<<
>>

ПРИМЕРЫ ИЗДЕРЖЕК И ВЫГОД * ПРАВ СОБСТВЕННОСТИ НА АКТИВЫ 4.1.

Пример 1. Право собственности на один актив >

Целесообразно начать с простейшего случая. Один оператор управляет работой машины. Если он делает это должным образом, то машина принесет вполне гарантированную прибыль.

Допустим, что при работе машины не возникают никакие экстерна- . лии — ни положительные, ни отрицательные — ни для кого, кроме оператора. И предположим, что усилия по управлению машиной являются единственным производственным ресурсом. Встает воп- : рос: в чьей собственности должна быть эта машина?

I Казалось бы, ответ интуитивно ясен: машина должна быть соб- ; ственностью того, кто ею управляет (если этот человек в состоя- ‘ нии ее купить). Но на самом деле все не так тривиально, как ,,кажется. Любая теория интеграции должна быть в состоянии обо- : сновать данный ответ, ибо трудно найти более простой пример •

преимуществ права собственности.

Заметим, что здесь не ставится (по крайней мере, напрямую) вопрос о том, кому должна принадлежать прибыль от использования машины. Стандартные представления о субъективном риске подсказывают нам, что стимулы оператора притупятся, если ?

его деятельность не принесет ему выручки. Есть, однако, разница между правом собственности на актив и правом собственности ?

на выручку. Например, часто бывает, что имеется такая схема

і стимулирования рабочих или управляющих, при которой они

заинтересованы в результатах деятельности своей фирмы. Но при этом, однако, они не превращаются автоматически в собственников фирмы. (Результаты деятельности фирмы “Дженерал мо- , торс” осязаемо влияют на чистый доход ее директора-распорядителя, но от этого последний не получает значимых прав собственности на “Дженерал моторе”.) В рассматриваемом нами . случае, например, машина может принадлежать собственнику- аутсайдеру, который нанимает оператора к себе на службу и назначает ему зарплату в размере прибыли фирмы.

Будет ли такое положение дел равносильно ситуации, когда оператор является собственником?

Чтобы убедиться в том, что возможен и отрицательный ответ, рассмотрим двухпериодную модель, в которой оператор должен . в период времени 0 выбрать действие, выражаемое величиной х (это может быть инвестирование или определенный уровень усилий), и пусть это действие приносит в период 1 суммарную выручку В{х). Допустим, что оператор несет частные издержки (например, измеряемые тяжестью усилий) в размере, равном х. Предполагается, что действие х наблюдается только оператором (так что мы имеем классический случай субъективного риска). Будем считать В(х) величиной детерминированной, хотя анализ легко распространяется на случай, когда В(х) — случайная переменная, коль скоро оператор нейтрален к риску11.

Я предполагаю, что имеется некое действие, в которое вовлечен данный актив и которое может быть предпринято ex post в период времени 1, но не может быть специфицировано в первоначальном контракте, например, по причине своей исключительной сложности12. Из-за этой неполноты контракта остаточные права контроля могут приобрести важное значение. Нет необходимости моделировать это действие в деталях; достаточно предположить, что право контроля над активом каким-то не специфицированным образом позволяет присвоить в одностороннем порядке (так сказать, “левым путем”) часть выручки, равную (1 — Х)В(х), где 0<А<113. Примером может служить ситуация, когда машина используется таким образом, что приносит выгоду в какой-то другой деятельности, в которой занят контролирующий субъект. Например, если контролирующий субъект — аутсайдер, то он может использовать машину для увеличения прибыли другой фирмы, собственником которой является. Эта другая фирма может заниматься смежным бизнесом или же быть поставщиком производственного ресурса, или покупателем конечной продукции от использования данного актива14.

Я буду исходить из того, что “левая” часть выручки (1 — Х)В(х) не поддается проверке, а остальная выручка ХВ(х) — поддается, так что контракты можно заключать только по поводу последней.

Наконец, я полагаю, что оператор имеет доступ к финансовым ресурсам, которые он может употребить, если это его устраивает, для увеличения прибыли от использования машины из расчета: доллар выручки на доллар инвестиций (причем это повышение прибыли не поддается проверке; более того, никакая часть этой добавочной прибыли не может быть “присвоена левым путем” собственником актива). Такой способ увеличения прибыли не будет иметь места в состоянии равновесия, но сам факт такой возможности наложит ограничения на форму контракта.

Мы задали такие условия, что единственной переменной, по поводу которой стороны могут заключить контракт, является поддающаяся проверке часть выручки от использования актива п = ХВ(х). Таким образом, контракт представляет собой просто правило дележа выручки / = /(тс), где / — вознаграждение оператора как функция от п. Теперь покажем, что в том случае, когда оператор является собственником машины, можно разработать оптимальный контракт, позволяющий достигнуть наилучшего результата, и что этого нельзя сделать, если право собственности на машину принадлежит аутсайдеру.

Наилучшее приложение усилий (инвестиционных или иных) состоит в выборе такого уровня х (обозначим его х*), при котором достигает максимума суммарное превышение выручки над издержками (чистая выручка), т. е. В(х) — х. Если оператор является собственником машины, то выбор этого значения х* может быть стимулирован тем, что оператор получает все 100% чистой выручки фирмы, т. е. /(тс) = ті — Е — А.В{х)— Е, где Е можно интерпретировать, как “плату за вход на рынок”. Поскольку оператор, будучи собственником, получает и “левую” часть выручки (1 — А.)і?(х), его суммарная выручка после вычета издержек составляет:

Я = ХВ(х) - Е + (1 - А)В(х) - х = В(х) - Е - х. \

Максимизация этой функции дает решение х — х*15.

Теперь рассмотрим случай, когда правом собственности на машину обладает аутсайдер, получающий не поддающуюся проверке долю выручки (1 — Х)В(х). Тогда оператор будет максимизировать функцию

1(п) - х = 1(ХВ(х)) - х.

Условия максимума первого порядка:

Г\В\х) = 1. (1)

Заметим, однако, что Г< 1, поскольку в противном случае у оператора появился бы стимул вложить дополнительные финансовые ресурсы (если Г> 1, то на каждый доллар роста п приходится увеличение дохода оператора больше, чем на доллар).

Следовательно, из (1) получаем, что 2Г (х)>У >1, откуда следует, что х = х* не может иметь места, поскольку В'(х*) — 1. Мы приходим к выводу, что в случае права собственности аутсайдера достижение наилучшего результата невозможно16.

Таким образом, там, где нет экстерналий, лицо, чьи действия определяют уровень рентабельности актива (если такое лицо су- шествует), должно обладать и правом собственности на этот актив. Предоставления этому лицу полномочий распоряжаться при- былью от использования актива недостаточно, поскольку собственник-аутсайдер, возможно, сумеет направить часть выручки от использования актива на свои собственные нужды, притупляя тем самым стимулы оператора. Отметим еще раз важность для такого вывода условия неполноты контрактации17. При полной контрактации можно достичь наилучшего результата и в случае, когда правом собственности обладает аутсайдер, включив в контракт статью, явным образом исключающую любое использование актива, при котором прибыль уходит “на сторону”18. 4.2.

Пример 2. Комплементарные виды деятельности

Ситуация, когда активом управляют в вакууме, очевидно, крайность. Рассмотрим теперь, насколько изменятся наши результаты, если мы введем второй актив, использование которого комплементарно использованию первого. Примерами могут служить отдел мебели и отдел скобяных изделий в универмаге, подразделения автомобильного завода, производящие, соответственно, четырехдверные и двухдверные легковые машины, или (искусственный, но тем не менее показательный пример, предложенный в работе Klein, Crawford, and Alchian, 1978) окна здания и все остальное здание.

Пусть выручка от использования актива 1 составляет В{{х, у), а от использования актива 2 — ^Су)* гдех, у выражают действия операторов активов 1 и 2 соответственно в период времени 0 (например, уровни усилий или инвестиционные решения). Зависимость В от у улавливает идею некоторой экстерналии: выручка от использования актива 1 зависит и от действия оператора 1, и от действия оператора 2 (в этом смысле виды деятельности являются комплементарными)19.

Как и в первом примере, мы полагаем, что собственник каждого из активов может “откачать” долю (1 — X) выручки от использования актива в свою пользу в виде не поддающейся проверке выручки. Поэтому выручки, поддающиеся проверке, задаются выражениями:

пх ^ХВх{х,у)\ п2 = Щ(у). Как и выше, контракт представляет собой соглашение о дележе выручки, т. е. пару функций Ix(nv тс2), /2(тср п2), где /2 — вознаграждения двух операторов; /{ + /2 = 7^ + п . Теперь сделаем еще одно, дополнительное допущение: размер выручки может быть снижен, т. е. каждый оператор может, если это его устраивает, уменьшить выручку не поддающимся проверке способом (при- чем сумма, на которую снижена выручка, не достается никому, в том числе и оператору). Мы продолжаем считать, что оператор может увеличить выручку (теперь это относится как к оператору 1, так и к оператору 2)20.

Нас будут интересовать две ситуации. Первая — когда каждый оператор обладает правом собственности на свой актив (это можно интерпретировать как отсутствие интеграции). Вторая — оператор 2 обладает правом собственности на оба актива (что можно интерпретировать как интеграцию)21.

При раздельных правах собственности на активы чистая выручка двух операторов задается выражениями:*

Rx = Г{(п[9 п2) + (1 - А)В{ - х; (3)

R2 = 12(пх, те2) + (1 — Х)В2 - х,

поскольку “левые” выручки получают соответствующие операторы. Но если оператор 2 обладает правом собственности на оба актива, то он получает и “левую” выручку с обоих активов, так что в этом случае имеем:

R{ п2)-х; (4)

R2 = I2(n{, п2) + (1 - Х)В{ + (1 - Х)В2 - у.

Чтобы проиллюстрировать возможные преимущества интеграции перед отсутствием таковой, рассмотрим случай, когда предельная выручка от усилий, сопряженных с использованием актива 1, очень мала — фактически нулевая, т. е. Вх{х, у) = у(^). Наилучшее распределение усилий выражается значениями х = х*, У = У*,

где х* — точка максимума функции у(у) + В (у) — х, т. е. х*=0,

у* — точка максимума функции у {у) + В2{у) — у.

В том случае, когда оператор 2 обладает правом собственности на оба актива и получает 100% предельного приращения обоих потоков чистой выручки, т. е. когда /2 = тс + it — Е\ I{ = Е, можно достичь наилучшего распределения усилий. Из (4) ясно, что оператор 2 сможет максимизировать В + В2 — у, это приведет к результату у = у*. Оператор 1 выберет х* = 0, ибо он не имеет никакой выгоды от своего актива.

Напротив, наилучший результат недостижим при отсутствии интеграции. В этом случае оператор 2 максимизирует функцию /2(ТI,, П2) + (1 - Х)В2(У) = Щу(У),Щ(У)) + (1 - Ъ)В2(у) - у.

Условия максимума первого порядка:

^ ЧЪ) + * |^- В’2{у) + (1 - Шгіу) = 1 • (5)

СгТХ 2 ОТІ2

Но мы знаем, что

>0

ЭЛ

дп1

Э/2

дтГо

так как оператор 1 может по собственному усмотрению уменьшать выручку, а оператор 2 может, если это его устраивает, повышать ее. Поэтому

Отсюда следует, что левая часть выражения (5) строго меньше У (у) + В2'(у), а значит, у = у* не может быть решением (5) (у* удовлетворяет уравнению '{(у) + В2(у) =1). Вывод: при отсутствии интеграции значения х = х*, у = У" не могут иметь места22/23.

За этим примером стоят простые интуитивные соображения. Поскольку действия оператора 2 влекут для оператора 1 положительную экстерналию, оператор 2 должен получить большую долю выручки от использования актива оператора 1, чтобы иметь стимул приложить адекватные усилия. Однако недостаточно просто отдать второму оператору существенную часть выручки первого: без контроля над ходом дел (посредством права собственности на актив) поток выручки теряет свою “целостность” (“интеграль- ность”).

Здесь действует в точности тот же принцип, что и в первом примере. Там имели важное значение усилия оператора, и поэтому было наилучшим вариантом, когда оператор 1 является собственником актива, ибо тогда вся прибыль от использования актива 1 предназначается ему. В данном же примере важное значение приобретает деятельность оператора 2, поэтому он становится собственником актива 1, и выручка от использования этого актива достается ему. Заметим, что вывод о том, что оператору 2 следует быть собственником обоих активов, распространяется и на случай, когда предельный продукт усилий оператора 1 мал (но положителен), а именно когда Вх(х, у) = у (у) + е,Э(л), В2(х, у) = = г)(>’) + e2q(x), где е,, е2 — малые величины.

Разумеется, этот пример был “подогнан” так, чтобы дать нужный результат. В общем случае важны и действия оператора 1, и действия оператора 2. Выбор между интеграцией и отсутствием таковой при этом сопряжен с некоторой дилеммой: предоставление права собственности оператору 2 притупляет стимулы оператора 1 и наоборот. Оптимальность того или иного варианта решения зависит от параметров. Но основной момент анализа остается в силе: множества возможных распределений усилий в условиях интеграции и при отсутствии таковой различны. 4.3.

Пример 3. Вертикальная интеграция ' >"

До сих пор мы рассматривали случаи одного актива, с которым оперируют изолированно, и двух активов, операции с которыми комплементарны (эти операции можно считать “комбинированными” видами деятельности). В качестве последнего примера рассмотрим вертикальное отношение между поставщиком производственного ресурса и покупателем, использующим этот ресурс в своем производственном процессе. Как подчеркивалось в работах Уильямсона и Клейна, Кроуфорда и Алчяна, в таких ситуациях могут возникать особенно трудные контрактные проблемы, и поэтому важно знать, облегчит ли интеграция должным образом их решение.

Пусть оператор актива U (фирма-поставщик или [буквально — примеч. пер.] фирма “выше по течению”: upstream firm) производит ресурс, который (в количестве одной единицы) поставляется оператору актива D (фирма “ниже по течению”: downstream firm)39 . Как и выше, мы будем рассматривать двухпериодную модель. В период 0 операторы предпринимают некие действия, а в период 1 происходит торг и реализуется выручка. Мы предполагаем, что по завершении периода 0 оба оператора втянуты во взаимную зависимость, т. е. ни у одного из них нет альтернативного торгового партнера.

Вопрос, на котором мы сконцентрируем внимание, — качество производственного ресурса. Предполагаем, что оно определяется оператором актива 0 в период 0, и обозначаем его х. Таким образом, коль скоро поставка ресурса будет иметь место (а так оно всегда и будет в условиях равновесия), выручка оператора /) зависит как от уровня его собственных усилий у, так и от х: В — В(х, у). Мы пренебрегаем затратами усилий и, но полагаем, что в период 1 оператор Vнесет переменные издержки производства С(х) (измеряемые в долларах), величина которых растет с ростом качества (более высокое качество может требовать больше рабочей силы или сырья). Следовательно, при отсутствии контракта чистые выручки операторов суть В(х, у) — у и ~С(х), соответственно*.

Мы предполагаем, что качество ресурса известно только V. Следовательно, контрактная цена не может быть обусловлена уровнем качества. Не может быть в контракте и положений в духе “возьму, если понравится”** (поскольку качество ресурса не известно В). Единственный способ побудить и производить высококачественный производственный ресурс — вознаградить его в соответствии с окончательной выручкой Д т. е. в соответствии с величиной В.

В этом примере нам не нужно делать допущение о том, что собственник актива Х> может “откачать” долю (1 — Х)В для собственных надобностей. Однако мы будем предполагать, что собственник актива и имеет возможность повысить приписываемые использованию актива и переменные издержки на произвольную величину и получить долю |Д,0 <ц < 1 этих “добавочных” издержек как частный (и не поддающийся проверке) доход. (В условиях равновесия такие манипуляции с издержками не будут иметь места, но, как и в предыдущих примерах, сама их возможность накладывает ограничения на форму стимуляционного контракта.) Допустим, например, что собственник имеет возможность использовать дополнительную рабочую силу или сырье не в целях снабжения оператора актива Д а для увеличения выручки в каких-то других своих проектах24. ло

нн *

В данном примере выручка может быть и отрицательной. (Примеч. пер.)

** В оригинале “1аке-и-ог-1еауе-Н” (“бери или уходи”). (Примеч. пер.)

Оптимальный контракт предусматривает вознаграждение обоих операторов соответственно поддающимся проверке выручкам

В(х, у), ~С(х), т. е.

1и = 1^В(х, у), С(х)), 10 = 10(В(х, у), С(х)),

где Іи + I — В(х, .у) - С(х). Чистые выручки двух операторов, соответственно равны:

Яи= ЦВ(х, у),С(х)), (6)

= 10(В{х, у),С(х)) - у.

Заметим, что поскольку уравнения (6) не учитывают выручку от манипулирования издержками, они сохраняют силу независимо от того, интегрированы активы или нет. Однако между этими двумя случаями есть важное различие. Если оператор и обладает правом собственности на актив и, то в условиях равновесия должно иметь место соотношение:

Э/" < -и 9СЙ

иначе у оператора I/ появится возможность манипулировать издержками (если

эс

то оператор и может повысить свое благосостояние, увеличив издержки на величину и, а свой доход — на величину

а/„ ч

Но если актив и — собственность оператора Д соответствующее условие выглядит так:

Э/0 ^

—-<-и.

эс

Чтобы увидеть возможную желательность права собственности оператора Б на оба актива, заметим, что наилучшее распределение усилий выражается значениями х = х*, у = у*, где

х*, у* — точка максимума функции В(х, у) — С(х) — у. , (7)

Если 2) является собственником обоих активов, то этого результата МОЖНО ДОСТИЧЬ, ПОЛОЖИВ ІЦ = 0,/в = (В(х, у) — С(х)), т. е. I) получает компенсацию своих переменных издержек, а ?> — все остальное. Суть здесь в том, что целевой функцией становится чистая выручка оператора Д т. е. В(х, у) — С(х) — у, тогда как выручка и не зависит от его действий. А следовательно, как видно из (7), частные и коллективные стимулы в этом случае стыкуются [для того чтобы у I/ был положительный стимул выбрать X*, можно выделить ему небольшую долю чистой выручки В(х, у) — С(х)]25. Кроме того,

т. е. у собственника /) не будет стимула манипулировать издерж ками.

Однако такое состояние недостижимо при отсутствии интеграции, поскольку в данном случае = ^ > » а значит> У

и будет стимул манипулировать издержками. В этом можно убедиться и несколько иным путем. Условия максимума первого порядка для функций (6) суть:

Ц^ — + Ц^С\х) = О

ЬВ дх д С

(о)

= 1.

дір дВ дВ ду

Но прих = х*, у = у*

1Г = с'(х)’

дх

Г-1-

ду

Следовательно, из (8) имеем: а значит,,

в частности, условие

не выполняется.

Суть этого примера в следующем. Нетрудно добиться, чтобы оператор и избрал высокий уровень качества, коль скоро возникающие при использовании актива и издержки производства С(х) можно “приписать” оператору ?>. Такое возможно, когда Х> является собственником обоих активов, потому что в этом случае перенос издержек использования актива и на актив 1> можно осуществить без возникновения диспропорций (сохраняется “интег- ральность” издержек). Однако такой перенос невозможен при отсутствии интеграции, поскольку, если оператор И соглашается оплатить издержки оператора ?/, у последнего появляется стимул манипулировать этими издержками за счет ?>.

Принцип, лежащий в основе этого примера, ничем не отличается от принципа, лежащего в основе примеров 1 и 2. Во всех трех случаях ради достижения стимулирующего эффекта желательно, чтобы некоторая часть совокупного потока выручки перераспределялась в пользу одной из сторон. Такого положения можно достичь, передавая этой стороне выгоды от использования одного из активов (в первых двух примерах передавалась выручка от использования актива, в третьем имел место трансферт издержек). Мы видим, однако, что при попытке такого трансферта без соответствующих изменений прав собственности или контроля не будет достигнута полная эффективность: часть выручки будет отвлечена собственником актива на посторонние цели, и стимулирующий эффект снизится. Таким образом, чтобы разрешить проблемы стимулирования, необходимо не только разработать эффективную схему распределения выручки между разными операторами, но и распределить права собственности и контроля так, чтобы они подкрепляли эту схему. 5.

<< | >>
Источник: Башутская Т.Г.. Природа фирмы: Пер. с англ. — М.: Дело. — 360 с. . 2001

Еще по теме ПРИМЕРЫ ИЗДЕРЖЕК И ВЫГОД * ПРАВ СОБСТВЕННОСТИ НА АКТИВЫ 4.1.:

  1. 14.1. Сущность и содержание обоснования проектов
  2. 4.2. РЫНКИ АКТИВОВ И КРИВАЯ
  3. 3.2. Теории международных инвестиций
  4. ПРЕДЕЛЫ ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИИ РЫНКА ТРУДА
  5. ЗНАЧИМОСТЬ ПРОЦЕССА КОНТРАКТАЦИИ
  6. 8 ПОЛ ДЖОСКОУ Специфичность активов и структура вертикальных отношений: эмпирические свидетельства
  7. СПЕЦИФИЧНОСТЬ АКТИВОВ, ВЕРТИКАЛЬНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ И ДОЛГОСРОЧНЫЕ КОНТРАКТЫ: ЭМПИРИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ
  8. НЕПОЛНЫЕ КОНТРАКТЫ И ОСТАТОЧНЫЕ ПРАВА КОНТРОЛЯ
  9. ПРИМЕРЫ ИЗДЕРЖЕК И ВЫГОД * ПРАВ СОБСТВЕННОСТИ НА АКТИВЫ 4.1.
  10. ЦЕНА СОБСТВЕННОГО КАПИТАЛА И СПОСОБЫ ЕЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ
  11. Глоссарий
  12. УЧЕТ ОСНОВНЫХ СРЕДСТВ, НЕМАТЕРИАЛЬНЫХ АКТИВОВ И АМОРТИЗАЦИИ ПО НИМ. УЧЕТ ВЛОЖЕНИЙ
  13. СОБСТВЕННОСТЬ ДЛЯ ЛЮБОГО
  14. Исследование и анализ рыночных возможностей предприятия
  15. анализ эффективности управления собственным и заемным капиталом
  16. ИСТОРИИ УСПЕХОВ И ПРОВАЛОВ
  17. Роль экономики1
  18. Понятие трансакционных издержек
  19. ANNEX ПРИЛОЖЕНИЕ
Яндекс.Метрика