<<
>>

Публичная дипломатия США в Латинской Америке

Период 1960-х гг. стал самым плодотворным в публичной дипломатии США в странах Латинской Америки. К началу 1960-х гг. США осознали, что влияние коммунистов на Кубе угрожает интересам США на Латиноамериканском континенте.

Ответной реакцией США являлись такие инициативы, как подписание Боготского акта, создание «Союз ради прогресса», обеспечение стран экономической помощью и попытки создания идеологического консенсуса между США и регионом при помощи «мягкой силы» .

Еще в период администрации Д. Эйзенхауэра правительство США разработало план оказания масштабного идеологического влияния на страны Латинской Америки. Не последнюю роль в крупномасштабном развертывании американских академических программ для государств Латинской Америки сыграла поездка по странам западного полушария в 1953 г. специального посла и родного брата президента Милтона Эйзенхауэра. По возвращении он представил президенту отчет, в котором утверждал, что политика по отношению к странам Латинской Америки должна строиться на принципах сотрудничества в экономической, военной и культурной сферах. По мнению посла, США должны использовать программы международных обменов, чтобы укрепить дружественные отношения с Латинской Америкой и не позволить Советскому Союзу «втянуть» этот регион в сферу своего влияния. Предлагалось расширить существовавшие программы образовательных обменов, увеличить количество стипендий, образовательных центров, лингвистических институтов и библиотек для латиноамериканцев. Также в послании отмечалась необходимость увеличения финансовой поддержки американских учебных заведений, находившихся в странах Латинской Америки[621]. Американские университеты, по мнению Милтона С. Эйзенхауэра, должны умножить число визитов и лекционных туров своих преподавателей в страны Латинской Америки при поддержке федерального правительства. Кроме этого, правительству США следовало позаботиться о приглашении перспективных латиноамериканцев (potential leaders) с целью обучения, а Информационному агентству — увеличить количество распространяемых в странах Латинской Америки радиопередач, книг и видеофильмов [622].

Рекомендации М. Эйзенхауэра легли в основу разрабатываемой СНБ международной образовательной политики в регионе. В 1954 г. СНБ более конкретно обозначил цели и направления образовательной политики США: 1) обучение бизнесменов для создания рыночной экономики; 2) ориентирование экономической элиты на США через семинары и книги; 3) переобучение учителей и молодежи в Гватемале после свержения президента[623]; 4) осуществление военного обучения для диссидентов из Гондураса и Никарагуа и 5) распространение научно-исследовательского журнала «Проблемы коммунизма»[624] среди молодежи и элиты в Чили, Боливии, Мексике, Гондурасе и Панаме[625]. Однако реализация этих задач легла на плечи администрации Кеннеди.

После принятия закона о зарубежной помощи в 1961 г. рекомендации советника президента и СНБ стали реальностью. Американская публичная дипломатия сконцентрировалась в девятнадцати странах Латинской Америки[626], исключая Кубу, и имела три особых черты, которые отличают данную политику от политики США в других регионах. Во-первых, это высокая активность американских компаний, расположенных в государствах региона, в политике обучения латиноамериканских менеджеров в области экономики и администрирования бизнеса. Во-вторых — масштабное обучение представителей вооруженных сил латиноамериканских стран, число которых превышало численность участников академических обменов в несколько раз. В-третьих — интенсивное обучение латиноамериканской молодежи в США. Предполагалось, что подготовленная в США молодежь 1960-х гг. и представители кругов бизнеса возглавят процессы интеграции в регионе через 20-30 лет, а военные специалисты обеспечат оборонительный союз в западном полушарии.

Американские компании принимали активное участие в программах обучения менеджеров и студентов, а также в создании системы высшего образования в регионе. Только в Бразилии 215 американских компаний с середины 1950-х и до начала 1960-х гг. предоставили стипендии на обучение 100 000 специалистам и студентам.

По данным правительства США, к 1964 г. более миллиона граждан Бразилии стали участниками программ образования США[627].

Обучение представителей армии стран Латинской Америки имеет давнюю историю. Еще в 1926 г. Конгресс США принял закон, который позволял президенту США направлять военных экспертов в страны Латинской Америки для обучения[628]. В 1939 г. Рузвельт заявил, что США готовы обучать латиноамериканских курсантов в американских вузах, а также направлять военных экспертов США в страны западного полушария[629]. С 1940 г. правительство США интенсивно финансировало обучение военных из государств Латинской Америки в специально созданном центре подготовки солдат в зоне Панамского канала, в Институте военной помощи (штат Сев. Каролина), Морском военном колледже (штат Род Айленд) и др.[630]

В 1960-е гг. обучение военных проходило по трем направлениям. Солдаты и младший офицерский состав приобретали в США, а чаще на военной базе в зоне Панамского канала, навыки вождения военных самолетов. Надо отметить, что подготовка летчиков являлась основным видом образовательных программ. США создали 14 военных баз в странах Латинской Америки, где проходили обучение будущие летчики. Второе направление — это так называемое «гражданское обучение», которое включало в себя формирование у военного персонала навыков преподавания в школе, организации молодежных движений, а также знания английского языка. Правительство Дж. Кеннеди активно организовывало курсы английского языка среди латиноамериканских военных для возможного продолжения обучения в США. Была создана система перемещаемых палаточных городков, где ускоренными темпами солдаты всех категорий познавали иностранный язык. По всему западному полушарию таких палаточных городков к середине 1960-х гг. насчитывалось около 600. Третье направление касалось подготовки высшего командного состава вооруженных сил стран Латинской Америки в академиях США. Американская академия военно-воздушных сил в штате Колорадо, академия ВМФ в штате Мэриленд и Американская военная академия в штате Нью-Йорк занимались подготовкой старшего офицерского состава.

С 1942 по 1962 г. было подготовлено 62 представителя высшего командного состава для всех стран Латинской Америки[631]. Наш анализ образовательной политики показывает, что в каждой из 19 стран Латиноамериканского континента, кроме Мексики, число участников академических программ было намного меньше, чем участников военных программ обучения. Латинская Америка является единственным регионом, где вопросы обеспечения военной безопасности занимали приоритетные позиции в международной образовательной политике США[632].

Обучение молодого поколения латиноамериканцев (третья особенность

международной образовательной политики США) также рассматривалось как основное звено в создании региональной безопасности. Молодежь, как полагали США, «подвержена влиянию со стороны коммунистических движений и имеет неверное представление о США» [633]. США инициировали проекты по ликвидации этих «неверных» представлений о себе посредством создания специальных программ обучения. Самым масштабным и эффективным проектом правительства США в этом направлении являлось, на наш взгляд, создание двуязычных образовательных и информационных центров[634]. Система двуязычности увеличила число посещений центров молодежью, не знающей английского языка. За несколько лет США создали 120 двуязычных информационных центров, которые сделали английский язык весьма популярным для большинства студентов. Только в Аргентине в течение одного года 18 000 студентов изучили основы английского языка в 15 таких центрах, а в Мексике — 27 000 граждан за этот же период[635]. Знание английского языка способствовало формированию молодежи, позитивно относящейся к США[636].

Другим способом влияния на молодежь являлось обучение лидеров латиноамериканских молодежных организаций различного толка. Представители молодежных организаций размещались в кампусах университетов США, где им интенсивно пропагандировалась американская студенческая жизнь, а именно такие ее черты, как самоуправление и демократизм[637]. И, наконец, реформирование системы

высшего образования региона, которая модернизировалась по американскому стандарту, с набором американских дисциплин о демократии и гражданском обществе, также являлось способом создания лояльной молодежи в странах Латинской Америки . Почти все вузы континента имели контракты с правительством США по модернизации учебных программ и методов.

Нельзя не отметить влияние США на вузы стран Латинской Америки. Во всех вузах шестнадцати стран Латинской Америки (Аргентина, Бразилия, Боливия, Венесуэла, Колумбия, Коста-Рика, Доминиканская Республика, Эквадор, Эль Сальвадор, Гватемала, Гаити, Гондурас, Мексика, Никарагуа, Перу, Уругвай, Чили) была реализована программа по переобучению молодых преподавателей и внедрению новых дисциплин в области международных отношений, истории, политических наук и т. п. Молодые преподаватели стран Латинской Америки проходили

кратковременную стажировку в одном из вузов США, а по возвращении были обязаны

639.

внедрить новые дисциплины

В этот период (1960-е — начало 1970-х гг.) наибольший приоритет в политике реформирования зарубежных университетов и вузов правительством США получили две страны Гватемала и Никарагуа.

Национальный университет Сан-Карлоса (San Саг1о8), иезуитский университет Р. Ландивара, университет дель Валле, университет М. Гальвеса и Центральный университет в Гватемале стали основными мишенями образовательной политики США начиная с 1963 г.[638] [639] [640]. В данной политике идеи модернизации вузов в целях создания предпосылок социально-экономического роста государств плотно переплетались с идеями американизации вузов, о чем свидетельствуют документы Агентства международного развития [641]. По мнению американских экспертов, до конца 1960-х гг. «ведущие гватемальские университеты не отвечали на запросы и потребности общества и экономики страны, а большинство профессуры не имело профессионального образования» [642] [643]. Кроме этого, правительство США не устраивали традиционные методы обучения в этих вузах в виде лекций при отсутствии практических семинаров. В итоге в вузах были внедрены новые факультеты в области инженерного дела, медицины, сельского хозяйства, менеджмента и социальных наук, были переобучены преподаватели, а многочисленные американские консультанты оказывали влияние на содержание учебных планов. Были изменены стандарты в управлении университетами, расширены возможности профессуры в получении социальных льгот, пополнены новой литературой из США библиотеки, расширены возможности университетов в подготовке профессиональных учителей для средней

643

школы .

Особое внимание в этих реформах уделялось студентам. В начале и середине 1960-х гг. Агентство международного развития старалось не сотрудничать напрямую со студентами, сосредоточив свои усилия на институциональных реформах — из-за опасения, что это спровоцирует студентов на так называемые протесты «анти- грингос»[644]. В конце 1960-х гг. эксперты Агентства подсчитали, что университетские студенты все меньше и меньше участвуют в политической борьбе как внутри университетов, так и за его границами. Например, статистические данные о том, что только 35 % (!) студентов Национального университета Сан-Карлоса занимаются политической борьбой были восприняты экспертами Агентства международного развития как позитивная динамика, что и стало отправной точкой для создания масштабных программ для студентов [645]. Чтобы повернуть студентов в сторону США и отвернуть их от коммунистических идей и политической борьбы, США внедрили определенный набор курсов лекций в области социальных наук, читаемых с точки зрения американских подходов и идей. Социология, география, политология, экономика, демография, культурная антропология и методы исследования в социальных науках стали частью учебного плана вузов Гватемалы в конце 1960-х гг.

646 Ежегодно около 170 студентов были охвачены различными программами США в области социальных наук [646] [647].

В Никарагуа особый приоритет в публичной дипломатии США приобрел Центрально-Американский университет (Central American University, который стал получать финансирование от Агентства международного развития с 1963 г. [648] Такие факультеты, как юридический, администрирования в бизнесе и инженерный, получили самое пристальное внимание правительства США. Особое значение США придали созданию лояльного слоя профессуры через предоставление грантов и краткосрочное обучение в американских вузах. На их плечи легла задача по реформированию учебных планов, что и было сделано в течение 1960-х гг. [649]

Наш анализ показывает, что Аргентина, Бразилия, Чили, Колумбия, Гватемала, Мексика, Никарагуа, Панама и Перу являлись странами, откуда привлекалось наибольшее число молодежи, специалистов и военных. Как правило, в этих странах размещалось огромное число американских компаний (от 100 до 220 в одной стране) или политическая обстановка была нестабильной.

Однако в конце 1960-х гг. правительство США признавало, что в отношении стран Латинской Америки программы обучения оказались не так эффективны, как ожидалось, поскольку они не сумели повлиять на отношение интеллигенции к США. По мнению одной из правительственных комиссий, занимающейся оценкой эффективности образовательных программ США, «писатели, ученые, преподаватели, журналисты, артисты и т. д. превратились в политическую силу и обвиняют США в эксплуатации стран Латинской Америки. Произошло все это потому, что латиноамериканская интеллигенция была исключена из списка целевой аудитории правительственных программ обучения. И основные критики политики США находились под влиянием фиделизма, идеологии коммунистического правительства Ф. Кастро»[650]. По нашему мнению, в долгосрочной перспективе программы обучения, реализуемые администрациями Дж. Кеннеди, а позже Л. Джонсона в странах

Латинской Америки, имели долгосрочную эффективность: молодежь, активно вовлекаемая в программы образования США в 1960-е гг., стала проводником экономической интеграции в регионе через тридцать лет, что, собственно, и провозглашалось как цель политики США в регионе.

3.3.3

<< | >>
Источник: Цветкова Наталья Александровна. Публичная дипломатия как инструмент идеологической и политической экспансии США в мире, 1914-2014 гг. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Санкт-Петербург. 2015

Еще по теме Публичная дипломатия США в Латинской Америке:

  1. Европа и образование США
  2. От Священного союза до революции 1830-х годов
  3. 3.4 Межкультурные аспекты международного предпринимательства
  4. Глава III ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ КОНТАКТЫ
  5. Глава IV ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ КОРПУС - СВОБОДНОЕ СОДРУЖЕСТВО ДИПЛОМАТОВ
  6. Глава VII НОВОЕ В СОВРЕМЕННОЙ ДИПЛОМАТИИ
  7. Историография вопроса
  8. Зарубежная историография
  9. Публичная дипломатия США в Латинской Америке в межвоенный период: противостояние с нацизмом и создание первых правительственных ведомств
  10. Идеологическая «холодная война» за пределами Европы: Латинская Америка, Ближний Восток и Африка в публичной дипломатии США, 1960-е — начало 1970-х гг. 3.3.1 Новые ведомства и региональные приоритеты в публичной дипломатии США
  11. Публичная дипломатия США в Латинской Америке
  12. Алайба Т.Е., Краев С.В. Екатеринбург, Россия СПЕЦИФИКА МЕЖДУНАРОДНЫХ СВЯЗЕЙ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ
Яндекс.Метрика