролевых характеристик. Кандидата в меньшей степени ассоциируют с партией

«Справедливая Россия», чем например Зюганова с КПРФ. Отсутствие экспрессивных характеристик во многом способствует его восприятию как политика не способного не только победить в ходе избирательной кампании, но и выступить в качестве значительного конкурента потенциальному кандидату-победителю.

Таблица 4. Показатели образа С.М. Миронова на рациональном уровне восприятия

Привлекательность % Непривлекательность %
Внешние 13 Внешние 19
Телесные 3 Телесные 5
Психологические 22 Психологические 12
Морально-этические 8 Морально-этические 11
Политические и деловые 20 Политические и деловые 34
нравится сила 22 не нравится сила 1
нравится слабость 5 не нравится слабость 30
нравится активность 21 не нравится активность 7

нравится пассивность 5 не нравится пассивность 24

К наиболее непривлекательным чертам политика респонденты относят его политические, профессионально-деловые и внешние качества (прил. 7, рис.3). Чаще всего упоминаются непривлекательные качества как: отсутствие политической воли, роль фиктивной оппозиции, соглашательство с официальным политическим курсом, неразработанность собственной политической программы, публичная невыразительность.

В образе наблюдается тесная связь внешних характеристик и морально-этических качеств. Так, например, взгляд исподлобья трактуется респондентами как признак упрямства, высокомерия, седина воспринимается для одних как символом старости и дряхлости, а для других как признак мудрости и опытности. Так или иначе, внешние и телесные характеристика скорее прибавляют образу профессиональной пассивности. Морально-этические и психологические непривлекательные характеристики Миронова оцениваются в образе двойственно. Некоторые обвиняют кандидата в злости, жестоком нраве, наглости, при этом другие упоминает о нем как об излишне мягком, безвольном, нерешительном, ненадежном, склонном «лебезить пред властью». Упоминаются и такие непривлекательные качества как непостоянство и продажность. Достаточно много респондентов приписывают Миронову отсутствие харизмы, отзываются о нем как о скучном, невыразительном и слабом политике. Непривлекательный морально-психологический профиль политика наиболее тесно связан с мотивационной спецификой его образа. Противниками Миронов изображается как озлобленный, но слабый политик, жаждущий власти для обогащения, но не способный её обрасти в силу недостаточного лидерского потенциала.

В образе в значительной степени присутствуют все основные мотивационные направленности (прил.7,рис.4). Зарегистрировано преобладание корыстного мотива, следующим по распространенности мотивом приписываемым Миронову является «власть нужна ради амбиций». Мотив дела лишь на 3 месте по популярности.

Сложно оценить степень выраженности силы образа Миронова на рациональном уровне. С одной стороны, среди качеств лидера, чаще упоминались характеристики слабости (30%), чем силы, с другой, встретилось значительное число респондентов (22%) называющих политика сильным. Обвинения в слабости звучат в разных формах, связанных чаще с подозрениями в его искусственной оппозиционности: (не умеет использовать свою близость к власти в собственных интересах; не имеет собственной силы и выступает как марионетка Кремля; конъюнктурщик, мечется между политическими силами и не способен определить свою политическую позицию). Однако сторонники отзываются о кандидате, как о способном составить реальную политическую оппозицию. К проявлениям силы политика относили его стремление противоречить власти, держаться на дебатах, способность отстаивать интересы партии, упорство при сохранении спокойствия и уравновешенности.

Относительно параметра активности оценки респондентов политика носили преимущественно нейтральный характер, однако активность упоминалась все же чаще пассивности.

Как непривлекательная черта образа она Миронова связана с приписывание ему роли политической марионетки, только изображающей деятельность. Пассивность образа проявляла себя в таких качествах как робость и нерешительность.

БЕССОЗНАТЕЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ

На бессознательном уровне восприятия политика видят как приятного, скорее маскулинного, но не отличающегося высокими показателями силы, активности и самостоятельности (рис.8). В неосознанных характеристиках привлекательности образа респонденты преобладают ассоциации с привлекательными животными и запахами. Образ отличается средней значимостью и

«тяжеловесностью», число ассоциаций с крупными и мелкими животными равно и уступает числу средних по масштабу (прил.7, рис 10.). В сравнении с 2011 годом мы можем отметить, что респонденты стали воспринимать С.М.Миронова более значительной политической фигурой. Мотивационный профиль и статусно-ролевая позиция политика на бессознательном уровне восприятия так же неконкретна, как и ни на рациональном. Чаще всего политика ассоциировали с животными ролей «слуга» и «хранитель норы», корыстный мотив подтверждает свою значимость на обоих уровнях восприятия. Приписывание образу статусно-ролевых позиций «не из нашего леса» и

«жертва» (15 и 10% соответственно) негативно сказывается на рейтинге Миронова.

Недостаточная выраженность характеристик силы и активности в образе отчетливо видна, в значительной доле нейтральных ассоциаций, или же утверждениях респондентов, что у политика «нет запаха». Такие характеристики делают образ размытым и непонятным. Однако в сравнении с данными 2011 года, мы можем говорить о то, что «запах образа» стал более мужественным. Политик воспринимается как естественный и «свой», при этом ему в наибольшей степени соответствуют ассоциации с деревенским запахом (29%).

Рисунок 7. Показатели привлекательности и естественности в ассоциациях С.М.Миронова с запахами (январь 2012)

Неприятный запах 26

Приятный запах 40

Искусственный запах 17

Естественный запах 48

0 10 20 30 40 50 60

Образ нельзя назвать четким и однозначным, в нем преобладают дополнительные цвета, но благодаря превалированию холодных и светлых тонов в ассоциациях с цветом, можно утверждать о некоторой солидности политика в глазах респондентов.

О политическом потенциале Миронова говорит то, что на бессознательном уровне в целом политик выглядит лучше, чем на рациональном, неосознанно он воспринимается как более привлекательный, но менее активный. Неконкретность показателя силы повторяет себя на обоих уровнях восприятия, при том, что заинтересованность в нем не так уж и велика, респонденты зачастую и сами не знают как относиться к Миронову и трактовать его характеристики. В данном случае их оценку часто детерминирует степень приписывания политику корыстного мотива, несамостоятельности и слабости.

Рисунок 8. Показатели силы и активности в ассоциациях С.М.Миронова с животными (январь 2012)

неагрессивные животные 37

агрессивные животные 25

слабые животные 28

сильные животные 26

0 5 10 15 20 25 30 35 40

Совпадение образа Миронова с профилем идеального президента, происходит по параметрам отдельных психологических характеристик (упоминаются такие качества как уверенность, строгость, прямота), однако в целом привлекательные профессиональные и психологические характеристики не соответствуют не только образу потенциального кандидата-победителя, но и образу сильного кандидата соперника. Вероятно, поэтому сопоставление Миронова образом идеального президента происходит в меньшей степени, чем у других кандидатов (прил.8., рис.9). Редкие упоминания в образе решительности, инициативности, энергичности, личностного потенциала, стремления защитить своих сторонников, и хитрости, вызывает у респондентов осознание неспособности кандидата победить. Эта особенность, в сочетании с отсутствием четкой роли Миронова, способствует размытости фокуса восприятия, его оценке как человека, политика- парламентария, партийного лидера (образ Сергея Михайловича близок даже к образу чиновника), но не как кандидата претендующего на президентский пост.

Невысокие показатели активности, споры о политической самостоятельности политика, невыраженность моральных, и специфика профессионально-психологических качеств, являются причиной рассогласования личностного профиля образа политика с характеристиками образа потенциального кандидата-победителя. Рассогласованность с образом идеального президента происходит по параметрам силы, активности (прил.8, рис.10-11), мотивационного профиля на рациональном уровне восприятия и статусно-ролевых позиций на бессознательном. Следует отметить, что более благосклонно принимают политика респонденты старшей возрастной категории, они чаще готовы отдать свой голос за данного кандидата, бессознательные характеристики Миронова по показателям привлекательности силы и активности у них выше, чем у других (прил.10).

Вывод: Образ Сергея Михайловича Миронова на сегодняшний момент достаточно неоднозначен и некогруэнтен. Наблюдается существенное расхождение взглядов респондентов на привлекательные и непривлекательные стороны кандидата, что усугубляется отсутствием ярко выраженных моральных, психологических (лидерских) качеств и стержневых характеристик образа. Наиболее упоминаемыми являются внешние вариативные черты, значимые преимущественно в электоральный период, которые выступают маркерами психологических и моральных качеств, приписываемых в силу размытости и стереотипности образа. На бессознательном уровне восприятия он выглядит более привлекательным и активным. Важной характеристикой образа является его несамостоятельность. При том, что большая часть респондентов признают политика «своим» и маскулинным.

В образе в наименьшей степени выражены статусные позиции и социальные характеристики, что неблагоприятно сказывается на электоральной привлекательности, ведь, в случае восприятия Миронова, внимание уделяется в большей степени личностному потенциалу кандидата, рассматриваемому через призму его взаимоотношений с действующей политической элитой. Как следствие, важными критериями электоральной привлекательности становятся степень его самостоятельности, политической гибкости, адаптивности и мотивационный профиль кандидата. Образ Миронова в течение времени претерпевает заметные изменения, политик не ассоциируется с конкретным промежутком временной оси, не оценивается респондентами относительно категорий современности или своевременности, однако политический опыт кандидата оказывает заметное влияние на его восприятие. Значимыми являются моменты, связанные с характером реакций Миронова на важнейшие политические события, изменение его политической роли, и его место в российской властной структуре.

Завышенные показатели привлекательности на бессознательном уровне, вероятно, отражают то, что кандидат имеет неучтенный резерв сторонников, который, однако, не удалось привлечь 2012 г, вероятно в связи с недостаточно активной предвыборной кампанией, избирательной риторикой, неустойчивостью статусной и политической позиции. Президентская избирательная кампания 2012 года способствовала повышению значимости образа политика и изменениям рациональной силовой составляющей, но в первую очередь она детерминировала рассогласование образа на рациональном и бессознательном уровне восприятия по параметру активности.

<< |
Источник: Смулькина Наталья Валентиновна. ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ РОССИЙСКИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЛИДЕРОВ В ХОДЕ ПРЕЗИДЕНТСКОЙ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ. 2014

Еще по теме Характеристика образа в период избирательной кампании (январь 2012г.):

  1. ДОКУМЕНТ 1 ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ КАНДИДАТА ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ (ФУНКЦИИ) ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ КАНДИДАТА
  2. § 7. Избирательная кампания
  3. РАЗДЕЛ I ВВЕДЕНИЕ В ТЕРМИНОЛОГИЮ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ
  4. Жуков К.С., Карнышев А.Д.. Азбука избирательной кампании, 2001
  5. РАЗДЕЛ III ИНФОРМАЦИЯ И КОММУНИКАЦИИ В ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ
  6. РАЗДЕЛ VI ОСНОВЫ СТРАТЕГИИ И ПЛАНИРОВАНИЯ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ
  7. РАЗДЕЛ XI ФИНАНСИРОВАНИЕ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ
  8. Рут Леваш. Финансирование избирательных кампаний: сравнительное исследование
  9. Порядок проведения аудиторской проверки финансирования избирательной кампании
  10. Контроль за финансированием избирательных кампаний во Франции
  11. РАЗДЕЛ VIII «СУБЪЕКТЫ» ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ: ПАРТИИ, ЭЛИТА, ГРУППЫ ПО ИНТЕРЕСАМ
  12. С.              Ограничения, накладываемые на расходы по проведению избирательной кампании
  13. Регулирование иностранных вкладов для проведения избирательной кампании
  14. Использование радио и телевидения для ведения избирательной кампании
  15. Р. Леваш, С. Ф. Кларк, Э. Пальмер, Б. Сарнечка-Кроч. Финансирование избирательных кампаний в зарубежных странах, 1991
  16. МЕТОДИКА ОПРЕДЕЛЕНИЯ СТЕПЕНИ ГОТОВНОСТИ КАНДИДАТА И ЕГО КОМАНДЫ К ВЕДЕНИЮ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ
  17. Законы осуществления обязательного контроля средств, используемых на проведение избирательной кампании в различных странах
  18. Смулькина Наталья Валентиновна. ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ РОССИЙСКИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЛИДЕРОВ В ХОДЕ ПРЕЗИДЕНТСКОЙ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ, 2014