<<
>>

Характеристика исследования личностного компонента российского президентства

Институт российского президентства развивается и трансформируется в конституционно-правовых границах, определенном политико-культурном и ситуационном контексте, не в последнюю очередь благодаря личностным особенностям политических лидеров, которые в разные периоды находятся во главе российского государства.
В этой связи осуществлено эмпирическое исследование личностных особенностей и биографических сведений президентов России, в котором сфокусировано внимание на том, как тот или иной глава государства воспринимает себя и свою политическую роль, насколько точно способен трактовать события в стране и мире, как принимает решения, какими мотивами при этом руководствуется, какую модель самопрезентации выстраивает, какой тип лидерства предпочитает, какого стиля межличностных отношений придерживается. Это обеспечило актуальность изучения влияния личностного компонента на исполнение Б. Н. Ельциным, Д. А. Медведевым и В. В. Путиным роли главы государства. Но прежде, чем перейти к изложению результатов, опишем основные характеристики исследования. Объектом изучения было выбрано российское президентское лидерство и его основополагающие компоненты: особенности политической социализации и черты личности президентов России, определяющие их функционирование в заданном институциональном, политико-культурном и ситуативном контексте, и исполняемая ими политическая роль – главы российского государства. Предметом изучения являлся политико-психологический анализ влияния личностного компонента на исполнение Б. Н. Ельциным, Д. А. Медведевым и В. В. Путиным роли Президента РФ. Цель эмпирического исследования состояла в выявлении взаимосвязи между значимыми чертами личности трех российских президентов и исполнением ими роли главы государства. Для достижения этой цели были решены три основные задачи: - определены конституционно-правовые границы исполнения роли главы российского государства, а также особенности политико-культурного и ситуационного контекста деятельности президентов РФ; - рассмотрена политическая социализация Б.
Н. Ельцина, Д. А. Медведева и В. В. Путина, их значимые личностные черты, основные события президентства, индивидуальные стили исполнения роли лидера страны; - проведен сравнительный анализ воздействия личностных особенностей трех российских президентов на исполнение ими роли главы государства. Личность президента имеет сложную многофакторную структуру, элементы которой находятся в динамическом взаимовлиянии, формируются в раннем возрасте, развиваются в процессе социализации и выстраивания профессиональной карьеры, проявляются во взаимодействии с институциональной и политической средой. Для анализа президентского курса было рассмотрено формирование личности политика в процессе политической социализации333, поэтому в ходе работы изучены основные компоненты президентской личности и биографический фактор334. 333 Политическая социализация российских граждан в период трансформации / Под ред. Е. Б. Шестопал. – М.: Нов. хронограф, 2008. – 552 с.; Савинова Е. Н. Политическая социализация личности: региональный опыт России. – Орел: Изд-во ОРАГС, 2009. – 211 с.; Ирхин Ю. В. Политическое участие, политическая социализация и политическое рекрутирование // Политология. – 2-е изд. / Под ред. В. С. Комаровского. – М.: Изд-во РАГС, 2006. – С. 351 – 364; и др. 334 Glad B. Contributions of Psychobiography // Handbook of Political Psychology / Ed. by J. Knutson. – San Francisco: Jossey-Bass, 1973. – P. 296-321; Cocks G. Contributions of Psychohistory to Understanding Politics // Political Psychology / Ed. by M. Hermann. – San Francisco: Jossey-Bass, 1986. – P. 139 – 165; Renshon S. A. The Com arative Psychoanalystic tudy of Political Leaders… // Profiling Political Leaders: Cross-cultural Studies of Personality and Behavior / Ed. by O. Feldman, L. O. Valenty. – Westport, CT: Greenwood Press, 2001. – P. 233 – 254; LeVine R. A. Childhood Socialization: Comparative Studies of Parenting, Learning and Educational Change. – Hong Kong: Hong Kong University Press, 2003. – 300 p.; и др. В основу анализа конституционно-правовой составляющей института президентства был положен структурно-функциональный метод335.
Становление института российского президентства в процессе трансформации постсоветского общества, внешнеполитические аспекты деятельности главы государства и специфические особенности контекста исполнения роли Президента РФ рассмотрены с опорой на методологию сравнительного анализа336, обосновывающую основные принципы исследования политических систем и международных процессов. Также из политологических подходов целям диссертации соответствовала типология исполнительной власти, а также основные классификации политического лидерства337, позволяющие выявить президентскую специфику в контексте исполнения роли главы государства. Теоретико-методологической основой эмпирического исследования стал политико-психологический подход338, интегрирующий рассмотрение влияние личностного компонента президентского лидерства во взаимосвязи трех аспектов: 335 Merton R. K. Social Research and the Practicing Professions. – N.Y.: University Press of America, 1982. – 284 p.; Соловьев А. И. Политология: Политическая теория, политические технологии. – М.: Аспект Пресс 2008. – 558 c. 336 Проблемы политической трансформации и модернизации России: Сб. ст. / Под ред. А. Ю. Мельвиля. – М.: Моск. обществ. науч. фонд, 2001. – 220 с.; Сравнительная политология сегодня: мировой обзор / Алмонд Г., Пауэлл Дж., Стром К., Далтон Р.; пер. с англ. А. С. Богдановского, Л. А. Галкиной; под науч. ред. М. В. Ильина, А. Ю. Мельвиля. – М.: Аспект Пресс, 2002. – 537 с.; Лебедева М. М. Мировая политика. – М.: Аспект Пресс, 2007. – 365 с.; Лебедева М. М. Акторы современной мировой политики: тренды развития // Вестн. МГИМО-Унив. – 2013. – № 3. – C. 38 – 42; Современная российская политика / Под общ ред. В. И. Коваленко. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2013. – 472 с.; Международные отношения и мировая политика: Учебно-методический комплекс / Под ред. П. А. Цыганкова. – М.: Полит. энцикл., 2014. – 639 с. 337 Dunleavy P. R., Rhodes A. W. Core Executive Studies in Britain // Public Administration. – 1990. – Vol. 68. – P. 3 – 28; Greenstein F.
I. The Presidential Difference: Leadership Style from FDR to George W. Bush. – Princeton: Princeton University Press, 2004. – 320 р.; Keller J. W., Foster D. M. Presidential Leadership Style and the Political Use of Force // Political Psychology. – 2012. – Vol. 33. – No. 5. – P. 581 – 598; Edwards III G. C., Wayne S. J. Presidential Leadership: Politics and Policy Making. – 9th ed. – Stamford, CT : Cengage Learning, 2014. – 533 p.; и др. 338 Егорова Е. В. Психологические методики исследования личности политических лидеров капиталистических государств. – М.: ИСКАН, 1988. – 144 с.; Шестопал. Е. Б. Политическая психология. – М.: Аспект Пресс, 2007. – С. 227 – 249, 290 – 311, 321 – 354; Ракитянский Н. М. Психологическое портретирование в политологической практике. – М.: Интерпресс, 2008. – С. 9 – 28; Ольшанский Д. В. Основы политической психологии. – Екатеринбург: Деловая кн., 2001. – 496 с.; Соловьев А. И. Политология: Политическая теория, политические технологии. – М.: Аспект Пресс, 2008. – 558 с.; Человеческий капитал российских политических элит: Политико-психологический анализ / Под ред. Е. Б. Шестопал, А. В. Селезневой. – М.: РОССПЭН, 2012. – 342 с.; и др. - личности главы государства, т. е. свойств его индивидуальности, существенных для исполнения роли лидера страны; - политической среды, характеризующейся конституционно-правовым статусом президента, внутриполитическим состоянием и международным положением государства; - лидерской роли как индивидуального стиля президента, формирующегося в определенном политико-культурном и ситуационном контексте. Выбранная методологическая модель сориентирована на дистантное339 выявление специфики воздействия особенностей личности президентов на исполнение ими роли главы российского государства. В эмпирической части диссертации изучен процесс политической социализации Б. Н. Ельцина, Д. А. Медведева и В. В. Путина, а также мотивационный профиль, Я- концепция и самооценка, операциональный код и политические ценности, поведенческий тип лидерства и стиль межличностных отношений трех российских президентов. Перечисленные компоненты личности трактуются как проявление индивидуальности этих политиков в процессе исполнения роли Президента РФ – от инаугурации до передачи конституционных полномочий преемнику на посту главы российского государства. Программа исследования реализована в процессе работы со следующими эмпирическими данными: – биографическими материалами и другими вторичными свидетельствами, включая интервью в СМИ, отражающими основные этапы социализации и политической деятельности Б. Н. Ельцина, Д. А. Медведева и 339 Runyan W. M. Life Histories and Psychobiography: Explorations in Theory and Method. – N.Y.: OUP USA, 1984. – 300 p.; Schafer M. Issues in Assessing Psychological Characteristics at a Distance: An Introduction to the Symposium // Political Psychology. – 2000. – Vol. 21. – No. 3. – P. 511 – 527; Profiling Political Leaders: Cross-cultural Studies of Personality and Behavior / Ed. by O. Feldman, L. O. Valenty. – Westport, CT: Greenwood Press, 2001. – 264 p.; Immelman A. Personality in Political Psychology // Handbook of Psychology. Volume 5: Personality and Social Psychology / Ed. by I. B. Weiner, T. Millon & M. J. Lerner. – Hoboken NJ: John Wiley & Sons, 2003. – P. 599 – 626; Cottam M., Dietz-Uhler B., Mastors E., Preston T. The Study of Political Leaders // Introduction to Political Psychology / M. Cottam etc. – N.Y.: Psychology Press, 2010. – P. 101 – 130; Shestopal E. Theoretical and Methodological Problems of the Study of Political Perception // Citizens and Leaders in a Comparative Perspective / Ed. by E. Shestopal. – Moscow: MSU Published, 2013. – С. 70 – 90. В. В. Путина до вступления в должность Президента РФ, примерным объемом не менее 60 усл. п. л. по каждой из трех персоналий; – специально отобранными текстами спонтанных выступлений в СМИ, содержательными фрагментами видеозаписей интервью, пресс-конференций и встреч с гражданами российских президентов: Б. Н. Ельцина – общим объемом в 10 тысяч слов за 1991 – 1999 гг.; Д. А. Медведева – общим объемом в 10 тысяч слов за 2008 – 2012 гг.; В. В. Путина – общим объемом в 15 тысяч слов за 2000 – 2008 и 2012 – 2013 гг.; – конституционно-правовой информацией, охватывающей основные институциональные аспекты статуса и функций Президента РФ, включая законы и нормативные акты, общим объемом не менее 20 усл. п. л.; – историко-хронологические сведениями о внутриполитическом и международном контексте деятельности Б. Н. Ельцина, Д. А. Медведева и В. В. Путина в роли главы российского государства, включая опубликованные на официальном сайте Президента РФ стенограммы и видеоотчеты, календарные графики поездок и встреч с данными по повестке дня, примерным объемом не менее 30 усл. п. л. по каждому из трех лидеров страны. Поскольку дистантные методы, использованные в эмпирической части диссертации, широко известны и активно применяются политическими психологами, их подробные характеристики останутся за рамками данной работы. Здесь опишем особенности применения биографического метода, качественного контент-анализа политической риторики и наблюдения, использования сравнительного метода case study в рамках данной работы, их адаптации к задачам диссертационного исследования, нацеленного на определение специфики того, как личность каждого из трех постсоветских президентов РФ проявилась в процессе исполнения роли главы российского государства. Биографический метод340 позволил рассмотреть особенности политической социализации и развития профессиональной карьеры трех президентов России в условиях соответствующего историко-политического контекста и определить основные динамические аспекты личности Б. Н. Ельцина, Д. А. Медведева и В. В. Путина, которые оказались значимыми для исполнения роли главы российского государства. Наряду с этим, внимание было уделено анализу ключевых событий каждого президентства, в которых проявились индивидуально-психологические черты этих политических лидеров, что позволило охарактеризовать стилевые, типологические особенности исполнения ими роли главы российского государства в соответствующем политико-культурном и ситуационном контексте. Это дало возможность обнаружить поведенческие маркеры мотивационного профиля, а также доминирующие типы лидерства и стили межличностных отношений. В целях соблюдения условия пропорциональности для последующего сравнительного анализа в исследовании исторических и биографических материалов предпочтение отдавалось, в первую очередь, воспоминаниям данных политиков о своем детстве, юности, студенчестве, деятельности до избрания Президентом РФ, семье, референтных группах. В качестве дополнительных вторичных источников, позволивших уточнить факты и провести необходимые историко-биографические сопоставления, были отобраны воспоминания и интервью в прессе близкого окружения, экспертов, политологов и публицистов, являющихся носителями различных идеологических установок, – в пропорциональных объемах. Для нейтрализации возможных искажений информации, связанных с положительной самопрезентацией лидеров, стремящихся к созданию 340 Логинова Н. А. Психобиографический метод исследования и коррекции личности. – Алматы: Изд- во «Казак университетi», 2001. – 172 с.; Ihanus J. Profiling Russian Leaders from a Psychohistorical and a Psychobiographical Perspective // Profiling Political Leaders: Cross-cultural Studies of Personality and Behavior / Ed. by O. Feldman, L. O. Valenty. – Westport, CT: Greenwood Press, 2001. – P. 129 – 148; Glad B. Political Leadership: Some Methodological Considerations // Political Leadership for the New Century: Personality and Behavior Among American Leaders / Ed. by L. O. Valenty, O. Feldman. – Westport, CT: Greenwood Press, 2002. – P. 9 – 24; Реншон С. А. Ковбойская политика Джорджа Буша-мл.: исследование // Политическая психология: Хрестоматия / Сост. Е. Б. Шестопал. – М.: Аспект Пресс, 2007. – С. 359 – 393; и др. позитивного имиджа в массовом сознании341, основные факты подвергались дополнительной проверке в нескольких независимых печатных источниках, сравнивались с другими документами, способными подтвердить их или опровергнуть. Поэтому за рамки анализа были выведены некоторые сведения, обладающие психобиографической информативностью, публицистическим потенциалом или даже журналистской сенсационностью, но представленные в единичной версии, проверить истинность которой в возможности не представилось. Качественный контент-анализ политической риторики342 позволил выявить в опубликованных спонтанных выступлениях каждого из трех президентов России вербальные маркеры мотивационного профиля, обнаружить ответы на философские вопросы операционального кода и определить политические ценности. Для решения поставленных задач были отобраны аутентичные тексты из сопоставимых периодов каждого президентства, пропорционально взятые за «первые сто дней», когда политик входит в роль главы государства, за «средний период» работы на высшем посту в государстве и за «итоговый период», когда лидер готовится к своему переизбранию либо передаче полномочий преемнику. Причем предвыборные речи и выступления, связанные с кризисными ситуациями разного характера были исключены из числа анализируемых текстов, поскольку они, как известно, не позволяют определить устойчивые аспекты личности, а их форма и содержание всегда детерминированы текущей «повесткой дня», привязаны к конкретной коммуникативной ситуации. Выборка спонтанных выступлений трех российских президентов, транслировавшихся через печатные и электронные СМИ, в рамках каждого 341 Егорова-Гантман Е. В. Игры в солдатики. Политическая психология президентов. – М.: «Никколо М», 2003. – С. 37 – 39. 342 Уинтер Д., Херманн М., Уайнтрауб У., Уокер С. Дистантное изучение личностей Дж. Буша и М. Горбачева: Процедуры, портреты, политика // Политическая психология: Хрестоматия / Под ред. Е. Б. Шестопал. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С. 54 – 92; Богомолова Н. Н., Малышева Н. Г., Стефаненко Т. Г. Контент-анализ // Социальная психология: Практикум / Под ред. Т. В. Фоломеевой. – М.: Аспект Пресс, 2009. – С. 131 – 162; Мельникова О., Хорошилов Д. Методологические принципы качественных исследований в психологии // Вестн. Моск. ун-та. – Сер. 14. Психология. – 2013. – № 3. – С. 4 – 17; и др. из указанных периодов была соотнесена по внутриполитической, социально- экономической и международной тематике, российской и зарубежной целевой аудитории, а также жанрам – интервью, пресс-конференций, встреч с гражданами, представителями прессы, деловых кругов, парламентских партий. Фрагменты для контент-анализа выделялись в виде законченных высказываний по определенной теме, вписанных в общий контекст дискуссии или выступления по конкретному информационному поводу. В качестве вспомогательных источников для проверки рабочих гипотез использовались некоторые тексты ежегодных посланий Президента России Федеральному Собранию РФ, а также дополнительные материалы, несопоставимые по жанру для каждого лидера: радиообращения Б. Н. Ельцина, «Прямые линии» В. В. Путина, видеоблог Д. А. Медведева. Качественный контент-анализ мотивационного профиля, особенностей философского аспекта операционального кода и политических ценностей, вербализованных в публичной риторике трех российских президентов, производился с опорой на комбинированные методики, описанные в публикациях Д. Уинтера, М. Дж. Херманн, У. Уайнтрауба и С. Уокера343, а также В. Зорина, Э. Гиззатова, Е. Б. Шестопал, А. В. Селезневой и их коллег344. В ходе адаптации данных методик к задачам диссертационного исследования было предусмотрено выделение в тексте выступления лидера вербальных маркеров, соответствующих определенным мотивам, ответам на философские вопросы операционального кода и политическим ценностям, с последующим определением их частотности на тысячу слов. В качестве таких вербальных маркеров выступили законченные фразы, отражающие 343 Уинтер Д., Херманн М., Уайнтрауб У., Уокер С. Дистантное изучение личностей Дж. Буша и М. Горбачева: Процедуры, портреты, политика // Политическая психология: Хрестоматия / Под ред. Е. Б. Шестопал. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С. 59 – 71; Уинтер Д. Анализ мотивов политика: основные определения и условия подсчета / Пер. с англ. И. Рогозарь-Колпаковой // Политическая психология: Хрестоматия / Сост. Е. Б. Шестопал. – М.: Аспект Пресс, 2011. – С. 7 – 19. 344 Зорин В. А. Политическая психология постсоветского президентства. – Челябинск: Изд-во Челяб. гос. ун-та, 2006. – С. 225 – 235; Гиззатов Э. К. Операциональное кодирование – метод дистантной оценки личности политического лидера // Вестн. Моск. ун-та. – Сер. 12. Полит. науки. – 2006. – № 2. – С. 76 – 85; Человеческий капитал российских политических элит: Политико-психологический анализ / Под ред. Е. Б. Шестопал, А. В. Селезневой. – М.: РОССПЭН, 2012. – С. 87 – 99. действие, желание, интерес и т. п., которые каждый из президентов приписывал себе, партнерам по взаимодействию, институтам, группам или всему обществу. В указанном контексте исследование мотивационного профиля российских президентов предусматривало выяснение пропорционального соотношения вербальных маркеров по трем мотивам: власти, достижения, аффилиации. В процессе выделения того, в каком соотношении между собой находятся указанные мотивы, показатели выводились не в виде коэффициента, а в процентом соотношении между собой у каждого из трех президентов. Сопоставление с показателями аналогичных переменных в политико-психологических профилях других политиков не проводилось, поскольку это не предусматривалось задачами исследования. Изучение операционального кода было ориентировано не на подсчет количественных данных по соответствующим индексам345, а на выявление в риторике трех российских лидеров тенденции определенным образом отвечать на четыре «философских» вопроса о природе политической реальности346. Согласно убеждениям в том, дружественна или враждебна сфера профессиональной деятельности президента, оптимистичны или пессимистичны перспективы реализации его ожиданий, контролируемо или непредсказуемо развитие событий, глобальны или конкретны должны быть его цели, – делался вывод о характерной для каждого лидера реакции на политические вызовы, типовой поведенческой модели. В свою очередь, исследование политических ценностей, характерных для риторики российских президентов, было ограничено выявлением в текстах спонтанных выступлений трех таких ценностно-мировоззренческих 345 Schafer M., Young M. D., Walker S. G. U. S. Presidents as Conflict Managers: The Operation Codes of George H. W. Bush and Bill Clinton // Political Leadership for the New Century: Personality and Behavior Among American Leaders / Ed. by L. O. Valenty, O. Feldman. – Westport, CT: Greenwood Press, 2002. – P. 51 – 64. 346 George A. L. The Causal Nexus between Cognitive Beliefs and Decision-making Behavior: The ‘O erational Code’ Belief ystem // Psychological odels in International Politics / Ed. by L. Falkowski. – Boulder, CO: Westview Press, 1979. – P. 95 – 123. дилемм347, как «патриотизм/космополитизм», «этатизм/антиэтатизм», «равенство/индивидуальная свобода». Причем эти пары ценностей не трактуются как взаимоисключающие, поэтому определение частотности одного из индикаторов в бинарных оппозициях диссертационным исследованием не предусматривалось. В данной части оно было сориентировано на поиск возможных сочетаний указанных дилемм, который позволил отследить их генезис в процессе политической социализации, проверить гипотезы относительно приверженности президентов авторитарным или демократическим ценностям, последовательности в высказываниях, их связности между собой. Таким образом, полученная в результате совокупность данных носит усредненный характер, т. к. предпочтение отдавалось качественному контент-анализу текстов, относящихся к разным инвеститурам, вписанных в определенные контексты, адресованных соответствующим целевым аудиториям, поскольку именно качественный контент-анализ позволяет описать общие тенденции. Внимание фокусировалось на последующем сопоставлении данных, выявленных в спонтанной риторике, с показателями поведенческих маркеров, полученных в ходе анализа биографических материалов. При определении мотивационного профиля, операционального кода и политических ценностей российских президентов посредством анализа их публичной риторики предпочтение отдавалось спонтанным выступлениям, чтобы свести к минимуму искажения, связанные с влиянием фактора обязательного участия спичрайтеров и советников в процессе подготовки лидера страны к пресс-конференциям, дискуссиям и переговорам. В этой связи полученные результаты интерпретировались с опорой на указания Д. Саймонтона, Д. Уинтера, М. Дж. Херманн и их коллег348. Они 347 Малинова О. Ю. Идеологические представления элитных групп // Человеческий капитал российских политических элит: Политико-психологический анализ / Под ред. Е. Б. Шестопал, А. В. Селезневой. – М.: РОССПЭН, 2012. – С. 42 – 56. 348 См., напр.: Simonton D. K. Presidential IQ, Openness, Intellectual Brilliance and Leadership: Estimates and Correlations for 42 US Chief Executives // Political Psychology. – 2006. – Vol. 27. – P. 511 – 639; подчеркивали, во-первых, что президент может артикулировать только те идеи и в той форме, которые согласуются с его мотивами, мировоззрением, ценностями, убеждениями. Во-вторых, кадры спичрайтеров всегда рекрутируются таким образом, чтобы их личность в ключевых аспектах была конгруэнтна личности политика, с которым ему предстоит работать. В- третьих, все произнесенное президентом той или иной страны, независимо от степени участия специалистов в подготовке публичных выступлений, всегда воспринимается массовым сознанием, интерпретируется коллегами и экспертами, имеет общественный резонанс как слова лидера этой страны. Наблюдение349 в диссертационном исследовании выступило в качестве вспомогательного метода, который позволил дополнить данные полученные в ходе изучения исторических и биографических материалов, а также качественного контент-анализа политической риторики. Материалом для невключенного неформализованного наблюдения послужили содержательные фрагменты видеозаписей интервью, пресс-конференций и встреч с гражданами президентов России Б. Н. Ельцина, Д. А. Медведева и В. В. Путина, распространенных их пресс-службами через СМИ и Интернет. Проведенное посредством изучения официальных видеозаписей наблюдение можно охарактеризовать как открытое, полевое, выборочное, констатирующее и оценивающее. Оно позволило сфокусироваться на невербальных коммуникативных актах: мимике, жестах, направлении взгляда, экстра- и паралингвистических характеристиках речи, а также пространственно-временной организации общения. Ведение специальных протоколов, количественная фиксация категорий и подкатегорий, последующее составление коммуникативных профилей этих политиков – все это осталось за рамками данного эмпирического исследования. Winter D. G, Hermann M. G., Weintbraub W., Walker S. G. The Personalities of Bush and Gorbachev Measured at a Distance: Procedures, Portraits and Policy // Political Psychology. – 1991. - Vol. 12. – No. 3. – P. 215 – 244; и др. 349 Соловьева О. В. Наблюдение // Социальная психология: Практикум / Под ред. Т. В. Фоломеевой. – М.: Аспект Пресс, 2009. – С. 28 – 49; Меграбян А. Психодиагностика невербального поведения. – СПб.: Изд- во «Речь», 2001. – 253 с.; Ракитянский Н. М. Методы дистантной психологической диагностики // Личность политика: Теория и методология психологического портретирования / Н. М. Ракитянский. – М., 2011. – С. 159 – 180; и др. Наблюдение было направлено на определение поведенческого типа лидерства350 и стиля межличностных отношений351, чтобы проверить гипотезы, выдвинутые относительно данных компонентов личности в ходе исследования исторических и биографических данных трех российских президентов. Метод case study352 был задействован на завершающем этапе как вспомогательный метод, позволяющий соотнести степень влияния личностных особенностей Б. Н. Ельцина, Д. А. Медведева и В. В. Путина на исполнение каждым из них роли Президента РФ по сопоставимым критериям. В этом качестве выступили структурные и динамические компоненты личности в соответствующем политико-культурном, внутриполитическом и международном ситуационном контексте. Это позволило соблюсти требования, предъявляемые к использованию метода контролируемого сравнения, которые предусматривают соблюдение процедуры case study353 в процессе сравнения президентств нескольких политических лидеров. В ходе эмпирического исследования были проверены следующие гипотезы: 1. Президентство зависит не только от институциональных рамок данной политической роли, но и от личностных особенностей людей, осуществляющих конституционные полномочия лидера страны. 2. Президентское лидерство детерминировано взаимодействием личности главы государства, которая формируется в процессе политической социализации, со средой, которая проявляется в конкретном социально- политическом контексте. 350 Lasswell H. Political Systems, Styles and Personalities // Political Leadership in Industrialized Societies: Studies in Comparative Analysis / Ed. by L. Edinger. – N.Y.: Wiley, 1967. – P. 316 – 347. 351 Etheredge L. Personality Effects on American Foreign Policy, 1898 – 1968: A Test of Interpersonal Generalization Theory // American Political Science Review. – 1978. – Vol. 72. – P. 434 – 451. 352 См.: Kaarbo J., Beasley R. A Practical guide to the comparative case study method in political psychology // Political Psychology. – 1999. – Vol. 20. – No. 2. – P. 369 – 391; и др. 353 См., напр.: Егорова-Гантман Е. В. Игры в солдатики. Политическая психология президентов. – М.: «Никколо М», 2003. – С. 34 – 35. 3. На исполнение полномочий Президента РФ существенным образом влияют следующие личностные характеристики: - мотивационный профиль, представленный соотношением мотивов власти, достижения и аффилиации, - сочетание сложности Я-концепции с уровнем самооценки, - философский аспект операционального кода и политические ценности, - тип лидерства, проявляющийся в политическом поведении, - стиль межличностных отношений, обусловленный склонностью к интроверсии/экстраверсии и степенью предрасположенности к доминированию. Отметим, что основная гипотеза эмпирического исследования, наряду с вышеуказанными, получила свое подтверждение в ходе работы. Она заключалась в том, что на функционирование института российского президентства и на исполнении роли главы государства в значительной степени воздействует личностный компонент, представленный сочетанием значимых для политической деятельности индивидуально-психологических качеств лидера страны, которые сформировались в период политической социализации и трансформировались под влиянием политического контекста. Таким образом, в эмпирическом исследовании были рассмотрены основные компоненты личности трех российских президентов, существенным образом повлиявших на исполнение ими роли главы государства: мотивационный профиль, Я-концепция и уровень самооценки, операциональный код и политические ценности, поведенческий тип лидерства, стиль межличностных отношений. Данные аспекты описывают не столько конкретных политическим деятелей, сколько их индивидуальность, проявляющуюся во время исполнения ими роли лидера страны, выявляя особенности президентского стиля каждого из них. Для определения степени влияния указанных компонентов личности, выявленных в ходе контент-анализа спонтанной риторики и наблюдения, их рассмотрению в каждом отдельном случае предшествовало изучение исторических и биографических материалов, затем исследовался внутриполитический и международный контекст президентства, после чего внимание уделялось индивидуальным особенностям исполнения роли главы российского государства. Это позволило в заключении осуществить сравнительный анализ президентства Б. Н. Ельцина, Д. А. Медведева и В. В. Путина. В целях объективной проверки гипотез эмпирического исследования был принят постулат, согласно которому российское президентство детерминировано взаимодействием личности лидера страны, формирующейся в процессе социализации, со средой, проявляющейся в конкретном внутриполитическом и международном контексте.
<< | >>
Источник: Стрелец Илья Эрнстович. ВЛИЯНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЛИДЕРОВ НА ИСПОЛНЕНИЕ РОЛИ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ. 2014

Еще по теме Характеристика исследования личностного компонента российского президентства:

  1. §5. Президентствокак политическое лидерство
  2. §4. Политическое лидерствов российской традиции политико-административного управления
  3. Введение
  4. 1.1 Структура образов политических лидеров-кандидатов в президенты
  5. Факторы влияния на восприятие кандидатов в президенты
  6. Политически й конт екст как объектн ый факт ор восприят ия полит ика
  7. Актуальность темы диссертационного исследования
  8. Теоретико-методологические аспекты анализа президентства
  9. Личность президента: структурные и динамические компоненты
  10. Роль главы государства в политико-культурном и ситуационном контексте и основные типологии президентства
  11. Характеристика исследования личностного компонента российского президентства
  12. Влияние личности на исполнение роли Президента РФ
  13. Основные результаты диссертационного исследования
Яндекс.Метрика