<<
>>

Трилемма валютной политики в приложении к Китаю

На современном этапе в мировой экономике, как «сложной, подвижной системе»[9], происходят поистине тектонические преобразования, изменяющие ее конфигурацию. Многие привычные экономические понятия обретают новый смысл: если раньше термин «развивающиеся страны» использовался как синоним отсталости, то теперь это понятие полностью отражает современные реалии.

После ощутимого замедления развития этих стран в 1980-х гг. и 1990-х гг., вызванного долговым и финансовым кризисами в Латинской Америке и азиатском регионе, 2000-е гг. стали для них эрой стабильности. Среди причин подобных кардинальных преобразований — увеличение объема мировой торговли вслед за расширением товарно­хозяйственных связей, высокие товарные цены, доступность кредита. C 2008 г. по 2015 г. для развивающихся стран рост достиг 4,9%, более чем на 4,1% (Рисунок 1) обогнав развитые страны.

Рисунок 1 — Динамика реального ВВП развитых и развивающихся

стран, (%).

Источник: Составлено по Real GDP growth rates, total and per capita, annual, 1970-2015 / UNCTAD. URL:

http://unctadstat.unctad.org/wds/TableViewer/tableView.aspx?ReportId=109 (дата обращения: 15.01.2017).

Однако даже при этих обстоятельствах основной вклад в разворот тренда пришелся на 60% [10] развивающихся стран, ускоривших темпы

поступательного движения в сравнении с прошлым десятилетием. То есть экономические результаты зависят, помимо прочего, от степени использования благоприятных внешних причин. По мнению Д. Родрика, в данном контексте применим диагностический подход, способный предоставить уникальное для каждой страны решение. Ключевой задачей становится «определение «связывающего ограничения» экономического роста в соответствующий момент времени»[11].

Вместе с тем, для анализа экономики развивающихся стран важно также учитывать ряд общих особенностей:

- лимитированный доступ на мировые рынки капитала;

- акцент на привлечении менее волатильных ПИИ и низкопроцентных заемных средств таких международных финансовых институтов, как ВБ, Парижский клуб;

- регулируемый приток и отток средств;

- ограниченную структуру экспорта (зависимую от в высшей степени конкурентного экспорта трудоемкой продукции промышленного назначения, а также сельскохозяйственной продукции и минерального сырья).

Следовательно, на мировых рынках они выступают в качестве пассивных игроков, не имеющих возможность влиять на процесс ценообразования и более подверженных резким экзогенным изменениям условий торговли.

Расширение объемов международных торговых потоков и потоков капитала вынуждает адаптировать внутреннюю экономическую политику государства к новым требованиям мирового хозяйства именно с этих позиций, концентрируясь на росте конкурентоспособности через проведение микроэкономических реформ (снижение налогов, ослабление контроля над национализированными отраслями, развитие финансовых рынков), благотворно влияющих на изменения спроса и предложения.

В этой связи состоянию платежного баланса уделяется повышенное внимание.

Актуальным становится выбор путей осуществления эффективной политики для регулирования потоков капитала и конкурентоспособности национального производства:

- для защиты государственных интересов на международных валютных биржах;

- для финансовых взаимоотношений с другими государствами;

- для поддержания оптимального курса национальной валюты.

В этих условиях центральные банки получают полномочия на комплексное управление процентными ставками и обменным курсом национальных денежных единиц, наращивая ЗВР и динамично расходуя их, углубляя валютное сотрудничество, вводя или снимая дополнительные валютные ограничения. Валютный курс выступает как «основной стоимостный показатель экономической политики»[12] [13].

Профессор Л.Н. Красавина отмечает: «Изменения курса валют влияют на перераспределение между странами части валового внутреннего продукта, которая реализуется на внешних рынках» . С. Блэк, анализировавший использование монетарной политики для разрешения внутренних и внешних дисбалансов эмпирически подтверждает обратную корреляцию относительного приоритета внешних целей над внутренними и показателя гибкости валютного курса[14]. Отдельные исследователи приходят к выводу, что «в силу того, что на сегодняшний день торговый протекционизм фактически объявлен Всемирной торговой организацией вне закона, протекционизм валютного курса (его занижение) является единственным доступным инструментом стимулирования догоняющего развития»[15]. В этой

связи периодически вспыхивают валютные войны «за рынки сбыта, сферы приложения капиталов, источники сырья»[16] [17] [18] [19] [20]. В то же время Нобелевский лауреат А. Льюис при разработке своей концепции дуалистической экономики доказал, что «хотя расширение экспортной торговли — это один из наиболее доступных факторов запуска экономики на траекторию роста, чрезмерная концентрация здесь (как в равной степени и на любой другой отрасли) является неблагоприятной мерой» .

То есть валютная политика, представляющая собой «совокупность мероприятий, осуществляемых в сфере международных валютных и других экономических отношений в соответствии с текущими и стратегическими задачами страны как субъекта мирового хозяйства» , выполняет значимую роль в управлении макроэкономическими процессами.

В научной литературе валютная политика определяется как «составная часть внешнеэкономической политики, направленная на регулирование сферы международных расчетов страны и поддержание ее национальной

19

валюты» .

Вместе с тем, «открытость национального хозяйства и активное участие в международных финансово-экономических организациях зачастую приводят к неблагоприятным последствиям для национальной безопасности страны» . Валютная политика, «являясь важнейшим инструментом адаптации экономики страны к изменяющимся внешним условиям, создает предпосылки для сбалансированного функционирования

внешнеэкономической деятельности и во многом определяет степень

самостоятельности, как при принятии ключевых решений, так и при проведении текущих мероприятий практически во всех сферах экономики»21.

С точки зрения Л.Н. Красавиной, «между валютными отношениями и воспроизводством существует прямая и обратная связь: процесс общественного воспроизводства, который порождает международный обмен товарами, капиталами, услугами» становится «их объективной основой»22. При этом «валютная политика, являющаяся неотъемлемым элементом экономической политики государства, в современных условиях жестко

~ 23

привязана по своим приоритетам к последней» .

Экономическая конъюнктура формирует направления валютной политики. Решающими факторами признаются «темп инфляции, состояние платежного баланса, разница процентных ставок в разных странах, поведение валютных рынков и спекулятивные валютные операции, степень использования валюты на международных финансовых рынках и в международных расчетах, платежеспособность страны и степень доверия к ее валюте, валютная политика государства-эмитента, показатели экономического роста страны»24. И «хотя валютные отношения вторичны по отношению к воспроизводству, они обладают относительной самостоятельностью и оказывают на него обратное влияние»25, так как курс национальной денежной единицы, в свою очередь, изменяет некоторые экономические переменные (Таблица 1).

Таблица 1 — Влияние динамики валютного курса на экономические

показатели.
Показатель Канал Механизм
Уровень внутренних цен Изменение цен импортируемых товаров в национальной валюте Через непосредственное изменение цен импортируемых конечных товаров и услуг, а также через изменение цен товаров и услуг, производимых внутри страны, в издержки производства которых входят затраты на импортные компоненты.

Антропов Д. Валютная политика - элемент экономической безопасности / Научно-аналитический журнал «Обозреватель URL: http://www.observer.materik.ru/observer/N7-8_02/7-8_12.HTM (дата обращения: 22.08.2015).

Красавина Л.Н. Валютно-кредитные и финансовые отношения / Л.Н. Красавина. — М.: Финансы и статистика, 2000. C. 19. Николаева Т.П. Финансы и кредит: Учебно-методический комплекс / Т.П. Николаева. — М.: Изд. Центр ЕАОИ, 2008. С. 334. Буторина О.В. Международные валюты: интеграция и конкуренция / О.В. Буторина. — М.: Деловая литература, 2003. С.

21

Рисунок 2 — Инструменты валютного регулирования.

Иными словами, научно обоснованным является тот факт, что «изменение валютного курса оказывает существенное воздействие на совокупное предложение и совокупный спрос26».

В данных условиях, согласно теории, выделяют «два принципиально разных подхода (Таблица 2) к проведению политики валютного курса, определяющих ее место в системе мер макроэкономического

27

регулирования» .

Таблица 2 — Стратегии валютной политики.

Стратегия Воздействие на номинальные / реальные показатели Содержание
Политика «реальных целей» Валютный курс может обеспечить достижение реальных целевых показателей. Использование номинального валютного курса вместе с другими инструментами экономической политики для достижения необходимого уровня совокупных внутренних расходов на отечественные товары и услуги и целевого состояния баланса текущих операций.
Политика «номинального якоря» Валютный курс используется для воздействия на номинальные показатели. Валютный курс используется как активный инструмент борьбы с инфляцией и играет роль ограничителя для внутренней экономической политики. Такая политика посылает четкие сигналы частному сектору относительно перспектив развития инфляции.
Источник: Составлено по Холопов А.В. Валютный курс как инструмент макроэкономического регулирования / А.В. Холопов // Мировая экономика и международные отношения. 2004. — №12. — С.25-33. URL:

http://www.mgimo.ru/files2/2014_01/up93/file_649817d50ff689fee9e702fb7d24c40d.pdf (дата обращения: 29.08.2015).

При этом задачи и цели валютной политики лежат на стыке конфликтующих интересов органов власти, экспортных и импортных предприятий, банковских учреждений, инвестиционных компаний, частных лиц. [21] [22]

Тем значимей роль внутренних факторов, способствующих усовершенствованию механизма координации валютной политики

государства с другими инструментами макроэкономического регулирования. Вследствие этого экономическое развитие рассматривается не только как процесс накопления капитала и увеличения подушевого дохода, но и «осуществления организационных изменений» в обществе. Показательным индикатором здесь становится углубление или сокращение

макроэкономических дисбалансов, подходы к определению которых в экономической теории представлены в докладе «Дисбалансы в экономике США» А. Рея (Центр отраслевых исследований Института США и Канады РАН).

Среди основных структурных дисбалансов в этих условиях стоит учитывать следующие:

• Избыточная доля потребительских расходов, инвестиций, чистого экспорта в обеспечении экономического роста;

• Неравенство доступа к кредитным ресурсам;

• Ограниченность инструментов заимствования и отсутствие возможности диверсификации инвестиционного портфеля;

• Падение общей производительности, снижение объемов инвестиций;

• Стремительный рост цен на активы, в частности, на недвижимость;

• Излишняя зависимость от монетарных / фискальных стимулов;

• Повышение уровня частного и государственного кредитования и долга;

• Зависимость от государственных расходов в ущерб частному сектору;

• Нехватка инвестиций госсектора для надлежащего обеспечения необходимых общественных благ;

• Рост коэффициента Джини.

В теоретическом аспекте преодоление дисбалансов в представленной работе рассматривается в рамках двух научных школ. [23]

Концепция сбалансированного развития, как отмечает управляющий Великобританским Институтом исследования развития П. Стритен , разрабатывалась еще в трудах Ф. Листа, который акцентировал внимание:

- на взаимном стимулировании производства и потребления ;

- на комплементарности транспортного и производственного

32

секторов ;

33

- на снижении зависимости от экспорта сырья .

Р. Нурксе — последователь взглядов Ф. Листа, ориентируясь на вышеуказанные положения, делает вывод, о том, что оптимальная стратегия подразумевает активизацию одновременного капиталовложения в ряд взаимозависимых отраслей производства по принципу эластичности спроса. В результате, выгодным становится «динамичное расширение рынка через установление взаимного спроса» [24] [25] [26] [27] [28] . Сбалансированный рост может принимать крайнюю (сопоставимые темпы прироста выпуска по всем секторам экономики (промышленного, сельскохозяйственного, потребительского, инвестиционного, экспортного, импортного)) и умеренную (одновременное расширение без обязательного балансирования темпов прироста) формы.

Альтернативная научная школа во главе с А. Хиршманом ставит под сомнение саму возможность сбалансированного роста. Основное ее положение — признание необходимости улучшения благосостояния в результате осуществления несбалансированной инвестиционной программы: «дисбалансы становятся условием/стимулом роста или результатом устранения препятствий для роста, а возникающие в ходе развития новые дисбалансы требуют ответных компенсационных инвестиций. Ключевым вопросом выступает выделение точек роста: секторов экономики, способных оказать положительное воздействие на другие. Значительное внимание в данном контексте отводится эффекту «прямых» (при стимулировании в результате инвестиций последующих производственных стадий) и «обратных» (при стимулировании в результате инвестиций развития технических мощностей, необходимых для запуска продукта) инвестиционных связей» . Иными словами, непосредственное достижение баланса также становится конечным итогом несбалансированного развития. А. Хиршман подчеркивал: «Возможность балансирования на поздних стадиях развития достигается благодаря несбалансированному росту в прошлом» [29] [30] . Но «механизм движущей силы экономического роста» [31] [32] обладает лишь относительной стабильностью. Отражая данную мысль, П. Стритен отмечает, что «выбор баланса или дисбаланса можно переформулировать как выбор продолжительности баланса» .

В открытой экономике достижение целей внутреннего баланса усложняется с учетом анализа динамики валютного курса, трансграничных потоков товаров и капитала, а значит, необходимым также становится реагирование на внешние дисбалансы:

- обеспечение рационального использования валютных поступлений;

- планирование приоритетных внешнеторговых расходных статей;

- отказ от чрезмерного отрицательного или положительного сальдо по счету текущих операций и внешнему долгу.

Подвергаемая внутренним и внешним дисбалансам экономика в упрощенном виде использует две категории инструментов (монетарную и фискальную политику, влияющую на общий уровень расходов и внешнеторговую и валютную политику, определяющую конкурентоспособность внешнеэкономического сектора) для поддержания

естественного уровня безработицы при стабильном низком уровне инфляции и для сохранения устойчивой позиции платежного баланса. Это позволяет выявить соответствующие «зоны неудовлетворительного состояния экономики» (Рисунок 3), исследованные Т. Сваном, переход от которых к внутреннему и внешнему равновесию требует соответствующего изменения валютного курса и внутреннего спроса.

равновесия.

Составлено по Swan Trevor.W. Economic Growth and Capital Accumulation / Trevor W. Swan // The Economic Record. — 1956. — V. 32. — N°2. — P. 334-361. URL: http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1111/j.1475-4932.1956.tb00434.x/epdf (дата обращения:

20.08.2015) .

Источник: Составлено по Mundell Robert. A. Capital mobility and stabilization policy under fixed and flexible exchange rates / Robert A. Mundell // Canadian Journal of Economic and Political Science. — 1963. — №29. — P. 487-499. URL: http://jrxy.zjsu.edu.cn/jrxy/jssc/2904.pdf (дата обращения: 24.02.2016).

Fleming John Marcus. Domestic financial policies under fixed and floating exchange rates / John Marcus Fleming // Staff Papers (International Monetary Fund). — 1962. — Vol. 9. — №» 3. — P. 369-380. URL: http://www.palgrave-journals.com/imfsp/journal/v9/n3/pdf/imfsp196215a.pdf (дата обращения: 24.02.2016).

Она представляет собой парадигму, разработанную на основе модели «IS-LM», которая в упрощенном виде оценивает последствия денежно­кредитной, налоговой и бюджетной, внешнеторговой политик в условиях открытой экономики, для чего введена прямая «BP», отражающая движение капитала. В основе модели лежит подход с позиции эластичности спроса и предложения, согласно которому совокупность потоков товаров и услуг, портфельных и прямых инвестиций формирует стоимость валюты. Такого рода анализ позволяет более точно описывать происходящие в валютной сфере изменения в сравнении с подходом, основанным на идее паритета покупательной способности (из-за слабого эмпирического подтверждения). В свою очередь, монетарный подход к определению валютного курса и подход «портфель-финансовые активы-торговый баланс» неприменимы в условиях развивающихся стран ввиду начальной стадии развития финансового рынка, а также сохраняющихся в стране ограничений по счету операций с капиталом и финансовому счету.

На основе модели Манделла-Флеминга впоследствии была представлена концепция трилеммы, обозначающая «ограничители» процесса интеграции в мировое хозяйство в виде выбора конфигурации элементов «невозможной троицы» («impossible trinity»), которая в представленной работе выражена графически (Рисунок 5).

Mundell // Canadian Journal of Economic and Political Science. — 1963. — №29. — P. 487-499. URL: http://jrxy.zjsu.edu.cn/jrxy/jssc/2904.pdf (дата обращения: 24.02.2016).

Fleming John Marcus. Domestic financial policies under fixed and floating exchange rates / John Marcus Fleming // Staff Papers (International Monetary Fund). — 1962. — Vol. 9. — № 3. — P. 369-380. URL: http://www.palgrave-journals.com/imfsp/journal/v9/n3/pdf/imfsp196215a.pdf (дата обращения: 24.02.2016).

Каждая грань треугольника (монетарная независимость, стабильность валютного курса, финансовая интеграция) иллюстрирует потенциальные цели выбора:

- Средняя вершина треугольника («закрытые финансовые рынки») характеризуется автономной денежно-кредитной и валютной политикой, фиксированным курсом и финансовой автаркией, что присуще странам Африки южнее Сахары.

- Левая вершина («режим плавающего валютного курса»)

характеризуется монетарной независимостью, финансовой интеграцией (выбор США, Японии, в меньшей степени стран Латинской Америки).

- Правая вершина («отказ от монетарной независимости»)

характеризуется стабильностью валютного курса («режим привязки») и финансовой интеграцией, что свойственно странам Азии.

Согласно трилемме, «страна должна отказаться от одной из трех целей»[33]. Мировая практика подтверждает данный тезис. В начале и середине 1980-х гг. большинство развивающихся стран решали соответствующую задачу путем одновременного поддержания стабильности валютного курса и монетарной независимости; затем, с конца 1980-х гг. — начала 1990-х гг. — переходя к финансовой либерализации, нарушая постулаты трилеммы. Подобная экономическая стратегия привела к кризисам (Мексика (1994-1995 гг.), Азия (1997-1998 гг.), Аргентина (1998-2002 гг.)). Практическое

воплощение несовместимости элементов представлено на Рисунке 6. При этом теоретический анализ значительно упрощен ввиду акцента на «в чистом виде» бинарном выборе каждой ее составляющей, а эмпирическое подтверждение усложнено необходимостью определения степени гибкости валютного курса, монетарной независимости и финансовой интеграции.

Рисунок 6 — Практическое воплощение несовместимости элементов

трилеммы.

Источник: Составлено по Mundell Robert. A. Capital mobility and stabilization policy under fixed and flexible exchange rates / Robert A. Mundell // Canadian Journal of Economic and Political Science. — 1963. — №29. — P. 487-499. URL: http://jrxy.zjsu.edu.cn/jrxy/jssc/2904.pdf (дата обращения: 24.02.2016).

Fleming John Marcus. Domestic financial policies under fixed and floating exchange rates / John Marcus Fleming // Staff Papers (International Monetary Fund). — 1962. — Vol. 9. — № 3. — P. 369-380. URL: http://www.palgrave-journals.com/imfsp/journal/v9/n3/pdf/imfsp196215a.pdf (дата обращения: 24.02.2016).

В то же время целый ряд научных работ[34] [35] закрепляет гипотезы концепции трилеммы, выявляя статистическое подтверждение того, что рост одной из переменных при выборе элементов трилеммы сопровождается непременным падением взвешенной суммы двух других. В этих условиях использование страной тех или иных инструментов зависит от поставленных целей развития, внутренних и внешних факторов, дисбалансов.

Вместе с тем, как констатируют М.А. Потапов, А.И. Салицкий, А.В. Шахматов: «многообразие путей социально-экономической эволюции

азиатских стран и успешное преодоление ими разного рода догматических построений свидетельствуют о необходимости реализации индивидуальных

42

стратегий развития» .

С точки зрения А. Кейделя, «экономические лидеры материкового Китая рассматриваются как «практики» в их проектировании реформ и реформаторской политики, но за их практичностью лежит теоретическая схема понимания того, как работает экономика вообще и китайская в частности... Эта схема экономической теории предстает комбинацией из марксистского, советского, кейнсианского подходов и принципов конкурентного рынка» [36] [37] [38] [39] . Д. Солинджер доказала, что в результате осуществления такого подхода «многие институты современного Китая (акционерная система, банкротство предприятий) принципиально отличались от аналогичных институтов на Западе, и пришла к заключению о неправомерности рассмотрения мероприятий китайской реформы как

44

переноса на китайскую почву капиталистических методов хозяйствования» . Как суммирует О. Борох, «актуальность для Китая идей западных экономистов — чрезвычайно важная, но не единственная причина повышенного интереса китайских исследователей к тем или иным теоретическим концепциям. В Китае особенно заинтересовались зарубежными теориями, которые были созвучны традиционным китайским представлениям и соответствовали специфическому складу мышления китайцев. Именно поэтому ... некоторые популярные на Западе теории оказывались в условиях Китая «нежизнеспособными», в то время как другие, находившиеся на периферии западной экономической мысли, были

.... .... 45

восприняты китайской экономической наукой» .

К зарубежным теориям равновесия китайские исследователи стали проявлять повышенное внимание «в связи с углублением макроэкономических диспропорций и утратой контроля на макроуровне при

..46

переходе от административно-командной системы к рыночной» . Корректировать осуществляемую политику с учетом «варьирования степени

гибкости валютного курса, монетарной независимости и финансовой интеграции» Китаю позволяет ряд особенностей:

- накопленный к моменту начала воплощения политики реформ и открытости успешный опыт осуществления экономических преобразований в Республике Корея, Сингапуре, Малайзии, на Тайване. Его адаптация к условиям КНР (значительные объемы внутреннего рынка и трудовых ресурсов, система регистрации по месту жительства («хукоу»), низкая производительность труда и высокая доля тяжелой промышленности в общем объеме промышленной продукции к моменту начала реформ) позволила Китаю в меньшей степени («отличия порой заключались в темпах и сроках, формах и методах реализации таких идей» ) придерживаться классических постулатов (либерализации, приватизации, жесткой экономии бюджетных средств), определивших основу Вашингтонского консенсуса, при выборе конфигурации трилеммы;

- Г онконг, как специальный административный район с высокой долей автономии (включающей самостоятельный контроль над денежной системой), возвращенный в 1997 г. под юрисдикцию КНР в рамках доктрины «одна страна - две системы»;

- китайские общины в других странах («хуацяо»), первыми инвестировавшие значительный капитал в специальные экономические зоны КНР;

- характерный для общеэкономических реформ Китая принцип «двухколейности»;

- возникшая в ходе реформ «многоярусность» субъектов КНР (по

степени их индустриализации: от доиндустриальной до

постиндустриальной).

Изучение этих особенностей, наряду с ограничениями (лимитированность статистических сведений при большом числе регрессоров [40] [41]

в классической модели), предопределили разработку собственной модификации модели Манделла-Флеминга. Ее суть состоит в выявлении статистической значимости и экономической последовательности

коэффициентов выделяемых в соответствии с суммированными

положениями классической модели Манделла-Флеминга регрессоров в виде единого уравнения.

С этой точки зрения, процесс эволюции экономической модели Китая представлен (Рисунок 7) в данной работе в виде схемы:

принципа трилеммы.

Источник: Составлено по Гоуюань чжэнфу гунцзо баогао (Отчеты о работе правительства) / Госсовет КНР. URL: http://www.gov.cn (дата обращения: 15.01.2017).

Гоцзя вайхуэй гуанльлицзюй ванчжань (Интернет-портал ГУВК) / Государственное управление валютного контроля КНР. URL : http://www.safe.gov.cn/ (дата обращения: 15.01.2017).

Чжунго жэньминь иньхан тунцзи шуцзюй (Статистические данные НБК) / Народный Банк Китая. URL: http://www.pbc.gov.cn/publish/ (дата обращения: 15.01.2017).

Таким образом, подвергаемая внутренним и внешним дисбалансам экономика в упрощенном виде использует две категории инструментов

(монетарную и фискальную политику, влияющую на общий уровень расходов и внешнеторговую и валютную политику, определяющую конкурентоспособность внешнеэкономического сектора) для поддержания естественного уровня безработицы при стабильном низком уровне инфляции и для сохранения устойчивой позиции платежного баланса. В силу этих обстоятельств, для исследования эволюции валютной политики КНР наиболее предпочтительной становится отражающая взаимозависимость валютного курса, процентных ставок, выпуска модель Манделла-Флеминга. В ее основе лежит подход с позиции эластичности спроса и предложения, согласно которому совокупность потоков товаров и услуг, портфельных и прямых инвестиций формирует стоимость валюты. На базе модели Манделла-Флеминга впоследствии была сформулирована концепция трилеммы, обозначающая «ограничители» процесса интеграции в мировое хозяйство в виде выбора конфигурации элементов «невозможной троицы».

Корректировать осуществляемую политику с учетом варьирования степени гибкости валютного курса, монетарной независимости и финансовой интеграции Китаю позволяют характерный для общеэкономических реформ КНР принцип «двухколейности»; Гонконг, как специальный административный район с высокой долей автономии (включающей контроль над денежной системой); возникшая в ходе реформ «многоярусность» субъектов КНР (по степени их индустриализации); адаптация опыта экономических преобразований в Республике Корея, Сингапуре, Малайзии, на Тайване к условиям КНР; китайские общины в других странах («хуацяо»). Изучение этих особенностей, наряду с ограничениями (лимитированность статистических сведений при большом числе регрессоров в классической модели), предопределили разработку собственной модификации модели Манделла-Флеминга. Ее суть состоит в выявлении статистической значимости и экономической последовательности коэффициентов выделяемых в соответствии с суммированными положениями классической модели Манделла-Флеминга регрессоров в виде

единого уравнения.

1.2.

<< | >>
Источник: КОНОНОВ Артем Юрьевич. ЭВОЛЮЦИЯ ВАЛЮТНОЙ ПОЛИТИКИ КНР. Специальность 08.00.14 - Мировая экономика. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук.. 2017

Еще по теме Трилемма валютной политики в приложении к Китаю:

  1. 5.5. Международные валютно-финансовые и кредитные организации
  2. 12.5.1. ЕВРОПА И ВАЛЮТНО-ФИНАНСОВАЯ ПОЛИТИКА НИКСОНА
  3. Регулирование валютных операций.
  4. 22.1. Мировая валютная система
  5. КООРДИНАЦИЯ ВАЛЮТНОЙ ПОЛИТИКИ
  6. Дальнейшие направления координации международной валютно-финансовой политики
  7. Валютная политика
  8. Валютная система, ее модификации. Элементы валютной системы
  9. Валютная политика. Валютное регулирование и валютный контроль. Валютные операции
  10. Международные валютно-финансовые и кредитные организации
  11. ПРИЛОЖЕНИЯ Приложение 1 Примерная тематика самостоятельных работ по дисциплине «Краткосрочная финансовая политика»
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика