<<
>>

А.С. ЩЕРБАКОВ (Уфимский государственный нефтяной технический университет, г. Уфа) русское население южного урала и направления этнических процессов в регионе

Южный Урал, располагающийся на стыке Европы и Азии, в силу своего географического положения и ряда исторических причин всегда являлся по­лиэтничным регионом. Составной частью Южного Урала является террито­рия Башкортостана.

После присоединения Башкирии к Российскому госу­дарству (вторая половина XVI — 20-е годы XVII вв.) тенденции исторической полиэтничности в силу особых условий социально-политического развития только укрепились. В данном регионе проживают практически все народы Урало-Поволжья, а также этнические общности, исторически сложившиеся вне пределов Волго-Уральской историко-этнографической области (ИЭО). Всего в республике, по разным данным, проживает свыше 100 националь­ностей.

Русское население этого региона начало формироваться в середине второго тысячелетия нашей эры. Вопрос о проникновении русских в край до начала официального вхождения Башкирии в состав России (XVI в.), за­трагивавшийся некоторыми исследователями [6; 14, с. 100], пока не находит подтверждения в известных на сегодняшний день нарративных источниках, хотя это вполне допустимо. Русское население здесь складывалось не только путем миграций и естественного прироста, как обычно считается, а еще и благодаря вливаниям в него значительных групп нерусских, преимуществен­но православных этнических групп, которое происходило на протяжении всей истории взаимодействия русских с местным населением на этой терри­тории. Существующие на сегодняшний день исследовательские методики не всегда позволяют уловить эти идентификационные перемены. Изменения идентичности не отражаются в итоговых материалах переписей, они трудны для фиксации и требуют проведения выборочных этносоциологических и полевых этнографических исследований.

Русские — крупнейший по численности этнос Республики Башкорто­стан (1432906 чел. или 36,1%). Этнокультурное развитие русских Башкорто­стана на протяжении всей истории их проживания в крае, начиная с XVI в., в значительной степени проходило в контексте развития всей великорусской народности.

В течение ХХ в., вплоть до 1990-х гг., численность русского на­селения в Башкирии постоянно увеличивалась. Источники увеличения чис­ленности — естественный прирост и миграции из других регионов СССР и Российской Федерации. Всероссийская перепись 2002 г. зафиксировала снижение численности русского населения — как и большинства других на­родов Башкортостана, за исключением башкир.
Таблица 1. Динамика численности русского населения Башкортостана в 1897-2010гг. [2; 5; 8; 9; 10; 11; 12]
Годы

переписей

Численность всего населения Численность русского населения Удельный вес русского населения
1897 1 991 438 834 135 41,8
1926 2665836 1 064 707 39,9
1939 3 158 969 1 281 347 40,6
1959 3 336 289 1 418 147 42,4

1970 3 814 926 1 546 304 40,5
1979 3 844 280 1 547 893 40,3
1989 3 943 113 1 548 291 39,6
2002 4 104 336 1 490 715 36,3
2010 4 072 292 1 432 906 36,1

Рассматривая и анализируя вклад русского населения Башкортостана в обеспечение гражданского согласия в регионе, безусловно, нельзя обойти вниманием деятельность республиканских этнокультурных общественных организаций.

Весной 1998 года в торжественной обстановке состоялся Конгресс рус­ских Башкортостана и был образован «Собор русских Башкортостана» — официальная общественная организация русского населения региона, полу­чившая статус национально-культурного центра. В 2011 г. и 2016 г. состоялись второй и третий съезды (Конгрессы) организации.

Также в период 1994—2003 гг. в Башкортостане были созданы и развер­нули свою деятельность несколько историко-культурных центров: «Николь­ский храм» (Краснокамский район, с. Николо-Березовка), Аксаковский центр «Надеждино» (Белебеевский район, с. Надеждино), «Красный Яр» (Уфимский район, с. Красный Яр) и др.

Своеобразной основой, направляющей деятельность этих организаций, явилась Государственная программа «Народы Башкортостана», а основными своими целями они видели формирование и распространение идей духовно­го единства, патриотизма, любви к родному краю и его народам, ко всей Рос­сии через сохранение и изучение исторического наследия русского народа, дальнейшее развитие самобытной культуры русских граждан республики, взаимодействие и взаимообогащение культур народов Башкортостана, рас­пространение знаний и информации об истории, культуре и современном состоянии русских Башкирии, сохранение и развитие русского языка, содей­ствие возрождению национальных обычаев, традиций, обрядов, народных промыслов и ремёсел.

В целом можно сказать что перечисленные русские общественные ор­ганизации достигли определенных успехов в достижении заявленных целей. Однако проводимые мероприятия (Международный Аксаковский праздник, Дни славянской письменности и культуры, Межрегиональный праздник рус­ской песни и частушки в Белокатайском районе, республиканский праздник «Масленица» в с. Красный Яр, региональный фестиваль популярной музыки и танца «Крещенские морозы» в г. Бирске и т.п.) не всегда охватывают жизнь этноса в целом, особенно в плане модернизации культуры и общеграждан­ских взаимодействий. Во многом это происходит потому, что этническое са­мосознание, этничность в государственных программах понимается как не­кая неподвижная категория, без развития и динамики.

В период подготовки Второго съезда «Собора русских РБ» представители научного сообщества не­редко с сомнением высказывались об эффективности деятельности русских общественных организаций этнической ориентации. Одна из причин этого — расположенность многих историко-культурных центров в сельской мест­ности с компактным проживанием русского населения [15; 16; 17]. А боль­шинство русских республики живет в городах.

В ХХ в. среди русских Башкирии интенсивно проходила урбанизация. В 1926 г. было 183 тыс. русских горожан, к 1939 г. это число увеличилось более чем в два раза. Еще более возросли темпы прироста городского насе­ления в военное и послевоенное время: в 1959 г. в городах республики про­живало 818 тыс. русских, к 1989 г. к ним прибавилось еще 400 тыс. человек [3, с. 37—43]. Динамика урбанизации русского населения региона показа­на в таблице 2. При этом некоторые исследователи полагают, что уровень урбанизации русского населения был еще выше, чем принято считать [4, с. 106-132, 135].

Таблица 2. Изменение численности русского городского населения Башкортостана за 1959—2002 гг. (тыс. чел. и в %) [11]
Годы

переписей

Численность, тыс. чел. Удельный вес среди русского населения республики
1959 817,9 57,7
1970 1100,0 71,1
1979 1218,2 78,7
1989 1285,3 83,0
2002 1232,2 83,0

При этом в общей массе городского населения республики русские составляют 47% [11]. Они живут во всех городах и поселках республики и составляют более половины жителей Уфы, Белебея, Ишимбая, Мелеуза, Салавата, Стерлитамака, Давлеканово, а в городах Белорецке, Благовещен­ске, Бирске, Кумертау преобладают (от 64 до 72%) [11]. Русское городское население Башкирии оказывает ощутимое влияние на этнические и куль­турно-языковые процессы в городской среде. Значительный по числен­ности этнический массив русских в населении городов республики обра­зовался в силу исторических условий возникновения и развития городов Башкирии, которые основывались как русские поселения и в дальнейшем развивались как центры русской культуры [1; 4], а она под влиянием общих тенденций развития этнических процессов стала восприниматься как уни­версально-городская [7; 13; 16], и, следовательно, её восприятие представи­телями других народов вряд ли может рассматриваться как «ассимиляция» со стороны русского населения. Кроме того, русское население оказывает решающее влияние на формирование языковой среды: по данным на 2002 г. 96,4% населения Башкортостана владеют русским языком, у различных народов России, этнотерриториальные группы которых проживают в Баш­кортостане, этот показатель составляет от 96 до 100% [5; 11]. При этом уро­вень владения русским населением местными тюркскими языками остает­ся невысоким [5; 11].

Такое положение русского языка вкупе с отмеченным выше характером современной культуры во многом способствует особому восприятию русско­го населения, в ряде случаев принадлежность к нему может носить не этни­ческий, а социально-гражданский характер (поскольку русский язык — язык межнационального общения зачастую даже между различными нерусскими народами, в то же время культура лишена этноспецифических черт). Подоб­ное также является следствием исторических особенностей его этнокультур­ного развития в регионе и динамики идентичности.

При этом, как отмечают исследователи, русские, являясь открытой для межкультурного полилога группой, отличаются высокой степенью адапта­ции к иным культурам и за все время проживания в Башкортостане не сло­жились в особую локальную общность. Для них, в отличие от других народов региона, практически не была характерна мобилизация этничности 1990-х годов с явно выраженными политическими целями.

Т.о., обоснованным выглядит вывод о том, что русское население реги­она обладает большим потенциалом в обеспечении гражданского согласия в регионе. Думается, однако, что для реализации этого потенциала требуется не­которая корректировка деятельности общественных организаций этнической направленности. Общество, люди, человек должны выступать как активный субъект истории, а не как пассивный объект государственной заботы, а этнос не должен восприниматься как некая неподвижная субстанция без развития и динамики, отстраненная от межэтнических связей и взаимодействий.

ЛИТЕРАТУРА

1. Буканова Р.Г. Города и городское население Башкирии в XVI — XVII вв. - Уфа, 1993. С. 7, 81.

2. Всесоюзная перепись населения 1939 г. Основные итоги. М.: Наука, 1992. С. 65-66;

3. Ковязин С.А. Городское восточнославянское население Башкирии (численность и расселение) // Вопросы этнографии городского населения Башкортостана. Уфа, 1992.

4. Кучумов И.В. К проблемам идентичностей и межкультурного взаимо­действия. Уфа, 2010.

5. Краткие итоги Всероссийской переписи населения 2010 года по Ре­спублике Башкортостан: статистический бюллетень. Уфа: Башкортостан- стат, 2011.

6. Макаров Л.Д. Славяне в Прикамье: этапы заселения // Историческая демография русских Башкортостана: доклады научно-практической конфе­ренции 28—29 ноября 2002 г. — Уфа: БГПУ, 2002.

7. Межуев В.М. Государство и культура: теоретические предпосылки культурной политики // Управленческое консультирование. — 2008, № 1.

С. 63-79.

8. Население БАССР (по данным Всесоюзной переписи населения 1959 г.). Уфа, 1986.

9. Население Башкирии. По данным Всесоюзной переписи населения 1970 г. Статистический сборник. Уфа, 1971.

10. Национальный состав населения БАССР. Уфа, 1990;

11. Национальный состав населения Республики Башкортостан(по дан­ным Всероссийской переписи населения 2002 г.). Статистический сборник. Уфа, 2006.

12. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Т. ХЬУ Уфимская губерния. СПб.: Издание Центрального статистического комитета МВД, 1904.

13. Савельев В.В. Национально-культурная политика как российская реальность // Управленческое консультирование. — 2010, № 3. С. 157 — 169.

14. Усманов А.Н. Добровольное присоединение башкир к Русскому го—сударству. Уфа, 1982.

15. Щербаков А.С. Этнонациональное движение русского населения Башкортостана на рубеже ХХ — XXI веков: основные этапы развития // На­учные ведомости Белгородского университета. Серия «История. Политоло­гия. Экономика. Информатика». 2011. № 13 (108). Выпуск 19. С. 201 — 208.

16. Щербаков А.С. О некоторых тенденциях развития современной эт­нической культуры русского городского населения Башкортостана // Вест­ник ВЭГУ. 2011, № 6 (56). С. 104 — 108.

17. Щербаков А.С. Особенности идентичности русского населения Баш­кортостана и некоторые тенденции её трансформации // Научные ведомости Белгородского университета. Серия «История. Политология. Экономика. Информатика». 2011. № 19 (114). Выпуск 20. С. 251 — 257.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. материалы Всероссийской научно-практической конференции «Исторический опыт межэтнического и межконфессионального взаимодействия народов России и Башкортостана как фактор и позитивный вектор дальнейшего развития межнациональных отношений в республике». 2017

Еще по теме А.С. ЩЕРБАКОВ (Уфимский государственный нефтяной технический университет, г. Уфа) русское население южного урала и направления этнических процессов в регионе:

  1. Приложение A. Оценки экономической устойчивости вузов
  2. Приложение B. Оценки экономической устойчивости вузов в условиях нормативного финансирования
  3. Приложение C. Оценки экономической устойчивости вузов с учетом внебюджетных доходов
  4. ГЛАВА 17. ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ТРУДОВОГО ПОТЕНЦИАЛА, РЫНКА ТРУДА, ЗАНЯТОСТИ НАСЕЛЕНИЯ
  5. ГЛАВА 19. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА И ЗАЩИТА СОЦИАЛЬНО НЕЗАЩИЩЕННЫХ СЛОЕВ НАСЕЛЕНИЯ
  6. Глава XXIV Государственная научно-техническая политика
  7. Н.Д. ЗУБАРЕВ (Уфимский государственный нефтяной технический университет, г. Уфа, РБ) ОСОБЕННОСТИ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ И МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ в молодежной среде
  8. И.Ю. СОСНИНА (Уфимский государственный нефтяной технический университет, г. Уфа ) ЛАТЫШИ БАШКОРТОСТАНА
  9. С.В. ШАЛАГИНА, С. Д. ГАЛИУЛЛИНА, Д.Н. ГАББАСОВ (Уфимский государственный нефтяной технический университет, г. Уфа, РБ) специфика национального состава городского населения Башкирии в 30-е гг. хх столетия
  10. А.С. ЩЕРБАКОВ (Уфимский государственный нефтяной технический университет, г. Уфа) русское население южного урала и направления этнических процессов в регионе
Яндекс.Метрика