<<
>>

Специфика политики формирования разноскоростной и разноформатной модели евразийской интеграции

В реалиях постсоветского пространства поиск взаимоприемлемой модели взаимодействия являлся крайне непростой задачей, поскольку страны евразийского региона, во-первых, ориентированы на различные направления развития, а, во-вторых, обладают различным интеграционным потенциалом, выражающимся в уровне экономического развития и готовности к активным действиям в сфере межгосударственного взаимодействия.

Следует обратить внимание на тот факт, что для европейской интеграции данная проблема также была актуальна, поскольку каждый участник обладал собственными взглядами на цели и формы осуществления интеграционного взаимодействия.

В Европейском союзе сформировались две различающиеся по своему принципу формы развития интеграции. Первая форма, расширение, предполагала собой вовлечение в процесс европейской интеграции новых участников. Вторая форма, углубление, предполагала усиленное развитие связей между уже существующими участниками интеграции. Рассмотрим более подробно каждую из них.

Как было отмечено выше, при расширении европейской интеграции особое внимание уделялось увеличению числа участников. Подобная форма означала усложнение структуры Европейского союза и замедление самого интеграционного процесса, поскольку каждый новый участник - это новый взгляд на интеграцию, преследующий свои цели и свои выгоды. Замедление интеграции было обусловлено также необходимостью адаптации нового участника в соответствии с уже сложившимися стандартами и правилами ЕС. С другой стороны, новые участники - это новые игроки на едином внутреннем рынке Европейского союза, представляющие интерес, во-первых, для развития экономики самого ЕС, а, во-вторых, для экспорто-ориентированных стран в качестве потенциальных покупателей.[226]

Углубление интеграции, напротив, предполагает акцентированное развитие уже существующих связей путем более подробной взаимной интеграции.

Этот процесс предполагает унификацию законодательства и наделение наднациональных органов большим количеством полномочий за счет пропорционального сокращения суверенитета участников.

Процесс развития европейской интеграции выявил комплекс трудностей, с которыми сталкиваются различающиеся по уровню развития государства в попытке двигаться к общей цели в едином темпе. В ситуации, когда участник интеграции, в силу внутренних причин и сложившихся обстоятельств, не может принимать участие в интеграционном процессе, в Европейском союзе был введен в действие механизм так называемой «гибкой интеграции», предусматривающий различную степень вовлеченности каждого из участников. Данный механизм обзавелся целым понятийным аппаратом, включающим в себя различные формы взаимодействия, в той или иной степени отражающим сущность «гибкой интеграции»: авангард (avant-garde), твердое ядро (core Europe), участие по выбору (a la carte), разноскоростная интеграция (multi-speed) и т.д.

Концепция «гибкой интеграции» была изначально предусмотрена основополагающими договорами Европейского союза. Она позволила государствам ЕС развивать те сферы, которые были для них на тот момент наиболее актуальными. Можно предположить, что такой формат взаимодействия был своего рода «экспериментом», где страны объединялись в группы и действовали в соответствии с целями Европейского союза, но с добавлением ряда особенностей, закрепленных в договоре.

В качестве примера такого «эксперимента» и реализации концепции гибкой интеграции можно назвать Шенгенское соглашение, основу которого изначально составили пять государств, на настоящий момент включающее 26 государств.

Отметим, что заимствование подобного механизма интеграции у Запада явилось жизненно необходимой мерой для обеспечения последующего развития [227] [228] евразийской интеграции. Использование в евразийском регионе модели разноуровневой разноскоростной интеграции[229] [230] стало способом преодолеть интеграционный кризис.

Использование данной модели предусматривает наличие общих интересов у государств, которые приводят к повышению интенсивности взаимодействия в определенных сферах. Разнообразие форм интеграционного взаимодействия позволяет государствам-участникам налаживать более тесное сотрудничество без ущерба для интересов остальных участников СНГ.

В Меморандуме Совета глав государств-участников СНГ «Основные направления интеграционного развития Содружества Независимых Государств» была закреплена возможность использования модели разноскоростной

230

разноформатной интеграции в Содружестве Независимых Государств.

Таким образом, государства не облагаются какими-либо обязательствами, что дает возможность каждому самостоятельно выбирать направления сотрудничества в соответствии с возможностями. Интеграционные процессы, формирующиеся по многоуровневому принципу, отражают сложившиеся реалии в постсоветских государствах. При принятии модели предполагалось, что ведущая группа стран будет осуществлять экономическую, а затем и политическую интеграцию ускоренными темпами, создав тем самым «очаг», основу интеграции, а затем, по мере упрочения политико-экономических связей, к интеграционному ядру будут присоединяться остальные государства в соответствии со своими возможностями.

По мнению автора, использование данной модели стало важным шагом на пути к выходу из кризисной ситуации и, в силу комплекса причин, концепция многоуровневой интеграции была лучшим вариантом из всех возможных в то время. Нивелировав ряд недочетов, страны-участники интеграции могли бы начать развиваться более прогрессивно и результативно.

Следует еще раз отметить, что проблема низкой эффективности работы СНГ обусловлена не только недостатками в структуре и механизмах функционирования Содружества, но и целым комплексом факторов, препятствующих и замедляющих интеграционный процесс. В этом моменте заключается основное проявление разноуровневой разноформатной модели интеграции, принципиально отличающейся от формата интеграции,

231

сложившегося в Европейском Союзе.

232

Нами было выделено 3 уровня взаимодействия участников.

Первый уровень - основной, где приоритет уделяется двусторонним связям между государствами на основании общности интересов. Опыт двух десятилетий показал, что двусторонние договоренности оказались жизнеспособными на территории евразийского региона, поскольку новым независимым государствам легче устанавливать непосредственные договоренности друг с другом, нежели возлагать полномочия по решению своих проблем на громоздкий механизм Содружества Независимых Государств. При этом, укрепление двустороннего сотрудничества является зачастую основным направлением интеграции на постсоветском пространстве, поскольку, как уже было и будет отмечено, интересы государств, находящихся на постсоветском пространстве, далеко не всегда совпадают.

В качестве примера двустороннего взаимодействия назовем Союзное государство России и Белоруссии, формирование которого началось с создания Сообщества Белоруссии и России в 1996 году. В форме сообщества данный проект просуществовал год, 2 апреля 1997 года был осуществлен переход к Союзу Белоруссии и России. Следует отметить, что это послужило поводом к назначению 2 апреля днем единения народов Беларуси и России . Развитие отношений двух государств и углубление взаимодействия продолжилось подписанием ряда важных документов. Так, в 1998 году состоялось подписание [231] [232] [233]

Декларации о дальнейшем единении Беларуси и России , Договора о равных правах граждан и Соглашения о создании равных условий субъектам хозяйствования[234] [235] [236] [237] [238], а в 1999 году стороны подписали Договор о создании Союзного государства .

В соответствии с Договором, после его ратификации парламентами двух стран были сформированы руководящие органы Союзного государства - Высший Государственный Совет, Совет Министров, Постоянный Комитет Союзного государства, а также Парламентское собрание Союза Белоруссии и России. Однако, стремительно начавшееся развитие отношений России и Белоруссии значительно замедлилось по ряду причин, и, несмотря на высокую степень интеграции и заключение более 150 межправительственных соглашений и договоров о сотрудничестве, на сегодняшний день до сих пор не подписан Конституционный акт, предусмотренный Договором. Трудности во взаимоотношениях двух стран обусловлены рядом причин.

Во-первых, согласно А.Геращенко, существует значительное различие в отношении формы собственности: в Белоруссии преобладает государственная собственность, таким образом, государство является главным регулятором экономики. Отличие России заключается в значительной доле частной собственности, а значит, и в более явном влиянии на экономику собственников.

Во-вторых, свою роль играет фактор различия масштабов двух государств, описанный нами ранее в данной работе.

В-третьих, подписание Конституционного акта возможно только после выполнения всех необходимых условий, среди которых также обозначено формирование единого экономического и социального пространства. На сегодняшний день данный вопрос является открытым, а его решение находится в ведении руководства России и Белоруссии.

Во времена Советского Союза Белоруссия обладала мощным машиностроительным потенциалом, который удалось сохранить и по сей день. Сегодня на территории Белоруссии находится ряд крупных машиностроительных предприятий, хорошо зарекомендовавших себя и известных на весь мир: Белорусский автомобильный завод («БелАЗ»), производящий карьерную технику. Предприятие является одним из крупнейших в мире в сфере своей деятельности, среди выпускаемых продуктов - погрузчики, бульдозеры, аэродромные тягачи. Завод производит самый большой и грузоподъемный в мире самосвал «БелАЗ- 75710»;[239] [240] [241] Минский автомобильный завод («МАЗ»), выпускающий грузовые автомобили, автобусы и троллейбусы. Продукция завода соответствует высоким

241

международным стандартам и востребована среди зарубежных заказчиков; Минский моторный завод, ориентированный на производство дизельных двигателей для грузовой и сельскохозяйственной техники;[242] [243] Минский тракторный завод («МТЗ»), одно из крупнейших в мире предприятий по

~ ~ 243

производству сельскохозяйственной техники.

Следует отметить, что, в силу зависимости от импорта энергоресурсов, правительство страны получило большой опыт в сфере энергосбережения. Также одной из особенностей Белоруссии является высокое качество строительства дорожного полотна, превосходящего по своему качеству дорожное покрытие как в России, так и в соседних странах Европейского союза - Польши, Латвии и Литвы.[244] Учитывая изложенное выше, можно сделать вывод о высокой степени

выгоды Белоруссии как партнера России, а также о большой степени важности этой страны как участника евразийской интеграции.

Как отмечает А.О.Четвериков, в условиях глобализации государства проявляют все большую заинтересованность в вопросах обеспечения собственной безопасности, в этой связи, перспективной сферой взаимодействия в двустороннем формате следует назвать вопросы обеспечения национальной безопасности. Двустороннее сотрудничество позволяет достичь взаимопонимания и более эффективного общения между главами государств, иными словами, двум участникам договориться значительно проще, нежели нескольким, особенно

245

учитывая специфику вопроса обеспечения безопасности.

В области военного взаимодействия и национальной безопасности Союзное государство Белоруссии и России достигло наиболее значительных успехов среди других интеграционных объединений на территории евразийского региона. В 1998 году была одобрена Концепция совместной оборонной политики России и Беларуси[245] [246] [247], а в 2008 году между двумя государствами было подписано соглашение, направленное на создание единой системы противовоздушной обороны . Следующим шагом стало принятие ряда нормативно-правовых актов, направленных на регулирование функционирования единой региональной группировки сил Белоруссии и России.

Еще одним примером обоюдовыгодного двустороннего взаимодействия является сотрудничество России и Казахстана. Отметим, что изначально проект создания Евразийского Союза, предложенный Н.Назарбаевым, предусматривал двусторонний формат - Казахстан и Россия. Как экономический партнёр, Казахстан обладает большим природно-ресурсным потенциалом, высоким уровнем развития горнодобывающей промышленности.

Говоря о двустороннем взаимодействии в рамках евразийского региона, следует отметить точку зрения Л.Зевина. Он рассматривает такую модель интеграции, при которой Россия будет выступать центром, страной-лидером в интеграционном объединении, выстраивая двусторонние отношения с участниками евразийской интеграции, и, по сути, являясь посредником для политико-экономического взаимодействия между другими странами.[248]

Второй уровень - субрегиональные группировки. В рамках СНГ было создано несколько таких альянсов, что, в некоторой степени, может говорить об эффективности такого формата взаимодействия для новых независимых государств. Особенностью данного уровня является его многосторонний характер, что отличает его от формата взаимодействия, рассмотренного выше. Однако, несмотря на то, что сотрудничество происходит уже на многосторонней основе, интеграция все еще не охватывает всю территорию СНГ.

На данном уровне происходит развитие практического субрегионального многостороннего сотрудничества, при этом, во взаимодействии принимают участие государства, имеющие общие интересы и нацеленные на углубление интеграции в определенной сфере.

Рассматривая второй уровень, отдельно следует отметить сотрудничество в рамках субрегиональных группировок, ориентированных на взаимодействие вне вектора евразийской интеграции. Как уже было отмечено выше, ГУАМ создавалась как не связанная с СНГ структура.

Объединяющими факторами для стран-участниц ГУАМ являются прозападные взгляды и элементы расхождения с российской внешней политикой во внешнеполитических курсах. В данном контексте следует отметить, что существование подобной организации требует существенной поддержки со стороны самого Запада, поскольку на сегодняшний день не до конца преодолена взаимосвязь экономик, сохранившаяся со времен Советского Союза. В этой связи, обособленное от России существование в евразийском регионе, а, тем более, нацеленность на европейскую интеграцию, является направлением стратегии развития, требующим значительной поддержки извне.

Третий уровень предусматривает сохранение СНГ как общего пространства и развитие многостороннего сотрудничества в рамках единого геополитического образования. Однако многостороннее сотрудничество в рамках СНГ не позволяло достаточно эффективно выработать механизм взаимодействия между странами Содружества по ряду причин, которые были более подробно рассмотрены ранее в данной работе.

Исходя из изложенного выше, справедливым будет замечание, что модель разноскоростной разноформатной интеграции работает на двусторонней и субрегиональной основе, то есть на первых двух уровнях.[249]

В ходе проведенного анализа были выделены группы стран в соответствии со следующими классифицирующими факторами: Российская Федерация как системообразующий субъект интеграционного объединения; евразийский регион как территория интеграционных процессов; устойчивость вектора интеграции; членство во Всемирной торговой организации.

Итак, рассматривая интеграционные объединения в евразийском регионе через призму первого классифицирующего фактора следует выделить две группы государств.

Первая группа - страны, входящие в объединения с участием Российской Федерации. В эту группу следует отнести Республику Армению, Республику Беларусь, Республику Казахстан, Киргизскую Республику и Республику Таджикистан. Перечисленные страны являются активными участниками интеграционного взаимодействия.

Проанализировав участие данных государств в интеграционных объединениях можно сделать вывод о серьезности их интеграционных намерений, поскольку их объединяют общие интересы и реальные возможности для эффективного взаимного сотрудничества.

Страны первой группы входят в Организацию Договора о коллективной безопасности, что свидетельствует о взаимной заинтересованности

перечисленных стран в обеспечении как внешней безопасности (военное сотрудничество и защита внешних границ), так и внутренней стабильности (противодействие терроризму, нелегальной миграции, наркотрафику и т.п.).

Следует также отметить, что все государства первой группы, за исключением Армении, являлись членами Евразийского экономического сообщества. Армения принимала участие в работе ЕврАзЭС в качестве наблюдателя, что также свидетельствует о ее заинтересованности в данной международной организации. На сегодняшний день все перечисленные страны, кроме Таджикистана, являются членами Евразийского экономического союза.

В интеграционные объединения первой группы также возможно отнести Таможенный союз, поскольку помимо трех основных членов ТС - Белоруссии, Казахстана и России, оставшиеся страны первой группы имеют статус кандидатов. Важным аспектом является реальность намерений перечисленных стран, которая выражается в предпринимаемых ими действиях. Так, например, в 2013 году Армения и Киргизия подписали Меморандум об углублении взаимодействия с Евразийской экономической комиссией.

Вторая группа - страны-участники интеграционных объединений без участия Российской Федерации. В эту группу входят Азербайджан, Грузия, Молдавия и Украина. Следует принять во внимание факт участия этих стран в Организации за демократию и экономическое развитие, выход Азербайджана и Грузии из состава Организации Договора о коллективной безопасности (на тот момент Договора о коллективной безопасности) в 1999 году, а также подписание [250] [251]

Грузией, Молдовой и Украиной 27 июня 2014 года Соглашения об ассоциации и свободной торговле с Европейским союзом.[252] [253] [254]

Таким образом, мы отмечаем, что страны второй группы не только не участвуют в интеграционных объединениях, где присутствует Россия, но и вовсе не нацелены на евразийскую интеграцию, предпочитая ей процесс сближения с Западом (за некоторым исключением Азербайджана). Организация за демократию и экономическое развитие является примером того, как государства, территориально находящиеся в евразийском регионе, не являются участниками процесса евразийской интеграции.

Приняв в качестве второго классифицирующего фактора евразийский регион как площадку интеграционных процессов мы выделили три группы государств:

Первая группа - государства, ориентированные на интеграцию в рамках евразийского региона.

К таким государствам, помимо Белоруссии, Казахстана и России, относятся также Армения, Киргизия и Таджикистан. Например, Армения, чье положение осложнено неблагоприятными геополитическими факторами (наличие

253

неурегулированных споров с соседствующими государствами) , традиционно поддерживает хорошие отношения с Россией.

Вторая группа - страны, ищущие интеграцию за пределами евразийского региона.

Одним из этих государств является Грузия, ориентированная на западную интеграцию. США и НАТО рассматриваются руководством Грузии как основной противовес российскому политическому и экономическому влиянию в кавказском регионе — и как источник средств к существованию.

Что касается Украины, в 2010 году Европарламент проголосовал за резолюцию в отношении этой страны, которая может способствовать процессу ее взаимодействия с Европейским союзом. В тексте документа говорится: «Поскольку Украина является европейским государством, и в соответствии со статьей 49 Соглашения о Европейском Союзе, может запросить о членстве в ЕС, как все европейские страны, которые привержены принципам свободы, демократии, уважения прав человека и основ свобод, а также верховенства права».[255]

Отметим, что, как и в случае, рассмотренном выше, в эту группу также входит Молдавия.

Третья группа - страны, проводящие политику равноудаленности и компромиссов.

К этой группе относится Азербайджан, стремящийся поддержать хорошие отношения и с Россией, и с Западом. Несмотря на его участие в ГУАМ, руководство страны не отдает явного предпочтения евразийской или западной интеграции. Заинтересованность Европы в вовлечении этой страны в свои интеграционные проекты обусловлено желанием ЕС обезопасить себя от зависимости в ресурсах, в том числе, от российского газа. В данном случае Азербайджан, Грузия и Турция открывают Европе коридор к нефтегазоносному бассейну Персидского залива.

В соответствии с третьим классифицирующим признаком нами было выделено две группы:

Первая группа - государства, ориентированные на интеграцию, стремящиеся к эффективному взаимодействию и имеющие для этого соответствующие ресурсы.

Как мы отмечали выше в данной работе, к первой группе следует отнести страны, стремящиеся к развитию евразийских интеграционных проектов. Это страны, занимающие лидирующие позиции в евразийском регионе по уровню экономического развития, Россия, Казахстан и Белоруссия. В данную группу также следует отнести Армению, отстающую по показателям уровня экономического развития от своих партнеров по интеграции, однако, демонстрировавшую при этом высокую заинтересованность в присоединению к Евразийскому экономическому союзу.

В промежуточную группу следует выделить Киргизию и Таджикистан как государства, четко ориентированные на вступление в Евразийский экономический союз, но имеющие, при этом, достаточно скудные экономические ресурсы для того, чтобы стать полноценными экономическими партнерами ведущих стран региона. С другой стороны, геополитическое положение названных государств обуславливает политическую необходимость их принятия в состав Союза.

Вторая группа - государства, по тем или иным причинам не демонстрирующие в достаточной степени определенности в направлении интеграции.

Учитывая рассмотренные выше интеграционные приоритеты ряда стран, в данную группу нами были включены Азербайджан, Грузия, Молдова, Украина. Нельзя обойти вниманием и Узбекистан, продемонстрировавший за время своего независимого существования неопределенность в интеграционных приоритетах, в разное время являвшийся членом имеющих противоположное интеграционное направление организаций, ОДКБ (1992-1999, 2006-2012 годы) и ГУ(У)АМ (1999­2005 годы), а также Евразийского экономического сообщества (2006-2008 годы).

Четвертый классифицирующий признак позволяет разделить государства евразийского региона на две группы:

Первая группа - государства, являющиеся членами Всемирной торговой организации. На сегодняшний день это семь стран. Первым государством, ставшим членом Всемирной торговой организации, стала Киргизия в 1998 году. Затем в организацию вступили: Грузия (2000), Молдавия (2001), Армения (2003), Украина (2008), Россия (2012), Таджикистан (2013) и Казахстан (2015).

Вторая группа - государства, соответственно, не имеющие членства в ВТО. Это Азербайджан, Беларусь, Туркменистан и Узбекистан. Следует отметить, что глава Туркменистана в январе 2013 года выразил желание присоединиться к ВТО и в настоящий момент правительство Туркменистана проводит ряд необходимых процедур.[256] [257] [258]

Вступление в ВТО предполагает приведение в соответствии с нормами ВТО законодательной базы государства, регулирующей сферу международной торговли. По состоянию на 27 июля 2015 года Всемирная торговая организация включает в свой состав 162 участника. Используя признак членства государств евразийского региона в ВТО, можно рассмотреть возможные трудности в процессе экономической интеграции.

Важным для процесса евразийской интеграции является то, что ключевой партнер России и Казахстана, Белоруссия, на момент написания данной работы, не является членом ВТО. Данная особенность была предусмотрена законодательством Таможенного союза и получила правовое урегулирование в 2011 году, в преддверии получения членства в ВТО Россией. Стороны подписали Договор о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы , регламентирующий процедуру присоединения стран Таможенного союза к ВТО: после получения такой страной членства во Всемирной торговой организации, ставки Единого таможенного тарифа[259] [260], действующего в рамках ТС, не будут превышать ставки импортного тарифа, которые предусмотрены Перечнем (часть 2 Протокола о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении ВТО )260 уступок и обязательств по доступу на рынок товаров. При присоединении к ВТО других стран Евразийского союза, «.. .обязательства, принятые в качестве условия присоединения к ВТО...», становятся частью правовой системы Таможенного союза.[261]

После вступления России настал черед ее партнеров по Таможенному союзу. Между Белоруссией и Россией был подписан Меморандум, в соответствии с которым «.Российская Сторона окажет всестороннюю поддержку Белорусской Стороне с целью скорейшего вступления последней в ВТО.».[262] Казахстан, в соответствии с заявлением министра иностранных дел Казахстана Е.Идрисова, также окажет Белоруссии содействие во вступлении во Всемирную торговую организацию.[263]

Изучив институционально-территориальное измерение процессов евразийской интеграции, дав геополитические и геоэкономические характеристики государств евразийского региона, проанализировав влияние пространственно-территориальных факторов на евразийские региональные интеграционные процессы и рассмотрев специфику политики формирования разноскоростной и разноформатной модели евразийской интеграции, мы сделали следующие выводы.

Во-первых, современный этап евразийской интеграции характеризуются повышенным вниманием со стороны международного научного и политического сообщества. Процесс интеграции претерпевает изменения, интеграционные объединения эволюционируют, в них создаются наднациональные органы. Изучение подобных структур и механизмов их формирования дает ключ к пониманию стратегии управления и гармонизации усилий по координации интеграционных объединений.[264] Значительное влияние на евразийскую интеграцию оказывают политические факторы, такие, как политическое стремление лидеров стран-участниц интеграции, при этом, экономические факторы также имеют большое значение. Однако, как было обозначено выше в данной работе, ряд обстоятельств, включая геополитическую ассиметрию в евразийском регионе, порождают определенные опасения у участников интеграционных процессов утратить суверенитет, что является ингибитором процесса формирования наднациональных органов интеграционных объединений.

Во-вторых, пространство СНГ послужило своеобразной базой для формирования новых региональных интеграционных группировок, в состав которых вошли государства, заинтересованные во взаимовыгодном сотрудничестве. Существование различных формирований в рамках евразийского региона и вхождение одних и тех же государств в различные объединения, по мнению специалистов, делает понятие «внешней границы» союза почти условным.[265] Членство некоторых государств во Всемирной Торговой Организации также не является фактором, способствующим интеграционным процессам внутри Содружества, поскольку это может препятствовать формированию единой экономической политики. Очевидно, что перечисленные различия диктуют необходимость выработки особых подходов к организации стартовых условий для обеспечения инновационного развития в рамках евразийской интеграции. [266]

В-третьих, модель многовекторной интеграции оказалась востребована на постсоветском пространстве. С одной стороны, она дает возможность каждому участнику интеграционного процесса выбирать наиболее оптимальный темп, с другой стороны, может оказать позитивное воздействие на эффективность сотрудничества, так как взаимодействие между государствами-участниками происходит в меньшем формате, позволяющем, в том числе, действовать более оперативно. Отметим, что данная модель в основном работает на двусторонней и субрегиональной основе.

В-четвертых, среди политических элит стран евразийского региона существуют различия в подходах к пониманию интеграции, а также в интеграционных возможностях. Они обусловлены разной степенью экономического развития участников, различиями в геополитическом потенциале стран-участниц, внутриполитической ситуации, влиянием внешних факторов, исторически сложившимися политическими традициями.

В-пятых, следует отметить, что накопленный опыт в сфере военно­политического сотрудничества государств евразийского региона предполагает возможность применения имеющихся наработок при формировании структуры будущего Евразийского союза. Наличие развитых механизмов в рамках ОДКБ также позволяет провести аналогию с одной из «трех опор» Европейского союза, сотрудничеством в сфере внешней политики (общая внешняя политика и политика безопасности).

В-шестых, сравнительный анализ уровня жизни в странах евразийского региона показал, что не все государства на настоящий момент готовы к активизации интеграционного взаимодействия. Руководству стран-участниц Евразийского экономического союза также следует обратить особое внимание на эти показатели, поскольку излишнее расширение ЕАЭС способно нанести вред не только экономике стран-участниц, но и их безопасности. Как отмечалось, рост численности населения, при сохранении среднего уровня безработицы в небогатых странах юга евразийского региона, несет угрозу внутренней безопасности. В неблагоприятных социальных и экономических условиях граждане подвержены повышенному риску быть вовлеченными в незаконную деятельность организованных преступных группировок. Также существует риск распространения этнической преступности в соседние, более благополучные с точки зрения уровня жизни государства.

<< | >>
Источник: ФРОЛОВ Владимир Евгеньевич. ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ЕВРАЗИЙСКОМ РЕГИОНЕ. 2015

Еще по теме Специфика политики формирования разноскоростной и разноформатной модели евразийской интеграции:

  1. ВВЕДЕНИЕ
  2. Специфика политики формирования разноскоростной и разноформатной модели евразийской интеграции
  3. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
Яндекс.Метрика