<<
>>

Ревизия публичной дипломатии: поиск новой стратегии и размывание механизма публичной дипломатии США

Необходимость создания новой стратегии публичной дипломатии США появилась только после террористических атак 2001 г. До этого момента Вашингтон, как мы неоднократно отмечали, почти не обращал внимания на те проекты публичной дипломатии, которые содействовали распространению позитивного имиджа США.

Когда стало ясно, что атаки этнических арабов спровоцированы антиамериканизмом, борьбу с которым всегда вели программы обменов, культуры и образования, Белый дом и Конгресс мобилизовали всех возможных экспертов, которые на протяжении пяти-шести лет выработали совершенно новый подход, отличный от «старой» традиционной публичной дипломатии США.

Обновленная национальная стратегия США по публичной дипломатии и стратегическим коммуникациям (U.S. National Strategy for Public Diplomacy and Strategic Communication) была принята только в 2007 г. Основное отличие от стратегий, существующих ранее, — это принцип политической коммуникации, т. е. все программы публичной дипломатии должны нести в себе точный и позитивный месседж о США и молниеносно реагировать на негативную информацию о США. Такие понятия, как public diplomacy, outreach, strategic communication, стали синонимами. Методы политических кампаний и рекламы стали частью публичной дипломатии, а эффективность публичной дипломатии стала измеряться результатами краткосрочного влияния месседжа на зарубежную аудиторию. Кроме этого, информационная составляющая стала довлеть над программами культурного и образовательного обмена, которые приносили долгосрочный результат. Было дано официальное описание понятия «стратегическая коммуникация» в публичной дипломатии США. Стратегическая коммуникация понималась Вашингтоном как транслирование единого месседжа, который синхронизирует и координирует то, что делает, и то, что говорит правительство США. Средствами транслирования такого месседжа выступают публичная дипломатия и информационно-психологические операции силовых структур [1057].

Долгосрочные цели публичной дипломатии по распространению ценностей Америки, которые традиционно реализовывались при помощи программ культуры и образования, не отрицались, но на передний план выходили краткосрочные информационные программы, несущие политическую рекламу позиции США по тому или иному вопросу международных отношений.

Перед публичной дипломатией США были поставлены три стратегических задачи. Первая задача — предложить целевой аудитории позитивную картину мира, шансы на развитие, основанные на ценностях Америки. Вторая задача — взрастить общие интересы и ценности. Третья задача — сделать идеи экстремизма маргинальными в зарубежных странах. Другими словами, были поставлены задачи о влиянии на тех, кто ведет борьбу за демократию, и о противодействии тем, кто распространяет террор и авторитаризм[1058] [1059] [1060]. Мусульманские страны были обозначены как приоритет в публичной дипломатии, в которых экстремисты должны были изолированы, а ценности американского образа жизни укоренены. Стратегия также обозначала методы и формы публичной дипломатии. Образовательные обмены, новые формы интернет­телевидения и так называемая дипломатия действия были заявлены как основные методы влияния на целевую аудиторию в зарубежных странах.

Стратегия создавала совершенно новый ведомственный механизм реализации публичной дипломатии. Отдел по стратегической коммуникации и публичной дипломатии (Committee for Public Diplomacy and Strategic Communication), а с 2009 г. Центр стратегических антитеррористических коммуникаций (Centre for Strategic Counterterrorism Communications)1061 заняли место основного пула для выработки необходимых программ публичной дипломатии. В 2009 г. администрация Б. Обамы усилила коммуникационную составляющую современной публичной дипломатии. Указанные ведомства стали подчиняться особому отделу по публичной дипломатии в СНБ, который имеет название Директорат глобального вовлечения (Directorate for Global Engagement)1062.

В СНБ появилась новая должность — советник президента в области стратегических коммуникаций. Основная задача советника — «во время процесса принятия решения в СНБ обеспечить рассмотрение вопроса о том, какой информационный эффект может быть получен о предполагаемых действиях США в мире» [1061]. В итоге новой перестройки, которая заняла сравнительно большой промежуток времени, дискурс о стратегической коммуникации стал постепенно проникать в документы о публичной дипломатии США. Информация, месседж, мгновенное реагирование на негативный поток информации и установление прямого диалога с целевой аудиторией в зарубежных странах доминируют в публичной дипломатии США, начиная с 2009 г.

Надо сказать, что процесс создания данных отделов спровоцировал межведомственную борьбу между заинтересованными организациями США и занял наибольшее количество времени[1062]. Центр стратегических антитеррористических коммуникаций основным пулом для реагирования Вашингтона на возможные кризисные ситуации в информационном поле. Появление любой пропаганды против США или новых кризисных ситуаций во внешней политике подлежало мгновенной оценке специалистами указанного Центра. Он формирует ответную реакцию США в виде нового месседжа в защиту действий Америки или в виде анти-пропаганды против негативной реакции на действия правительства США в мире. Данный реактивный месседж становился теперь единым для всех ведомств США, которые реализовывали публичную дипломатию США [1063] . Именно этот Центр сегодня координирует деятельность таких ведомств, как Госдепартамент, СНБ и Пентагон. В итоге отделы по публичной дипломатии Госдепартамента находятся в подчинении Центру стратегических антитеррористических коммуникаций. Более того, данный Центр координировали работу следующего эшелона: Агентство международного развития и Совет по международному вещанию. Последний, в свою очередь, контролировал американские радиостанции вещания на зарубежные страны («Голос Америки», «Свободная Европа», «Свободная Азия», Ближневосточная сеть радиостанции, Радио «Марти»)[1064].

Впервые Министерство обороны стало полноправным партнером Госдепартамента в деле формирования стратегии и проектов публичной дипломатии США. В Пентагоне был создан Отдел по публичной дипломатии. Он был обязан заниматься не только традиционными психологическими операциями[1065] и информационными кампаниями, но и проводить политику вовлечения зарубежной публики через свои программы публичной дипломатии на территориях, оккупированных США. Пентагон выработал дополнительный стратегический план для ведения трех указанных видов деятельности, который до сих пор остается основным документом для понимания задач публичной дипломатии Пентагона[1066]. Однако уже к 2009 г. стало ясно, что деятельность отдела далека от эффективности, поскольку многие программы дублировали программы Госдепартамента. Кроме этого, военные специалисты отказывались признавать подход Госдепартамента по развитию программ публичной дипломатии в области культуры и образования, поскольку задачи военных операций требовали информационной поддержки каждой конкретной боевой задачи. Отдел был закрыт, а программы публичной дипломатии Пентагона возвратились в свое прежнее русло — информационные кампании и психологические операции. Однако Пентагон занял центральное место среди других ведомств по мониторингу информации о США в зарубежных СМИ и блогосфере. Было создано, как мы покажем ниже, около 15 отделов в Вашингтоне и на военных базах США в мире для мониторинга информации и последующего формирования ответной реакции США на негативные месседжи в зарубежных странах.

Поворот от публичной дипломатии в сторону стратегической коммуникации был обусловлен, прежде всего, появлением определенного числа специалистов в области политических технологий, рекламы и маркетинга в администрациях Дж. Буша- младшего и Б. Обамы Указанные трансформации были введены, когда пост заместителя госсекретаря по публичной дипломатии занимала Карен Хьюз — близкий друг президента Дж. Буша-младшего и одна из сторонников использования методов политических технологий (campaign-style approach) в публичной дипломатии. Использование видеороликов, продвижение месседжа США через информационные кампании стали основным лейтмотивом всей публичной дипломатии администрации Дж. Буша-младшего. Стратегия формально закрепила формы и методы публичной

дипломатии, которая осуществлялась на практике с 2002 г.

Однако через несколько месяцев после публикации данной стратегии поднялась волна критики со стороны специалистов, конгрессменов и самих членов Госдепартамента. Приоритет информационных кампаний вместо традиционных и долгосрочных программ обучения и культуры, утверждали эксперты, не могли улучшить имидж США среди зарубежных граждан[1067]. Кроме этого, стратегия не указывала желаемые результаты, к которым должна стремиться публичная дипломатия, и слабо проработала конкретные планы каждого из ведомств.

К 2009 г. стало ясно, что несмотря на создание новой стратегии и на вложенные 10 млрд долларов, стратегическая коммуникация США явно пробуксовывает, а ее программы не приносят видимых результатов в виде улучшения имиджа США в ключевых странах[1068]. Счетная палата Конгресса провела несколько расследований деятельности ведомств по публичной дипломатии и пришла к неутешительному выводу о провале публичной дипломатии США в различных странах и необходимости скорректировать стратегию 2007 г.[1069] [1070] Конгрессмены приняли закон (The National Defense Authorization Act, 2009), который потребовал от новой администрации США переформирования стратегии президента Дж. Буша-младшего по публичной дипломатии 2007 г.

В администрации Б. Обамы главой публичной дипломатии была утверждена Джудит Макхейл. Она занимала эту должность с 2009 по 2011 г. Основанием для ее назначения послужила эффективная деятельность Макхейл в качестве руководителя телеканала Discovery. Заняв кресло президента никому не известного канала в 1987 г., она сумела не только сделать Discovery чрезвычайно популярным в США, но и завоевать широкое международное признание. Однако президента Б. Обаму привлекли не только организаторские способности Дж. Макхейл. В конце 1990-х гг. она успешно реализовала через свой канал серию программ, серьезно повлиявших на отношение мирового сообщества к острым социальным, экономическим и политическим проблемам Африки. Именно умение Дж. Макхейл продвигать определенную идею через информационное сообщение и «продавать» на международном рынке определенные образы вселяло новые надежды в творцов публичной дипломатии США. Будучи высокопрофессиональным телевизионщиком, Дж. Макхейл стала проводить основные принципы публичной дипломатии США в информационных программах, поэтому функции Отдела по международным информационным программам сегодня значительно расширены. Именно Д. Макхейл предложила в июле 2009 г. новую стратегию публичной дипломатии США, которая появилась в двух документах. Первый документ — это документ Госдепартамента под названием «Публичная дипломатия: усиливая взаимодействие США с миром» (Public Diplomacy: Strengthening U.S. Engagement with the World) и второй документ — это документ, подготовленный Белым домом для Конгресса США в ответ на рекомендацию последнего скорректировать стратегию предыдущей администрации в данной сфере (National Framework for Strategic Communication) .

Макхейл удалось несколько скорректировать пространную концепцию публичной дипломатии Дж. Буша-младшего, добавив конкретных методов достижения желаемых результатов публичной дипломатии. Она также вернула традиционные программы обучения и культуры в публичную дипломатию США. Однако подходы маркетинга и политической коммуникации, приоритет пропаганды над другими методами влияния остались в данной стратегии.

Будучи сторонницей такого же коммуникационного подхода в публичной дипломатии, как и представители предыдущей администрации, Дж. Макхейл поставила одну из самых масштабных задач перед публичной дипломатией США — влияние на содержание новостей во всем мире, а говоря языком стратегии, создание условий для управления информационным дискурсом [1071] [1072] . Такое влияние провозглашалось как средство для достижения основной цели публичной дипломатии новой администрации — это восстановление доверия со стороны зарубежной общественности к США.

Такие концепции, как «умная сила» и концепция «вовлеченности» или «взаимодействия» (engagement), т. е. мягкое изменение политического режима авторитарных режимов посредством развития демократических институтов и гражданского общества, были указаны как основа публичной дипломатии в 2009 г.

Такие страны, как Афганистан, Пакистан и Иран, были обозначены приоритетными для реализации в них программ публичной дипломатии. Молодежь, имеющая стремление к демократии, стала основной целевой аудиторией публичной дипломатии, поскольку именно она способна оказывать давление на авторитарные режимы. Правительственная публичная дипломатия стала дополняться программами неправительственных организаций и частными инициативами. Радио, спутниковое телевидение и Интернет были названы как основные методы реализации программ публичной дипломатии. Еще одним важным инструментом публичной дипломатии были обозначены традиционные личные контакты между американцами и представителями зарубежного общества и обучение зарубежной аудитории основам английского языка. Наконец, новой чертой публичной дипломатии стал тезис о том, что США должны больше слушать зарубежную аудиторию, нежели «читать ей лекции», чтобы понять, как зарубежная целевая аудитория оценивает США и воспринимает месседж о США[1073].

Исходя из новой стратегии, вовлеченность, повышение доверия к Америке со стороны зарубежной публики, указание на Афганистан, Пакистан и Иран как самые приоритетные страны в публичной дипломатии США, использование сети Интернет, SMS-информирования, а также имиджа президента Б. Обамы стали новыми чертами публичной дипломатии США.

Кроме этого, стратегия переформулировала ведомственный механизм публичной дипломатии. Центр по стратегической коммуникации сохранялся, но он осуществлял более тесный контакт теперь с региональными отделами Госдепартамента, чтобы контролировать осуществление проектов публичной дипломатии в каждом регионе. Региональные отделы стали нести больше ответственности за проекты публичной дипломатии. Следующим изменением стало учреждение должностей, связанных только с публичной дипломатией в рамках Министерства внутренней безопасности, Министерства обороны, а также Агентства международного развития. Это была

попытка закрепить ответственное лицо за программы в данной области[1074].

Данная стратегия и ее основной компонент о передаче месседжа как основном методе влияния на зарубежную публику остаются основой современной публичной дипломатии США. «Стратегический» компонент современной публичной дипломатии США усложнил механизм выработки и реализации программ публичной дипломатии. Кроме отделов в Госдепартаменте и в Пентагоне, появилась надстройка в виде отделов под общим названием «стратегическая коммуникация в СНБ, Белом доме и Агентстве международного развития, что усложнило процесс координации проектной деятельности США в данной области. Наконец, нельзя забывать еще о Совете международного вещания США, которое ведало всеми теле-, радио- и интернет­каналами Вашингтона в мире. Данное управление также вошло в новый механизм современной публичной дипломатии США.

Во время обсуждения указанных стратегий и создания новых ведомств в публичной дипломатии правительство США было втянуто в еще один важный процесс — планирование и реализацию публичной дипломатии в регионе Ближнего Востока. Именно этот регион стал приоритетным с точки зрения формирования позитивного имиджа США и развития диалога с местными активными гражданами.

5.2

<< | >>
Источник: Цветкова Наталья Александровна. Публичная дипломатия как инструмент идеологической и политической экспансии США в мире, 1914-2014 гг. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Санкт-Петербург. 2015

Еще по теме Ревизия публичной дипломатии: поиск новой стратегии и размывание механизма публичной дипломатии США:

  1. Ревизия публичной дипломатии: поиск новой стратегии и размывание механизма публичной дипломатии США
Яндекс.Метрика