<<
>>

С.В. ШАЛАГИНА, С. Д. ГАЛИУЛЛИНА, Д.Н. ГАББАСОВ (Уфимский государственный нефтяной технический университет, г. Уфа, РБ) специфика национального состава городского населения Башкирии в 30-е гг. хх столетия

В статье рассматривается специфика национального состава городско­го населения Башкирской советской автономной республики в 30-е гг. про­шлого столетия в ее территориально-региональном срезе.

Основная цель авторов — исследование исторических закономерностей территориального размещения населения.

Предлагаемый в настоящей работе анализ историко-демографического материала построен на принципах проблемности, хронологического метода, метода исторического моделирования и классификации. Для восстановления данных о реальной численности населения была применена математическая обработка использованных источников и историко-статистические расчеты.

Период советской отечественной истории отмечен плановым, такти­чески просчитанным ростом городов. Урбанизация напрямую коснулась и Башкирии. Основой отраслевого развития Башкирского края в тридцатые годы прошлого века являлась разработка и освоение нефтяных и газовых ме­сторождений, строительство нефтеперерабатывающих комплексов, пунктов транспортировки ресурсов. Возрастающая занятость людей в нефтяной от­расли, черной металлургии, химической и золотодобывающей промышлен­ности способствовала росту числа городских жителей республики. К началу 40-х гг. прошлого века в Башкирии создаются условия изменения народона- селенческих процессов: половозрастной, национальной структуры, специ­фики воспроизводственных процессов, вносятся коррективы в стратегию градостроительной политики. Приведенные факторы определили неравно­мерное (в территориально-географическом аспекте) развитие городской си­стемы автономии, а также, относительно прежних лет, резкий рост городских поселений, их жителей. Свою специфику в численности и национальном со­ставе населения имели города, сгруппированные по административному и территориально-региональному статусу.

Административно-географический подход в функционировании город­ской системы Башкортостана имел свои характеристики и в процентном со­отношении национальных групп с общей численностью горожан республики, а также специфику и внутринационального распределения от общего состава городских жителей того же этноса.

Выделенные учеными исторически сложив­шиеся социально-экономические подрайоны, соответствующие по их функ­циональной географической роли системе хозяйственного комплекса, реально отражают локально групповые формы республиканского расселения [3, с. 29]. В частности, центральный подрайон предуральского региона автономии (с ма­шиностроительным, нефтеперерабатывающим комплексом, а также железно­дорожным грузоперевозочным пунктом) насчитывал 277915 человек, прожива­ющих в городских условиях. На 1000 жителей данного подрайона приходилось 422 горожанина. Национальный состав городского населения распределился следующим образом: башкиры — 5,9% от общего состава горожан, татары — 15,5%, русские — 70,2%, представители прочих национальных групп — 8,4%.

Среднеприбельский подрайон с мощно развитым индустриальным комплексом насчитывал 71621 горожанина, которые составили 24,1% все­го населения данной территории. Национальный состав рассматриваемой территории имел свои специфические особенности и характеристики. Про­центная доля национальных групп в общей численности городского населе­ния Среднеприбельского подрайона Башкирии имела следующие показате­ли: русские — 72,5%, башкиры — 4,7%, татары — 14,5%, иные национальные группы — 8,3%. Южная часть Предуральского региона Башкирской АССР была представлена в 1939 г. одним городским поселением — рабочим посел­ком Мелеуз с общей численностью населения 9071 чел., что составило 12,8% от всего населения подрайона и 1,7% от всего городского населения респу­блики. Национальный состав Мелеуза сохранял характерную для Башки­рии систему неравномерного распределения национальных групп. Процент живущих в поселке представителей башкирского этноса составил 1,2% от общей численности городского населения. Татар насчитывалось 13,0%, рус­ских — 66,8%, представителей других национальных групп — 19,0%.

В состав Западного территориального направления республики в 1939 г. входили рабочие поселки Туймазы и Нижне-Троицк, в которых проживало 12996 человек, или 6% от всего населения подрайона.

Процентное распре­деление населения по национальному составу анализируемых городских на­селенных пунктов сохраняло неравномерную систему позиций доминирую­щих национальных групп, но, при этом, имело и специфические, отличные от других подрайонных структур республики характеристики.

Юго-западный подрайон включал в себя шесть городских поселений. Численность городского населения — 46637 чел., что составило 14,05% от всего населения данной территории. Позиция юго-западных горожан ре­спублики в доле городского населения автономии составила 8,6%. В целом городские жители рассматриваемой территории в национальном срезе име­ли соотношение: русские — 64,0%, башкиры — 7,6%, татары — 13,7%, прочие национальные группы — 14,7%. Распределение населения по национальному составу по отдельно взятым городским поселениям имело характерные кон­трасты, полученные при использовании дисперсионно-корреляционного подхода в анализе выведенных результатов. Северный подрайон Предураль­ского региона БАССР имел общую численность населения — 289744 чел., из них только 18825 чел. являлись жителями г. Бирска, то есть 6,5% от общего числа людей, проживающих здесь.

Северо-западный подрайон автономии, с развивающейся деревообра­батывающей промышленностью в рабочем поселке Янаул, имел числен­ность населения 370040 чел., количественный состав городских жителей — 11861 чел., сконцентрированных в единственном поселении городского типа. Горожане составили 3,2% от всех жителей северо-западной территории и 2,2% от общего числа горожан республики. Национальный состав жителей рабочего поселка Янаул имел во многом схожие для северных территорий республики характеристики. Так, башкирское население составило 21,8% от всех жителей Янаула, татары — 12,7%, русские — 58,6%, представители иных национальных групп — 6,9% [4]. Основными причинами малой урбанизиро- ванности северной и северо-западной территории БАССР при наличии ко­лоссального людского потенциала, как нам видится, следующие: во-первых, и прежде всего, незначительно развитая промышленная структура края, что явилось следствием сложности рельефа, неразвитости транспортного сооб­щения; во-вторых, традиции, которые имели сильнейшее влияние на меха­ническое поведение, движение населения.

Уральский регион БАССР, разделенный на горно-восточный и горный юго-восточный, включал в себя людские ресурсы, равные 280060 чел. [2], из которых городское население — 91317 чел., или 33,4% от общего состава на­селения всего региона. Это объясняется низкой плотностью населения отно­сительно других подрайонов республики и концентрацией на данной земле промышленного комплекса, базирующегося на горнорудном промысле. На­циональный состав жителей городов: башкиры — 12,3%, татары — 7%, рус­ские — 76,1%, представители других национальных групп — 4,6%. В разрезе четко выделенных подрайонов Уральского региона республики аналогичные показатели принимают контрастные формы. Если в горном юго-восточном подрайоне процент городского башкирского населения в 1939 г. составлял 27,5%, то в горно-восточном подрайоне — 5,8%, татарские жители в той же пропорции — 9,3% : 6,0%, русские — 55,0% : 85,0%, прочие национальные группы — 8,2% : 3,2% [1].

По документации Госплана БАССР предприятия городских зон юго­восточного подрайона — города Баймака, рабочих поселков Тубинск, Сибай и Бурибай — специализировались на промышленной переработке добывае­мых на этой территории марганца и меди, в результате чего градообразующей основой являлись медеплавильные заводы, имевшие союзное подчинение. Доля городского населения подрайона в 1939 г. составляла 24,0% от общей численности людей горной юго-восточной части автономии и 5,02% от всей численности горожан республики. Доля башкир-горожан из числа башкир, проживающих на данной территории, была равна 18,6%, тогда как аналогич­ный показатель татарского городского населения выразился в 40,2%, рус­ских — 26,9%, прочих национальных групп — 36,0%. Горно-восточная часть Уральского региона Башкирии была представлена такими городскими посе­лениями, как г. Белорецк, имеющий центральный, республиканский статус подчинения, рабочими поселками Зигаза, Тирлян, Тукан, Бакр-Узяк и Мин- дяк. Процент горожан от общей численности жителей данного подрайона был равен в 1939 г. 40,2%. В результате масштабного промышленного произ­водства, основанного на строительстве и работе металлургических заводов, в Белорецке была сосредоточена наибольшая часть городского населения горно-восточного подрегиона республики. Только в промышленности горо­да было занято 54,0% от всех занятых в этой сфере на территории подрайо­на и 10,0% — от республиканской численности работников промышленного комплекса. Именно на этой территории решением обкома ВКП (б) в 1940 г. был открыт Белорецкий металлургический комбинат, объединивший все профильные заводы и рудники. Ввод в действие комбината был продиктован постановлением ЦК ВКП (б) и СНК СССР от 2 июня 1940 г. «О мероприя­тиях, обеспечивающих выполнение установленного плана выплавки чугуна, стали и производства проката» [4], в котором были поставлены конкретные задачи в этой области.

Приведенный материал по регионально-географическому расселению народонаселения в городских населенных пунктах Башкирской автономии наглядно продемонстрировал следующее:

1. Градостроительство в республике осуществлялось в ХХ веке в режи­ме реализации значимых для действующего политического режима произ­водственных задач, что нашло отражение в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов Коммунистической партии и в постановлениях советского правительства.

2. Увеличение численности городского населения происходило за счет привлечения дополнительных трудовых ресурсов из сельской местности и других регионов СССР, то есть в росте горожан доминировал внешний ис­точник, а не естественное движение.

3. Многонациональный состав жителей городов БАССР и неравномер­ность представленных национальных групп в численности всего городского населения и в численности горожан по региональным городским населен­ным пунктам несет в себе отпечаток истории края.

4. Диспропорциональность прослеживается и во внутринациональном сосредоточении населения в городах республики, которая возникает из-за количественного состава жителей того или иного городского поселения, его статуса, а также из-за неравномерного развития промышленной сферы в ре­гионально-территориальном аспекте, что было вызвано потребностью и не­обходимостью выполнения в сокращенные сроки плана индустриализации страны, который реализовывался, как правило, в старых промышленных центрах.

ЛИТЕРАТУРА

1. Расчеты сделаны по материалам: ЦГИА РБ. Ф. 804. Оп. 2. Д. 812. Лл. 23-26.

2. Расчеты сделаны по материалам: ЦГИА РБ. Ф. 933. Оп. 6. Д. 2593. Лл.

4-5.

3. Хисматов М.Ф. Территориальная организация производительных сил Башкирии и пути ее совершенствования. Уфа, 1987. С. 29.

4. ЦГАОО РБ. Ф. 122. Оп. 20. Д. 6. Л. 18.

5. Шалагина С.В., Казанцева Е.А. Влияние экономической политики советского государства на численный состав городского населения Башкор­тостана в 30-е гг. ХХ столетия (территориально-региональный анализ про­блемы) // Общество. 2014. № 2. С. 7-12.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. материалы Всероссийской научно-практической конференции «Исторический опыт межэтнического и межконфессионального взаимодействия народов России и Башкортостана как фактор и позитивный вектор дальнейшего развития межнациональных отношений в республике». 2017

Еще по теме С.В. ШАЛАГИНА, С. Д. ГАЛИУЛЛИНА, Д.Н. ГАББАСОВ (Уфимский государственный нефтяной технический университет, г. Уфа, РБ) специфика национального состава городского населения Башкирии в 30-е гг. хх столетия:

  1. ГЛАВА I. Очерк истории развития учения о диспозитивности в науке уголовно-процессуального права
  2. § 1. Истоки (основания) диспозитивности в уголовном процессе
  3. § 2. Понятие и содержание диспозитивности в уголовном судопроизводстве
  4. § 3. Соотношение диспозитивности с некоторыми принципами уголовного процесса
  5. § 1. Формы проявления диспозитивности в досудебном производстве
  6. § 2. Формы проявления диспозитивности при производстве в суде первой инстанции
  7. § 3. Формы проявления диспозитивности в иных стадиях уголовного процесса
  8. МОНОГРАФИИ И УЧЕБНЫЕ ИЗДАНИЯ
  9. СТАТЬИ И ТЕЗИСЫ
  10. Введение
  11. § 1. Понятие, система и классификация источников российского нрава
  12. § 2. Теоретические предпосылки определения традиционности и нетрадиционности источников права
  13. § 3. Система нетрадиционных источников права
  14. Правовые обычаи
  15. Нормативный договор
  16. Правоприменительная практика
Яндекс.Метрика