<<
>>

Публичная дипломатия США в странах Ближнего Востока

Особенностью публичной дипломатии США в регионе Ближнего Востока в период «холодной войны» являлось отсутствие последовательности и планомерности в реализации программ. Наше исследование показывает, что на протяжении «холодной войны» США не удалось разработать и реализовать масштабных проектов, связанных с созданием лояльных групп общества в странах данного региона для упрочнения идеологии США, как это было в странах Западной Европы или Латинской Америки[651].

Регион, в котором традиционно доминировали Франция и Великобритания, не являлся приоритетным во внешней и образовательной политике США до начала Второй мировой войны. Однако с середины XIX в. американские религиозные миссионеры развивали в странах Ближнего Востока образовательную деятельность и сумели создать благоприятную почву для дальнейшего проникновения США. К началу Первой мировой войны в странах Ближнего Востока функционировало 450 школ, открытых миссионерами[652], и два американских университета: в Ливане[653], которые были созданы в середине XIX в. и финансировались благотворительными фондами США[654]. В американских школах и вузах в странах Ближнего Востока обучение велось на местных языках, а студенты изучали национальную историю и культуру. Преподавание и распространение идей национализма на арабском, а не на английском языке способствовало популярности американских школ и вузов в регионе и активизации арабского национализма в период, когда страны Ближнего Востока и

Балканского полуострова находились под контролем Турецкой империи в конце XIX — начале XX в. Например, под влиянием США сирийские студенты создали в 1890 г. секретное националистическое общество с целью объединения арабов в регионе[655].

Обнаруженная в 1930-х гг. в регионе нефть привлекла внимание США. Несколько американских компаний получили права на ведение нефтяного бизнеса в Бахрейне и Саудовской Аравии.

С этого момента эти два государства займут место основных экономических и политических партнеров США на Ближнем Востоке. Интерес американского бизнеса дал толчок вмешательству правительства в независимую образовательную деятельность миссионеров, университетов и фондов. Американские колледжи начинали получать дотации от Госдепартамента на изучение истории региона, написание новых учебников и подготовку новых кадров в области добычи нефти[656].

Вторая мировая война в Северной Африке усилила присутствие США в странах Ближнего Востока. В апреле 1942 г. отдел по Ближнему Востоку в Госдепартаменте США официально заявил об увеличении интенсивности образовательных контактов между США и странами региона. Офис Военной Информации предоставлял стипендии для приезда в США профессуры из университетов Турции [657] , Госдепартамент финансировал библиотеки, предоставлял стипендии студентам и преподавателям[658].

Когда после войны Франция и Великобритания в силу экономических проблем потеряли политическое влияние в регионе, образовавшийся вакуум был удачно заполнен США — государством, которое тогда воспринималось арабами как защитник идеи о праве наций на независимость, что было зафиксировано в широко распространенной «Атлантической хартии». С этого момента Саудовская Аравия, Сирия, Йемен, Кувейт и Ливан становятся активными участниками образовательных программ США. До конца 1940-х гг. образовательные инициативы США находили позитивный отклик среди арабского населения стран Ближнего Востока.

Однако после возникновения палестино-израильской проблемы и формирования произраильской политики США на Ближнем Востоке в конце 1940-х — начале 1950-х гг. отношение арабского населения к США изменилось в отрицательную сторону. Отчеты Госдепартамента свидетельствуют, что Палестина стала источником нового серьезного вызова для США в регионе — антиамериканизма. Г оссекретарь Д. Ачесон утверждал, что антиамериканизм, который ощущался в странах Ближнего Востока в начале 1950-х гг., обусловлен необразованностью населения [659].

Однако вскоре антиамериканизм воспринимался Вашингтоном как серьезная угроза возможного скатывания государств под влияние СССР[660]. В начале 1950-х гг. антиамериканские настроения были сильны и в Сирии. Сирийское правительство отозвало своих студентов из американского университета в Бейруте в начале 1950-х гг. Студенты срывали занятия и расклеивали антиамериканские листовки. В период заключения Багдадского пакта обстановка в университете еще больше накалилась, когда арабские студенты вышли на улицы и устроили стычки с полицией, за что были исключены американской администрацией из университета[661]. Американо-сирийские отношения окончательно испортились после Суэцкого кризиса, и американским миссионерам и фондам было приказано покинуть это государство в 1956 г. [662] Арабский национализм, развитию которого способствовали США в XIX — начале XX в., постепенно становится проблемой для США в 1940-е — 1950-е гг. Администрация США высказывает мнение о необходимости контроля за движением арабского национализма при помощи образовательных программ[663].

Советский Союз, который занимал активную позицию в регионе, развивая культурные связи с арабскими странами, также заставлял правительство США мобилизовать ресурсы публичной дипломатии. В 1952 и 1953 гг. Совет Национальной Безопасности США обозначил еще одну цель осуществления образовательных и культурных программ — «сдерживание экстремистских тенденций на Ближнем

Востоке, которые угрожают переходу государств региона под влияние СССР»[664]. В те годы под экстремизмом в США понимали коммунистические,

ультранационалистические и религиозно-фанатические действия, которые участились в 1950-х гг. и позже привели к переходу власти в некоторых ближневосточных странах к социалистическим правительствам (создание Объединенной Арабской Республики, Народной Демократической Йеменской Республики и т. д.). Для сдерживания влияния Советского Союза США направляли программы публичной дипломатии на те социальные группы, которые «содействовали отходу ближневосточных обществ от экстремизма и прокоммунистических иллюзий»[665].

Исходя из этой политической цели, СНБ принял решение об увеличении числа программ обменов для городских слоев населения, поскольку именно жители городов были больше всего недовольны существующим экономическим положением и, как следствие, наиболее подвержены идеологическому влиянию СССР [666] . Действующая политическая элита общества, профессура, учителя, религиозные деятели были обозначены как основные целевые аудитории американской пропаганды[667] [668]. В отличие от советских программ обучения, в которых участвовали низшие и средние городские слои населения, американские программы были нацелены на представителей высших городских сословий и крупных государственных чиновников в Ираке, Иране, Ливане, Афганистане и др. Для них были разработаны особые программы стипендий в 1954-1955 гг. — как для «национальных лидеров», способных противостоять распространению

антиамериканизма и советской идеологии в регионе .

Идеологическая победа над антиамериканизмом и коммунизмом могла быть одержана, по мнению экспертов США, только путем установления долговременного партнерства между США и странами Ближнего Востока, которое бы ориентировало государства на США во всех сферах деятельности.

Первым звеном в этом проекте выступила масштабная антикоммунистическая пропаганда. Почти во всех странах были открыты американские библиотеки; развешаны постеры в образовательных учреждениях, которые изображали, например, судьбу двух молодых людей, один из которых выбрал коммунизм и погиб в уличных демонстрациях, а другой, который был ориентирован на американские ценности, получил процветающий образ жизни; антисоветские статьи публиковались в различных журналах государств региона, причем посольства США находили подходящих журналистов и издателей и оплачивали их пропагандистские статьи; наконец, документальный фильм под названием When Communists Came показывал негативные черты социалистического общества и демонстрировался во многих странах Ближнего Востока[669] [670].

Вторым звеном стала выступать деятельность США, направленная на мобилизацию ислама и его представителей. Тогда США полагали, что усиление роли этой религии в обществе будет содействовать отходу молодежи от коммунистических идей. СНБ принимает решение о привлечении в свои программы представителей ислама, причем при их рекрутировании американские администраторы программ должны были «... уважать основные догматы мусульманства; демонстрировать, что сотрудничество с США приведет к улучшению благосостояния в обществе, а сотрудничество с советским правительством — к подавлению религии и культурных ценностей...» . В

Ираке, Иране и Саудовской Аравии представители Информационного агентства развернули кампании за ислам. Было создано специальное радио Jidda в Саудовской Аравии, которое полностью было религиозным и вещало на арабском, татарском, узбекском и азербайджанском языках[671]. Более того, Информационное агентство организовывало научные семинары и конференции для ученых, изучающих ислам, а инициатива короля Саудовской Аравии Абн-Аль-Азиза по распространению ваххабизма была полностью поддержана посольством США и Госдепартаментом[672]. Король получил из рук американских послов необходимую техническую помощь для публикации материалов и радиовещания. Кроме борьбы с коммунизмом, другой причиной поддержки со стороны США данного течения в исламе, которое сегодня

многие религиозные и политические деятели считают экстремистским, явилось желание США укрепить дружественные связи с королевской семьей. В меморандуме о встрече с королем Саудовской Аравии американский посол указал фразу, которую он сказал королю: «мы приветствуем развитие такого движения [ваххабизма], поскольку мы уверены, что оно будет дружественным по отношению к нам» .

Третьим звеном стал выступать образовательный компонент публичной дипломатии, направленный на реформирование, развитие и американизацию системы образования ближневосточных государств, включая переход на преподавание на английском языке[673] [674]. В 1959 г. правительство запустило программу финансирования имеющихся американских университетов и приступило к созданию новых в странах Ближнего Востока. Тогда США полагали, что расширение доступа молодежи стран Ближнего Востока к системе образования и расширение присутствия американской модели в системе будут способствовать формированию нового поколения ближневосточной элиты, ориентированной на США.

Американский университет в Бейруте (The American University in Beirut) стал плацдармом для распространения американской модели образования в странах Ближнего Востока и центром американского контроля за арабским национализмом на пространстве от Эфиопии и Судана до Саудовской Аравии и Ирана[675]. Университет инициировал масштабные программы пропаганды в виде фильмов, которые демонстрировались в отдаленных сельских районах стран Ближнего Востока для крестьян[676]. В 1950-1951 гг. в университете были открыты специальные летние школы для подготовки учителей средних школ. США кардинально изменили учебный план университета: акцент в обучении сместился с вопросов национализма на

международно-политические и экономические вопросы[677]. В 1952 г. при университете создается Институт экономических исследований, а министерство обороны откроет школу для американских военных и студентов стран Ближнего Востока в целях совместного изучения арабского языка и культуры[678]. В Вашингтоне осознавали, что образовательная политика должна выполнить миссию если не идеологического, то политического или экономического сближения между странами Ближнего Востока и США. Поэтому на протяжении всего периода «холодной войны» Госдепартамент и СНБ кропотливо подбирали определенный тип программы для конкретной страны. По расчетам США, например, для Афганистана наиболее эффективными программами могли стать обмены и демонстрация фильмов; для Египта, Сирии и Израиля — только программы обменов; для Ирана — пропаганда через печатные СМИ[679].

Создание факультета свободных искусств и факультета менеджмента, обучение на английском языке, самоуправление студентов впервые были внедрены именно в Бейруте. Американский университет превратился в региональный центр подготовки членов правительства и элиты для 118 стран Персидского залива, Африки, Ближнего Востока, а также АТР[680]. Он стал самым крупным вузом США в мире: если в других американских университетах обучалось максимум 2,5 тыс. студентов, то в Бейруте — около 7,5 тыс. Представитель Агентства международного развития в Ливане принимал участие в отборе студентов, в формировании учебного плана, а также занимался вопросами рекрутирования студентов в других странах региона[681]. Большинство выпускников занимали высокие посты в правительстве своих стран, что повлияло на имидж вуза как кузницы элиты. Кроме того, статус панарабского университета, в котором идеи арабского национализма процветали при поддержке США, также способствовал его популярности среди молодежи. Это давало возможность правительству США использовать его в качестве инструмента пропаганды. Студенты перевозили американские фильмы в другие страны Ближнего Востока и организовывали особые летние школы для американских военных по изучению арабского языка и культуры[682]. Только в 1980-е гг. — из-за военных конфликтов в Ливане — университет стал переживать тяжелые времена. Сократилось число

студентов: в 1978 г. в Бейрут приехали примерно 300 студентов, в 1988 г. — только

683

семь человек .

Американский университет в Каире (The American University in Cairo) представляет собой еще одно уникальное учебное заведение, которое является центром американского образования в регионе Северной Африки и Персидского залива[683] [684]. До конца 1940-х гг. Американский университет в Каире позитивно воспринимался арабскими государствами — туда стекались студенты из различных государств Ближнего Востока. Приход к власти социалистического правительства Насера в 1950­е гг. поставил под вопрос существование университета. Все иностранные учебные школы были закрыты правительством Египта. Однако умелая дипломатическая деятельность США и желание дочери президента учиться в Американском университете стали факторами сохранения университета. Вскоре университет в Каире превратился в место обучения египетской элиты. Супруга будущего президента Мубарака, дети членов правительства получили дипломы в области управления бизнесом, английского языка и свободных искусств[685] [686]. Благодаря популярности вуза среди элиты правительству США удавалось удерживать американский состав попечителей университета, через который поступало финансирование вуза .

Другим центром притяжения американской публичной дипломатии в тот период стал Иран. США инициировали масштабные программы пропаганды, обучения в США студентов из Ирана[687], а также предложили шаху провести ряд реформ в образовании для расширения доступа к последнему. Радиостанция «Голос Америки» неустанно работала над улучшением имиджа шаха, убеждая иранцев, что они «могут положиться на него как на прогрессивного лидера»[688]. Создание эгалитарной системы образования, по мнению Вашингтона, должно было привести к расширению поддержки режима шаха. Ежегодно в Иран направлялись около 400 американских консультантов в области реформирования работы министерства образования и всей системы образования. Однако на этом направлении деятельности американское правительство наталкивалось на противодействие со стороны СССР, который также осуществлял реформы в системе образования Ирана. Для сдерживания идеологии СССР Информационное агентство активизировало информационную пропаганду среди населения Ирана, чтобы дискредитировать политику СССР. Информационное агентство распространяло материалы о том, как коммунистические элементы стараются проникнуть в систему образования Ирана, подразумевая работу советских преподавателей в иранских вузах[689]. В середине 1960-х гг. США удалось блокировать влияние СССР в вузах Ирана при помощи как пропаганды, так и увеличения числа студентов иранских вузов в университетах США. Исходя из нашего статистического анализа, мы можем сделать вывод, что американское правительство сумело обучить в 10 раз больше студентов, чем СССР за 1950-е — 1970-е гг.[690]

Кроме этого, сразу после переворота в 1953 г. США предложили лояльному шаху Пехлеви открыть американский университет. Однако Иран не спешил с США в области образования. Только в 1960 г. шах позволил правительству США и университету в штате Пенсильвания начать реформы в одном из технических училищ. Были открыты американские учебные программы в области свободных искусств[691]. В 1966 г. США создали на базе училища новый университет, который носил имя иранского шаха — Pahlavi University. Перед вузом была поставлена задача по подготовке проамериканской политической элиты. Правительство США наладило систему отправки американских преподавателей для чтения лекций, многие иранские политики получили ученые степени в США. Кроме того, преследуя цель демократизации Ирана, в 1968 г. правительство США создало женское высшее учебное заведение, известное как Демавенд-колледж. Он выполнил важнейшую социальную и политическую функцию — сформировал профессиональную прослойку учителей английского языка и способствовал развитию политического активизма современных иранских женщин[692]. Забегая вперед, отметим, что после исламской революции американские специалисты покинули вузы и попечительские советы были распущены. Однако модель американского образования сохраняется и сегодня в бывшем университете Пехлеви, известном сейчас как Ширазский университет. Преподавание многих дисциплин ведется на английском языке. Несмотря на изменение политических отношений между США и Ираном, Демавенд-колледж продолжает готовить преподавателей английского языка в Иране[693]. Иранский опыт показывает, что, несмотря на ухудшение политических отношений между странами, черты американского образования и программ остаются практически неизменными[694].

Более того, в публичной дипломатии были задействованы американские фонды и различные организации. Фонд «Американские друзья Ближнего Востока», созданный в 1951 г., получал деньги от ЦРУ для оказания помощи иранским студентам в получении образования в США [695] . Посредством этого фонда американское правительство сформировало иранский студенческий союз, различные юношеские организации, а 1962 по 1976 г. США направили в Иран более 2000 сотрудников Корпуса мира для преподавания английского языка. Особая роль в продвижении американской идеологии принадлежала Ирано-американскому обществу культурных связей[696]. В 1960-е — 1970-е гг. общество состояло из 900 постоянных членов и охватывало 40-50 тыс. иранцев, которые изучали английский язык или использовали американскую библиотеку, находившуюся в здании общества. Преподавание английского языка являлось основной сферой деятельности общества. Около 5 тыс. иранцев учились на курсах английского языка, причем полученный сертификат предоставлял право на поступление в вузы США. Основная задача, которая ставилась перед Ирано-американским обществом дружбы, — вовлечение различных социальных слоев в общественную и культурную деятельность и формирование лояльного отношения к шаху посредством проведения выставок, чтения лекций, демонстрации фильмов и т. д.[697]

США, осуществляя реформы в образовании, стремились укрепить средний класс иранцев для поддержки режима шаха Пехлеви[698] и заставить последнего начать более масштабное реформирование образовательной системы Ирана [699]. Однако шах и элита общества не стремились к проведению реформ, и в конечном итоге огромная масса молодежи не могла получить образования и найти работу, создавая угрозу социального взрыва. Угроза революции стала ощущаться к началу 1970-х гг., когда средний возраст большинства иранцев составлял чуть больше 17 лет[700]. Иранская молодежь превращалась либо в иранскую интеллигенцию, лояльно относившуюся к шаху, либо в экстремистские группы. В начале 1970-х гг. Конгресс и академические круги США предсказывали возможную революцию, если США не предпримут шагов для дальнейшего реформирования системы образования и укрепления власти шаха[701] [702]. Однако и администрация США не прислушивалась к рекомендациям Конгресса и представителей университетов, и правительство Ирана не спешило реализовывать предложения США, что закончилось революцией 1979 г. .

Другой проблемой в публичной дипломатии был Афганистан, где также было необходимо сдерживать советское присутствие, идеологию и программы помощи во многих областях жизни афганского общества. Кабульский университет стал центром притяжения программ американской публичной дипломатии в 1950-е — начале 1970-х гг. Кабульский университет представляет собой уникальное образовательное учреждение, на которое оказывали влияние различные по ценностям и идеологии иностранные державы, такие как США, некоторые европейские государства, Саудовская Аравия, Иран, Китай и СССР. Созданный в 1930-е гг. королем Афганистана и построенный правительством США, Кабульский университет стал центром американских реформ в 1960-х — начале 1970-х гг. После свержения

монархии в 1973 г. влияние США быстро угасло и усилилось влияние религиозных и политических группировок из Саудовской Аравии и Ирана, а после Апрельской революции 1979 г. Кабульский университет оказался под контролем СССР. Идеологическое противостояние периода «холодной войны» подталкивало

супердержавы оказывать интенсивное влияние на университет, создавать и закрывать факультеты, вводить новые учебные дисциплины, ориентированные на ту или иную идеологию, продвигать на руководящие посты своих ставленников, проводить переобучение преподавателей и студентов в американских или советских университетах. Однако в отличие от многих стран, в которых США и СССР успешно осуществили реформирование образовательных учреждений в период «холодной войны», Кабульский университет оказал сильнейшее сопротивление американским и советским реформам, что повлияло на результаты всей университетской политики двух сверхдержав в Афганистане.

В 1952 г. Конгресс США выделил официальное финансирование для поддержки афганских университетов и школ из-за набиравшего силу идеологического противостояния с СССР . Однако американским послам понадобилось несколько лет, чтобы убедить афганское правительство принять специалистов и финансирование для Кабульского университета. Только в начале 1960-х гг. Афганистан согласился на присутствие США. Эти трудные переговоры предоставили возможность дипломатам отметить важную черту поведения афганцев, которая станет основным препятствием на пути американских реформ в Кабульском университете: медлительность и нежелание что-либо делать совместно .

В 1962 г. в Кабул прибыли первые одиннадцать американских специалистов, в руках которых и сосредоточилось реформирование университета. Его ректор оказался под опекой американского советника, выражая, однако, неудовольствие таким положением вещей[703] [704] [705]. Через год была подготовлена программа развития учебного заведения, и она включала в себя следующее: 1) создание инженерного и

педагогического факультетов для формирования в Афганистане нового поколения специалистов и учителей, ориентированных на США; 2) переобучение преподавателей университета в США с целью получения ими американских научных степеней; 3) внедрение английского языка в процесс обучения и 4) создание в университете магистратуры. Основным инструментом реализации указанных реформ было выбрано Агентство международного развития США, созданное в 1961 г. Это ведомство отбирало американские университеты для реализации реформ, а те, в свою очередь, предоставляли специалистов, которые работали в Кабульском университете[706].

Инженерный факультет стал первой проблемой в американских реформах. Повышенное внимание США к факультету было связано не только с необходимостью обучения специалистов для развития Афганистана, но и с деятельностью СССР, который готовил «своих» инженеров в Политехническом институте. Именно поэтому успешное развитие инженерного факультета стало предметом большой заинтересованности для США. Когда СССР предложил афганскому правительству создать Политехнический институт в 1962 г., представители американского дипломатического ведомства были убеждены, что советский проект провалится. Однако Политехнический институт, соответствовавший всем новейшим стандартам того времени, а также кампус для преподавателей и студентов были построены уже через три года. После этого американские дипломаты потребовали от афганского правительства запретить внедрение русского языка, истории, марксизма и политэкономии в институте. Однако когда СССР открыл магистратуру в Политехническом институте в 1967 г., американские советники осознали, что Политех станет могильщиком американского инженерного факультета Кабульского университета, который выпускал только бакалавров [707]. Для противостояния с Политехническом институтом американское правительство пыталось повысить стандарты обучения студентов, ввести магистратуру и улучшить квалификацию преподавателей[708]. Но после нескольких лет работы глава американских специалистов в Афганистане напишет в своем отчете для Вашингтона: «Мы пытались создать инженерное образование, но не добились успеха. Основная проблема — афганские преподаватели, которые ничего не делают и саботируют наши предложения» [709].

В итоге американские советники так и не открыли магистратуру на инженерном факультете и в Кабульском университете в целом. Правительство Афганистана заявило США, что дипломы магистров Политехнического института получают больше признания в стране, чем дипломы бакалавра инженерного факультета Кабульского университета.

Воспитание нового поколения учителей, особенно учителей английского языка, являлось второй задачей США. На этом пути американскому правительству сопутствовал временный успех. Задача была следующая: обеспечить все школы Афганистана учителями, получившими образование на американизированном факультете педагогики . США предполагали, что если афганцам преподавать английский язык уже в школе, то в будущем можно выстроить все преподавание в Кабульском университете на английском языке. Такой подход облегчал бы работу правительства США по написанию учебников и поиску квалифицированных преподавателей среди американцев. В 1968 г. Агентству международного развития удалось добиться от правительства Афганистана принятия национальной программы по развитию английского языка. К 1970 г. девять из двенадцати факультетов Кабульского университета сделали английский язык основным языком обучения и преподавания[710] [711] [712]. Однако через год стало ясно, что знания студентов в данной сфере оставались слабыми. Когда Агентство международного развития стало рассматривать вопрос о создании American Studies как отдельной дисциплины, оказалось, что внедрение дисциплин по изучению США невозможно, поскольку студенты не могут читать литературу на английском языке, у них нет желания изучать США и нет ни одного факультета Кабульского университета, который бы согласился ввести данную

712

дисциплину . Более того, Министерство образования стало выступать против развития английского языка как национального проекта, а после свержения монархии в 1973 г. проект был полностью закрыт. Преподавание стало осуществляться в основном на языке пушту.

Третьим направлением работы США было переобучение профессорско­преподавательского состава университета. Американские специалисты были шокированы низкой, по их мнению, квалификацией преподавателей[713] [714] [715] . Была поставлена задача: переобучить имеющийся состав преподавателей в США. К началу 1970-х гг. было подготовлено вновь или переобучено более 200 преподавателей университета в США, в американских университетах в Каире и Бейруте, что составило половину всего корпуса . Однако не всегда американским дипломатам удавалось продвинуть в университете тех преподавателей, которые обучились в США. Многие из кандидатур блокировались деканами и ректором, что вызывало дополнительные трения между США и Афганистаном. Серьезной проблемой оставались пассивность, медлительность и нежелание преподавателей что-либо делать по указанию американских советников. Члены университетской корпорации проводили политику неопределенности и неясности в общении с США. Во время ведения переговоров они соглашались на сотрудничество, но затем ничего не происходило: ректор откладывал последующие встречи с американскими советниками, бюрократический аппарат не вводил новшества по работе со студентами, преподаватели не осуществляли ревизию своих учебных курсов и не перестраивали методы обучения .

Если с профессорско-преподавательским составом США работали плотно, то афганские студенты не получали должного внимания со стороны американских советников. Проблема масштабного отсева студентов разрушала многие усилия американских специалистов. Причинами массовых отчислений студентов являлись слабая подготовленность первокурсников, большой набор студентов и отсутствие жестких приемных экзаменов[716] [717] . США вступили в борьбу с правительством Афганистана по ужесточению правил приема студентов и сокращению их числа. Однако правительство Афганистана приняло специальный закон против ужесточения экзаменов при поступлении в университеты страны . Американскому правительству не удалось ограничить прием студентов в Кабульский университет, инфраструктура которого была еще слишком слабой, чтобы обучать всех желающих. Учебные корпуса, лаборатории, библиотека, столовая и общежития их не вмещали. Это привело к студенческим забастовкам и демонстрациям, которые подпитывались политическим брожением. Более того, американская политика по набору студентов из разных племен, которые враждовали между собой, также ухудшала политическую обстановку в Кабульском университете. 1 мая 1968 г. студенты сорвали занятия на одном из самых американизированных факультетов — факультете педагогики. Они требовали изменений учебного плана, улучшения бытовых условий и социальных программ. В итоге Кабульский университет был временно закрыт. Поначалу американские советники не видели опасности в этом студенческом движении, которое развивалось без всякого вмешательства США. Вашингтон не создавал студенческую организацию демократического толка, чтобы как-то нейтрализовать радикалов и экстремистов. Именно такую политику проводили США в других странах, в университетах которых развивалось студенческое движение в конце 1960-х гг. Но в 1971-1972 гг. началась массовая забастовка студентов, которые стали выступать против монарха. Именно в этот период американским специалистам стало ясно, что они упустили афганских студентов, которые под влиянием различных политических сил перестали доверять монархическому правительству и поддержали переворот 1973 г. Националистические, коммунистические и исламистские группировки захватили влияние среди студенчества. После свержения монархии забастовка студентов прекратилась сама собой[718] [719].

Когда в Афганистане появилось новое правительство, руководитель американских образовательных программ докладывал в Вашингтон, что с ним установлены хорошие отношения[720]. Однако затем последовал резкий спад в реформировании Кабульского университета. Как следует из документов, новый ректор, который не участвовал в американских программах обучения, а наоборот, имел некоторые связи с Москвой, заблокировал переговорный процесс с США о новых реформах. Более того, он дал толчок развитию исламского образования. Факультет исламского права (Islamic Law), который существовал ранее, но ограничивал прием только пятью студентами, стал быстро развиваться, а Саудовская Аравия получила право от афганского правительства строить мечети на территории кампуса. Американское правительство пыталось спасти свои реформы в Кабульском университете, направив туда самого опытного реформатора — ректора университета штата Индиана Г. Веллса, который в свое время провел масштабные реформы в оккупированной Германии[721] [722]. Однако это было слишком поздно. Несговорчивость новой администрации университета заставила американских специалистов признать, что возможностей продолжать реформирование университета больше нет, и Агентство международного развития прекратило свою

722

работу в нем в 1976 г.

В результате реформ правительству США удалось осуществить некоторые структурные изменения. Были созданы новые факультеты, построены общежития и лаборатории. Но США так и не смогли открыть магистратуру и ввести дисциплину American Studies в Кабульском университете. Это свидетельствует о серьезном давлении со стороны афганцев. Более того, американские советники не смогли преодолеть сопротивление администрации университета и профессуры, которое проявлялось в виде пассивности и инертности. Наконец, США не сумели решить проблему студенческого движения. Это привело к краху американского присутствия в университете после свержения короля в 1973 г.[723]

Кроме советского фактора, постоянное противостояние между арабскими государствами и Израилем требовало использования публичной дипломатии в качестве «мягкого» инструмента воздействия на конфликтующие стороны. В начале 1970-х гг. ухудшение отношений США с арабскими странами, а также нефтяной кризис начала 1970-х гг. обусловили пересмотр правительством США публичной дипломатии. В 1973 г. США обозначили новые внешнеполитические цели, отличные от задач 1950-х — 1960-х гг. Программы помощи, реформирование систем образования, информационная пропаганда и программы обменов на всем пространстве Ближневосточного региона требовали серьезных бюджетных ассигнований вложений, которых становилось все меньше и меньше из-за финансового кризиса, Вьетнамской войны и взлета цены на арабскую нефть. Конгресс требовал от президента Никсона

более сбалансированных расходов на программы публичной дипломатии, отказа от многих дорогостоящих проектов — таких как строительство новых вузов, школ и пр. В итоге появился так называемый региональный подход к публичной дипломатии США в странах Ближнего Востока, который подразумевал создание широких региональных программ, в которые бы втягивались многие государства, а также финансирование только эффективных и краткосрочных программ публичной дипломатии, которые реализуют новые внешнеполитические задачи США. В те годы Вашингтон выдвинул задачу укрепления экономических позиций США на Ближнем Востоке посредством 1) создания системы региональной безопасности через развитие взаимопонимания между арабскими странами и Израилем и укрепление обороноспособности отдельных государств; 2) культивирования лояльного отношения к США через проведение реформ в образовании, финансируемых правительством США, и 3) обеспечения доступа американских компаний к нефтяным ресурсам через развитие совместных исследовательских проектов. В итоге формирования новых внешнеполитических целей публичная дипломатия претерпела новые изменения. США попытались использовать программы публичной дипломатии для налаживания взаимопонимания между арабскими странами и Израилем. После октябрьской войны 1973 г. между Египтом, Сирией и Израилем США направили свои усилия на формирование более дружественных отношений с Египтом и добились некоторых успехов из-за возрастающего недоверия А. Садата к СССР . В августе 1974 г. министр иностранных дел Египта подписал соглашение в Вашингтоне о восстановлении академических обменов с США . С этого момента начинается возрождение весьма влиятельного Американского университета в Каире, созданного еще в начале XX в.[724] [725] [726] В начале 1970-х гг. в Каире создается крупнейший центр североамериканских исследований для распространения этого научного направления в крупных городах Ближнего Востока. В октябре 1978 г., после урегулирования очередного конфликта между арабскими странами и Израилем, администрация Дж. Картера расширила программы студенческих обменов с участием академических и

военных вузов между США, Израилем и арабскими странами . Американское правительство полностью финансировало обучение студентов из Египта, Сирии, Иордании, на что было выделено 1 млн долларов .

Кроме этого, масштабные программы военного обучения стали подменять программы обмена в области культуры и образования. Израиль традиционно участвовал в программах военного обучения . Однако по просьбе правительства Израиля программы официально не обнародовались в законодательных актах Конгресса. В основном США проводили обучение израильских танкистов в известном центре подготовки на военной базе в Форт Кноксе, в штате Кентукки . Саудовская Аравия получала военную помощь США со времен Второй мировой войны. В 1946 г. США взялись за модернизацию вооруженных сил страны . В 1962 г. король Сауд заверил президента США в том, что его государство хотело бы, чтобы американские тренинговые миссии оставались в Саудовской Аравии на неопределенный срок. Ежегодно 100 представителей армии Саудовской Аравии направлялись в США для обучения[727] [728] [729] [730] [731] [732]. Также США занимались модернизацией полиции через программы обучения[733]. В Иране США активно развивали программу обучения летчиков[734]. В начале 1970-х гг. правительство США резко увеличило ежегодные расходы на программы военного образования в регионе Ближнего Востока. Это было связано с политикой СССР в Афганистане, что заставило Картера провозгласить доктрину о защите доступа США к нефти в Персидском заливе и немедленной дисклокации американских войск в регионе в случае угрозы со стороны враждебных государств[735]. Некоторые государства — Ливан, Оман, Иордания, Йемен — впервые стали участниками программ военного обучения США. Позже будет создан Американо­Иорданский стипендиальный фонд для обучения «военных специалистов Иордании в университетах США и для усиления позиций США в этом государстве» [736] [737] [738] [739] . Министерство обороны активировало одну из важнейших своих программ по обучению высшего состава армии стран Ближнего Востока . Американские советники, находящиеся в регионе, осуществляли отбор представителей старшего офицерского состава или солдат, имеющих лидерские качества. Основное условие участия — наличие элементарных знаний английского языка. Военные Ирана, Иордании, Саудовской Аравии и др. стран направлялись на военную базу в Техас (Lackland Air Force Base), где находилась специальная языковая школа. В течение нескольких недель военные изучали английский язык в объеме, необходимом для управления американскими самолетами и вертолетами. Кроме этого, обучение представителей армии состояло из курсов по политической системе США и

738

международным отношениям .

Наконец, США попытались использовать публичную дипломатию для реформирования системы образования в Саудовской Аравии . Растущая система образования Саудовской Аравии требовала огромного числа преподавателей, что обусловило появление в университетах и школах учителей, не получивших специального педагогического образования, но имеющих сильнейший идеологический уклон в сторону исламского обучения. Поэтому в большинстве школ и вузов обучение делало ставку на исламское образование с включением идеологии ваххабизма, а учебники вузов Саудовской Аравии содержали сильнейшие антизападные и антихристианские пассажи[740]. Для модернизации системы высшего образования в Саудовскую Аравию были направлены эксперты. Создавались программы для переподготовки университетских преподавателей и администраторов вузов Саудовской Аравии в американских университетах. Однако количество преподавателей и учителей, привлекаемых США для переобучения, свидетельствует, что в сравнении с другими профессиональными категориями, такими как политики, бизнесмены или журналисты, академические круги Саудовской Аравии составляли наименьший процент . Также США пытались безуспешно реформировать учебные планы в вузах Саудовской Аравии, которые состояли на одну треть из предметов по религии, еще на одну треть — из арабского языка, а оставшаяся часть учебных курсов была посвящена точным наукам и ведению бизнеса . Пассивному поведению США способствовала позиция правительства Саудовской Аравии, а также намерение США сохранить устойчивые экономические связи с поставщиками нефти. Еще время визита в США в 1966 г. король Файзиль подтвердил, что Саудовская Аравия не хотела бы проводить реформы в образовании с помощью «чужих рук», что могло бы привести к созданию поколения молодежи, оторванной от потребностей страны[741] [742] [743]. Единственное, что удавалось осуществить, — это преподавание английского языка. Однако программы охватывали только представителей правящей элиты и бизнеса[744] [745].

В итоге, по сравнению с другими регионами, в странах Ближнего Востока США не удалось развивать программы публичной дипломатии США в той мере, в которой они могли бы способствовать упрочнению позиций США. Такие факторы, как необходимость сдерживать СССР и постоянно добиваться поставок нефти из стран Персидского залива, а также сопротивление ближневосточных государств распространению американских ценностей, значительно уменьшали удельный вес программ публичной дипломатии в региональной внешнеполитической стратегии США. Программы в области культуры и образования не развивались в полной мере. Только после террористических атак 2001 г. правительство США признает ошибкой проведение маломасштабной публичной дипломатии в данном регионе в период

- - 745

«холодной войны» .

3.3.3

<< | >>
Источник: Цветкова Наталья Александровна. Публичная дипломатия как инструмент идеологической и политической экспансии США в мире, 1914-2014 гг. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Санкт-Петербург. 2015

Еще по теме Публичная дипломатия США в странах Ближнего Востока:

  1. Глава II СТАРАЯ И НОВАЯ ДИПЛОМАТИЯ
  2. Глава IV ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ КОРПУС - СВОБОДНОЕ СОДРУЖЕСТВО ДИПЛОМАТОВ
  3. Глава VII НОВОЕ В СОВРЕМЕННОЙ ДИПЛОМАТИИ
  4. Проблемы европейской безопасности: вклад Парижской школы
  5. Теории политической коммуникации в изучении публичной дипломатии США: «пропаганда», «монолог», «диалог» и «сотрудничество»
  6. Заключение к главе 2
  7. Начало «холодной войны»: сдерживание советской идеологии в странах Западной Европы, 1940-е — 1950-е гг. 3.2.1 Создание законодательной основы и механизма для реализации публичной дипломатии США
  8. Идеологическая «холодная война» за пределами Европы: Латинская Америка, Ближний Восток и Африка в публичной дипломатии США, 1960-е — начало 1970-х гг. 3.3.1 Новые ведомства и региональные приоритеты в публичной дипломатии США
  9. Публичная дипломатия США в странах Ближнего Востока
  10. Публичная дипломатия США в Африке
Яндекс.Метрика