<<
>>

Вторая мировая война и публичная дипломатия США в Китае

После вступления США в войну тихоокеанский театр становится вторым регионом, где программы публичной дипломатии использовались как ответ на существование кризисной политической ситуации для США.

Начало войны в Тихом океане обусловило их использование для создания идеологического консенсуса в государствах, где появилась угроза интересам США. Китай вслед за странами Латинской Америки занял нишу приоритетного государства в данной области.

В конце 1941 г. была создана «Китайская программа» за счет средств президентского фонда чрезвычайных ситуаций. Предполагалось, что следующие направления программы будут наиболее адекватными в силу сложившихся политических обстоятельств: 1) поставка оборудования в китайские университеты и отправка американских экспертов для оказания помощи Национальному правительству; 2) осуществление академических обменов между преподавателями вузов и 3) обучение китайских студентов в США. В январе 1942 г. Отдел по связям в области культуры в Госдепартаменте начинает реализацию этих трех направлений.

Обстановка в Китае в период войны не была благоприятной для развития программ обмена. На юге базировалось Национальное правительство во главе с генералиссимусом Чан Кайши, на востоке обосновались японцы, а на севере —

коммунисты во главе с Мао Цзэдуном. Однако Национальное правительство, с которым сотрудничала администрация Рузвельта, имело далеко идущие планы в области образования. Чан Кайши осуществил национализацию всех вузов, находящихся в его сфере влияния, установил полный контроль над ними и намеривался обучать китайских студентов в массовом порядке в США для послевоенного устройства и реформирования Китая. Однако Китай, в отличие от других государств, не собирался быть пассивным получателем образовательных программ США. Китайское руководство целенаправленно занималось отбором участников программ обучения. Чан Кайши руководствовался критериями отбора китайских граждан для обучения, установленными еще Китайским фондом по продвижению культуры и образования в 1924 г.

Китайские граждане могли

претендовать на обучение в США, если, во-первых, их научные занятия и академический интерес могли способствовать развитию Китая, а во-вторых — если они обладали достаточными способностями и знаниями для обучения.

«Китайская программа» началась с отправки американских специалистов в Китай, обеспечения китайских университетов книгами и журналами, а также приглашения в США китайских преподавателей. И вот здесь США столкнулись с непредвиденным обстоятельством, а именно с идеологическим противодействием китайского руководства. В ноябре 1942 г. Госдепартамент направил уведомления китайским университетам о возможности номинировать кандидатов для обучения в США, минуя министерство образования Китая. Университеты отобрали самых выдающихся ученых, но Чан Кайши запретил им выезд из страны до тех пор, пока они не пройдут обучение в Центральном учебном корпусе в течение двух недель. Обучение сводилось к идеологической обработке, а также к военной муштре, что позволило «обучившимся» утверждать, что Чан Кайши использует фашистские принципы построения партии и обращения с китайцами[423] [424]. Американское правительство никак не отреагировало на подобные условия и действия Чан Кайши, и надо сказать, что тогда администрация Рузвельта не усматривала угрозу своим интересам в идеологической обработке китайских граждан перед отъездом в США. Но когда Чан Кайши официально заявил о контроле над мыслями, поведением и поступками китайских студентов в США, то тогда перед американским правительством встала дилемма: либо согласиться (а это значит позволить Гоминьдану открыто следить за китайскими студентами в США), либо осуществить давление на Чан Кайши, а случае его упорства отказаться от обучения китайцев и не предоставлять дальнейшую финансовую помощь Китаю. Вопрос был сложный, поскольку и Чан Кайши, и Рузвельт были заинтересованы в обучении. Чан Кайши намеревался осуществить послевоенное восстановление Китая силами преданных ему членов партии, подготовленных в США.

Он ежегодно направлял в США около 1200 китайских чиновников, молодых членов партии, которые несколько лет работали на руководящих должностях, и лояльных студентов, но исключая тех, кто интересовался гуманитарными и социальными науками. Гоминьдан контролировал идеологическую ориентацию этой группы китайских граждан. Однако Чан Кайши не контролировал идеологическую направленность тех китайских студентов, которые в частном порядке подавали заявки на обучение либо правительству США, либо американским университетам. Число заявок достигало порядка 300-400 в каждом крупном американском университете в год[425]. Рузвельт как раз был заинтересован в обучении этой массы китайских студентов, а китайское руководство беспокоилось относительно возможной идеологической неустойчивости молодых людей в отношении западной цивилизации. Чан Кайши любил повторять: «Нам нужна западная наука, но китайская культура»[426]. Чтобы молодежь не вышла из-под контроля, в феврале 1944 г. генералиссимус издает «Правила для студентов, отъезжающих за рубеж за свой личный счет». В правилах говорилось о том, что «все мысли и поступки студентов, находящихся за рубежом, будут контролироваться либо специальным созданным для этого отделом в министерстве образования, либо посольством Китая. Если действия китайских студентов не будут отвечать нормам, то они будут немедленно возвращены в Китай»[427] [428].

Первыми на правила отреагировали университеты США, которые предложили бойкотировать приезд в США на обучение 1200 сподвижников Чан Кайши до тех пор, пока он не изменит правила. Чан Кайши, узнав о бойкоте, был удивлен, полагая, что контроль за студентами является внутренним делом Китая. В свою очередь, он официально заявил, что не выпустит из страны китайских студентов, которые направлялись учиться в США за свой счет. Сложилась тупиковая ситуация, которая была переломлена американским руководством, когда оно пригрозило приостановлением финансовой и военной помощи Национальному правительству. Чан Кайши не собирался оставаться без военной помощи в силу намерений продолжить борьбу со своим противником Мао Цзэдуном после окончания войны. Министр образования Чан Лифу в августе 1944 г. по неофициальным каналам передал правительству США, что правила к осени будут аннулированы. Так оно и случилось, но вместо идеологизированного обучения китайские студенты теперь сдавали экзамен чиновникам Национального правительства перед отъездом в США. Это удовлетворило США, и оба государства реализовали свои цели по обучению китайских студентов, которых в 1943 г. насчитывалось в США 706 человек, в 1948 г. — уже 3914 человек . Однако после победы коммунистов в 1949 г. большая часть студентов не вернулась ни на материковый Китай, ни на Тайвань, куда переправилось национальное правительство Китая во главе с Чан Кайши[429].

3.2

<< | >>
Источник: Цветкова Наталья Александровна. Публичная дипломатия как инструмент идеологической и политической экспансии США в мире, 1914-2014 гг. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Санкт-Петербург. 2015

Еще по теме Вторая мировая война и публичная дипломатия США в Китае:

  1. 7.2.3. КОНФЕРЕНЦИИ В КАИРЕ И ТЕГЕРАНЕ
  2. 12.4.2. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ США И КИТАЕМ
  3. БЫВШИЕ КОММУНИСТИЧЕСКИЕ ОБЩЕСТВА В ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД
  4. Глава II СТАРАЯ И НОВАЯ ДИПЛОМАТИЯ
  5. Глава III ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ КОНТАКТЫ
  6. Глава IV ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ КОРПУС - СВОБОДНОЕ СОДРУЖЕСТВО ДИПЛОМАТОВ
  7. Глава V ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ БЕСЕДЫ
  8. Введение
  9. Зарубежная историография
  10. Вторая мировая война и публичная дипломатия США в Китае
  11. Начало «холодной войны»: сдерживание советской идеологии в странах Западной Европы, 1940-е — 1950-е гг. 3.2.1 Создание законодательной основы и механизма для реализации публичной дипломатии США
  12. Проекты цифровой дипломатии США
Яндекс.Метрика