<<
>>

Россия и Германия

Россия и Германия — две страны, имеющие много общего в своем историческом развитии — в прошлом и настоящем. Со сходными проблемами сталкивались обе соседние страны. Были эпохи партнерства и сотрудничества, которые зачастую сменялись противостоянием и кровавыми войнами.

Так, в XVII в., во времена Петра I, Россия активно сотрудничала с Германией, а при его дочери Елизавете I, наоборот, Россия участвовала в Семилетней войне против Германии.

В XIX в. русско-прусское сотрудничество перемежевывалось враждебными отношениями. В конце века пути России и Германии постепенно разошлись. Страны стали членами двух враждующих группировок.

Неоднозначным в этом отношении был и XX в. 1 августа 1914 г. началась Первая мировая война. Германия потерпела поражение. В России произошла революция. Несмотря на то что немецкие войска оккупировали ряд русских территорий и России были навязаны тяжелые

350

условия Брестского мира, Германия потерпела полное поражение. Весной 1922 г. две страны подписали Рапалльский договор, который способствовал развитию нормальных отношений между двумя странами.

Приход фашистов к власти в Германии и переход к осуществлению актов агрессии вновь поставили обе страны по разные стороны баррикад. В целях сохранения мира наши государства пошла на заключение известного пакта «Молотов—Риббентроп». Однако не прошло и двух лет, как Германия, нарушив подписанный договор, напала на Советский Союз. В тяжелейшей кровопролитной войне Германия потерпела полное поражение. Советский Союз более сорока лет практически оказывал влияние на внешнюю и внутреннюю политику Восточной Германии. Таким образом, проблема взаимоотношений Германии и России является очень важной и требует особого внимания как со стороны мировой общественности, так и со стороны граждан двух великих государств.

Падение Берлинской стены и объединение Германии, распад СССР и появление новой постсоветской России — важнейшие явления в современной европейской истории.

Явления, несомненно, разнопорядковые и сопоставимые лишь со значением для будущего Европы и мира. Появление объединенной Германии не могло оставить равнодушным к тому, как это событие повлияет на национальную психологию немцев и будущую роль Германии в Европе. Это нашло отражение в многочисленных академических дискуссиях на тему «Германизация Европы» или «Европеизация Германии».

Прошедшие годы дали ответ на этот вопрос. Германия — демократическое и экономически процветающее государство, неотъемлемая часть объединяющейся Европы и один из моторов европейской интеграции. Тем не менее и сегодня остается открытым вопрос о соответствии экономической мощи Германии ее политической роли в Европе, о жизнеспособности традиционной модели отношений между Германией и ее ближайшими западными партнерами — через признание политического лидерства Франции в ЕС и американского — в НАТО. «Поправение» Австрии столкнуло Европу с опасностью национализма, самого губительного явления для будущей интеграции, причем не в посткоммунистических странах, а в самой благополучной части Европы. И наконец, в Германии, как и в других европейских странах, уходит с политической сцены старое поколение «осторожных политиков», навсегда отмеченное прошлой войной и сформировавшееся в период трудного послевоенного переустройства Европы.

Появление независимой России, вставшей на путь сложных и весьма противоречивых внутренних преобразований, неизбежно ставило перед Европой вопросы о необратимости начавшихся реформ, о предсказуемости России в международных делах, что и по сей день остается предметом обеспокоенности европейских политиков. При всей непохо

351

жести сегодняшней России и сегодняшней Германии есть нечто общее, что объединяет эти две страны, — масштаб и историческое прошлое. Может быть, именно в силу этих факторов политическое руководство Германии понимает российские проблемы и комплексы лучше, чем лидеры других европейских государств. Но одновременно эти факторы и сегодня являются серьезным препятствием для установления «особых отношений» между Германией и Россией.

В этом заключается один из парадоксов российско-германских отношений. С одной стороны, российско-германское политическое партнерство — необходимое условие европейской стабильности, с другой — это партнерство должно вписываться в контекст многостороннего сотрудничества в Европе. Найти правильный баланс между этими двумя императивами — одна из задач российской внешней политики в Европе. Чрезмерное сближение России и Германии будет неизбежно вызывать обеспокоенность в Европе и негативно сказываться как на развитии интеграции в ЕС, так и на интеграции России в европейские процессы.

Решение стоящих перед современной Россией основных внешнеполитических задач возможно только с использованием опыта и поддержки развитых стран. Одним из главных помощников России в деле разрешения этих назревших проблем мы считаем извечного европейского партнера нашего государства — Германию.

Обосновать такую позицию, по нашему мнению, можно следующим. Во-первых, история послевоенного развития Германии во многом сопоставима с постсоветским периодом развития России. Так же как перед современной Россией, так и перед разрушенной войной Германией стоял ряд важнейших экономических проблем. Наверное, даже те проблемы были более серьезными, чем те экономические, которые существуют сегодня в России. Кроме того, Германии нужно было реабилитировать себя в политическом плане перед бывшими противниками, а ныне союзниками по созданию европейского единства. Сегодня именно поверженная в 1945 г. Германия является экономическим, политическим и во многом духовным локомотивом развития Европейского союза.

Во-вторых, объединение Германии, произошедшее в самом конце XX в., потребовало от страны нового напряжения сил для благополучной и органической интеграции капиталистической ФРГ и социалистической ГДР. По этому поводу бывший президент ФРГ Роман Герцог в интервью журналу «Проблемы теории и практики управления» сказал в 1998 г.: «Перемены конца 80-х годов в равной степени оставили глубокий след жизни Германии и России.

Обе страны внезапно и неожиданно оказались перед рядом чрезвычайных вызовов. Обеим пришлось реализовать системные преобразования высшей степени сложности, осваивая при этом целину. Обе испытывали на себе давление, обусловленное необходимостью успеха этого тяжелого процесса в кратчайшее время и

352

в интересах внутриполитического развития и во избежание ущерба для всей Европы. Опыт экономического развития послевоенной Германии является для сегодняшней России, а уж тем более для России десятилетней давности весьма полезным».

Последние годы развития России можно с уверенностью назвать прошедшими под знаком активных взаимоотношений с Европой вообще и с Германией в частности. Можно сказать, и это признается и в Германии, и в Европе, что европейская внешняя политика неотделима от немецкой внешней политики, и наоборот: германская внешняя политика является европейской внешней политикой. Что касается восточной политики, то она всегда играла для Германии выдающуюся роль. Центром тяжести как европейской, так и немецкой восточной политики, как отмечал канцлер ФРГ Герхард Шредер, является Россия.

Естественно, что Россию и Германию не могут не интересовать узловые проблемы европейского и планетарного миропорядка. Возможности взаимодействия РФ и ФРГ на международной арене как в двустороннем, так и многостороннем порядке несомненны. Но они не обходятся без обмена мнениями и — при их близости или совпадении — принципиальных согласований тех или иных дипломатических подходов и практических мер.

Важно отметить, что в последнее время акцент в отношениях России с Западом переходит с США на Европу. Вызвано это, по нашему мнению, как причинами объективного характера, так и субъективного. Причем до сих пор остается не совсем ясным то, какая группа причин оказала решающее воздействие на некоторую смену координат.во внешней политике России.

С приходом Шредера к власти период стратегического партнерства времен Ельцина и Коля канул в Лету. После жесткой критики Берлином Москвы за войну в Чечне происходит реанимация активного диалога. «Германия — важнейший экономический партнер России в Европе. Мы относимся к Германии как к ядру европейской интеграции, — заявил Владимир Путин летом 2000 г. после первого раунда переговоров с Герхардом Шредером. — Тот старт, который был дан сегодня канцлером, дает основания полагать, что разговор пойдет интенсивный и принесет позитивный результат».

Исключительное значение имело и выступление российского президента в бундестаге на немецком языке.

В общем, субъективные факторы оказали большое влияние на активизацию российско-германского сотрудничества. По выражению Г. Шредера, «политическое доверие друг к другу идет на пользу взаимной безопасности». Не случайно для характеристики отношений России и Германии наиболее часто используется термин «партнерство». Он действительно отвечает содержанию и духу сотрудничества двух стран. При

353

23-2237

поддержке Бонна Россия принята в «семерку», установлены договорные отношения с ЕС, подписан Основополагающий акт Россия — НАТО.

На переломном этапе своего развития России было важно иметь возможность опереться на поддержку наиболее развитых государств мира. Отнюдь не случайно, что на место одного из таких приоритетных партнеров выдвинулась Германия. Начиная с 1970-х годов Москва и Бонн медленно, но верно шли навстречу друг другу, преодолевая враждебность и подозрительность, постепенно развязывая проблемные узлы, оставшиеся от Второй мировой и «холодной» войн. Вехами на этом пути были Московский договор от 12 августа 1970 г., четырехстороннее соглашение по Западному Берлину от 3 сентября 1971 г., большой массив экономических соглашений. В судьбоносный для немцев момент достижения германского единства Москва не отказала в готовности учесть их коренной национальный интерес — стремление ликвидировать раскол Германии и Берлина. Благодаря этому удалось в сжатые сроки, несмотря на быстрый демонтаж ГДР, выработать с участием двух германских государств и четырех держав-победительниц Договор об окончательном урегулировании в отношении Германии от 12 сентября 1990 г., в котором фиксировались внешние условия германского единства. Данное обстоятельство позднее во многом определило в целом благоприятное отношение правительства и населения Германии к России.

Не все, разумеется, можно измерить материальным аршином. Тем не менее нельзя не учитывать, что только правительственных кредитов ФРГ предоставила нам на сумму около 40 млрд марок. Германия, кроме того, в значительной мере оплатила издержки по выводу российских войск, по строительству жилья для военнослужащих, переобучению их на гражданские специальности. Немецкие благотворительные организации направили в Россию гуманитарной помощи на сотни миллионов марок. При таких масштабах размещенных средств немцы попросту не могут не быть заинтересованными в надежности страны-получателя и возвратности своих денег. А это естественным образом влечет за собой стремление с их стороны способствовать улучшению и стабилизации политической и экономической ситуации в России, сохранению надежных источников погашения долгов.

Наличие большой задолженности, разумеется, никак нельзя отнести к позитивным факторам для России. Кроме необходимости нести существенное экономическое и финансовое бремя, появляется опасность политической уязвимости в случае, если кредитор захочет обратить долговые обязательства в рычаг извлечения для себя политических выгод. Но если внутренних источников покрытия потребностей в стране недостаточно, волей-неволей приходится прибегать к внешним займам. В этом случае все же лучше, когда тебе дают в долг, чем когда отказывают. Другое дело, что заимствовать надо с умом, на действи

354

тельно необходимое и в уверенности, что сможешь вовремя погасить задолженность.

К сожалению, некоторые проблемы в этой сфере российско-германских отношений возникли вследствие непродуманных действий хозяйственников еще в период существования СССР и ГДР, Госплана и крилин-говых расчетов. В канун германского объединения на рубеже 1989-1990 гг. предприятия бывшей ГДР активно отгружали в СССР предусмотренную торговыми протоколами продукцию, но, в свою очередь, тормозили ввоз ставших ненужными изделий из Советского Союза. В итоге в товарообороте СССР — ГДР практически за год образовалось огромное отрицательное сальдо в 6,4 млрд переводных рублей. Теперь этот груз ложится на Россию. В 1992 г. Б. Н. Ельцин и Г. Коль договорились отсрочить обсуждение этого вопроса на восемь лет. Это как раз та проблема, которой вполне могло бы не быть.

В последнее время в России раздается немало сетований на то, что западный мир не проявляет достаточного понимания наших трудностей и не изъявляет готовности идти нам навстречу. Он долго колебался, открывая России доступ в «семерку». Совет Европы высоко поднимает планку требований при приеме в ВТО.

Важное место во взаимоотношениях России и Германии традиционно уделяется экономике. Известно, что Россия имеет достаточно большой долг перед Германией. Проблема погашения этого долга весьма актуальна для России. В прошедшем году Россия предложила Германии схему, получившую название «Долг в обмен на инвестиции», при реализации которой в российскую экономику привлекается немецкий капитал. Однако возникли некоторые проблемы с ее реализацией: те немецкие фирмы, которые работают в российской экономике уже давно, не участвуют в этой схеме, а потенциальные инвесторы не торопятся вкладывать деньги в такое, по их мнению, рискованное мероприятие.

Не стоит под сомнением и сам факт настороженного отношения к России. Оно действительно присутствует в политике и действиях Запада. Движение НАТО на восток, попытки вытеснить Россию из ее естественного геополитического окружения, объявить некоторые соседние с ней регионы зоной «жизненных интересов» далеких держав — такие акции дружественными никак не назовешь. Удивляет другое: убежденность некоторых российских политиков в том, что Россию должны забросать благодеяниями и звонкой монетой за ее вклад в демонтаж коммунизма в Европе. А если этого не происходит, то есть, мол, все основания серьезно обидеться и повернуться спиной к неблагодарному Западу.

Нельзя упускать из виду, что мы живем в мире жесткой конкуренции и соперничества, которые пронизывают всю общественную жизнь внутри отдельных стран и, разумеется, международные отношения. Каждое государство исходит из приоритетов своих национальных интере-

аз*

355

сов. Даже оказывая помощь другому, оно действует отнюдь не только из альтруистических побуждений, а имея целью поддержку собственных товаропроизводителей, инвесторов, находя применение собственным избыточным трудовых ресурсам. Программа помощи ЕС странам СНГ ТАСИС дает пример такого подхода: из многомиллиардных затрат непосредственно тем, для кого она объявлена, достается малая толика, в то время как основная часть идет на оплату западных специалистов. В принципе так же поступает и Германия, предоставляя кредиты и иную помощь России.

Стремление обеспечить себе лучшее положение, чем конкуренту, сузить сферу его активности сплошь и рядом присутствует и в отношениях между странами Запада. Тем более оно характерно для отношения к России, которую рассматривают не только как источник сырья, но и как потенциально серьезного соперника на рынках высоких технологий и вообще как один из самостоятельных центров силы в современном мире. Рука об руку с поддержкой России и сотрудничеством с ней (до определенных пределов) со стороны ведущих стран Запада проводится и будет проводиться линия экономического и политического давления на Россию.

Важно максимально эффективно использовать то, что взаимодействие со странами Запада, в том числе наиболее продвинутой из них — с Германией, способно дать для укрепления российской государственности, российской экономики, для улучшения позиций российских производителей на внутреннем и внешнем рынках.

Особо следует сказать в данном контексте о пользе для отдельных регионов России, а именно Северо-Запада, сотрудничества с Германией. Достаточно вспомнить Калининградскую область, бывшую немецкую территорию, Восточную Пруссию, полученную СССР по результатам Второй мировой войны. Сейчас этот анклав России в Европе нуждается в определенной экономической помощи, а помощь со стороны Германии оказалась бы здесь отнюдь не лишней. Ряд мер уже проведен. В Калининграде открыто представительство немецкого концерна BMW.

Большое значение такое сотрудничество имеет для северо-западного региона вокруг Санкт-Петербурга, граничащего с Евросоюзом, и для динамично развивающегося региона Балтийского моря. Этим областям принадлежит особая роль связующего моста для интеграции России в европейское экономическое, правовое и социальное пространство. Калининградская область становится важным звеном в расширяющемся Европейском союзе, в региональном экономическом подъеме.

Несмотря на то что в российско-германских отношениях нет фундаментальных проблем, все же есть еще ряд вопросов, которые ждут своего решения. Один из первых в этом списке с нашей стороны — неудовлетворительное состояние ряда российских военных мемориалов на территории ФРГ. Речь идет не о воинских захоронениях, уход за кото

356

рыми осуществляется, надо признать, надлежащим образом. Вопрос о памятниках. Они со временем ветшают, разрушаются. Германская сторона, которая по «большому договору» о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве с Россией от 9 ноября 1990 г. должна ухаживать за ними, интерпретирует свои обязательства узко, сводя их только к поддержанию в порядке кладбищ. Находящиеся же на этих кладбищах памятники в ее понимании не подпадают под действие договора. Такой подход вызывает недоумение, поскольку речь идет о единых мемориальных комплексах. Их разделение является искусственным, надуманным шагом, не соответствующим смыслу и букве соглашения.

Остается заблокированным вопрос о перерегистрации недвижимого имущества бывшего СССР в Германии на Россию. Германская сторона отказывает в перезаписи со ссылкой на неурегулированность вопросов принадлежности имущества бывшего СССР между Россией, Украиной и Грузией, поскольку Киев и Тбилиси все еще не ратифицировали соглашение об урегулировании вопросов правопреемства в отношении внешнего государственного долга и активов бывшего СССР. Как известно, согласно этому документу, Россия, взявшая на себя выплату всего советского долга, становится обладателем и соответствующих активов.

Ситуация, надо сказать, более чем странная. Та же Германия признает обязательства России по выплате долгов СССР, не предъявляет никаких требований Украине и Грузии в отношении выплаты их долей в этих долгах, но, что касается активов, к которым относится в том числе имущество, проявляет непонятную сдержанность по вопросу признания их российской собственностью.

Не найдено пока, к сожалению, решение и по восстановлению прав Российского государства на церковное имущество в Германии. Это имущество в прошлом принадлежало в основном российской казне, а использовалось Московской патриархией Русской православной церкви. В 1938 г. в фашистской Германии был принят закон, реквизировавший церкви и земельные участки при храмах у законного собственника — Российского государства и его тогдашнего правопреемника — СССР и передавший их Зарубежной православной церкви. Под предлогом, что данный нацистский закон, кстати, подписанный рейхсканцлером Гитлером, после войны не был отменен Союзным контрольным советом как национал-социалистический правовой акт, германская сторона сохраняет его в силе. Соответственно, любые попытки решить этот вопрос через суды ФРГ обречены на неудачу, поскольку немецкое правосудие действует на основе все того же закона. Очевидно, что здесь нужно решение, ведущее к отмене пресловутой нормы, на основе которой у Российского государства противоправно были отторгнуты семь храмов с земельными угодьями.

357

Из числа претензий ФРГ к России наиболее известен вопрос о перемещенных культурных ценностях. От нас настойчиво добиваются передачи произведений искусства, вывезенных из Германии в Советский Союз в результате Второй мировой войны. При этом утверждается, что удерживая у себя эти предметы, Россия нарушает международное право, в частности, Гаагскую конференцию 1907 г.

Такую логику, однако, трудно принять. Развязав агрессивную войну против СССР и ведя ее на уничтожение, нацистская Германия попрала все международные нормы. Она нанесла колоссальный урон и культурному достоянию России. Послевоенные мероприятия по вывозу из зоны оккупации Германии культурных ценностей СВАТ понимала как действия по компенсации этих потерь, которые покрывались Потсдамским соглашением.

Российская сторона признает наличие проблемы перемещенных культурных ценностей и намерена ее решать с учетом российского законодательства и международного права. Возвращение культурных ценностей, однако, не может быть «улицей с односторонним движением». Здесь нужна полная взаимность.

Мы считаем, что немецкая сторона должна вернуть все вывезенное из СССР, а Россия, со своей стороны, должна и обязана вернуть все ценное, что было вывезено в результате Второй мировой войны из Германии.

Нельзя думать, что Москва и Берлин смирились с существованием перечисленных проблем в своих отношениях. Диалог по ним идет на постоянной основе. Последовательно предпринимаются попытки договориться о вариантах их решения. По некоторым действуют специальные совместные комиссии. Важно, что созданы и работают механизмы поиска и разрешения разногласий как на уровне правительств, так и на личном уровне высших чинов государств. В этом различается залог того, что спорные позиции не приведут к конфронтации, а будут разрешаться в духе конструктивности и партнерства. В российско-германском сотрудничестве, особенно за последние два года, накоплен солидный потенциал доверия. Позитивное сотрудничество между странами продолжает развиваться, так как отвечает, как было указано выше, интересам обоих народов.

Сегодня самое главное — Россия и Германия не находятся в конфронтации друг с другом. Русские и немцы должны изменить форму восприятия друг друга. Немцы не узнают себя в тех правых радикалах и ксенофобах, какими их рисуют многие соседи, так же и россияне чувствуют себя оскорбленными, когда их всех приравнивают к мафиози и похитителям автомобилей. Следует изменить то шаблонное и полное предрассудков представление, которое мы все еще в сильной степени имеем друг о друге, о реальности наших обществ.

358

Не в последнюю очередь это призыв к средствам массовой информации.

России и Германии следует устранить недоразумения, связанные с НАТО. Основополагающий акт о взаимоотношениях НАТО и России является документом истинного партнерства. В Совете НАТО—Россия должны обсуждаться все важные вопросы, представляющие взаимный интерес. России и Германии вместе с другими странами Европы следует теперь заняться созданием общей структуры безопасности, в которой границы объединяют, а не разъединяют, как было прежде.

Русские и немцы должны еще сильнее воспринимать глобальные риски для безопасности как наш общий вызов и соответственным образом реагировать. Распространение оружия, организованная преступность, торговля наркотиками и т.п. угрожают общественным основам в обеих странах. Необходимо вести борьбу с истоками этих явлений, применяя профилактические меры борьбы с преступностью.

Необходимо усилить активность взаимодействия во всех областях — политики, экономики, науки, культуры — в интересах дальнейшего развития российско-германских отношений. Хотя имеются впечатляющие примеры сотрудничества между немцами и россиянами, однако возможности партнерского сотрудничества еще далеко не исчерпаны как в области искусства, так и в области культуры и спорта. Можно было бы расширить партнерство между городами. Следует усилить обмены между школами, вузами и научными институтами. Немало возможностей открывается для сотрудничества между парламентариями. Немецкие и российские предприятия могли бы договориться о прямых связях в различной форме и различного содержания.

В ближайшие пять лет ежегодно тысяча граждан РФ будут приезжать в Германию, чтобы проходить общение в области практического менеджмента. В основе этого лежат инициатива российского президента, распространение западного опыта и западных технологий. Молодые люди со всех концов России пребывают в Германию, чтобы учиться и набирать опыт путем конкретного участия в работе.

Как в России, так и в Германии существует определенный интерес к культуре страны-партнера. Удовлетворение подобного интереса и сближение культур — одно из направлений развития российско-германских отношений в XXI в.

Россия и Германия должны использовать возможности, предоставляемые европейской интеграцией, для их двустороннего сотрудничества. В связи с тем что Германия является частью Евросоюза, общеевропейский аспект, таким образом, будет все сильнее воздействовать и на отношения между Германией и Россией. В свою очередь и Россия могла бы рассматривать европейский аспект германской политики как пред

359

ложение для реализации собственных целей, а также российско-германского партнерства.

В мировой истории, в особенности в истории европейской, вряд ли найдется другой пример столь сложных и противоречивых отношений между двумя странами, как отношения между русскими и немцами. Это амбивалентное отношение «вражды—приязни» или «ненависти—любви». История войн и история культурного взаимодействия дают массу примеров на этот счет. Думается, что это не тайна и для русских, и для немцев. Русские и немцы воспринимают себя в известной степени друг через друга: быть русским означает не быть немцем; быть немцем означает не быть русским или, используя русскую пословицу, «что русскому хорошо, то немцу — смерть».

Однако общий баланс этой амбивалентности на протяжении истории взаимных контактов был весьма подвижен. В историческом плане важно помнить о существовании германофилов в России, равно как и русофилов в Германии. Стоит подчеркнуть, что славянофилы подчас были и германофилами (Ф. Тютчев), а самый немецкий из канцлеров Германии — Бисмарк — выступал за прочность союзнических отношений с Россией. Конечно, существование таких настроений весьма сложно было предположить в военные или послевоенные годы.

Последнее время проводились опросы общественного мнения относительно взаимных симпатий и антипатий. Их сопоставление показывает, что образы той и другой страны являются асимметричными: симпатия со стороны русских по отношению к немцам выражается в опросах гораздо более отчетливо, чем симпатия немцев по отношению к русским. В первом случае наблюдается явный перевес симпатии над антипатией: 44% россиян высказали симпатии к немцам в марте 2000 г. при 19% высказавших антипатию.

Обратим внимание и на тот факт, что в российском опросе 37% респондентов уклонились от ответа при выборе симпатий и антипатий, а в немецкой выборке доля не участвующих в голосовании составила почти половину. Этот показатель свидетельствует о том, что для значительной части общества с той и другой стороны однозначный выбор остается затруднительным в связи с амбивалентностью реальных психологических установок. В данном случае отказ от суждения, вероятно, может быть сближен с негативной оценкой, выражающейся приблизительно такой формулой: «не люблю их (русских или немцев), но это мое личное дело и я не стремлюсь заявлять об этом».

Возникает закономерный вопрос: чем объяснить более распространенную неприязнь немцев к русским в сравнении с негативными установками по отношению к немцам в российской среде?

Естественной, как бы само собой разумеющейся причиной антипатии русских по отношению к немцам остается память о войне. Образ немцев у

360

русских вырабатывался на основе личного опыта: почти каждая советская семья понесла потери в годы Великой Отечественной войны, в каждой семье были участники боевых действий, партизанского движения, труженики тыла, люди, пережившие оккупацию. Следовательно, память о войне должна была бы охранять и поддерживать ненависть или, по меньшей мере, неприязнь к немцам, которые в послевоенное время стали жить гораздо лучше в материальном отношении, чем русские. Однако факты говорят о другом: количество респондентов, выразивших симпатию немцам, в ходе репрезентативного общероссийского опроса превзошло число тех, кто выразил антипатию, более чем в два раза! Чем это объяснить?

Первый вывод, который напрашивается, состоит в том, что русские забыли или забывают о войне, о жертвах, принесенных во имя сохранения своей страны. Но вряд ли он будет правильным. Скорее, эти данные следует интерпретировать иначе. Дело не в отсутствии памяти, а в том, что за сравнительно короткий исторический период несколько раз менялись способы конструирования образа немцев в российском самосознании. До войны немецкий язык преподавался в средней школе в качестве основного иностранного языка, немецкая история и культура пользовались традиционным уважением. Образы немецких коммунистов — от Маркса до Тельмана — были важными составляющими формирования образа немецкой нации. Да и в ходе войны возникла формула, отделявшая немецкий народ от тех конкретных немцев, которые принимали активное участие в деяниях Третьего рейха, от фашистских захватчиков. Во время войны, безусловно, существовала ненависть к врагу, к немцам, которые тогда отождествлялись с гитлеровцами. Тогда была понятна справедливость лозунга «Убей немца!» — только так можно было защитить страну. Но именно в годы войны советское руководство во всеуслышание объявило, что «гитлеры приходят и уходят, а народ немецкий, государство немецкое остается», иными словами, уже в советские времена на уровне массового сознания и политических установок произошло (разумеется, не полностью) отделение «немцев» от Третьего рейха, от нацистского режима, о преступлениях которого было известно в то время далеко не все.

В российской идеологии ответственность за преступления нацизма не возлагается на нацию в целом, на немецкий народ. Такая интерпретация истории была подготовлена достаточно распространенной и общепринятой в послевоенные годы концепцией войны с фашизмом как продолжения классовой борьбы. Ответственность за развязывание войны возлагается не на народ, а на финансово-промышленные круги Германии, которые содействовати приходу к власти именно национал-социалистической партии как партии национального реванша на первых порах и далее как партии, утверждавшей и проводившей политику расовой чистоты, расового превосходства, геноцида. Более того, есть свидетель

361

ства тому, что советские руководители так же, как и передовые граждане, надеялись, что рабочий класс Германии, в случае нападения Гитлера на СССР, выступит против своего правительства, что он не позволит вести войну с первым «рабоче-крестьянским государством».

Другой немаловажный мотив, объясняющий переоценку ценностей в отношении немцев и конструирование их образа как преимущественно положительного, связан уже не с советским, а с постсоветским периодом. В конце XX в. были обнародованы и преданы огласке факты о ГУЛАГе, Катыне, о преследовании командного корпуса Красной армии, о просчете руководства страны в оценке намерений гитлеровского командования, о репрессивных акциях по отношению к некоторым народам. Широкое обсуждение этих фактов и дискуссия о сталинизме, марксизме, Октябрьской революции и Гражданской войне привели к разрушению идеализированного образа советской истории. Героизация ее резко сменилась на кампанию отрицания собственного прошлого, воспитания неприязни к своей истории и самоуничижения, баланс восприятия постоянной составляющей европейской истории «русские—немцы» изменился в пользу немцев не столько за счет повышения оценки немцев, сколько за счет уменьшения самооценки русских.

Третий момент, влияющий на восприятие немцев и немецкой культуры, состоит в формировании прагматической политики и прагматического образа мышления. Априори ясно, что немцы умеют работать, что они лучше оценивают имеющиеся ресурсы и более рационально их используют. Почему бы нам не поучиться у них? Что мешает? Исконная неприязнь? А не оказывается ли этот предрассудок (национальная неприязнь) огромным препятствием в деле возрождения российской экономики, построения гражданского общества, выработки более открытого взгляда на мир? Эти соображения не столь уж редки, и они становятся все более распространенными по мере развития деловых и культурных связей с Германией, с немецкими фирмами, университетами, центрами.

Вместе с тем в российском национальном самосознании утверждается критическое отношение к самим себе: к нашей лени и безалаберности, к привычке действовать «на авось», к нашей безответственности, приводящей к гораздо более частым, чем в других странах, катастрофам; к нашему стремлению получить все без особых усилий; к нашей надежде на всемогущество начальства («вот приедет барин»), к уверенности, что нам все время кто-то что-то должен, мы сами — никому и ничего, к нашему желанию жить без особого напряжения и сил; к нашей привычке считать виноватыми в наших бедах всех, кроме самих себя. Возможно даже, что со временем в русскую культуру проникнет и норма неприязненного отношения к русскому пьянству, хотя надежда на это остается весьма призрачной.

362

Образ России складывается на основе селекции из того материала, который производится в ней самой. Кроме того, историческая память носит весьма генерализированный характер. Рядовой немец знает главное: «в войне, смертельной схватке, победили русские». А это значит, что при каких-то обстоятельствах, в какой-то ситуации доказали эмпирически, пусть даже ценой неимоверных потерь, свое «превосходство» над «нами», над немцами. Таким образом, какая-то часть антипатии по отношению к русским, полякам, славянам приходится на стереотип о превосходстве немецкой нации и культуры, которое воспроизводится не только на подсознательном уровне.

Разумеется, в современной интеллектуальной среде Германии, в особенности с русским интервьюером, этот вопрос не мог быть вербализован. Эта тема — табу. Или, по меньшей мере, политически некорректна, но в массовых анонимных опросах она то и дело обнаруживается как некая скрытая установка. Эта антипатия подкрепляется образом современной России, «страны, где господствует криминал, где государство и закон бессильны», где хаос одерживает верх над порядком, который в Германии во все времена относился к числу незыблемых ценностей.

Другое дело — память не историческая, а личная. Хотя бы даже о периоде жизни в советском плену или о работе по репарациям в Советском Союзе. Она связана, как выясняется, с позитивными воспоминаниями и эмоциями о конкретных людях и ситуациях. Именно это оказывается источником симпатий к России и русским.

Еще одним источником симпатий к России выступает «антинемец-кость» самих немцев, нелюбовь к своей национальности широко распространена в Германии, в особенности в интеллектуальных кругах и молодежной среде. Это — реакция на опыт националистического экстремизма, на то, что в течение полутора десятилетий в Германии господствовал преступный режим, опиравшийся на идеологию расизма и практику геноцида. В концентрированной и публичной форме эта реакция проявилась в конце 1960-х годов в требовании признания вины за преступления нацизма, и в особенности за холокост, в практике разрыва со старшим поколением, которое не нашло в себе сил противостоять Третьему рейху. Именно в этот период возник в университетской среде интерес к России, не к СССР, к российской культуре: Толстому и Достоевскому, Чайковскому и Шостаковичу, Булгакову и Платонову, т.е. ко всему, что имеет смыслообразующее значение в российской культуре.

Важной составляющей немецкого национального самосознания остается память о войне с СССР. История живет в современности, великие исторические события не могут и не должны уходить из памяти народов, иначе народ может потерять историческую перспективу, утратить понимание самого себя. Вторая мировая война была крупным событи

363

ем XX столетия, а германо-советский фронт — решающим в этой войне. Вместе с тем удел исторических событий в том, что они постоянно переосмысливаются в свете опыта современности, в свете нового знания.

Для немецкого национального самосознания поражение в войне с СССР остается загадкой и тайной. Оно готово признать поражение от союзников — как от силы более цивилизованной и родственной, но поражение от России — от «неправильного союзника» — всячески вытесняется из памяти.

Нет ничего удивительного в том, что картина войны, воспроизводящаяся в процессе социализации немецкого и российского школьников, неодинакова. Здесь в значительной мере присутствует знакомство со «своим» опытом. И именно на поле интерпретации Второй мировой войны в наибольшей мере обнаруживается «национальный интерес», который в данном конкретном вопросе еще достаточно далек от общегуманитарной позиции.

Очевидно, что коррекция российского имиджа необходима. Взаимные оценки должны способствовать не отчуждению народов, а интенсификации диалога по многим направлениям.

Никогда еще историческая ситуация, в которой находилась Германия, не была столь уникальной, как сегодня — окончилась «холодная война», прошло более 10 лет после объединения Германии, страна окружена не противниками, а партнерами и заинтересованными в ней суверенными государствами. Германия стремится поддерживать в России и в других странах бывшего СССР трансформационный процесс, создавая партнерские отношения на политическом и экономическом уровнях.

Германия в рамках ЕС выступает за политическое и экономическое развитие России; главной задачей при этом является поддержка демократической перестройки российского общества, прежде всего, с точки зрения структуры, с помощью «конкретных проектов» и «политики снизу». Тем самым ставка делается на широкие контакты с представителями политической сферы и гражданского общества, укрепление свободы прессы, экономическое сотрудничество.

В последнее время заключено 427 соглашений о сотрудничестве между вузами России и Германии. Координацией соответствующих программ специально занимается Германская служба академических обменов (DAAD). По этой линии у германских и российских студентов есть возможность получения стипендии для стажировки в соответствующей стране. По данным этой службы, количество студентов, проходящих стажировки по обмену, — показатель, по которому Россия находится на 4-м месте после Великобритании, Франции, США.

Программы молодежных обменов основаны на концепции, согласно которой важно стимулировать, прежде всего, знакомство молодых людей

364

между собой. С 1988 г. в области молодежного обмена осуществляется специальная программа «Молодежь для Европы», в рамках которой предпринимаются усилия для расширения обмена молодежи со странами ЦВЕ.

Здесь необходимо также упомянуть институты российской образовательной системы, например: Центральное управление по зарубежному школьному обучению, а также DAAD и Институт Гете, содействующие культурному обмену. Интерес россиян к изучению иностранных языков огромен. И сегодня они стремятся изучать иностранные языки не только пассивно, читая художественную литературу, но развивая владение разговорным языком и его практическое использование. При этом, однако, следует заметить, что почти 60% такого сотрудничества приходится на вузы Москвы и Санкт-Петербурга.

К тому же, в отличие от российских студентов, отправляющихся на стажировку в Германию по обмену, германские студенты несопоставимо меньше заинтересованы в таком обмене.

Хорошим примером такого сотрудничества может служить деятельность германо-российского форума, поставившего целью содействие развитию двусторонних отношений между Россией и Германией на политическом, экономическом и культурном уровнях во благо обеих стран. В программе мероприятий форума особое внимание уделяется вопросам государственного федерализма, экономической регионализации и политической децентрализации в российских регионах. Предоставляются также возможности для развития регионального германо-российского сотрудничества в виде партнерства городов или регионов, например, партнерство городов Кассиль и Ярославль. Так, уже более 10 лет граждане обоих городов пользуются возможностью знакомиться со страной-партнером и ее общественной системой. Языковой барьер всегда поразительно легко преодолевается; люди одной страны поняли, что в другой стране живут сердечные, достойные теплых чувств люди. Проводились больше чем 30 встреч в год, причем на разных уровнях: совместные спортивные и школьные мероприятия, встречи деятелей искусства, хоров, молодежные обмены специалистами по социальным вопросам, делегациями экономистов, частные поездки и многое другое.

Когда в 1991 г. газеты в Германии сообщили о нехватке продуктов в России, в Кассиле был организован сбор помощи, выразившейся миллионами марок; в начале 1993 г. для поддержания этой деятельности был создан союз «Партнеры Ярославля».

С 1996 г. в Ярославле осуществляется проект гражданского участия в развитии города и планировании жилищного строительства. Цель этого проекта заключается в разработке, на примере конкретных проектов городской застройки, инновационных форм участия граждан, согласования интересов и сотрудничества государственных и частных структур. В Кассиле накоплен огромный опыт, в частности, застройки района

365

Унтернойштадт, поэтому для жителей Ярославля в этом открылось новое направление сотрудничества.

Проект, с одной стороны, позволяет проводить грамотные международные сопоставления и обмениваться опытом структур, принимающих решения в сфере городского планирования. С другой стороны, его реализация обеспечивает российской стороне поддержку в формировании демократических структур местного управления.

Партнерство городов помогает сделать внешнюю политику более конкретной и содержательной. Именно содействие индивидуальным контактам и международным связям отдельных граждан позволяет сформировать у них сознание, обеспечивающее солидарность и взаимопонимание народов.

Сотрудничая с Россией, компании Германии стремятся не только охватывать предпринимательской деятельностью широкие сферы производства, но и осваивать новые, представляющие интерес экономические регионы, где благоприятны общие условия и прозрачны властные структуры. Специалисты, в частности Хартманн и Ласе, считают, что существенной проблемой экономических контактов в первую очередь является определенная «асимметрия» общественных отношений в обеих странах. Так, в отличие от германских коллег, российские преподаватели вынуждены заниматься ради заработка «побочным» трудом, что, естественно, снижает качество обучения студентов. Кроме того, положение осложняется из-за растущего оттока специалистов за границу.

В этих условиях «Объединение в поддержку экономических контактов с регионами» поддерживает такие проекты, как, например, развитие партнерства между городами Шпайер и Курск.

Две строительные компании из Шпайера договорились с компанией «Конкурент» из Курска о поставке 350 м2 (или 50 м3) стальной опалубки, необходимой для строительства в Курске пятиэтажного здания, предназначенного для офисов и квартир. При этом курская компания стремится перейти от сборно-щитового к индивидуальному строительству, предполагающему использование монолитных технологий. Между представителями компаний завязались контакты в ходе поездки германской делегации в Курск (апрель 1997 г.) и в ходе ответного визита россиян в Шпайер (сентябрь 1997 г.); стороны затем заключили соглашение. Цель созданной координирующей организации виделась в поддержании будущих экономических контактов. Преимущества проекта для обеих сторон состоят в том, что Курск в будущем сможет отказаться от дорогостоящих услуг российско-германских посредников, а Шпайер получит больше российских заказов.

Партнерство городов и экономическое сотрудничество позволили добиться некоторых успехов. Представляется особенно важным, чтобы у обеих сторон было место для встреч и обмена мнениями. Такие неофи

366

циальные встречи и контакты на индивидуальном уровне, как упоминалось, очень важны. Благодаря им можно содействовать выработке мер доверия, пригодных для взаимного политического общения.

9-10 апреля 2005 г. в Санкт-Петербурге состоялся четвертый раунд российско-германских межгосударственных консультаций, проходивших под председательством Президента Российской Федерации В. В. Путина и Федерального канцлера Федеративной Республики Германии Г. Шредера. Правительства двух стран были представлены министрами иностранных и внутренних дел, обороны, экономики, финансов, культуры, а также заместителями министров сельского хозяйства.

Встречи в Санкт-Петербурге подвели итог проделанной после предыдущего раунда консультаций (июнь 2000 г., Берлин) совместной работы. Стороны констатировали, что российско-германский политический диалог за этот период значительно уплотнился, стал более активным и насыщенным. Заметное развитие получили контакты по линии партнерских министерств и ведомств двух стран, динамичнее стало взаимодействие в торгово-экономической и финансовой сферах. Товарооборот в 2000 г. вырос более чем на 50% и превысил 41,5 млрд марок ФРГ

Приоритетное внимание было уделено экономике и финансам. Президент и канцлер дали положительную оценку деятельности двусторонней Рабочей группы.

При обсуждении экономической проблематики рассматривались также меры по совершенствованию структуры двусторонней торговли, выхода на равноправное и взаимовыгодное сотрудничество в сфере высоких технологий и информатики. Это было закреплено подписанием в ходе саммита межправительственного Соглашения о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях и совместного заявления о продолжении до 2003 г. программы по повышению квалификации руководящих кадров экономики Российской Федерации. Данная тематика на наглядных примерах затрагивалась также в ходе посещения президентом и федеральным канцлером Научно-образовательного центра Физико-технического института имени А. Ф. Иоффе Российской Академии наук, которым руководит Нобелевский лауреат, академик РАН Ж. И. Алферов.

При обсуждении международного блока вопросов стороны констатировали близость или совпадение позиций по целому ряду актуальных проблем мировой политики, отметили особое значение российско-германских отношений для обеспечения безопасности и стабильности на Европейском континенте.

Значительное внимание было уделено тематике стратегической стабильности и разоружения с акцентом на задачу сохранения и укрепления действующего режима ПРО. Россия и Германия выступают против односторонних действий, ведущих к слому сложившейся договорной

367

базы ядерного разоружения и нераспространения, позитивно оценивают готовность новой администрации США приступить к консультациям по проблематике ПРО со своими союзниками в Европе, с Россией и Китаем. Было принято решение интенсифицировать двусторонний обмен мнениями по данной тематике.

Предметом обсуждения в ходе переговоров министров иностранных дел стали также вопросы активизации российско-германского взаимодействия в международных организациях и в «восьмерке», в том числе при подготовке Генуэзского саммита. В связи с предстоящим переходом председательства в Совете государств Балтийского моря от Германии к России условлено теснее координировать подходы двух стран к развитию регионального сотрудничества на Балтике. Значительное внимание было уделено вопросам европейской безопасности, развития комплекса отношений России с Европейским союзом и НАТО, задаче совершенствования деятельности ОБСЕ.

При рассмотрении регионального досье углубленно анализировалась ситуация на Балканах. Подчеркивалось совпадение подходов в том, что касается необходимости поддержки демократического руководства СРЮ, недопустимости нового передела границ на Балканах. В отношении положения на Ближнем Востоке сделан общий вывод о том, что обстановка там остается взрывоопасной, требующей скоординированных усилий США, России и ЕС в интересах скорейшего возобновления переговорного процесса.

Была достигнута договоренность об активизации консультационных механизмов между министерствами иностранных дел России и Германии по целому ряду актуальных международных проблем.

Интенсивно и плодотворно проходил обмен мнениями по линии других министерств — участников консультаций. Были согласованы конкретные программы сотрудничества, в частности по линии министерств обороны и внутренних дел двух стран.

В ходе консультаций была достигнута договоренность о расширении двустороннего сотрудничества в культурной сфере — Германия приняла участие в праздновании 300-летия Санкт-Петербурга. В 2003-2004 гг. состоялись Дни культуры России и ФРГ, подтверждены планы организации совместных олимпиад русского и немецкого языков и др.

В. В. Путин и Г. Шредер приняли участие в учредительном заседании российско-германского форума общественности «Петербургский диалог», идея создания которого была инициирована президентом и федеральным канцлером в сентябре 2000 г. Это начинание, по общей оценке, открывает новую страницу неформального общения гражданских обществ двух стран и призвано стать постоянно действующей «биржей идей» и полезных обеим странам проектов с целью углубления и интеллектуального насыщения российско-германского партнерства.

368

Дальнейшее функционирование форума будет осуществляться как в формате ежегодных пленарных заседаний поочередно в России и Германии, так и путем регулярного проведения «круглых столов» (политика, экономика, наука и образование, культура, СМИ), отражающих основные направления двустороннего сотрудничества.

Глубокое символическое звучание в контексте исторического примирения между российским и германским народами имело совместное посещение президентом и федеральным канцлером Пискаревского мемориального кладбища и возложение общего венка к монументу Родины-матери. В. В. Путин и Г. Шредер приветствовали присутствовавших на кладбище российских ветеранов. Канцлер ФРГ подчеркнул, что в интересах мира в Европе преступления фашизма не должны предаваться забвению.

Встречи руководителей двух государств стали регулярными. Как на этих встречах, так и на различных конференциях и совещаниях обсуждаются вопросы экономического и социального развития двух стран и международные проблемы. По многим вопросам международной жизни позиции России и Германии совпадают. Достаточно назвать Косово, Афганистан, Ирак, борьбу с терроризмом и другие проблемы. Одной из важнейших проблем для обеих стран является европейская проблема и, прежде всего, безопасность в Европе и во всем мире.

Осенью 2005 г. в Германии прошли внеочередные выборы в парламент, в результате которых ни одна из партий не смогла одержать победы. После долгих переговоров было создано коалиционное правительство. Новым канцлером впервые в истории Германии стала представительница блока ХДС—ХСС Ангела Меркель.

Бывший канцлер Шредер заявил об уходе из большой политики. Однако он будет играть значительную роль в кампании по строительству газового трубопровода по дну Балтийского моря из России в Германию.

<< | >>
Источник: А. С. Протопопов. История международных отношений и внешней политики России (1648-2005): Учебник для студентов вузов, - 2-е изд., ИСПр. и дон. - М.: Аспект Пресс. - 399 с.. 2006

Еще по теме Россия и Германия:

  1. Этапы развития промышленного переворота в России
  2. «РУССКАЯ ИДЕЯ», ИЛИ СВЕРХЗАДАЧА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (Вместо заключения)
  3. 3.6. Специфика международного налогового планирования в России
  4. Международные отношения и внешняя политика России в последнее двадцатилетие XIX в.
  5. Окончание Первой мировой войны и Россия
  6. Глава 1 Россия и США
  7. Россия и Франция
  8. Россия и Германия
  9. Россия и Италия
  10. Актуальность создания национальной инновационной системы России
  11. Глава 7 ГОЛОД В ЦАРСКОЙ РОССИИ
  12. Россия в системе мирохозяйственных связей: проблемы и перспективы
  13. б. Вопрос о границах объединённой Германии, «конференции шестёрки»
  14. 16.5. Международная миграция в Россию и из России
  15. Особенности банковской системы России
  16. Россия в мировой экономике: состояние, проблемы, тенденции
Яндекс.Метрика