<<
>>

От Священного союза до революции 1830-х годов

В первые годы после создания Священного союза, несмотря на различные взгляды его участников, европейские государства часто выступали единым фронтом, особенно в борьбе против свободомыслия.

В то же время все внимательно следили друг за другом, строили свои прогнозы, вынашивали собственные планы.

71

Австрийский канцлер Меттерних усмотрел для Австрии угрозу в нарастающем революционном движении в России. Александр I, обеспокоенный положением внутри страны, в то же время не доверял членам Священного союза и, прежде всего, Меттерниху, от которого можно было ожидать любых непредсказуемых решений. Прусский король Вильгельм III, в свою очередь, опасался не только русской революции, русского императора, но и французского короля.

Конгрессы Священного союза. За время существования Священного союза состоялось четыре конгресса: в 1818 г. в Аахене; в 1820 г. в Троппау; в 1821 г. в Лайбахе; в 1822 в Вероне.

Первый конгресс проходил в сентябре—ноябре 1818 г. в Аахене. В нем приняли участие представители России, Австрии, Пруссии, Великобритании и Франции. Конгресс принял решение о присоединении Франции к Священному союзу как равноправного члена. Было решено также досрочно, не позже 30 ноября 1818 г., вывести с ее территории оккупационные войска. Размер контрибуции с Франции устанавливался в 265 млн франков.

Решение о присоединении Франции к Священному союзу было принято четырьмя державами с большой осторожностью. Еще в сентябре французское правительство обратилось к Австрии, России, Пруссии и Англии с предложением превратить четверной союз в пятерной. Россия ответила согласием. Другие страны проявили колебания и не торопились с положительным ответом. Англия не хотела сближения России и Франции. Австрии и Пруссии оно также внушало опасения. После долгих переговоров представители Австрии, России, Пруссии и Англии подписали 1 ноября 1818 г. конвенцию, содержание которой почти дословно повторяло положения акта, подписанного этими же державами еще в 1814 г.

Четыре державы подтвердили свой союз и обязались в случае необходимости создать военную коалицию для поддержания порядка во Франции, если там произойдут какие-либо изменения. Только достигнув такой договоренности, члены Священного союза приняли решение о присоединении к нему Франции, сохранив, однако, в отношении нее все оговорки. Все это позволило французскому профессору А. Де-бидуру в книге «Дипломатическая история Европы» сделать вывод о том, «что Франция была допущена к участию в концерте великих держав лишь с заднего крыльца».

В декларации, подписанной в Аахене, участники Священного союза торжественно подтвердили свою решимость действовать в духе искреннего содружества и единодушия для поддержания мира на основе международного права. Говоря иными словами, пять держав вновь заявили о своей решимости сохранять существующие порядки и не допустить каких-либо общественно-политических изменений ни в Европе, ни в отдельных государствах.

72

Английская делегация добилась принятия решения, по которому вмешательство одних стран в дела других может осуществляться только по просьбе этих государств и с участием их представителей в переговорах. Однако уже через два года, на втором конгрессе, оно было изменено.

Второй конгресс состоялся в октябре—декабре 1820 г. в силезском городе Троппау по инициативе австрийской стороны. Готовиться к нему Меттерних начал с конца лета 1820 г. Дело в том, что Австрия спешила использовать положение в Неаполитанском королевстве, сложившееся в результате подъема национально-освободительного движения и революционных событий, для ввода австрийских войск. На конгресс приехали Александр I, Франц I и Фридрих Вильгельм III, а также представители многочисленного дипломатического корпуса.

В Троппау три страны — Россия, Австрия и Пруссия — подписали протокол, в котором было признано целесообразным применение военной силы против революционных повстанцев Неаполитанского королевства. Протокол гласил: «Для того чтобы гарантировать существующие порядки, в Неаполитанское королевство будут введены оккупационные войска.

Военная оккупация будет выполнена австрийскими войсками от имени держав договаривающихся...», т.е. от имени России, Австрии и Пруссии. Таким образом, было признано право вооруженного вмешательства одних государств во внутренние дела других без какого-либо приглашения или предварительных переговоров.

Англия и Франция, дав понять, что не будут возражать и выступать против вступления австрийских войск в Неаполитанское королевство, однако, заявили, что они против самого «принципа вмешательства» в другие страны в неограниченной военной форме. Учитывая это, Александр I добился, чтобы в протокол конгресса было внесено положение о сохранении целостности Неаполитанского королевства. Кроме того, чтобы не допустить утечки информации о существующих разногласиях среди членов Священного союза, было решено не публиковать отрицательных протоколов конгресса.

Кроме Неаполя, революционные выступления произошли также в Испании и Пьемонте. Не случайно вопрос о подавлении их и восстановлении существовавших режимов занял основное место на конгрессе в Троппау, а затем и в Лайбахе.

Третий конгресс в Лайбахе (ныне Любляна), проходивший в январе— марте 1821 г., явился продолжением конгресса в Троппау. Поэтому иногда о них говорят как об одном Троппау-Лайбахском конгрессе Священного союза. В Лайбахе императоры России и Австрии, представители Англии и Франции вели переговоры с неаполитанским королем, другими итальянскими монархами, а также с папой Римским. Было принято решение принять участие в подавлении революционных выступлений в Неаполитанском королевстве и Испании. В результате в Неаполь были

73

направлены австрийские войска, а в Испанию — французские. Россия, Австрия и Пруссия в связи с революцией в Пьемонте вновь подтвердили свою верность принципу Священного союза и подписанной 12 мая 1821 г. декларации.

Последний, четвертый конгресс Священного союза состоялся в Вероне в 1822 г. Накануне конгресса произошли события, повлиявшие на общее положение в Европе. В Англии после самоубийства Каслри министром иностранных дел с сентября 1822 г.

стал статс-секретарь по иностранным делам Великобритании Дж. Каннинг. Трезво учитывающий происходящие в мире изменения и усиление роли крупной буржуазии, Каннинг стал поддерживать ее. Он понимал, что это позволит Англии занять более прочную позицию в Европе и значительно увеличить внешнеторговые связи.

Усилились также разногласия между участниками Священного союза. Возникли колебания в политике отдельных государств. Присущи они были и российскому императору Александру I. Не случайно в одно время в России было два министра иностранных дел. Один — К. В. Нессельроде, чиновник с консервативными взглядами, полностью поддерживал политику Меттерниха, а другой — граф И. А. Каподистрия, грек по национальности, отличался либеральными взглядами и выступал за активную помощь христианским народам в их борьбе против турецкого ига.

На Веронском конгрессе Великобританию представлял Веллингтон, которому Каннинг дал строжайшее указание не подписывать никаких документов, связанных с посылкой войск государств Священного союза в Испанию, и по возможности препятствовать выступлению России против Турции. Русскую делегацию возглавлял Александр I, австрийскую — Франц I, прусскую — Фридрих Вильгельм III. В работе конгресса приняли участие главы итальянских государств, представители Франции и ряда других держав.

Конгресс проходил в тяжелой внешнеполитической обстановке, вызванной революционными событиями в Испании, восстанием в Греции, обострением русско-турецкого конфликта. Обсуждался также вопрос о судьбе испанских колоний в Южной Америке. Россия, Австрия и Пруссия, желая поскорее подавить восстание и восстановить монархию в Испании, спешили принять решение о вступлении французских войск в Испанию. Они планировали также распространить военные действия и на испанские колонии в Южной Америке.

Россия, Австрия, Пруссия и Франция подписали 1 декабря 1822 г. протокол Веронского конгресса о революции в Испании. Четыре государства договорились о введение французских войск в Испанию в случае угрозы там существовавшему строю или «процесса, направленного против его августейшей особы, или подобного же свойства посягательства против членов его семейства». Выполняя это решение, в феврале 1823 г. Франция начала интервенцию в Испанию. И уже через три ме

74

сяца французские войска вошли в Мадрид. Осенью испанский король Фердинанд VII вновь стал испанским королем.

Сложнее оказался вопрос с испанскими колониями в Южной Америке. Отправке туда французских войск воспротивилась Англия. Несмотря на интриги Меттерниха против Каннинга, в которые был вовлечен и английский король Георг IV, главе английского внешнеполитического ведомства все же удалось провести свое решение. Через посла Соединенных Штатов Америки он предложил американскому правительству занять совместную позицию в отношении испанских колоний. Это привело к тому, что американский президент Дж. Монро после консультаций со своими предшественниками и с членами кабинета министров обратился 2 декабря 1823 г. к конгрессу с посланием, в котором была определена принципиальная политика США в Западном полушарии. Эта политика, известная как «доктрина Монро», отражала противоположные политические интересы Европы и Америки. В доктрине подчеркивалось, что Соединенные Штаты не претендуют на вмешательство во внутренние дела европейских государств, но категорически выступают против распространения европейской системы как в Северной, так и в Южной Америке. В послании Монро к конгрессу говорилось: «В качестве принципа, с которым связаны права и интересы Соединенных Штатов, что американские материки, в силу свободного и независимого положения, которого они достигли и которое они сохраняют, впредь не могут рассматриваемы в будущем как объект для колонизации со стороны какой-либо европейской державы...»

Заявив о недопущении какого-либо вмешательства европейских государств в дела Северной и Южной Америки, США высказались и за свой нейтралитет в войне испанских колоний против метрополии. Появлению «доктрины Монро» в известной мере способствовал Каннинг, предложивший США выработать общую линию в отношении борьбы испанских колоний. Однако, взяв на вооружение идею о необходимости разработки политики в Южной Америке, США устами статс-секретаря Дж. К. Адам-са заявили, что проводить ее будут не вместе с Англией, а самостоятельно.

«Доктрина Монро» в свое время сыграла положительную роль, так как помогла испанским колониям вести борьбу за свою независимость. Она также способствовала распаду Священного союза. Участникам Веронского конгресса Священного коюза пришлось отказаться от планов экскалации военных действий в латиноамериканские страны в интересах Испании. Вместе с тем США оставили для себя возможность вмешиваться в дела других стран Америки, и в частности Латинской. Такое положение создало естественное противостояние США и Англии в Центральной и Южной Америке. Более того, американское правительство использовало «доктрину Монро», суть которой сводилась к неразрывной связи роста могущества и благосостояния страны с ее территори

75

альным расширением, для обоснования своих притязаний в Латинской Америке, а затем и во всем мире.

Спустя семьдесят два года эта идея нашла свое характерное выражение в «доктрине Олни», названной так по имени английского государственного деятеля, автора ноты правительства Великобритании в связи с пограничным спором между Венесуэлой и Британской Гвианой. Главный смысл этой доктрины состоял в вытеснении европейских стран из Латинской Америки. В то же время доктрина была направлена и против самих латиноамериканских стран.

«Доктрина Монро» объективно способствовала использованию экономического превосходства США для быстрого развития торговых связей с бывшими испанскими колониями. Все это еще больше обостряло англо-американские противоречия.

Внешнеполитический курс Дж. Каннинга. Политика Каннингаотличалась последовательностью. Еще в марте 1823 г. он писал английскому послу во Франции Ч. Стюарту, что провинции в Америке, сбросившие вассальную зависимость от испанской короны, отделяют от метрополий, однако время признания этих провинций будет зависеть от различных внешних обстоятельств... и что Испания была уже «давно проинформирована относительно этой точки зрения английского правительства». Семь месяцев спустя, в октябре 1823 г., в меморандуме двухдневной конференции Каннинга с французским послом в Англии князем Дж. Полиньяком обе стороны пояснили свои позиции в отношении бывших испанских колоний в Латинской Америке. Англия подтвердила, что отказывается от любых намерений установить с испанской Америкой «политические связи, выходящие за пределы деловых и торговых отношений». Франция, со своей стороны, заявила, что считает «совершенно безнадежным привести Латинскую Америку к состоянию ее прежней зависимости от Испании» и «не имеет какого-либо намерения или желания воспользоваться настоящим положением, чтобы приобрести какую-либо часть испанских владений в Америке или добиться каких-либо исключительных преимуществ».

Позднее Каннинг не раз заявлял о желании Англии заключить торговые договоры, в том числе и с Аргентиной, которая в то время называлась Республикой Буэнос-Айрес. В самом начале 1825 г. Англия официально признала Аргентину, Колумбию и Мексику самостоятельными государствами. При проведении такой политики Каннингу пришлось преодолеть сопротивление как внутри страны, так и за ее пределами. Отчаянные попытки остановить Каннинга предпринимали Меттерних, Фридрих Вильгельм III и многие другие высокопоставленные чиновники европейских государств. Надо отметить, что Александр I, понимая суть происходящего, не стал поддерживать тех, кто выступал против Англии по вопросу о бывших испанских колониях.

76

В борьбе с внутренней оппозицией, и прежде всего с королем Георгом IV, Каннинга поддержали английские банковские, промышленные и торговые круги, увидевшие в его политике возможность успешного развития английской экономики, а также парламент. Успех Каннинга оказался тяжелым ударом по Священному союзу.

Греческий вопрос. В Европе оставалось еще немало требующих решения проблем, прежде всего, греческое восстание против турецкого ига. В 1821-1822 гг. туркам удалось нанести большой урон восставшим. Султан Махмуд II приказал публично повесить патриарха Константинопольского. Тирания султана вызывала протесты и возмущение во многих европейских странах. В России широкие круги интеллигенции и религиозные деятели выступили с осуждением зверств, осуществляемых турецкими войсками по приказу Махмуда II. Действиями султана был возмущен и Александр I, но с принятием решительных шагов по их пресечению не торопился.

На все эти события очень быстро и решительно среагировал Кан-нинг. 25 марта 1823 г. он торжественно заявил, что Великобритания признает равноправие двух воюющих сторон, как турок, так и греков. Тем самым Англия признала греческое восстание законным, а отсюда вытекало, что она считает самостоятельным государством освобожденную восставшими греками территорию.

Это решение нанесло еще один удар по Священному союзу и вскрыло накапливавшуюся годами тайную неприязнь и вражду между Мет-тернихом и Александром I, в том числе их различную позицию по отношению к Турции. Политика Каннинга, поддерживавшего восставших греков, вынудила Александра I более внимательно отнестись к событиям в Греции, на которые он ранее не обращал необходимого внимания. В конце 1823 г. в России был разработан план о разделе греческой провинции Турции на три части, которым должна быть предоставлена автономия. Причем предполагалось, что верховная власть останется у султана, но осуществлять ее он должен под контролем европейских государств. Меттерних выступил против, так как увидел в этом предложении угрозу усиления влияния России на Балканах. Совершенно по-другому прореагировали в Лондоне. Каннинг понимал, что существование свободной Греции выгодно для Англии, и стал искать контакты с Россией. В 1824-1825 гг. позиции двух стран по греческому вопросу стали быстро сближаться.

Внешняя политика России при Николае I. В конце 1825 г. в России произошли события, которые изменили расстановку сил в Европе.

В ноябре 1825 г. в Таганроге неожиданно умер Александр I. Этот российский император, несмотря на противоречивость своего характера и своих действий, был умным человеком. Он сумел в трудной и очень слож

77

ной международной обстановке проявить себя искусным дипломатом. Начало нового царствования ознаменовалось жестоким под**,ением вос" ставших дека.6рИСТов, выступивших против самодержавие а введение конституции. Новый император Николай I заявил о себе К0* жесткий и принципиальный человек, сторонник сильной монархически власти.

В начале своего царствования Николай I, встретившись с рудными и сложными проблемами и не имея опыта внешнеполитически1 деятельности, проявлял осторожность. Шаг за шагом он стал вникать " проолемы внешней политики. Николай I обладал способностью хорогН< разбираться в людях, Поэтому сумел быстро оценить истинные намеР'ния членов правительства, канцлера Нессельроде и других высокопоставленных чиновников, а также Метгерниха. Во внешней политике он ре ишл Дв^ главные задачи. 11ервая состояла в борьбе с Турцией и продвижением России на Балканы, ВТОрая - в подавлении любых революционна? движении, где бы они щ, происходили. В греческом вопросе Николай I >зял КУР0 на сближение с Англией и Францией. При встречах с французским послом Ла Ферроно.\, русский царь оказывал ему подчеркнутое вн икание и всячески проявлял свою личную заинтересованность в развитии Дружественных отношений между Россией и Францией. Для сближения с Англией правительство использовало посла России в Ло«^эне Ливена и его супругу которые находились в дружественных отно'Н^иях с Кан" ниигом. Стремление российского императора к более теСИ°мУ сотрудничеству с А|1ГЛией, особенно в турецких делах, нашло понИ *ание У Кан" нинга. Он Направил со специальной миссией в ПетеР(УРг своего доверенного герцога Веллингтона, которому были даны с^бые полномочия в переговорах с Николаем I. Выполняя поручения кагнинга, Веллингтон долЖен был договориться о совместных действие с Россией против ТурцИИ1 с тем чтобы заставить султана не допустить дальнейшего уничтожения греческого населения на полуострове МореС- » случае неудачи подоб|Ю„ акции Англия считала необходимым, чтобы госсия объя-вила Турции войну и освободила Грецию. Однако целостно*™ Турецкой империи слод0ваЛо сохранить и не допустить захвата ее ]Ц»ливов.

Позиции русского императора состояла в том, что вое1«^1е действия России против Турции возможны, но только совместно с Англией. Что касается дальнейшей судьбы Турции, то она, по мнение российского императора, должна быть решена в более поздние сроки.

В беседах с Веллингтоном он заявил, что считает восс г:13ших греков бунтовщиками, но имеет свои счеты с Турцией. Уйдя от пРЯМ0Г0 ответа на английское предложение о совместном выступлении двух стран, Николай I вскоре послал Турции документ, являвшийся. 10 СУ™ дела-улътимату. \10М. в нем содержались следующие условия: во-первых, восстановление в Дунайских княжествах автономных учреждении (в политическом, гражданском и военном отношении) в том »те> как они

78

существовали до 1821 г.; во-вторых, возвращение Сербии всех привилегий, которые ей были обещаны по Бухарестскому миру 1812 г., и освобождение из-под ареста всех депутатов; в-третьих, прибытие на русскую границу для переговоров турецких делегатов. Для ответа турецкой стороне был дан шестинедельный срок.

После направления ультиматума Николай готов был подписать соглашение с Англией. И 4 апреля 1826 г. Великобритания и Россия подписали Петербургский протокол, в котором констатировалось, что Греция должна стать особым государством со своим правительством, конституцией и законами. Султану предлагалось остаться ее верховным сюзереном. России удалось добиться включения в протокол пункта о том, что в случае отказа Порты от посредничества Англии в осуществлении предоставленных Греции прав каждая из стран, подписавших протокол, будет действовать «сообща или единолично». Протокол был подписан втайне. Он получил неоднозначные оценки современников, а в последующие годы — и его исследователей.

В Лондоне текст протокола был воспринят положительно, но в то же время вызвал чувство неудовлетворенности. Каннинг понял, что не Англии удалось втянуть Россию в войну с Турцией, а наоборот. Действительно, для всех было очевидно, что султан Махмуд II не согласится добровольно уступить значительную часть своей территории. И следовательно, по протоколу, Англия должна будет вступить в войну и поддержать Россию.

Меттерних, ознакомившись с содержанием протокола, понял, что Священному союзу нанесен очередной удар, так как Россия выступает совместно с Лондоном, а Каннинг давно поддерживает греческих повстанцев против турок.

Махмуд II, узнав о русско-английской коалиции, принял ультиматум Николая I, согласившись на восстановление автономных учреждений в Дунайских княжествах и возвращение Сербии привилегий. Турецкие войска были выведены из Молдавии и Валахии, а сербские депутаты отпущены на свободу.

Однако понимая, что главные его проблемы еще впереди, турецкий султан решил выиграть время и подготовить к войне свою армию. С этой целью он стал затягивать переговоры и провоцировать Персию на войну с Россией. Однако Махмуд просчитался: разогнав янычар, он не смог быстро создать боеспособную армию. В Персии же русские одержали убедительные победы.

Русско-турецкие переговоры начались в Аккермане 1 августа 1826 г. Понимая тяжелое положение Турции, Россия выдвигала более жесткие требования. В конце концов 7октября 1826 г. турки были вынуждены подписать Аккерманскую конвенцию. Позднее Франция, после бесед в Лондоне и Петербурге, добилась своего участия в антитурецкой коалиции. Не

79

смотря на скоропостижную смерть в августе 1827 г. Каннинга, три державы начали войну с Турцией и 20 октября 1827 г. турецко-египетский флот был уничтожен объединенной эскадрой в бухте Наварино.

За реализацией этих планов Николая I, связанных с борьбой за Черноморские проливы, постоянно наблюдали в Вене. Меттерних делал все, чтобы Россия не смогла нанести удар туркам, продвинуться на Балканах, окончательно освободить Грецию. Смерть Каннинга, убежденного сторонника освобождения греков, родила надежду как у турецкого султана, так и у Меттерниха, но первым министром Англии стал герцог Веллингтон, который был сторонником войны с Турцией.

Начавшаяся 7 мая 1828 г. русско-турецкая война на первых порах развивалась неудачно для русской армии, которая долгое время не могла сломить сопротивление турецких войск. Смена в руководстве Англии и неудачи русских войск на Балканах повлияли на активность Меттерниха, пытавшегося заручиться поддержкой Англии, Франции и Пруссии, заключить с ними соглашение против России и добиться прекращения войны. Но в столицах трех стран не хотели вмешиваться в ход военных действий, так как желали разгрома Турции, прекращения зверств над греками и освобождения их страны.

Русская дипломатия, осведомленная об этих намерениях Меттерниха, предприняла контрдействия и сообщила главам европейских государств о коварных действиях австрийского канцлера и его тайных связях с оппозиционными силами. Особенно подействовала на французского короля Карла X информация о связях Меттерниха с сыном Наполеона I, герцогом Рейхштадтским, которого австрийский канцлер собирался сделать французским королем. Эти и другие сведения, распространяемые русскими дипломатами, повлияли на положение Меттерниха. В архивах сохранились письма Меттерниха монархам Франции, Англии и Пруссии, в которых он оправдывался и пытался уверить их в том, что он ничего не затевал против России.

Летом 1829 г. русские войска под командованием генерала И. И. Дибича, нанеся поражение турецким войскам, заняли Адрианополь и подошли к Константинополю. Махмуд II запросил перемирия и заключения мирного договора. Договор был подписан 14 сентября 1829 г. в Адрианополе. Еще до подписания договора русская дипломатия провела большую работу, согласовывая свои требования к Турции с Англией. По этому договору к России отходили устье Дуная и острова. Россия получила право прохода своих торговых судов через проливы Дарданеллы и Босфор. Дунайские княжества, Молдавия и Валахия получали автономию. Вновь подтверждалось право свободной торговли на территории Османской империи.

Кавказское побережье Черного моря от устья Кубани до северной границы Аджарии переходило к России. Турция признавала присоеди

80

нение к России Грузии, Имеретии, Мингрелии, Гурии, Эриванского и Нахичеванского ханств.

Таким образом, победа России в войне с Турцией в 1828-1829 гг. значительно расширила русские территории на Дунае и на Кавказе, освободила Грецию и укрепила влияние России на юге Европы.

Еще в 1826-1828 гг. осложнились русско-иранские отношения. Россия была заинтересована в сохранении спокойствия на границе Ирана, что являлось гарантией мира на Кавказе. Особое значение это приобретало в условиях осложнения отношений с Турцией.

В Иране усиливалась тенденция к развязыванию реваншистской войны с Россией с целью вернуть Грузию и Северный Азербайджан. Немаловажную роль в развитии антирусских настроений сыграла находившаяся там обширная английская колония, в которой наряду с дипломатическими представителями были военные инструкторы. Они готовили иранские войска и помогали укреплять их крепости. Стремясь не допустить военных действий и решить положительно все назревшие вопросы даже ценой некоторых территориальных уступок, Петербург направил в Тегеран чрезвычайного посла князя А. С. Меншикова. Но это не помогло.

Летом 1826 г. более чем 60-тысячная иранская армия вторглась в пределы России. Численность русских войск не превышала 10 тыс. Тем не менее благодаря героизму и упорству русских иранские войска были остановлены. Получив подкрепление, русская армия перешла в наступление и к осени 1827 г. вступила на территорию Южного Азербайджана. В условиях, когда русское наступление активно развивалось, английская дипломатия, изменив курс, стала принимать меры к окончанию войны и заключению мира.

10 февраля 1828 г. был подписан Туркманчайский мирный договор между Россией и Ираном, который подвел итоги войны между двумя странами. Договор состоял из 16 статей. В нем провозглашался мир между Россией и Персией. К России отошли Эриванское и Нахичеванское ханства, граница между двумя странами стала проходить по реке Араке. Россия получила свободу плавания торговых судов по Каспийскому морю и монопольное право иметь военный флот. Иран должен был выплатить ей контрибуцию в размере 20 млн рублей (серебром). Обе стороны обменялись миссиями в ранге посланников.

В составлении условий договора принимал участие А. С. Грибоедов, который в мае 1828 г. был вновь направлен в Иран в звании министра-резидента. 11 февраля 1829 г. во время погрома российской миссии фанатически настроенными иранцами А. С. Грибоедов трагически погиб.

Что касается Греции, то договор признавал за ней автономию, а с 1830 г. она стала независимым государством.

Революции 1830-х годов. 1830 г. ознаменовался революционными восстаниями в Европе, которые продолжались до 1848 г. И опять все

81

6-2237

началось во Франции, где 25 июля 1830 г. Карл X подписал ордонансы, которые отменяли французскую конституцию. В результате в стране начались массовые выступления, и через три дня боев в Париже победила революция. Король бежал. На престол вступил герцог Орлеанский, который принял имя Луи Филиппа I.

Николай I очень быстро среагировал на парижские события. Сначала он дат указание сообщить поверенному в делах Франции Бургоэну о разрыве дипломатических отношений и передать ему его паспорта. Однако после личной встречи с ним он изменил свое первоначальное решение, но заявил, что он не может признать Луи Филиппа французским королем. Россия предприняла попытки, чтобы организовать совместную русско-австро-прусскую интервенцию против Франции. Но ни Вена, ни Берлин не приняли русские предложения. Более того, послом в Англии стал Талейран, которому удалось значительно улучшить англо-французские отношения. Этот просчет и ненужное упорство Николая I в дальнейшем дорого обошлись России. Отношения с Францией были основательно и надолго испорчены. От России стала отходить и Англия. Что касается Австрии, то она всегда была настроена антирусски. Пруссия же в условиях, когда Россия попадала в изоляцию, избегала всяких контактов со своим бывшим партнером.

Если летом 1830 г. революционные события развернулись в Париже, то в конце того же года они вспыхнули во владениях русского императора в Польше. Польское восстание можно разделить на два этапа. Первый начался с ноября 1830 г., когда варшавский сейм принял постановление о низложении императора Николая I с престола Царства Польского, и длился до января 1831 г.; второй этап продолжался до сентября 1831 г. и закончился взятием русскими войсками Варшавы. На протяжении всего Польского восстания ни одна европейская страна не вмешивалась в происходящие события. Русскому императору при молчаливом согласии монархов европейских государств удалось сравнительно быстро справиться с восставшими поляками и сохранить старый порядок и состав своей империи.

Революционные движения XIX в. на этом, однако, не кончились. Они продолжали развиваться и оказывать все возраставшее воздействие на ход исторического развития и на международное положение как в отдельных регионах, так и в мире в целом. Хотя это может показаться парадоксальным, но Священный союз, созданный консервативными силами для борьбы с революционными и национально-освободительными движениями, сам стал их жертвой. Именно революционные движения и национально-освободительная борьба, вспыхивавшая в течение 15 лет то в одном, то в другом регионе мира, привели к его распаду. На рубеже 30-х годов XIX столетия этот оплот самодержавного правления европейских государств практически прекратил свое существование.

82

<< | >>
Источник: А. С. Протопопов. История международных отношений и внешней политики России (1648-2005): Учебник для студентов вузов, - 2-е изд., ИСПр. и дон. - М.: Аспект Пресс. - 399 с.. 2006

Еще по теме От Священного союза до революции 1830-х годов:

  1. От Священного союза до революции 1830-х годов
  2. От революционных событий 1830-х годов до революции 1848 г.
  3. ПРИЛОЖЕНИЕ Б. ДЖ.В.СМИТ. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ ТЕРАКТОВ 11 СЕНТЯБРЯ 2001 ГОДА.
  4. СОВРЕМЕННЫЕ ДЕНЕЖНЫЕ СИСТЕМЫ
  5. Майер Амшель Ротшильд и сыновья
Яндекс.Метрика