<<
>>

Этап стабилизации юаня (1994-2004 гг.)

Несмотря на то, что рост инфляции, согласно постулатам А. Хиршмана, является «неблагоприятным, но ожидаемым побочным эффектом процесса развития»[88], сам же А. Хиршман отмечал: «Несбалансированное развитие, капиталоемкие инвестиции, ускорение инфляции могут быть оправданы лишь до определенного момента, уникального для каждого конкретного случая»[89].

Достижение показателей индекса потребительских цен (ИПЦ) в 15% и 24% в 1993 и 1994 гг. (Приложение 6) стало сигналом правительству Китая для начала реализации политики, известной в теории как «мягкая

посадка». Ее цель — «избежать как рецессии, так и роста инфляции»[90] [91] через углубление реформ. Это положило начало следующему этапу экономического развития КНР, основными особенностями которого стали ускорение внешней либерализации и углубление рыночных преобразований (согласно подсчетам китайских экономистов, к началу второго этапа уровень внешней открытости составлял лишь 36,2%, маркетизации — 47,8%) .

В данном направлении были предприняты первоочередные институциональные изменения:

1. Реформа ЦБ — появление 9 межрегиональных банков (вместо организации отделений в каждой провинции (СЭЗ)), усиление независимости НБК - назначение глав без консультаций с местным правительством.

2. Учреждение административных банков для разграничения политического и коммерческого кредитования и снижения нагрузки «Большой четверки» банков.

3. Перераспределение функциональных обязанностей при установлении величины процентных ставок, то есть:

- НБК определял коридор — от минимальных значений ставок по ссудам до максимальных значений ставок по депозитам, направлял их в Г оссовет на утверждение;

- банки, руководствуясь вышеуказанным коридором ставок, получили возможность влиять на них.

Либеральные изменения в сторону усиления роли ценовых инструментов были также тесно связаны с усовершенствованием необходимой инфраструктуры, развитием рынка акций и облигаций.

Показателем дальнейших преобразований экономической системы стало отраженное на Рисунке 13 объединение официального курса и курса ЦВОР в январе 1994 г., что привело к росту объемов торговых, инвестиционных потоков и валютного рынка.

юаня, внутреннему курсу и курсу ЦВОР.

Источник: Составлено по Fernald John. China official and swap exchange rates pre 1994 / Federal Reserve Bank of San Francisco. URL: http://www.frbsf.org/economic-research/economists/jfernald/Fernald-et-al-China-ofFicial-and-swap-exchange-rates-pre-1994.xls^aTa обращения: 22.08.2015).

Жэньминьби хуэйлю (нянь пиньцзюнь цзя) (валютный курс жэньминьби (среднегодовая стоимость))/ Государственное статистическое управление КНР. URL: http://www.stats.gov.cn/tjsj/ndsj/2013/html/Z0602C.htm (дата обращения: 22.08.2015).

Для удовлетворения возрастающего спроса на валюту на различных уровнях начал работу единый общегосударственный межбанковский валютный рынок (China Foreign Exchange Trade System - CFETS). Была принята двухъярусная система расчетов: межбанковская торговля с учетом лимитов открытых валютных позиций, установленных ЦБ, и операции между кредитными и торговыми организациями (ЦВОР, не объединенные в сеть, постепенно выводили из этой системы, и в 1998 г. они прекратили свою деятельность). В новых условиях банки получили возможность предлагать предприятиям Китая форвардные продукты в юанях для хеджирования валютных рисков. При этом для ограничения волатильности валютного курса была введена система сдачи и покупки валюты (Foreign Exchange Surrender and Purchase System - FESPS), согласно которой валютная выручка по счету текущих операций в обязательном порядке конвертировалась в юани и приобреталась в уполномоченных банках для осуществления следующего платежа. Задачи сглаживания резких, экономически неоправданных колебаний обменного курса и содействия экономическому росту были официально зафиксированы в законе КНР «О Народном Банке Китая», принятом на третьей сессии восьмого съезда ВСНП (18 марта 1995 г.)[92].

В результате успешной реализации данных мер, заключительной из которых стала реформа, ограничившая в 1994-1995 гг. прирост заработной платы в пределах увеличения производительности труда и прибыли

предприятия (после уплаты налогов), уровень инфляции упал в 1996 г. до 8,3%[93] при сохранении высоких темпов экономического развития (10,1%)[94]. Это свидетельствует об активном и эффективном использовании на данном этапе небанковских инструментов, подконтрольных преимущественно аппарату правительства. Такого рода ситуация являлась естественным результатом градуалистского подхода КНР.

Для дальнейшей оптимизации денежной эмиссии НБК официально определил в качестве промежуточной цели денежные агрегаты М0 (наличность в обращении), М1 (узкий показатель денежной массы), М2 (совокупная денежная масса) и показатель прироста объемов кредитования, отказавшись от кредитных планов, которые позволяли «Большой четверке» переводить средства через межбанковские займы или внутренние переводы в менее контролируемые нефинансовые институты[95].

Вместе с тем, согласно исследованию МВФ[96] [97], на начальный момент этапа стабилизации юаня до 37% госпредприятий оставались убыточными, а доля «плохих» долгов, согласно отчету НБК, достигала 20-25% от общего объема выданных кредитов .

Институциональные реформы, нацеленные на повышение эффективности госпредприятий, подразумевавшие значительное сокращение штата и оптимизацию сетей корпоративной социальной поддержки, начало фактической приватизации малых и средних предприятий, акционирование крупных, а также позволявшие оформление процедуры банкротства (нарастающие социальные проблемы помешали строгому исполнению данной меры), способствовали увеличению корпоративных и частных сбережений. С учетом обозначившегося на первом этапе фактора подъема

уровня сбережений вслед за ростом доходов в результате осуществления концепции дуалистической экономики А.

Льюиса (при которой сельскохозяйственный сектор становится поставщиком избыточных дешевых трудовых ресурсов развивающемуся производственному сектору ), итогом сдерживания ликвидности стал более быстрый темп прироста показателя нормы сбережений по сравнению с показателем нормы инвестирования и формирование положительного сальдо счета текущих операций как суммы:

- разности сбережений и инвестиций госпредприятий (сокративших капитальные вложения вслед за ограничением доступа к ликвидности со стороны Госбанков);

- разности сбережений и инвестиций предприятий негосударственного сектора (не получивших резкого увеличения доступа к кредитам ввиду не закрепленного правового статуса для частного бизнеса, только в 1999 г. признанного «важным элементом экономики» в результате внесения поправок в конституцию );

- государственных сбережений.

Фиксация курса юаня к доллару США в этих условиях способствовала расширению внешней торговли и притоку инвестиций ввиду сокращения валютных рисков. В рамках такого рода постепенной эволюции валютной политики КНР в 1996 г. предприятиям с иностранным капиталом было разрешено конвертировать прибыль в иностранную валюту и переводить ее за рубеж, что отразило уверенность Госсовета и НБК в удовлетворении растущего спроса на иностранную валюту. Сняв оставшиеся ограничения по счету текущих операций, Китай 1 декабря 1996 г. принял обязательства статьи VIII, разделов 2, 3, 4 (обязательство не допускать ограничений по текущим платежам; обязательство не допускать дискриминационной валютной практики; конвертируемость остатков валюты, хранящихся за [98] [99]

границей ) «Статей соглашений МВФ», объявив о достижении конвертируемости по счету текущих операций, что можно считать очередной стадией усиления интеграции в мировую экономику.

Устойчивость платежного баланса в результате реформы валютного курса и успешной борьбы с ростом кредитования способствовала повышению в ожидании удорожания курса юаня объемов спекулятивного капитала. Для нейтрализации его влияния на макроэкономику КНР были приняты меры, ослабляющие ограничения на выход валютных потоков за рубеж. Китай осторожно подходит к расширению финансовой открытости, и в ущерб монетарной независимости и, особенно, мобильности движения капитала придерживается правой стороны треугольника «невозможная троица», минимизировав отклонения валютного курса. К аналогичным выводам приходят в своей работе Л. Харрис , Г. Мэнкью .

Разразившийся Азиатский финансовый кризис, наиболее существенно ударивший в условиях повышающейся волатильности мировых капиталопотоков по странам, активно снимающим барьеры на деятельность иностранных агентов по счету операций с капиталом и финансовому счету, подтвердил рациональность соответствующего подхода (Линь Ифу оценил, что не менее, чем 8-процентные издержки «обхода» ограничений заметно снижали влияние спекулятивного фактора в КНР ) и заставил с конца 1997 г. НБК шесть раз корректировать процентные ставки (Приложение 7, Приложение 8) и нормы резервирования (Приложение 9) в сторону уменьшения для стимулирования внутреннего спроса, потребления, инвестиций. Вместе с тем, серьезной проблемой стал ускорившийся ввиду угрозы девальвации курса юаня, а также по причине падения разницы между внутренними и внешними процентными ставками отток капитала. При [100] [101] [102] [103] сохранявшихся прочных позициях по счету текущих операций и ПИИ профицит платежного баланса снизился с 36 млрд долл. (1997 г.) до 6 млрд долл. (1998 г). Местным банкам было запрещено подписывать не связанные с торговлей долгосрочные и частично краткосрочные аккредитивы. В 1998 г. ГУВК инициировало целенаправленную проверку импортных выплат, выявив незаконные сделки на общую сумму 10 млрд долл. (около 7% от общего импорта[104] [105] [106] [107]). Однако усиленная верификация, снизив количество правонарушений, значительно увеличила нагрузку ГУВК, поскольку к 1997 г. внешнеторговая квота достигла 34% ВВП . Условием дальнейшего повышения эффективности и прозрачности стало использование новых технологий (в январе 1999 г. в КНР была запущена «интернет-система верификации экспорта и импорта, объединяющая базы данных ГТУ, уполномоченных банков и ГУВК). В мае того же года ГУВК приступило к оценке внешнеторговой деятельности» , по завершению которой предприятия в зависимости от объемов экспортной выручки поделили на «группы предпочтения» (в дальнейшем режим благоприятствования распространили на ПИИ в сфере энергетики, транспорта, а также на Западный регион Китая — для продвижения его развития).

В результате осуществления данных мер были ослаблены ограничения внешних обязательств: на выпуск ценных бумаг на международных рынках, на займы предприятий с иностранным капиталом в юанях; местным банкам позволили осуществлять оффшорные операции. Лицензии на ведение внешнеторговой деятельности начали получать предприятия

непроизводственной сферы в СЭЗ (1997 г.) и частные фирмы (1999 г.), в 1997 г. 13 городов Китая были открыты для операций в юанях иностранными банками, в 1999 г. были сняты географические ограничения для их деятельности в юанях. Кроме того, они получили право на инвестирование в местные банки с целью улучшения их корпоративного управления, в итоге, в финансовой сфере повысилась конкуренция, и для уравнивания условий всем участникам были предприняты следующие меры:

1.

Иностранные банки начали размещать обязательные резервы в НБК; утратили право на снижение налога на прибыль (вне СЭЗ);

2. Финансовым институтам в СЭЗ отказали в освобождении от предпринимательского налога на срок более 5 лет их деятельности; ставка предпринимательского налога местных финансовых и страховых компаний была повышена с 5% до 8%.

Однако модернизация финансовой системы требовала не только денежных вливаний правительства и привлечения внутренних и международных инвесторов, но и оптимизации системы управления и оценки рисков. В этих условиях номинальным оставалось формирование в КНР в ходе этапа стабилизации юаня завершенной банковской инфраструктуры, включающей государственные и частные, национальные и региональные коммерческие банки, небанковские финансовые институты, а также институты с иностранным капиталом, с сохраняющимся влиянием правительства на распределение и стоимость ресурсов.

Вместе с тем, либерализация внешнеэкономического сектора продолжилась вслед за вступлением КНР в ВТО, что подтверждает рассчитанный Кан Цзицюнем, Чжан Цзуни, Фу Юньином индекс внешней открытости . Это выразилось в сокращении тарифов, предоставлении Китаем гарантий по ликвидации ограничений для въезда в страну, а также ущемлений прав зарубежных фирм. Основные отрасли национального [108]

хозяйства КНР были открыты для конкуренции. С 2001 г. иностранным банкам разрешили валютное обслуживание всех физических и юридических лиц. Изменились условия, касающиеся деятельности финансовых учреждений (была закреплена 3% доля обязательных резервов для валютных депозитов (ранее она составляла 2% — для местных и 5% — для иностранных банков при депозите сроком до 3 месяцев и 3% — более 3 месяцев)).

На фоне улучшения мировой конъюнктуры значительно вырос экспорт (31% в 2002 г. при среднем показателе 10,6% в 1997-2001 гг.)130. С этого момента в стране одновременно наблюдалось увеличение сальдо счета текущих операций и приток капитала.

Быстрое накопление ЗВР повысило давление на юань. Согласно постулатам модели Манделла-Флеминга, прирост чистого экспорта сдвигает кривую «IS» (Рисунок 14) и кривую «ВР», которая также включает в себя чистый экспорт как составной компонент, вправо.

Рисунок 14 — Классический сценарий модели Манделла-Флеминга для

U U 1

внешнеторговой политики в открытой экономике с фиксированным курсом.

Источник: Мэндайэр фулаймин мосин (Модель Манделла-Флеминга) / Baidu Wenku. URL:

http://wenku.baidu.com/view/48b4c8b7c77da26925c5b079.html (дата обращения: 22.02.2016).

Результатом становится профицит платежного баланса и рост спроса на национальную валюту. Для предотвращения повышения курса ЦБ

осуществляет интервенции, что приводит к нарастанию объемов денежной массы (закупка иностранной валюты стала основным источником

Exports of goods and services (BoP, current US$) / The World Bank. URL: http://data.worldbank.org/indicator/NE.EXP.GNFS.ZS (дата обращения: 22.08.2015).

пополнения денежной базы).

Статистическая значимость приведенных в стационарность временных рядов показателей для изменения валютных резервов (RESERVEASSETSR) и денежной массы (M1R) высока (Приложение 10), что соответствует основным постулатам модели Манделла-Флеминга для фиксированного курса при ограниченной мобильности капитала.

Вместе с тем, спецификой китайской политики на этапе стабилизации

131

юаня стало применение «компенсационного тезиса» , согласно которому в условиях необходимости компенсации валютных интервенций при экзогенном росте чистых иностранных активов НБК, проводя политику (ограниченной на данном этапе) стерилизации, снижает объемы чистых внутренних активов (Рисунок 15).

Рисунок 15 — Годовое изменение чистых внутренних и чистых международных активов НБК.

Источник: Составлено по Чжунго жэньминь иньхан 2002 нянь тунцзи шуцзюй: хоби гайлань (Статистические данные НБК за 2002 год: денежно-кредитная сфера) / Народный Банк Китая. URL: http://www.pbc.gov.cn/publish/html/2002S3.htm ( дата обращения: 22.08.2015). Чжунго жэньминь иньхан 2003 нянь тунцзи шуцзюй: хоби гайлань (Статистические данные НБК за 2003 год: денежно-кредитная сфера) / Народный Банк Китая. URL: http://www.pbc.gov.cn/publish/html/2003S3.htm (дата обращения: 22.08.2015).

Чжунго жэньминь иньхан 2004 нянь тунцзи шуцзюй: хоби гайлань (Статистические данные НБК за 2004 год: денежно-кредитная сфера) / Народный Банк Китая. URL: http://wwwpbc.gov.cn/publish/html/2004S3.htm (дата обращения: 22.08.2015).

Чжунго жэньминь иньхан 2005 нянь тунцзи шуцзюй: хоби гайлань (Статистические данные НБК за 2005 год: денежно-кредитная сфера) / Народный Банк Китая. URL: http://www.pbc.gov.cn/publish/html/2005S3.htm (дата обращения: 22.08.2015).

Успешность такого рода политики, по мнению Ч. Энгеля, предопределялась «недостаточной глубиной рынков капитала КНР для нивелирования частными инвесторами массивных интервенций ЦБ» . Механизм осуществления стерилизации с применением операций на открытом рынке и изменением нормы обязательных резервов, позволяющий

Xue Yan. The Compensation Thesis vs the Mundell-Fleming Model in a fixed Exchange Rate Regime / uO Research. URL:

https://www.ruor.uottawa.ca/bitstream/10393/25224/1/2004_yan_xue.pdf (дата обращения: 22.08.2015).

[1]

Engel Charles. Exchange Rate Policies / Bank for International Settlements. URL: http://www.bis.org/repofficepubl/arpresearch200908.4.pdf (дата обращения: 22.08.2015).

избежать увеличения денежной массы вслед за притоком валюты, представлен в Таблице 5.

Таблица 5 — Инструменты стерилизации.

Хотя в связи с этим, в отличие от классического сценария, предписываемого моделью Манделла-Флеминга, сохранялась возможность использования процентных ставок при модификации конфигурации элементов трилеммы, именно валютный курс в 1994-2004 гг. выступал в качестве наиболее эффективного «номинального якоря» в условиях существенного влияния на динамику индекса потребительских цен ряда немонетарных факторов:

- бюджетной реформы, изменившей механизм распределения государственных доходов между центром и регионами, согласно которой учреждение новых юридических лиц, стимулирование их инвестиционной деятельности увеличивало сбор налогов на провинциальном уровне, создавая риск ускорения инфляции спроса;

- соответствующего расширения полномочий местных органов власти и управления, в частности, по утверждению проектов на строительство объектов;

- усиления хозяйственной самостоятельности предприятий в вопросах определения производственных заданий, установления цен на продукцию, начисления заработной платы;

- реформирования заработной платы госслужащих, нацеленного на

дальнейшее развитие кадрового потенциала;

- роста уровня заработной платы вслед за внесением поправок в Закон КНР «О труде», уточняющих порядок определения минимального уровня выплат.

Фиксация юаня к курсу доллара в 1994-2004 гг. (согласно стратегии «номинального якоря»), помимо прочего, стала предпочтительным выбором для стабилизации уровня цен. Поставленные цели (Таблица 6) в результате осуществления данной политики были успешно достигнуты.

Таблица 6 — Таргетируемые и фактические значения уровня инфляции и

ВВП, 1994-2004 гг.

Год Уровень инфляции, (%) Прирост ВВП, (%)
Т аргетируемый Фактический Т аргетируемый Фактический
1994 10,0 24,2 8,5 13,1
1995 15,0 16,9 8,5 10,9
1996 10,0 8,3 8,0 10,0
1997 6,0 2,8 8,0 9,3
1998 5,0 -0,8 8,0 7,8
1999 2,0 -1,4 8,0 7,6
2000 1,0 0,3 8,0 8,4
2001 1,0-2,0 0,5 7,0 8,3
2002 1,0-2,0 -0,8 7,0 9,1
2003 1,0 1,2 7,0 10,0
2004 3,0 3,9 7,0 10,1
Источник: Составлено по 1994-2004 нянь гоуюань чжэнфу гунцзо баогао (Отчеты о работе правительства 1994-2004) / Госсовет КНР. URL: http://www.gov.cn (дата обращения: 22.08.2015).

Г эчжун цзягэ чжишу (ценовые индексы) / Государственное статистическое управление КНР. URL: http://www.stats.gov.cn/tjsj/ndsj/2013/html/Z1001C.htm (дата обращения: 22.08.2015).

Гонэй шэнчань цзунчжи (ВВП) / Государственное статистическое управление КНР. URL:

http://www.stats.gov.cn/tjsj/ndsj/2013/html/Z0201C.htm (дата обращения: 22.08.2015).

Таким образом, сигналом для начала реализации политики предотвращения как разгона инфляции, так и рецессии, известной в теории как «мягкая посадка», стало достижение показателя ИПЦ в 24% в 1994 г. Для ограничения волатильности курса была введена система сдачи и покупки валюты, согласно которой валютная выручка по счету текущих операций в обязательном порядке конвертировалась в юани и приобреталась для осуществления следующего платежа. Задачи сглаживания резких колебаний

обменного курса и содействия экономическому росту официально закрепились в законе КНР «О НБК» . Для удовлетворения спроса на валюту начал работу единый общегосударственный межбанковский валютный рынок, банки получили возможность предлагать форвардные продукты в юанях.

В то же время на начальной стадии этапа стабилизации юаня 37%[109] [110] [111] госпредприятий оставались убыточными, а удельный вес их «плохих» долгов достигал 20-25% от общего объема выданных кредитов . Реформы по повышению эффективности госпредприятий (сокращение штата, оформление процедур банкротства, приватизация малых и средних предприятий, акционирование крупных) способствовали увеличению корпоративных и частных сбережений. С учетом обозначившегося на первом этапе подъема уровня сбережений вслед за ростом доходов, итогом политики «мягкой посадки» стал более быстрый темп прироста показателя нормы сбережений по сравнению с показателем нормы инвестирования и формирование положительного сальдо счета текущих операций. Фиксация курса юаня к доллару США в этих условиях способствовала расширению внешней торговли и притоку инвестиций ввиду сокращения валютных рисков.

Придерживаясь стороны «стабильность валютного курса» треугольника «невозможная троица», Китай осторожно подходит к расширению финансовой открытости. Рациональность соответствующей стратегии подтвердил Азиатский финансовый кризис, наиболее существенно ударивший в условиях повышающейся волатильности мировых капиталопотоков по странам, активно снимающим барьеры на деятельность иностранных агентов по счету операций с капиталом и финансовому счету.

Либерализация внешнеэкономического сектора продолжилась вслед за вступлением КНР в ВТО. На фоне перемещения в Китай мировых фабрик и

улучшения инвестиционного климата ускорился приток капитала. Чтобы не допустить ревальвации, НБК скупал валюту. Спецификой стало применение «компенсационного тезиса». Хотя в связи с этим, в отличие от классического сценария, предписываемого моделью Манделла-Флеминга, сохранялась возможность использования процентных ставок при модификации конфигурации элементов трилеммы, именно валютный курс в 1994-2004 гг. выступал в качестве «номинального якоря» в условиях влияния на динамику ИПЦ немонетарных факторов: бюджетной реформы; расширения

полномочий местных органов власти и управления; усиления хозяйственной самостоятельности предприятий; роста уровня заработной платы вслед за внесением поправок в Закон КНР «О труде». Валютная политика способствовала достижению ценовой стабильности.

2.3. Этап ревальвации юаня (2005-2015 гг.)

Ход экономических преобразований на втором этапе политики реформ и открытости КНР подтверждает гипотезу, основанную на идеях трилеммы. Отказ от монетарной независимости, вызванный фиксацией валютного курса, даже при введении эффективных валютных ограничений, препятствующих резкому притоку-оттоку капитала, толкает страну с заниженным курсом, значительным активным сальдо счета текущих операций на проведение стерилизации увеличивающегося внутреннего предложения денег в результате масштабных закупок иностранной валюты. В противном случае рост ликвидности может вызывать удорожание реального курса. Общее отношение суммы обращающихся облигаций к валютным резервам на балансе НБК, не превышавшее 10% к 2003 г., в 2004 г. составило 24%, а в 2006 г. достигло 41% 136 . Ускоряющаяся эмиссия стерилизационных

Чжунго жэньминь иньхан 1999-2014 нянь тунцзи шуцзюй: хоби данцзюй цзычань фучжай бяо (Статистические данные НБК за 1999-2014 гг.: баланс ЦБ) / Народный Банк Китая. URL: http://www.pbc.gov.cn/publish/diaochatongjisi/133/index.html (дата обращения: 22.08.2015).

облигаций приводит к повышению ставок по ним, в конечном итоге угрожая превзойти доходность финансовых инструментов в иностранной валюте. При этом устанавливая номинальные ставки-ориентиры, НБК может добиваться желаемого реального уровня: сокращение величины процентных ставок позволяет финансировать стерилизационные обязательства. На этом фоне средняя величина реальной процентной ставки, в 1995-2003 гг. составлявшая 4,25% с 2004 г., начала принимать отрицательные значения .

Занижение ставок по гособлигациям в КНР выявляется при сопоставлении их величины с величиной ставок межбанковского кредитования (SHIBOR - Shanghai interbank offer rate — Приложение 11). Формирующаяся разница — есть цена выбора, которую теряют банки при приобретении облигаций. В случае слишком большого отклонения аукционы утрачивали привлекательность для покупателей, что приводило к административному распределению. Еще значительнее разница между ставкой стерилизационных облигаций и ставкой-ориентиром по кредитованию (3-4%). При этом остаются заниженными ставки, выплачиваемые ЦБ по обязательным резервам банков, которые в 1997-2003 гг. превышали уровень инфляции, а с 2004 г., в основном, имеют отрицательную реальную направленность. Разница величины этих ставок с величиной ставок-ориентиров кредитования также существенна.

Растущая убыточность такого рода операций усложнялась угрозами ускорения инфляции и формирования финансовых пузырей. Как отмечает Н. Ларди, ввиду снижения эффективности банков как финансовых посредников в результате осуществления стерилизационной политики формируется неудовлетворенный спрос на банковский займы, который ведет «несостоявшихся банковских клиентов, в особенности малые и средние предприятия на теневые финансовые рынки» , согласно Р. Маккиннону, [112] [113]

«расцветающие с целью предоставления путей для обхода ограничений»[114].

Одновременно усиливалась негативная реакция правительств основных промышленных стран в связи с сохраняющимся общим активным сальдо платежного баланса КНР. Руководитель Центра азиатско-тихоокеанских исследований В. Михеев выявил истоки того, что «кампания была начата с заявления одного из высших чиновников Министерства финансов Японии, а затем поддержана американским правительством. Теоретическим обоснованием их заявлений послужили исследования, проведенные американским Институтом мировой экономики»[115]. Основным аргументом становилось то, что заниженный курс юаня субсидирует экспорт и создает трудности торговым конкурентам в регионе. Известный китайский экономист Чжоу Юй систематизировал эти способы давления на КНР (Приложение 12). Согласно подсчетам, рост реального эффективного валютного курса юаня на 1% должен был привести к снижению активного сальдо счета текущих операций Китая на 0,3-0,45% ВВП [116] [117] . «Количественные оценки реакций параметров внешней торговли Китая по странам в зависимости от вариантов ревальвации юаня по отношению к доллару США» представлены в регрессионном анализе Д. Изотова.

«Апогеем противоречий в торговой сфере стали споры относительно китайского экспорта текстильной продукции, что привело к введению в 2005 г. штрафных санкций для сдерживания роста импорта из Китая, вызванного снятием в 2004 г. мировых квот на текстильную продукцию»[118]. Всего за первые шесть месяцев 2006 г. контрактные закупки изделий этой отрасли из КНР упали более чем на 76% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года[119] . С превращением КНР в самого крупного мирового экспортера, давление на валютный курс юаня со стороны торговых партнеров усилилось. В этих условиях юань мог быть значительно ревальвирован, вследствие чего страна ощутила приток спекулятивного капитала (по официальной оценке, примерно 120 млрд долларов[120], по неофициальной — до 500 млрд[121] [122] [123]), а также часть китайских «возвратных» инвестиций.

Для увеличения гибкости валютного курса и свободы при осуществлении денежной политики 21 июля 2005 г. НБК объявил о введение управляемого плавающего валютного курса, подняв его на 2%. Но даже такое незначительное повышение сказалось негативно на деятельности предприятий (Приложение 13), повлияло на их прибыль, подтвердив

- 147

прогнозы исследователей , суммировавших возможные краткосрочные макроэкономические и микроэкономических риски ревальвации, при том что, по оценке профессора института экономики Пекинского университета Лю Вэя, каждые 100 млн юаней экспорта на данном этапе обеспечивали работой в Китае 12 тысяч человек .

Постепенная ревальвация национальной валюты (OFFEXRATER) при росте положительного сальдо торгового баланса (GOODSBALANCER) соответствует постулатам модели Манделла-Флеминга, что очевидно, исходя из анализа результирующего уравнения для данного периода (Приложение 14). Вместе с тем, введение диапазона допустимых ежедневных колебаний юаня предотвращало чрезмерные темпы ревальвации, сохраняя воздействие проводимой политики на доход.

К середине 2008 г. курс доллара США составил 6,8 юаня, после чего Китай приостановил ревальвацию юаня, главным образом, из-за снижения мирового спроса на свою продукцию в результате финансового кризиса, а также резкого падения товарных цен. К концу 2008 г. экспорт КНР в номинальных показателях упал примерно на 15%, еще в более значительной степени произошло сокращение объемов импорта (до 41%). В 2009 г. объемы экспорта и импорта (по сравнению с 2008 г.) уменьшились, соответственно, на 15,9% и 11,3%[124]. Национальное статистическое бюро КНР объявило о прекращении деятельности 1000 экспортно-ориентированных предприятий[125]; уровень безработицы вырос на 0,2%[126]. В июле-августе и далее в декабре 2008 г. юань незначительно подешевел по отношению к доллару, но, в среднем, до июня 2010 г. стоил около 6,85 юаня за 1 доллар. Приток «горячих денег» в страну уменьшился, внутренний монетарный контроль был восстановлен, при этом доллар подорожал относительно мировых валют. С учетом этой стабильности на фоне падения курса прочих национальных денежных единиц (кроме иены) в рассматриваемый период юань вырос.

При установленном курсе ЦБ несет обязательства по сохранению фиксации через валютные интервенции. Это означает, что на денежную базу, как кратное от общего предложения денег, равное сумме активов на балансе ЦБ, сложно воздействовать через международные резервы. В то же время внутреннее кредитование для компенсации резкого падения экспорта при установленном курсе поддается управлению. В результате, правительством КНР был представлен комплекс мер по использованию 4 трлн юаней для стимулирования экономики, финансирующий программы по возведению бюджетного жилья, улучшению инфраструктуры в сельской местности, развитию технологических и экологических инноваций, помощи территориям, столкнувшимся с природными бедствиями. При этом макроэкономические условия позволяли наращивать государственные расходы и понижать налоговое бремя, так как уровень долговой нагрузки страны оставался на низком уровне (государственный долг — 32% ВВП, корпоративный — 11% ВВП)[127].

Увеличение государственных расходов вызывает расширение совокупного спроса — кривая «IS» сдвигается вправо (Рисунок 16). Как итог, увеличение дохода, вслед за ростом спроса на деньги, способствует повышению процентной ставки. Это стимулирует приток капитала.

Рисунок 16 — Классический сценарий модели Манделла-Флеминга для бюджетно-налоговой политики в открытой экономике с фиксированным

курсом.

Источник: Мэндайэр фулаймин мосин (Модель Манделла-Флеминга) / Baidu Wenku. URL:

http://wenku.baidu.com/view/48b4c8b7c77da26925c5b079.html (дата обращения: 22.02.2016).

Согласно теории, платежный баланс в таких условиях будет профицитен, а курс национальной валюты будет стремиться к росту. ЦБ в целях сохранения фиксации будет наращивать ЗВР через осуществление продаж национальной валюты для приобретения иностранной, что отображается в итоговом уравнении (Приложение 15) и отвечает постулатам модели Манделла-Флеминга. В то же время со стабилизацией и оживлением экономики страны, постепенным восстановлением мирового спроса, ростом положительного торгового сальдо, нормализацией цен вновь был поднят вопрос о дальнейшей ревальвации юаня.

В июне 2010 г. представители НБК заявили о принятии принципиального решения о «продолжении реформы режима валютного

курса юаня и увеличении его гибкости» . Одновременно руководство НБК настаивало на том, что быстрая ревальвация невозможна ввиду необходимости постепенной адаптации предприятий Китая (в частности, через модернизацию производства) к ревальвации национальной валюты.

С июня 2010 г. по декабрь 2015 г. юань вырос на 5,4% по отношению к доллару США, в реальных показателях юань укрепился на 11,65% (на 29% с 2005 г.[128] [129]). Отчасти это вызвало то, что активное сальдо счета текущих операций упало с 10,1%[130] ВВП в 2007 г. до 2,7% в 2015 г.[131]. В то же время, нельзя сбрасывать со счетов и циклические факторы, такие как слабый спрос и ухудшение условий внешней торговли. Как видно из результирующего уравнения, поведение основных макроэкономических показателей, приведенных в стационарность через вычитание тренда: сальдо торгового баланса (GDR), валютного курса (ER), ВВП (GDPDR) — также отвечает гипотезам модели Манделла-Флеминга при отсутствии автокорреляции (Приложение 16). Предложенный метод применения модели Манделла-Флеминга для КНР при фиксированном и плавающем курсах с ограниченной мобильностью капитала, основанный на эмпирическом выявлении сильной связи показателей государственных резервов и денежной массы в первом случае и национального дохода, чистого экспорта и валютного курса — во втором, является эффективным инструментом при описании валютной политики Китая в достижении внутреннего и внешнего равновесия на каждом из выделяемых в исследовании этапов. Коэффициент вероятности переменных попадает в допустимый 5% интервал. Отсутствие автокорреляции выявляется в соответствии со значениями статистики

Дарбина-Уотсона и теста Бройша-Годфри. На данном этапе курс юаня меняется и в положительную, и в отрицательную сторону (Рисунок 17), но, главным образом, растет, что «само по себе стало результатом системного

157

подхода к совершенствованию курсовой политики страны» .

Рисунок 17 — Ежедневные изменения курса юаня к доллару, (%).

Источник: Составлено по China / U.S. Foreign Exchange Rate / Federal reserve bank of St Louis. URL:

http://research.stlouisfed.Org/fred2/series/DEXCHUS/# (дата обращения: 14.01.2017).

Показателен в этом аспекте анализ структуры инструментов валютного рынка КНР в сравнении с другими мировыми валютами (Приложение 17). Обращает на себя внимание активное использование форвардных операций с юанем и опционов, применяемых в качестве средств хеджирования валютных рисков с учетом роста волатильности курса, тогда как валютные свопы, эффективные при регулировании валютной позиции денежно­кредитных институтов, на данном этапе менее востребованы.

Сопоставление курсов основных торговых партнеров Китая с учетом взвешенного торгового индекса (Рисунок 18), выявляет, что за период 2005­2015 гг. номинальный эффективный курс юаня вырос на 48%, реальный — на 57%.

Биндер А., Кононов А. Валютная политика КНР: исторический аспект / А. Биндер, А. Кононов // Мировая экономика и международные отношения. — 2014. — №2. С. 30.

Рисунок 18 — Номинальный и реальный эффективный валютный курс

юаня, (2010 г. = 100 %).

Источник: Составлено по BIS effective exchange rate indices / Bank for International Settlements . URL: http://www.bis.org/statistics/eer/ (дата обращения: 14.01.2017).

И хотя существует точка зрения, согласно которой «до тех пор, пока руководство КНР продолжает поддерживать режим управляемой привязки, юань вне зависимости от текущих экономических условий будет восприниматься недооцененным» , Китай имеет все основания отвергать предположения о том, что валютная политика страны подрывает мировую экономику и что резкая ревальвация юаня — обязательное условие ускорения ее восстановления. В КНР считают, что самый весомый вклад Китая в решении данной проблемы заключается в стимулировании внутреннего роста своей экономики. Китай, как субъект мирового рынка, не может не учитывать его требования, но национальные интересы более значимы. Правительство Китая неоднократно заявляло, что валютная реформа — это долгосрочный проект. По мнению экс-премьера госсовета КНР Вэнь Цзябао: «Довольно сложно моментально поднять курс юаня в стране, где 40 млн человек живут менее чем на 1 доллар США в день159». Именно постепенность китайского подхода к решению данного вопроса позволяет стране эффективно добиваться поставленных целей развития (Таблица 7).

Таблица 7 — Таргетируемые и фактические значения уровня инфляции и

ВВП, 2005-2015 гг.

Год Уровень инфляции, (%) Прирост ВВП, (%)
Т аргетируемый Фактический Т аргетируемый Фактический
2005 4,0 1,8 8,0 9,9
2006 3,0 1,5 8,0 10,7
2007 3,0 4,8 8,0 11,4
2008 4,8 5,9 8,0 9,0
2009 4,0 -0,7 8,0 8,7
158 Morrison Wayne M. China's Currency Policy: An Analysis of the Economic Issues / Federation Of American Scientists. URL :

https://www.fas.org/sgp/crs/row/RS21625.pdf (дата обращения: 22.08.2015).

159

Protectionism, yuan pressure 'unfair': Wen / Chinadaily US Edition. URL: http://www.chinadaily.com.cn/china/2009- 12/01/content_9081886.htm (дата обращения: 22.08.2015).

2010 3,0 3,3 8,0 10,3
2011 4,0 5,4 8,0 9,2
2012 4,4 2,6 7,5 7,7
2013 3,5 2,6 7,5 7,7
2014 3,5 2 7,5 7,4
2015 3,0 1,4 7,0 6,9

Источник: Составлено по 2005-2015 нянь гоуюань чжэнфу гунцзо баогао (Отчеты о работе правительства 2005-2015) / Госсовет КНР. URL: http://www.gov.cn (дата обращения: 24.02.2016).

Г эчжун цзягэ чжишу (ценовые индексы) / Г осударственное статистическое управление КНР. URL: http://data.stats.gov.cn/easyquery.htm?cn=C01 (дата обращения: 15.01.2017).

Гонэй шэнчань цзунчжи (ВВП) / Государственное статистическое управление КНР. URL: http://data.stats.gov.cn/easyquery.htm?cn=C01 (дата обращения: 15.01.2017).

При этом в ходе осуществления реформ Китай чередовал цели повышения конкурентоспособности и поддержания макроэкономической стабильности. Соответствующим образом в валютной политике менялись в качестве основной стратегии «реальных целей» и «номинального якоря». Вместе с тем усиление гибкости валютного курса в действительности оказалось результативным, поскольку стоимость юаня приближается к равновесному значению [132] . Успешность эволюционных реформ, осуществляемых КНР, очевидна. В соответствии с постулатами теории несбалансированного роста Китай добился значительного увеличения объема выпуска трудоемкой продукции с низкой добавленной стоимостью, что отвечало относительным преимуществам страны. Доля Китая в мировом экспорте с 2005 г. расширялась. При этом в 2015 г. тенденция продолжилась (с 10,5% до 11,4%) на фоне сокращения показателя экспорта в КНР в абсолютных показателях. Активное сальдо счета текущих операций в объеме 330,6 млрд долл. США в 2015 г. стало крупнейшим в мире. Активное сальдо торгового баланса достигло 567 млрд долл. США.

Таким образом, ускоряющаяся эмиссия стерилизационных облигаций повышала ставки по ним. Расчет стерилизационных издержек НБК выявляет отрицательное сальдо по итогам трех из последних четырех лет. Одновременно усиливалась негативная реакция руководителей основных промышленных стран в связи с сохраняющимся положительным сальдо платежного баланса КНР. 21 июля 2005 г. НБК объявил о введении управляемого плавающего курса. К середине 2008 г. курс доллара США составил 6,8 юаня, после чего Китай до июня 2010 г. отказался от ревальвации, главным образом, из-за снижения мирового спроса на свою продукцию, а также резкого падения товарных цен.

При установленном курсе ЦБ несет обязательства по сохранению фиксации через валютные интервенции. Это означает, что на денежную базу, как кратное от общего предложения денег, равное сумме активов на балансе ЦБ, сложно воздействовать через международные резервы. В то же время внутреннее кредитование для компенсации резкого падения экспорта при установленном курсе поддается управлению. В результате, правительством КНР был представлен комплекс мер по использованию 4 трлн юаней.

Со стабилизацией и оживлением экономики страны вновь был поднят вопрос о ревальвации юаня. В современных условиях курс юаня меняется и в положительную, и в отрицательную сторону. Обращает на себя внимание активное использование форвардных операций с юанем и опционов, применяемых в качестве средств хеджирования валютных рисков. Сопоставление курсов основных торговых партнеров Китая с учетом взвешенного торгового индекса, выявляет, что за период 2005-2015 гг. номинальный эффективный курс юаня вырос на 48%, реальный — на 57%.

Успешность эволюционных реформ КНР очевидна. В соответствии с постулатами теории несбалансированного роста Китай добился увеличения объема выпуска трудоемкой продукции с низкой добавленной стоимостью, что отвечало относительным преимуществам страны.

1979 г. в стране не было действующей государственной структуры, управляющей иностранной валютой. Итогом стало инициирование создания ЦВУ для совершенствования регулирования валютных запасов, лимитирования оттока валюты и использования притока иностранного капитала с целью установления баланса между инвестициями и сбережениями, привлечения зарубежных передовых технологий и приобретения современного оборудования для обеспечения роста собственного экспорта, урегулирования вопросов замещения импорта товарами отечественных производителей. В период реорганизации Госсовета было принято решение о продолжении институциональных реформ и передаче ГУВК в подчинение НБК.

В этом же направлении осуществлялись меры, подтверждающие постулаты теории А. Хиршмана о том, что на определенном этапе потребность развивающихся стран в импортируемых вводимых факторах производства превысит возможность расширения собственного экспорта, что предопределит необходимость иностранного финансирования[133]. Для КНР по-прежнему была характерна ограниченная открытость международной торговли; сохраняющийся валютный контроль; риски инвестирования в плановую экономику. В этих условиях для привлечения иностранных средств Китай в основном использовал методы, ориентированные на ПИИ. При этом ПИИ обладают значительным потенциалом в создании «прямых» и «обратных» инвестиционных связей благодаря сокращению технологического разрыва с западными странами, внедрению новых производственных процессов, увеличению их научно-технической составляющей, компетенции работников, передаче управленческого опыта.

Активизация мер по привлечению ПИИ осуществлялась при асимметричной либерализации рынков продукции и факторов производства. Это искусственно снижало производственные издержки и повышало доходы

и окупаемость капиталовложений, создавая угрозу чрезмерной экстенсивности модели развития. Во взаимоотношениях с иностранными инвесторами Китай подошел к решению данной проблемы через дифференциацию преследуемых целей и соответствующей системы налоговых льгот для предприятий, заинтересованных в экспортной ориентации проектов в случае экономии издержек за счет дешевой китайской рабочей силы, и создаваемых в расчете на освоение внутреннего рынка КНР предприятий, перспективных с точки зрения передачи технологии [134] . Разнонаправленное влияние изменения курса на приток капитала для этих двух категорий инвесторов побудило ввести систему двойного валютного курса, ориентированную на поддержание общего активного сальдо платежного баланса в январе 1981 г.: для международных расчетов применялась внутренняя валютная цена. Одновременно действовал официальный курс — его использовали, главным образом, в неторговых сделках и для чистого обмена различных валют.

С накоплением резервов и ростом числа корпораций, осуществляющих внешнеэкономическую деятельность, правительство инициировало создание ЦВОР, отменяющих монополию БК на ведение операций с иностранной валютой и позволявших при сохранении валютного контроля приобретать или продавать валюту в виде квот валютных удержаний. Курс ЦВОР дополнял официальный курс, по которому по-прежнему осуществлялся валютный обмен в рамках выполнения внешнеторгового плана и проведения операций по счету капитала. Это заложило основы внедрения внутренней конвертируемости юаня и формирования полноценного валютного рынка, предоставляющего ресурсы для импортеров и экспортеров в условиях роста спроса на товары и услуги. Курс ЦВОР был свободным, при этом официальный курс, периодически корректируемый по мере изменения стоимости валютной корзины, оставался выше курса ЦВОР.

Введение специальных валютных курсов для внешней торговли (1981-

1985 гг., 1987-1993 гг.) позволило добиться девальвации официального курса в необходимом для уравновешивания платежного баланса темпе, избегая нейтрализации влияния внешнеторговой политики на доход, как в классическом варианте модели Манделла-Флеминга при плавающем курсе, благодаря повышению чистого экспорта. Можно отметить, что до 1994 г. в валютной сфере Китай сделал выбор в пользу политики «реальных целей», означающей поддержание выгодного для экспорта реального курса через девальвацию номинального курса с учетом риска ускорения инфляции.

Согласно постулатам А. Хиршмана, «несбалансированное развитие, капиталоемкие инвестиции, ускорение инфляции могут быть оправданы лишь до определенного момента, уникального для каждого конкретного случая»[135]. В Китае сигналом для начала реализации политики «мягкой посадки» стал 24% индекс ИПЦ в 1994 г. Принятый план преобразований предусматривал углубление реформ в валютной сфере. Для ограничения волатильности валютного курса вводилась система сдачи и покупки валюты. Валютная выручка не могла конвертироваться в юани без специального одобрения ГУВК. Задачи сглаживания резких, экономически неоправданных колебаний обменного курса и содействия экономическому росту нашли отражение в законе КНР «О Народном Банке Китая», принятом 18 марта 1995 г.[136] При этом для удовлетворения рыночного спроса на валюту начал работу единый общегосударственный межбанковский валютный рынок. Была принята двухъярусная система расчетов. В новых условиях банки получили возможность предлагать предприятиям КНР форвардные продукты в юанях для хеджирования валютных рисков.

Вместе с тем, на начальный момент этапа стабилизации юаня до 37%[137] госпредприятий оставались убыточными, а доля «плохих» долгов достигала

20-25% от общего объема выданных кредитов [138] . Институциональные реформы, нацеленные на повышение эффективности госпредприятий, способствовали увеличению корпоративных и частных сбережений. С учетом обозначившегося на первом этапе фактора подъема уровня сбережений вслед за ростом доходов в результате осуществления концепции дуалистической экономики А. Льюиса, итогом сдерживания ликвидности стал более быстрый темп прироста показателя нормы сбережений по сравнению с показателем нормы инвестирования и, как результат — формирование положительного сальдо счета текущих операций. Фиксация курса юаня к доллару США в этих условиях способствовала расширению внешней торговли и притоку инвестиций ввиду сокращения валютных рисков.

В рамках такого рода постепенной эволюции валютной политики КНР в 1996 г. предприятиям с иностранным капиталом было разрешено конвертировать прибыль в иностранную валюту и переводить ее за рубеж, что отразило уверенность Госсовета и НБК в удовлетворении растущего спроса на нее. Сняв оставшиеся ограничения по счету текущих операций, Китай 1 декабря 1996 г. принял обязательства статьи VIII, разделов 2, 3, 4 «Статей соглашений МВФ», объявив о достижении конвертируемости по счету текущих операций.

В то же время, КНР осторожно подходит к расширению финансовой открытости, и в ущерб монетарной независимости и, особенно, мобильности движения капитала придерживается правой стороны треугольника «невозможная троица», минимизировав отклонения валютного курса. Разразившийся Азиатский финансовый кризис, наиболее существенно ударивший в условиях повышающейся волатильности мировых капиталопотоков по странам, активно снимающим барьеры на деятельность иностранных агентов по счету операций с капиталом и финансовому счету, подтвердил рациональность соответствующего подхода.

Либерализация внешнеэкономического сектора продолжилась вслед за вступлением КНР в ВТО. На фоне улучшения мировой конъюнктуры в стране одновременно наблюдалось увеличение сальдо счета текущих операций и приток капитала. Быстрый рост ЗВР повысил давление на юань.

Чтобы не допустить роста обменного курса, ЦБ скупает валюту, увеличивая тем самым денежную массу в обращении (закупка иностранной валюты стала основным источником пополнения денежной базы). При этом спецификой китайской политики на этапе стабилизации юаня стало применение «компенсационного тезиса»[139], согласно которому в условиях необходимости компенсации валютных интервенций при экзогенном росте чистых иностранных активов монетарные власти КНР снижают объемы чистых внутренних активов. Хотя в связи с этим, в отличие от классического сценария, предписываемого моделью Манделла-Флеминга, сохранялась возможность использования процентных ставок при модификации конфигурации элементов трилеммы, именно валютный курс в 1994-2004 гг. выступал в качестве наиболее эффективного «номинального якоря» в условиях влияния на динамику индекса потребительских цен ряда немонетарных факторов. Поставленные в результате осуществления данной политики цели были успешно достигнуты.

Общее отношение суммы обращающихся облигаций к валютным резервам на балансе НБК, не превышавшее 10% к 2003 г., в 2004 г. составило 24%, а в 2006 г. достигло 41%[140]. Ускоряющаяся эмиссия стерилизационных облигаций приводит к повышению ставок по ним, угрожая превзойти доходность финансовых инструментов в иностранной валюте. Одновременно усиливалась негативная реакция правительств основных промышленных стран в связи с сохраняющимся общим активным сальдо платежного баланса КНР. Для увеличения гибкости курса и свободы при осуществлении

денежной политики 21 июля 2005 г. НБК объявил о введение управляемого плавающего курса, подняв его на 2%. К середине 2008 г. курс доллара США составил 6,8 юаня, после чего Китай приостановил ревальвацию, главным образом, из-за снижения мирового спроса на свою продукцию в результате финансового кризиса, а также резкого падения товарных цен. В июле-августе и далее в декабре 2008 г. юань незначительно подешевел по отношению к доллару, но, в среднем, до июня 2010 г. стоил около 6,85 юаня за 1 доллар.

При установленном курсе ЦБ несет обязательства по сохранению фиксации через валютные интервенции. Это означает, что на денежную базу, как кратное от общего предложения денег, равное сумме активов на балансе ЦБ, сложно воздействовать через международные резервы. В то же время внутреннее кредитование для компенсации резкого падения экспорта при установленном курсе поддается управлению.

Правительством КНР был представлен комплекс мер по использованию 4 трлн юаней для стимулирования экономики. При этом макроэкономические условия позволяли наращивать государственные расходы и понижать налоговое бремя, так как уровень долговой нагрузки страны оставался на низком уровне (государственный долг — 32% ВВП, корпоративный — 11% ВВП)[141].

Со стабилизацией и оживлением экономики страны, ростом положительного торгового сальдо, нормализацией цен вновь был поднят вопрос о дальнейшей ревальвации юаня. Одновременно руководство НБК настаивало на том, что быстрая ревальвация невозможна ввиду необходимости постепенной адаптации предприятий Китая к росту курса национальной валюты.

В современных условиях курс юаня меняется и в положительную, и в отрицательную сторону, но, главным образом, растет, что «само по себе стало результатом системного подхода к совершенствованию курсовой

политики страны» . Показателен в этом аспекте анализ структуры инструментов валютного рынка КНР в сравнении с другими мировыми валютами. Обращает на себя внимание активное использование форвардных операций с юанем и опционов, применяемых в качестве средств хеджирования валютных рисков с учетом роста волатильности курса, тогда как валютные свопы, эффективные при регулировании валютной позиции денежно-кредитных институтов, на данном этапе менее востребованы.

Сопоставление курсов основных торговых партнеров Китая с учетом взвешенного торгового индекса, выявляет, что за период 2005-2015 гг. номинальный эффективный курс юаня вырос на 48%, реальный — на 57%.

При этом в ходе осуществления реформ КНР чередовал цели повышения конкурентоспособности и поддержания макроэкономической стабильности. Соответствующим образом в валютной политике менялись в качестве основной стратегии «реальных целей» и «номинального якоря». Вместе с тем, усиление гибкости валютного курса в действительности оказалось результативным, поскольку стоимость юаня приближается к равновесному значению . Успешность эволюционных реформ, осуществляемых КНР, очевидна. В соответствии с постулатами теории несбалансированного роста Китай добился значительного увеличения объема выпуска трудоемкой продукции с низкой добавленной стоимостью, что отвечало относительным преимуществам страны.

Предложенный метод применения модели Манделла-Флеминга для КНР при фиксированном и плавающем курсах с ограниченной мобильностью капитала, основанный на эмпирическом выявлении сильной связи показателей государственных резервов и денежной массы в первом случае и национального дохода, чистого экспорта и валютного курса — во втором, является эффективным инструментом при описании валютной политики Китая в достижении внутреннего и внешнего равновесия на каждом из [142] [143]

выделяемых в исследовании этапов. Коэффициент вероятности переменных попадает в допустимый 5% интервал. Отсутствие автокорреляции выявляется в соответствии со значениями статистики Дарбина-Уотсона и теста Бройша- Годфри.

<< | >>
Источник: КОНОНОВ Артем Юрьевич. ЭВОЛЮЦИЯ ВАЛЮТНОЙ ПОЛИТИКИ КНР. Специальность 08.00.14 - Мировая экономика. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук.. 2017

Еще по теме Этап стабилизации юаня (1994-2004 гг.):

  1. Введение. Интегрированная модель развития предприятия
  2. Первый этап организационного развития — стабилизация
  3. 1.3. Третий этап организационного развития — управление знаниями
  4. Конкретная ситуация 9 «МОЛОЧНЫЕ РЕКИ» ЛИАНОЗОВСКОГО МОЛОЧНОГО КОМБИНАТА
  5. 3.3.1. Этапы реформирования системы межбюджетных отношений в Российской Федерации
  6. ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 26 декабря 1994 года № 36 «О Кониегшии системы управления недвижимостью Санкт-Петербурга» (с изменениями на 6 ноября 1997 года)
  7. Выбирайте оптимальное время приложения усилий
  8. Экономическая эффективность технического перевооружения
  9. 2.3, Оценка рисков в условиях неопределенности
  10. Этапы процесса совокупного развития
  11. План компании
  12. 243 Какие существуют параметры для оценки эффективности применения информационных технологий в логистике?
  13. Переходная экономика: сущность, закономерности, этапы
  14. ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ЧЕСТНОЙ И ДОБРОСОВЕСТНОЙ КОНКУРЕНЦИИ НА РЫНКЕ СТРАХОВЫХ УСЛУГ УКРАИНЫ
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика