<<
>>

2. Административно-политическая элита в кадровой структуре государственного управления

Отечественное обществоведение достаточно успешно преодолевает доминировавшие долгие годы в нашей стране идеологизированные формы эгалитаризма, предпринимаются небезуспешные попытки раскрыть сущность, основные социально-статусные, функциональные, количественные и качественные характеристики элиты, определить особенности формирования элитных слоев на современном этапе становления России как демократического правового государства.
Правда, в подавляющем своем большинстве имеющиеся публикации по проблеме элит носят социолого-политологический характер и в значительно меньшей степени отражают существо вопроса с точки зрения кадроведения и государственного управления.

Решить эту задачу непросто, но и каких-то особых трудностей на этом пути тоже нет, ведь элитаристские теории имеют давние традиции. Их истоки восходят к философии Конфуция, Платона и Аристотеля, социолого-политологическим трудам Т. Мора, Т. Кампанеллы, Н. Макиавелли, Ж.-Ж.Руссо, Т. Гоббса, Ф. Ницше и других мыслителей прошлого. В те далекие годы они сумели выразить вековую мечту человечества о справедливых и мудрых правителях, о рациональном государстве, в котором правят знания, гуманизм и законность, а во власти находится наиболее достойная талантливая, пассионарная, патриотично настроенная часть общества.

Однако только в конце XIX - начале XX в. итальянские политологи Г. Моска, В. Парето и Р. Михельс, основываясь на теоретических выводах Г. Гегеля, М. Вебера, М.Я. Острогорского, П.А. Сорокина представили целостную социально-философскую концепцию элиты. Базовая составляющая этой концепции - любое общество делится на господствующее меньшинство (элита, которая правит) и зависимое управляемое большинство (масса, которой правят). Элиту они представили как социальный слой, который в силу обладания наибольшим количеством позитивных (материальных, интеллектуально-профессиональных, социально-психологических, морально-волевых) качеств занимает наиболее влиятельные позиции во властно-управленческой иерархии общества.

Именно они раскрыли социально-политическую сущность и основные закономерности формирования, развития, функционирования и распада элитных слоев, проанализировали различные типы элит, представили в динамике их основные качественные характеристики.

Господство элиты, доказывали они, - это закон общественной жизни. Вектор движения общества задается лидерами и контролируется его элитой. Причем правящее меньшинство опирается не только на свой авторитет и легитимные способы властвования, а нередко прибегает к грубому принуждению, подавлению, манипулированию общественным сознанием, различного рода пропагандистским уловкам и «хитрым технологиям» воздействия на людей. И все это для того, чтобы в народе не возникало сомнений в искренности власти, чистоте ее помыслов и справедливости принимаемых ею решений.

Подавляющее большинство современных ученых рассматривает элиту как сравнительно небольшую и достаточно сплоченную социальную группу, занимающую «командное положение» в кадровых системах политической, административно-управленческой, экономической, военной и духовной сфер общества. Их отличают как официальные, так и не менее прочные неформальные внутриэлитные связи, групповое сознание, сплоченность и автономность от других страт общества. Это особые страты, состоящие из людей, обладающих высшим социально-правовым статусом, в большинстве своем с хорошей профессиональной подготовкой, высоким авторитетом и харизматическим превосходством над остальной массой населения. И главное - полномочиями, позволяющими контролировать властные структуры и оказывать управляющее влияние на общество, активно влиять на жизнь и повседневную деятельность людей. Не случайно, в западной литературе их называют «policy-mаkеr», т.е. «творцами политики», «принимающими решения».

Причем развивается (меняется, эволюционирует) элита по своим особым законам. Прежде всего, по законам цикличности и циркуляции. Зарождается элита в низших, чаше всего оппозиционных слоях общества. В ходе нелегкой социально-политической борьбы созревает и постепенно, но уверенно поднимается на высшие этажи социальной иерархии, закрепляет свои позиции во власти, расцветает, более или менее успешно защищает интересы тех, кого представляет.

В целом же развитие элиты протекает в рамках двух тенденций: аристократической - в направлении закрытости, застойности, окостенелости и демократической - в направлении демократизации, открытости, динамичного кадрового обновления.

Аристократическая тенденция проявляется в том, что находящиеся у власти люди стремятся закрепить свое господство, замкнуть элитное пространство и передавать власть чуть ли не по наследству. Результат известен: «кристаллизация» правящего класса и кадровый застой, окостенелость форм и методов управления, консерватизм в политике, сначала застой, а затем и социальный кризис общества.

Демократическая же тенденция действует как противовес аристократической, отражает динамику развития жизни, объективно детерминирует пополнение и обновление элитных рядов наиболее способными и активными представителями различных слоев общества. Причем используется множество способов, с помощью которых правящий класс выявляет потенциальных лидеров и обновляет себя: каждому периоду истории соответствует своя система кадровой работы, своя «элитная инженерия», свои способы воспроизводства власти: наследование и передача по завещанию, путем переворота, партийной номенклатуры, демократических выборов и конкурсов.

Хорошо, если указанные (аристократическая и демократическая) тенденции сочетаются в оптимальном режиме. Только в этом случае обеспечивается стабильность и высокий авторитет власти, должная эффективность государственно-управленческой деятельности. Такое бывает не часто и в очень ограниченных временных рамках. Чаше всего наблюдается перекос либо в сторону аристократической тенденции, порождая застой элиты и кризисность общественного развития, либо безбрежная демократия, которая ведет к «рыхлости», коррумпированности и моральной деградации как самой элиты, так и общества в целом. Итог таких перекосов один - социальная напряженность, революционные потрясения, приход к власти контрэлиты.

В любом случае действует закономерность: какой бы авторитетной и влиятельной не была элита, рано или поздно наступает время, когда она бюрократизируется, теряет социальный динамизм и конструктивную активность, разрушается и.

в конце концов, исчезает. Хорошо, если легитимным путем, а не революционных переворотов и путчей.

Кругооборот (циркуляция) элит - универсальный закон истории. Основа же такой циркуляции - плюрализм и конкуренция. Причем конкуренция не только в политике, экономических концепциях, идеологии и стремлении к более «мудрому» государственному администрированию, а и в политической воле, профессионализме, культуре, нравственности.

Ведущие социальные характеристики правящей административно-политической элиты: относительная самостоятельность по отношению к обществу; высший социально-правовой статус, престижность социального положения и относительно высокий авторитет в народе; безраздельное обладание государственной властью, реальная, а не мнимая возможность управлять, прямо или опосредованно распоряжаться экономическими, материально-техническими и людским ресурсами; групповое сознание; сопричастность к принятию важнейших государственных решений. Указанные признаки обеспечивают внутреннее единство и внешнее равновесие элиты, ее стабильность и жизнеспособность.

Что же касается профессионально-личностных качеств элиты, то следует остановиться на некоторых ведущих из них:

? властность и политическое честолюбие (стремление к власти, понимание механизмов властвования и роли власти в социальной целостности) - доминантная черта того, кто стремится на вершины государственного управления, и того, кто желает удержаться во власти. Не случайно говорится, что «рефлектирующим мыслителям, фантазирующим художникам, самопогруженным схимникам, добросовестным ремесленникам в правящих структурах делать нечего».

Речь, правда, идет не о всевластии, а о власти, как говорится, «в меру», о честолюбии в рамках принятых в обществе правил приличия. Иначе - авторитаризм и беззаконие. Не случайно, более 80% опрошенных россиян всегда считало и сегодня убеждены, что именно перечисленные качества должны быть приоритетными в государственном управлении. Развращенность высшего кадрового звена управления способна лишь продвигать на влиятельные посты тех, кто сильнее и нахальнее, а не тех, кто умнее и талантливее. На ключевых постах оказываются не уважаемые профессионалы, а те, которых боятся, против которых опасаются голосовать даже в тайном порядке;

? харизматичность, тяготение к лидерству, обладание сильными волевыми качествами. Такими качествами, по мнению 63% россиян, должен обладать современный руководитель. Без соответствующей харизмы никакой высокий профессионализм и трудолюбие не смогут поднять человека «на вершину» власти. Необходимы способность и готовность в нужный момент и в нужном месте проявить волю и принципиальность, взять на себя ответственность, даже за самые непопулярные решения. Государственный деятель, уклоняющийся от принятия такого рода решений, перестает быть государственным деятелем. Его место не в правящей элите, а на спокойных второстепенных должностях;

? профессионализм, неординарность мышления и поступков. В перечне качеств современной элиты на первое место этот показатель ставят не меньше 75% опрошенных граждан. Причем речь идет не об элементарном обладании какой-то суммой важных, но разрозненных знаний, умений и навыков, а о системном, органически едином наборе конкретных компетенций, обеспечивающих эффективное решение общественно значимых задач.

Особую ценность имеет профессиональная компетентность в области права (так считают более 56% опрошенных представителей высшего руководящего звена государственного аппарата), экономики и менеджмента (26%), социальной психологии и кадроведения (19%). Не говоря уже о тех профессиональных качествах, которые определяют:

когнитивную компетенцию, предполагающую использование теоретических знаний, полученных в процессе обучения и многолетнего практического опыта управления;

функциональную компетенцию - государственный деятель должен не только знать что делать, но и уметь это делать. Речь идет о компетентности в области политического менеджмента, экономического анализа, государственных и муниципальных финансов, научных методов управления, управления персоналом и т.д.;

ситуативную компетенцию - готовность и способность решать оперативные проблемы государственного и муниципального управления;

интеллектуальную компетенцию - способность к адекватному восприятию событий и явлений в мониторинговом режиме, прогнозированию процессов, разработке различных вариантов решений и реализации наиболее эффективных из них;

личностную компетенцию - наличие прочных нравственных качеств, ораторских и коммуникативных способностей, готовность работать «в команде», расположенность к диалогу и сотрудничеству с оппонентами, умение анализировать, объективно диагностировать и своевременно разрешать конфликты.

Перечисленные качества проявляются дифференцированно, их сочетание в разных условиях различно. Наиболее рационально они сочетаются у молодых и перспективных работников. Не случайно именно молодежь сегодня является предметом особого внимания с точки зрения формирования правящей элиты России;

? прочность духовно-нравственных качеств. Элита только тогда является элитой, когда каждый ее представитель повседневно и ежечасно подтверждает свою воспитанность и нравственную устойчивость к соблазнам власти. Эти качества на первое место среди ведущих характеристик современного руководителя ставят более 85% россиян.

Представленная модель элиты, конечно, идеал, а не характеристика реально действующей в тех или иных социальных условиях элиты. Этот идеал в принципе недостижим, но стремится к нему следует. Только тогда, когда у власти находится зрелая и продуктивная элита, способная к проведению конструктивной модернизации экономики с параллельной отстройкой институтов гражданского общества, можно рассчитывать на прогресс общества, на политическую стабильность, экономический рост и национальную безопасность. Именно на формирование такой элиты и должна быть направлена современная государственная кадровая политика.

Разумеется, высокоморальную элиту может иметь только высокоморальное общество. Связь тут двусторонняя. Ведь элита - это люди, обладающие ценностями, на которые ориентируется население. Вот почему аморальная коррумпированная развращенная элита - первый признак и самый объективный индикатор больного общества.

При этом следует иметь в виду, что элиту нельзя рассматривать как простую арифметическую сумму работников на высших политических или государственно-административных должностях. Это не какая-то официально институциональная структура. Только в условиях монопольного правления КПСС элита была организационно оформлена. Ничего подобного в свободном демократическом плюралистическом государстве быть не может. Демократическая элита функционирует только как социальное образование, со своими особыми внутриэлитными отношениями и внешними связями.

Если в обычных условиях характер внутриэлитных отношений как бы скрыт и не привлекает к себе особого внимания, то в критической ситуации он обнаруживается отчетливо, а порой и агрессивно - атмосфера внутриэлитного взаимопонимания и доверительности исчезает. Элита же, разъедаемая взаимным недоверием и подозрительностью, внутренним противостоянием и интригами, разрушается и рано или поздно покидает арену политической жизни.

Особо опасно появление в элитной среде непримиримо противоборствующих группировок и внесистемных оппозиционных сил. Не менее опасны также клановость, групповщина, политические отношения, построенные на землячестве, личной преданности, родственных связях, политическом инвестировании. Это одно из самых серьезных препятствий на пути формирования не только качественной правящей элиты, но становления демократической государственности в целом.

Что же представляет собой высший административно-политический состав государственного управления современной России в более конкретном плане?

1. Это элита трудно нарождающегося демократического многонационального российского государства, в значительной степени отражающая все те противоречия и «слабости», которые характеризуют современную российскую действительность. Это относительно самостоятельная, достаточно замкнутая, привилегированная группа политиков и высших руководителей государства, в большей или меньшей степени обладающая нужными в условиях современного государства профессиональными и личностными психолого-волевыми качествами, обеспечивающими им участие в принятии и реализации (часто весьма непопулярных) государственно-управленческих решений.

Современная правящая российская элита стремится, с одной стороны, сохранить плюрализм и политические свободы, динамично развивать рыночные отношения, а с другой - ужесточить властную вертикаль управления страной, сделать демократию в России «управляемой». Власть «не боится» принимать непопулярные решения. Примером может служить принятие решения по поводу монетизации льгот, об отмене выборности губернаторов, о переходе к пропорциональной системе выборов депутатов Государственной Думы, о проведении курса на вступление России в ВТО.

2. Это относительно немногочисленная социальная прослойка, насчитывающая, не считая судей и высшее руководство силовых и правоохранительных структур, всего несколько тысяч человек. По нашим подсчетам около 32 тысяч. Это:

? Президент страны и руководители соответствующих президентских структур: руководство Администрации Президента РФ, Полномочные представители Президента в федеральных округах, члены Государственного совета, Совета безопасности, руководители Управления делами Президента, Главного управления специальных программ Президента Российской Федерации, руководящий состав РАГС при Президенте Российской Федерации. Перечисленные должностные лица во главе с Президентом страны участвуют в выработке и проведении в жизнь внутренней и внешней политики государства, координируют взаимодействие различных ветвей и уровней власти, контролируют и профессионально обеспечивают ход реализации президентских решений и программ;

? руководящий состав и депутатский корпус органов законодательной (представительной) власти - Федерального Собрания Российской Федерации, законодательных органов субъектов Российской Федерации; представительных органов местного самоуправления. Указанные лица принимают законы и общеобязательные решения на своих территориях, утверждают и контролируют исполнение соответствующих бюджетов, в рамках своих полномочий решают задачи формирования политического пространства государственного управления, осуществляют контроль деятельности исполнительной власти;

? руководящий состав федеральных структур исполнительной власти и подведомственных им организаций - «несущий стержень» кадровой системы государственн ого управления: члены Правительства Российской Федерации, руководители подведомственных Правительству и Президенту РФ федеральных министерств, служб и федеральных агентств, главы дипломатических представительств РФ за рубежом, начальники управлений и департаментов органов исполнительной власти; Центрального банка России, Сбербанка РФ, Банка ВТБ, Агентства по страхованию вкладов, таких организаций, как Пенсионный фонд, Фонд социального страхования. Фонд обязательного медицинского страхования, Фонд занятости, Институт сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, Академия народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации, Финансовая академия при Правительстве Российской Федерации, учреждения и научно-учебные центры, подведомственные другим органам федеральной исполнительной власти;

? руководящее звено системы государственных органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации - президенты республик, руководство администраций краев, областей и автономных образований, которые обеспечивают осуществление общих для данной территории задач социально-экономического развития, исполнение законов Российской Федерации, актов Президента и Правительства РФ, связь между федеральными органами государственной власти и органами местного самоуправления. Далее идут кадры высшего звена региональных министерств, служб и агентств, подведомственных им учреждений;

? руководство органов местного самоуправления - председатели и члены представительных органов муниципальных образований, главы муниципальных образований, руководители исполнительно-распорядительных и контрольных органов (администраций) муниципальных образований, иные назначаемые и выборные руководящие работники местного самоуправления, обладающие собственными полномочиями по решению вопросов местного значения;

? лидеры политических партий и общероссийских общественных объединений, интеллектуалы, вырабатывающие политические идеи и концепции.

Важным структурным звеном элитного слоя является также окружение тех, кто реально властвует на высшем уровне государственного управления (элитное окружение) - помощники, консультанты, советники, эксперты, аналитики, юристы, социологи, работники служб паблик-риллейшнз. Это люди, занимающие в иерархии государственного управления высшие и главные должности. Они облечены обширными полномочиями и реальными властными возможностями реального воздействия на процесс принятия и проведения в жизнь управленческих решений по всем важнейшим вопросам жизни страны. К этой группе можно также отнести наиболее авторитетных журналистов и политических обозревателей, комментаторов радио, телевидения, печатных и других средств массовой информации. Околоэлитное окружение в России насчитывает примерно семь тысяч человек.

Ведущими факторами, обеспечивающими вхождение в правящий слой в годы демократических преобразований, были политические ориентации, депутатство в Верховном Совете РСФСР, отношение к ГКЧП и событиям 1991 и 1993 годов. Позже больше внимания стали обращать на наличие управленческого опыта, в том числе в советских органах, крупных хозяйственных структурах. Часть представителей элиты обладают опытом руководства городами и районами, прошли школу представителя Президента в субъектах РФ, парламентской деятельности в Государственной Думе и законодательных структурах субъектов РФ. В последние годы в элите усилили свои позиции представители силовых структур. Почти «на нет» сошло влияние представителей высшей партийной номенклатуры советских времен.

3. Практическое отсутствие в элитном слое женщин. Их насчитывается всего 1,7%. Среди первых руководителей федеральных министерств их только две. Среди заместителей - только шесть. Среди губернаторов и глав администраций субъектов Российской Федерации и их заместителей женщин - 28. На должностях категории «советники» женщин насчитывается чуть больше 18%. На высших должностях - 2,4%; на главных -6,3 %. Это несколько выше, чем было 3-4 года назад, тем не менее, говорить, что приток женщин в элитный слой государственного управления существенен и будет динамично усиливаться в будущем, пока не приходится.

4. Большинство членов нынешней российской правящей элиты - это люди, родившиеся в 60-е годы прошлого столетия. Средний возраст составляет 48,5 года, что на 15-17 лет моложе, чем возрастной показатель элиты застойного советского периода. А вот молодежи до 30 лет в этом звене государственного руководства практически нет. Каждый второй федеральный министр вошел в предпенсионный и пенсионный возраст. Лишь 14% губернаторов пришли на указанный ответственный пост в возрасте до 40 лет, более 17% - в пенсионном возрасте.

Руководители исполнительной и законодательной (представительной) власти в центре и в административных центрах субъектов Федерации - люди зрелого возраста, обладающие большим жизненным опытом и практикой управления. Значительная часть нынешнего высшего руководства наиболее значимый опыт руководящей работы получила в советских, партийных, комсомольских и хозяйственных структурах СССР. Большинство из них достаточно легко отказались от прежних политико-идеологических ориентиров и стали прочной опорой современной власти.

Процесс формирования элиты и сегодня характеризуется достаточно высокой динамикой персонально-кадрового обновления. Выборы, конкурсы, назначения по представлению Президента стали действенным каналом не только пополнения и обновления элиты, но и более четкой ее статусной и социально-демографической фрагментации. Четко просматривается тенденция выхода на политический Олимп молодых политиков и военных. Многие из них, к сожалению, не обладают должным жизненным опытом, не прошли серьезной школы государственно-политического менеджмента, не обладают опытом хозяйственного управления в рыночных условиях.

Жизненный, социальный и профессиональный опыт сегодня все больше выходит в число ведущих критериев отбора в государственную управленческую элиту. Более понятным становится и то, что даже талантливый, но не опирающийся на опыт и постоянно обновляемые знания специалист вольно или невольно становится фактором торможения.

5. Одна из важнейших позитивных перемен, которые характеризуют процесс формирования современной российской правящей элиты, является замедление темпов спонтанного кадрового обновления. Лихорадочные, зачастую слабо продуманные кадровые перемещения, громкие отставки с компроматами и уголовными преследованиями, с одной стороны, и назначения на «почетные должности» в различного рода фондах и ассоциациях, с другой, которые были характерны периоду правления Б.Н. Ельцина, прекратились. Кадровые процессы стали более осмысленными и планомерными. Увольнения происходят спокойно и вежливо, как правило, с предоставлением нового места работы высокого элитного уровня. Оживляется практика ротации и даже

возврата во власть, не так, как это было в советские времена, когда отставка однозначно означала «политическую смерть».

Но и здесь есть свои особенности. Сегодня практически все ключевые должности в государственном и хозяйственном руководстве федерального уровня занимают земляки главы государства - более 20%. В несколько раз увеличилось количество выходцев из бизнеса (их прослойка составляет 12%), военного ведомства и спецслужб (более 25%). Значительное число «бывших» руководителей высокого ранга нашли себя в качестве сенаторов верхней палаты парламента. Немало и таких, которые из сферы федерального руководства переместились с повышением в кресла руководителей субъектов Федерации. Причем практика рекомендаций на такого рода должности из Центра усиливается.

6. В технологиях формирования элитного слоя государственного управления по мере ухода от советской номенклатурной системы появилось еще одно новое явление - административный ресурс. Ныне ресурс стал одной из важнейших составляющих «управляемой демократии». Использование такого ресурса позволяет подключить к решению кадровых проблем огромные финансовые возможности государства и бизнеса, с помощью юридических манипуляций и подкупа организовать «давление» на избирателей, снизить накал конкурентной политической борьбы, направить ее в «нужное русло» и гарантировано обеспечить запланированное кадровое решение.

При этом предпочтение отдается крупным хозяйственникам, руководителям акционерных обществ и влиятельным чиновникам. Прошло то время, когда во власть направлялись известные политики разной идеологической ориентации, влиятельные представители науки и творческой интеллигенции, юристы, журналисты, опытные работники социальной сферы. В Государственной Думе конституционное большинство сегодня принадлежит членам партии «Единая Россия», которая монополизировала институт губернаторства. Сейчас среди губернаторов только два члена КПРФ и по одному представителю от ЛДПР и «Родины». С конца девяностых годов практически прекратился доступ в элиту представителей неэлитных слоев: рабочих, крестьян,

представителей среднего класса. Даже во фракции левой ориентации. В элиту попадают нужные, часто не самые авторитетные люди. Не те, на кого рассчитывает общество, а те, которые располагают большими, чем их оппоненты, материально-финансовыми, медийными и родственно-дружескими ресурсами.

7. Своими особыми чертами российская элита отличается с точки зрения ее профессионализма. Ошибаются те, кто считает, что государственное управление - прерогатива только политиков. Хотя понятно, что для многих представителей высшего звена государственного управления публичная политика действительно является профессией. Но профессией особого рода. В государственном управлении главное состоит в другом - своевременном и высокопрофессиональном решении конкретных проблем. Что требует соответствующих профессиональных знаний и навыков. Не случайно, что из 239 руководителей субъектов РФ, по данным профессора В.Н.Лысенко, в политику из промышленности пришло 42 человека, сельского хозяйства - 41, строительства - 17, бизнеса - 10, партийного, государственного и муниципального управления - 24. Лишь четверть представляют гуманитарную сферу.

За последние 10-15 лет «технократический сектор» правящей элиты сократился почти наполовину. Более чем на 40% она состоит из специалистов с гуманитарным и социально-экономическим образованием. На высших и главных должностях государственной службы работников с таким образованием 34,4%. Среди губернаторов по базовому образованию «технарей» осталось лишь 15%. Из года в год сокращается и число специалистов с сельскохозяйственным образованием. Зато резко увеличилась прослойка юристов, экономистов и менеджеров.

Практически каждый второй представитель высшего управленческого персонала имеет ученую степень доктора или кандидата наук. На высших должностях гражданской службы их 49,4%, на главных - 35,5%. Среди губернаторов насчитывается 11 докторов и 13 кандидатов наук. Похоже, что научная степень стала не показателем высокого профессионализма, а всего лишь неотъемлемым фактором успешности карьеры.

Тем не менее, даже несмотря на неплохие статистические данные, ситуация в высших эшелонах административно-политического руководства страны с точки зрения профессионализма пока далека от благополучной. В отличие от Запада, где стратегия политической социализации определяется социальным происхождением человека, его образованием, принадлежностью к влиятельной партии, «сильными» индивидуальными личностно-психологическими качествами, в российских условиях ведущую роль играют иные критерии: волевые качества, умение устанавливать и поддерживать дружеские отношения с наиболее влиятельными людьми; «своевременный» переход в партию власти; землячество. Не последнюю роль играют и коррупционные связи. Образование и опыт играют второстепенную роль. Наметилась также четкая тенденция «разделения интеллекта и воли», одни властвуют, руководят и контролируют исполнение своих решений, другие профессионально обеспечивают их деятельность - анализируют, обдумывают, разрабатывают.

Уже ни у кого не вызывает вопросов тот факт, что не менее четверти первых руководителей министерств и ведомств исполнительной власти, около 30% их заместителей не имеют базового профильного образования и не продолжают своего образования. Среди государственных служащих, занимающих высшие и главные должности, лишь 40% имеют соответствующую послевузовскую подготовку. И их, похоже, это мало волнует, никто по итогам аттестации не был освобожден от занимаемой должности по признаку отсутствия необходимого профессионального образования. И это еще не все.

Многочисленные исследования свидетельствуют, что во взаимоотношениях между нынешней властью и ее интеллектуальным ядром четко просматриваются новые тенденции. Многие руководители лишь имитируют научное понимание действительности и воспринимают науку лишь в той мере, в какой она ей полезна

и выгодна. Интеллект же, в свою очередь, все больше приспосабливается к сиюминутным потребностям властвующей элиты, дальше апробированных штампов (за редким исключением) не идет, предлагает решения, удовлетворяющие не критериям научной методологии, а сиюминутным потребностям данного конкретного руководства. Степень участия интеллектуалов в принятии государственных решений относительно сокращается, нередко решения и вовсе принимаются без глубокой их научной проработки. В результате интеллектуальная эффективность государственного управления падает.

И это, несмотря на то, что, в отличие от советских времен, сегодня в стране действует и прилично финансируется множество научно-информационных центров, институтов и академий. Все более весомую роль начинают играть информационные технологии (создаются даже электронные правительства), которые не только помогают в сборе нужной управленческой информации, но и в ее анализе, осмыслении и прогнозировании общественных процессов.

В каждом государственном органе функционируют свои аналитические службы. На научные разработки в области политики и государственного управления выделяются огромные бюджетные средства, к их освоению на конкурсной основе привлекаются все ведущие научные центры страны. Но реальная отдача от них пока невысока.

Говоря о профессионализме, напомним еще раз: демократическому государству на руководящих постах нужны профессионалы с основательной правовой, экономической, политологической и управленческой подготовкой, прочными навыками планирования стратегической эффективности и обеспечения устойчивости социального развития страны, не боящиеся истины и готовые честно служить обществу. Только таких лидеров народ уважает и подчиняется им без внешнего давления и принуждения.

Элита - это результат длительного естественно-исторического развития в русле серьезной социокультурной и мировоззренческой трансформации общества. Этот процесс в нашей стране затрудняется и тем, что в структуре государственных и политико-партийных институтов России формально существуют, но реально не действуют легитимные традиции смены элит. Номенклатурность сохраняется, если президенты назначают своих преемников, губернаторы «избираются» по безальтернативным предложениям Президента, депутаты избираются по спискам одной партии, победители формируют «управленческие команды» по своему усмотрению. Поэтому выход на российскую политическую арену в ближайшей исторической перспективе демократической, высокой правовой культуры и достаточно продуктивной элиты проблематичен.

Потребуется еще немало сил и времени, чтобы преодолеть родимые пятна авторитаризма (номенклатурную закрытость кадровых решений, популизм и демагогию), такие негативные порождения рынка, как коррупция, барство, склонность к личному обогащению, злоупотребления властными полномочиями в форме как прямого казнокрадства, так и косвенного присвоения казенных средств посредством различного рода юбилеев, саммитов и неформальных «деловых» встреч на лучших курортах страны и мира. Надо понимать, что такую элиту, говоря словами ПЛ. Сорокина, «заботят не столько интересы страны, сколько собственные хищнические аппетиты». Главный ее интерес не во власти как таковой, не в возможности добросовестно управлять государственным имуществом, а в собственности в личном владении. Если же законно удовлетворить личный интерес не получается, то включаются коррупционные схемы. Таких людей никто и ничто не сдерживает, даже высокая публичная должность.

Формирование административно-политической элиты, как и кадрового состава государственного управления в целом - важнейший приоритет кадровой политики демократического, правового и социального государства. Нам еще предстоит научиться властвовать на уровне лучших мировых демократических стандартов. Только при этом условии в стране появится элита заслуг, элита действительно наиболее талантливых политиков и управленцев, а не элита привилегий, корпоративных интересов и круговой поруки. Не происхождение, богатство и положение семьи, не идеологическая конъюнктура, а личные качества и личные заслуги, профессионализм и конкретный вклад в дело должны стать главными критериями продвижения в правящую элиту. Одних волевых качеств, преданности делу и даже порядочности здесь мало. Нужна высокая правовая, финансово-экономическая, управленческая и духовно-нравственная культура. Только элита, состоящая из таких людей, в тесном контакте с деятелями науки и культуры, в союзе с теми, кто добился высоких достижений в экономике, сможет овладеть, как говорят, инновационным ключом к будущему.

<< | >>
Источник: Охотский Е.В.. Государственное управление в современной России : учебно-методический комплекс. - М.: МГИМО(У) МИД России. - 548 с.. 2008

Еще по теме 2. Административно-политическая элита в кадровой структуре государственного управления:

  1. § 1. Типы и вилы политических конфликтов
  2. 1. Управление, его сущность и структура.
  3. 1. Объективные условия, детерминирующие характер государственного управления.
  4. 4. Ресурсное обеспечение государственного управления
  5. 1. Система государственного управления: понятие и структура
  6. 1. Форма государства, его структура и основные признаки
  7. 2. Административно-политическая элита в кадровой структуре государственного управления
  8. 4. Кадровое обеспечение дипломатической службы
  9. 4. Противодействие коррупции - ведущий фактор повышения эффективности государственного управления
  10. РОЛЬ И МЕСТО КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ В ОРГАНИЗАЦИИ
  11. ОСНОВНЫЕ ИДЕИ ЭЛИТИЗМА, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ГОСУДАРСТВЕННУЮ КАДРОВУЮ ПОЛИТИКУ
  12. Теории политических элит
  13. §4. Политико-административноеуправление и государственнаяслужба
Яндекс.Метрика