<<
>>

Публичная дипломатия США в Латинской Америке в межвоенный период: противостояние с нацизмом и создание первых правительственных ведомств

Усиление Германии, нарастание напряженности в Европе и, как следствие, начало Второй мировой войны оказали наибольшее влияние на становление публичной дипломатии США. Германия снова оказалась тем государством, которое имело в своем арсенале и военную мощь, и идеологию, способные подорвать влияние США в странах Латинской Америки.

Эффективная пропагандистская машина нацистской Германии стала новой угрозой национальным интересам США в данном регионе. Регион экономических и стратегических интересов США со времен доктрины Монро оказался мишенью немецкой пропаганды, и информация, идущая из Германии, стала привлекать некоторую часть населения стран Латинской Америки. Интерес латиноамериканских стран к Германии и Европе в целом был вызван, видимо, негативным отношением населения западного полушария к США после реализации политики «большой дубинки» и интервенций в Карибский бассейн в начале XX в. Активность Германии в странах Латинской Америки была огромной. К 1941 г. Германия построила около 900 школ в регионе[407] [408]. Во всех странах Латинской Америки

407

развивалось преподавание немецкого языка , а немецкие книги переводились на испанский и португальский. Политика добрососедства Ф. Рузвельта, начатая в 1933 г.[409] [410], и новая публичная дипломатия США были призваны ответить на активизацию политики Германии посредством создания проамериканского идеологического

409

консенсуса в регионе .

В регионе уже работали американские неправительственные организации в области культурной дипломатии. Еще в 1919 г. бывшим госсекретарем Э. Рутом и профессором С. Дугганом, экспертом в области международных академических

связей[411], был создан известный Институт международного образования. Оба его основателя были сторонниками распространения влияния США в странах Латинской Америки посредством использования инструментов «мягкой силы».

Созданная ими первая программа академических обменов привлекала ежегодно около 30 студентов и профессоров из Аргентины, Бразилии, Мексики, Кубы, Колумбии и др., но не имела ярко выраженной идеологической окраски[412] [413]. Однако культурная и образовательная деятельность Германии в регионе подталкивала Вашингтон начать процесс контроля над неправительственными организациями и существующими программами. Сын С. Дуггана, Лоренц Дугган, который возглавлял с 1935 г. Отдел по делам Латинской Америки в Госдепартаменте, предложил Ф. Рузвельту увеличить число обменов в регионе и финансировать академические программы через федеральный бюджет. Рузвельт согласился, но для осуществления более широких программ публичной дипломатии требовалось согласие латиноамериканских государств участвовать в американских программах. Этот вопрос был успешно решен госсекретарем К. Халлом на конференции государств Латинской Америки в Буэнос-Айресе в 1936 г. На этой всемирно известной конференции сам президент Ф. Рузвельт обозначал обмены в области образования и культуры как основной метод защиты демократии и конституционного управления в западном полушарии, а также как метод противостояния с фашизмом. На конференции президент Рузвельт произнес свою известную речь о роли программ культуры и образования: «Можем ли мы, республики нового мира, помочь старому миру предотвратить нависшую угрозу? Да, я уверен, что мы можем. И мы собрались здесь, чтобы продемонстрировать единение [западного полушария] всему миру и защитить демократическую форму конституционного правительства посредством распространения культуры, образования и свободы слова» . В соответствии с подписанными соглашениями двадцать

латиноамериканских государств соглашались на обучение студентов, журналистов и политиков в США. Впервые появилось межправительственное соглашение между США и группой зарубежных стран — Конвенция о продвижении межамериканских культурных связей — о конкретных программах обмена. Кроме этого, Конвенция призывала «поощрять более тесные отношения между неофициальными организациями, которые оказывают влияние на формирование общественного мнения» и продвигают взаимопонимание между США и странами Латинской Америки.

Наконец, США подписали еще несколько договоров об обмене публикациями, выставками искусства и образовательными фильмами[414].

В 1938 г. администрация США создает Отдел по связям в области культуры в Госдепартаменте «для отпора “проникновению” фашистских идей на американские континенты»[415]. Возглавил отдел Бен Черрингтон, директор фонда Университета в Денвере[416] , впоследствии назначенный представителем правительства США в ЮНЕСКО. Появилась и новая должность в американском дипломатическом корпусе — атташе по культуре — для контроля над проектами публичной дипломатии и распространением антинацистской пропаганды в регионе. Создание отдела в Госдепартаменте стало важнейшим событием для всей последующей истории публичной дипломатии США [417] . Появился правительственный механизм формирования и реализации программ публичной дипломатии. До этого момента большинство программ в области культуры и образования находились в руках благотворительных фондов, университетов и неправительственных организаций. Начиная с 1938 г. Белый дом берет под контроль программы «мягкой силы», которые используются в политических интересах США. Эта дата стала своеобразным Рубиконом для правительства США, поскольку в последующие годы новые вызовы американским интересам и ценностям будут только усиливать роль правительства в регулировании программ публичной дипломатии.

Однако создание правительственного механизма реализации программ публичной дипломатии сразу же повлекло за собой борьбу между ведомствами за право контролировать эту область внешней политики. Нельсон Рокфеллер, который имел серьезные экономические интересы в странах Латинской Америки, развивает альтернативные программы для латиноамериканских представителей бизнеса. После поездки по странам Латинской Америки весной 1940 г. он передал президенту меморандум о создании нового агентства для активизации экономического и

культурного сотрудничества в регионе.

Свое предложение об учреждении независимого агентства он обосновывал необходимостью для частных коммерческих компаний США продвигать свои интересы в регионе, где западноевропейские бизнесмены уже давно взяли на вооружение международные образовательные контакты как средство создания обученного и лояльного персонала. Рокфеллер убеждал президента использовать международные образовательные обмены как инструмент сворачивания влияния европейцев в Латинской Америке417. Рузвельт согласился с меморандумом, и Н. Рокфеллер возглавил Офис по межамериканским делам. Офис подчинялся Белому дому, минуя Госдепартамент. Программы обрели двух кураторов в лице Отдела по связям в области культуры и Офиса по межамериканским делам. В итоге Госдепартамент и офис Н. Рокфеллера дублировали программы друг друга, что привело к неорганизованности в их реализации и соперничеству между руководителями ведомств. Хотя ведомство Н. Рокфеллера прекратило свое существование в 1946 г., межведомственная борьба за право контролировать программы, дублирование программ и ведомств станет характерной чертой всей последующей американской публичной дипломатии.

Чем стремительные продвигался Гитлер по Европе, тем чаще создание демократических политических институтов в странах Латинской Америки рассматривалось как основная задача программ публичной дипломатии. Появился и принцип отбора тех граждан, которые наиболее подходят для создания политической системы американского образца в латиноамериканских странах. Правительство США предполагало, что политики и молодые лидеры среди студентов, журналистов и пр. являются той особой частью общества, которую необходимо привлекать в программы обучения, и в итоге они и будут способствовать продвижению либеральной демократии в политической системе стран региона. Однако масштабы влияния США были не слишком большие по сравнению с сегодняшним днем. Только в 1940 г. первая группа студентов, профессуры, «молодых лидеров» и журналистов из стран Латинской Америки была приглашена Госдепартаментом для участия в первой программе обменов, известной сейчас как International Visitor Leadership Program.

Однако уже в период военных действий Латинская Америка и программы обучения и культуры были отодвинуты на задний план. Европа, АТР, Ближний Восток стали

постепенно входить в оборот публичной дипломатии. Информационная пропаганда, а не обмены в области образования и культуры, заняла приоритетное место среди других программ публичной дипломатии. В 1941 г., когда стало ясно, что США втянуты в новую войну с Германией, президент издает распоряжение о создании независимого ведомства по информации (Office of the Coordinator of Information) для сбора и анализа информации, имеющей влияние на национальную безопасность США. В этом ведомстве был создан Отдел военной информации (Office of War Information), а в его состав, в свою очередь, вошла и первая радиостанция — Voice of America, — которая вещала на зарубежные страны в целях противодействия немецкой пропаганде. Все указанные ведомства локализовались в Белом доме[418]. В феврале 1942 г. дикторы «Голоса Америки» впервые вышли в эфир[419]. В конце войны Отдел военной информации был ликвидирован, а радиостанция «Голос Америки» сумела сохранить свою деятельность, и контроль за ее деятельностью был передан Госдепартаменту.

За время войны Офис военной информации создал более 70 зарубежных информационных сервисов (posts), которые распространяли новости и печатную продукцию. Печатная продукция, выпускавшаяся Отделом военной информации, играла тогда существенную роль в пропаганде против нацизма. Ежедневно Офис военной информации отправлял в зарубежные страны более 3000 фотографий и другой визуальной продукции. Несомненно, вся продукция работала на продвижение американской позиции, как, например, иллюстрированный памфлет “The United Nations Fight for the Four Freedoms ” распространял позицию США о свободе и демократии[420] [421] [422]. Основным же регионом проникновения радиостанции были Европа и АТР. Испания, Нидерланды и Великобритания оказались странами, которые в наибольшей степени получали информацию от «Голоса Америки» . Япония,

выступавшая на стороне Германии, также стала основной мишенью информационных потоков, шедших из США . Имеющиеся архивные документы позволяют нам заключить, что осуществление пропаганды данными ведомствами стало первым существенным опытом США, который будет использован в последующие периоды. Масштабы выпускаемой продукции и композиция новостей в сетке радиовещания говорят о том, что публичная дипломатия США стала вырабатывать эффективные методы для продвижения ценностей США. В те годы эксперты в данной области определили те черты американской нации, которые могли найти своего потребителя в зарубежных странах. Благодаря необходимости противостоять немецкой пропаганде американская информационная машина стала использовать идеи о свободе, демократии, процветании и т. п., которые выигрышно смотрелись на фоне новостных каналов немецких радиостанций. Война подтолкнула США к выработке, говоря современным языком, месседжа, который и сегодня используется в современной публичной дипломатии США: уникальность нации, политической культуры и ценностей.

3.1.3

<< | >>
Источник: Цветкова Наталья Александровна. Публичная дипломатия как инструмент идеологической и политической экспансии США в мире, 1914-2014 гг. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Санкт-Петербург. 2015

Еще по теме Публичная дипломатия США в Латинской Америке в межвоенный период: противостояние с нацизмом и создание первых правительственных ведомств:

  1. Публичная дипломатия США в Латинской Америке в межвоенный период: противостояние с нацизмом и создание первых правительственных ведомств
Яндекс.Метрика