<<
>>

Проекты и результаты публичной дипломатии США в странах Ближнего Востока: мобилизация либеральных настроений

Демократизация политического режима была объявлена как основная цель программ публичной дипломатии США. Достижение данной масштабной цели предусматривалось посредством формирования новой политической элиты, эмансипации женщин и «взращивания» молодежи, ориентированной на ценности демократии.

Формирование новой политической элиты происходило посредством создания условий для проведения демократических выборов через подготовку альтернативных кандидатов, обучения журналистов и т. д.; переобучения существующих членов государственного аппарата, чиновников и членов парламента; и осуществления информационной пропаганды на Иран.

В официальных документах правительство США ставит себе в заслугу, что умелая организация образовательной политики обеспечила проведение парламентских выборов в Ливане и Кувейте, президентских выборов с наличием нескольких кандидатов в Египте в течение 2005 г. и победу на них умеренных политиков. Действительно, перед проведением парламентских выборов в Ливане США обучили весь персонал мониторинговых организаций, распространили по всему Ливану информацию о правах избирателей и, самое важное, подготовили кандидатов от 11 партий в области проведения политических кампаний. По такому же сценарию действовало правительство США перед выборами в Египте и Кувейте и других странах. Кроме подготовки политиков, еще одним важным условием проведения демократических выборов являлось обучение журналистов, которые осваивали этику освещения политических кампаний, изучили английский язык и получили гранты на открытие новых независимых изданий. Несколько новых изданий США создали в Палестине, Ливане, Иордании, Афганистане и Марокко[1107].

Однако в тех же документах правительство США не признает ошибки, осуществленные в Палестине перед парламентскими выборами в 2006 г. Начиная с 2004 г. вся образовательная деятельность США была направлена на проведение демократических парламентских выборов и обеспечение победы умеренных кандидатов от партии «Фатх».

Американские специалисты проводили масштабные информационные программы для избирателей, обучали наблюдателей, создавали сеть некоммерческих организаций для развития гражданского общества, полагая, что подобные шаги убедят палестинцев в преимуществах демократии[1108]. При этом Госдепартамент упустил из виду программы подготовки новых молодых умеренных лидеров, как это осуществлялось в других странах. В итоге победу на выборах одержала партия «Хамас», которая характеризуется США как террористическая группировка. После провала программ публичной дипломатии в Палестине Госдепартамент переориентировал свои программы на молодежь 14-24 лет для создания нового поколения лояльных лидеров.

Во многих странах действовала программа под названием «Построение коалиций и подготовка управленческих кадров для политических партий, неправительственных организаций и гражданского общества». Программа интенсивно проводила создание новых демократически ориентированных лидеров. США пытались оказывать влияние на формирование кадрового состава правительств и парламентов в странах Ближнего Востока. Например, в специально созданных образовательных центрах юристы и чиновники изучают законодательство США и на месте подготавливают пакеты реформ по изменению местного законодательства. Основная цель всех этих мероприятий — снизить значение шариата или мусульманского религиозного закона, который является действующим правом во многих странах. Особую заботу США проявляют в отношении работы парламентов. Сотрудники и члены парламента таких стран, как Алжир, Оман, Йемен, Ливан и Марокко, проходят краткосрочную подготовку в США по изучению американских процедур принятия законов. Вашингтон развивает интенсивные контакты с парламентариями Ливана, в которых видит опору проведения демократических реформ. Большинство членов парламента Ливана уже прошли стажировку в США[1109].

Эмансипация женщин является одним из интереснейших направлений публичной дипломатии США. Под этим термином правительство США подразумевает получение женщиной Востока политических и экономических прав, т.

е. права на участие в политической борьбе и голосовании, а также права на создание своего бизнеса. Эмансипация женщин должна привести к изменению устоев традиционного восточного общества, где роль женщины в обществе ограничивается законами шариата.

Особенной популярностью пользуются американские школы политических технологий, созданные в Катаре и Кувейте. Посредством обучения канонам политической борьбы некоторые слушательницы школ стали членами парламента Иордании, Омана, Турции, Кувейта, Бахрейна и Ирака.

В то же время создается сеть НПО, которые распространяют знания о правах женщин, лоббируют изменения семейного кодекса, а также занимаются ликвидацией неграмотности и призывают женщин включаться в женское движение. Пропагандируя среди женского населения необходимость изменения своего статуса, США добились некоторых результатов. В Ираке женщины сумели опротестовать передачу семейного права под юрисдикцию законов шариата. В Кувейте женщины добились принятия закона о праве женщины на голосование. Там же перед парламентскими выборами в 2005 г. при поддержке США представители женского движения сумели распространить информацию среди 200 000 женщин об их праве на голосование и тем самым повысить уровень участия женщин в политической жизни.

Ликвидация неграмотности среди женского населения, особенно возрастной группы 10-15 лет, является, по мнению США, одним из быстрых способов трансформации традиционного восточного общества. В отдаленных районах стран Ближнего Востока США открывают школы грамотности для девочек. Наибольшее количество школ появилось в Марокко, Египте, Афганистане. Однако в этой сфере США сталкиваются с постоянным сопротивлением администрации населенных пунктов, которая запрещает девочкам посещать американские школы. В Афганистане наблюдается наиболее жесткое противостояние в этой сфере, поскольку, по мнению афганских властей, школьная программа не имеет предметов, связанных с исламом и домоводством.

Нельзя сказать, что программы, направленные на создание демократии, реализуются более активно в оккупированном Ираке.

Здесь США работают в двух направлениях: создают программы для эмансипации женщин и развивают организации, которые продвигают идеи гражданского общества. Только в парламенте женщины составляют 32 % от общего числа депутатов, что значительно выше, чем в других странах. Также более активно, чем в других странах, оккупационные войска создают сеть НПО, которые должны стать основой гражданского общества. В период режима С. Хусейна в Ираке существовало 200 НПО, а за время оккупации США создали еще 2000 НПО, которые вовлечены в процесс обучения широкой массы населения[1110] [1111].

Программа «Международный гость» (International visitor) ежегодно отбирает до 55 арабских женщин посетить США с целью ознакомления с американским избирательным процессом. Именно на женщин, имеющих лидерские качества, правительство США сделало ставку для создания новых партий в странах Ближнего Востока . Их обучают основам политических технологий, избирательного права; из них создают парламентариев и предпринимателей, учителей и судей. Появляются и первые реальные успехи в осуществлении подобной тактики: в Турции одна из участниц программы «Инициатива сотрудничества на Ближнем Востоке» недавно стала членом парламента; в Омане — занимает пост в правительстве; король Иордании включил в свое правительство двух женщин, прошедших обучение по новой программе США; в Бангладеш под давлением женщин, прибывших после краткосрочного обучения в США, банки стали выдавать кредиты слабой половине человечества для развития бизнеса[1112]. Только в Афганистане правительство США осуществило около 200 проектов для женщин. Теперь Министерство по делам женщин и Министерство здравоохранения возглавляют женщины. В Министерстве торговли и МИД Афганистана за бюджетные деньги США развиваются два отдела по реализации образовательных программ с целью создания слоя предпринимателей-женщин. Во всех провинциях страны существуют образовательные центры, где американские преподаватели формируют политически грамотных, умеющих отстаивать свои права женщин Афганистана[1113]. США сумели вернуть в школы 1 млн девочек, что является некоторым успехом такой массированной образовательной политики США.

«Взращивание» молодежи, ориентированной на демократические ценности и США, также являлось одним из методов построения демократии в странах Ближнего Востока. Впервые за все годы существования американской публичной дипломатии в образовательные программы США стала вовлекаться молодежь, представляющая беднейшие слои общества, которые лишены возможности получить образование, т. е. являются молодежью группы риска, имеющей высокие шансы стать членами террористических группировок. Неоднократно представители Госдепартамента заявляли, что «в программы образования привлекается молодежь «неэлитного» происхождения, что является нетипичной политикой США»[1114] [1115]. До террористических атак 2001 г. правительство США приглашало в свои программы, как правило, молодежь, имеющую перспективы занять прочные позиции в обществе в области управления. Сегодня целевая молодежная аудитория в программах США кардинально изменилась. Прежде всего она помолодела. В программы образования вовлекаются не студенты старших курсов, как было прежде, а школьники от 8 до 17 лет. Для них создаются особые школы по обучению основам демократии и гражданского общества. Только в Сане, столице Йемена, через подобную школу прошли 30 000 школьников за три года . Наиболее активно обучается молодежь из Ливана, на который Госдепартамент возлагает большие надежды в плане демократических преобразований. Другим способом пропаганды демократической системы ценностей является программа краткосрочного пребывания молодежи в США, где подростков помещают в американские семьи и школы. Общее число обученных достигает 10 000 человек, и, по мнению Белого дома, отбор тинэйджеров 8-17 лет и их дальнейшее проживание в американских семьях являются наиболее эффективным способом влияния на демократизацию традиционных обществ, поскольку молодежь именно такого возраста может впитывать новые идеи, а позже — воплощать их в жизнь.

Стремясь оградить молодежь группы риска от участия в экстремистских группировках, правительство США создало особые программы по обучению английскому языку и систему летних школ, охватывающую все страны Ближнего Востока. Были созданы особые программы английского языка для молодежи этой возрастной категории. Не выезжая за пределы свой страны, школьники изучают английский язык и серию предметов, связанных с развитием гражданского общества. К концу 2007 г. данной программой было охвачено порядка 13 000 подростков. В летние школы Египта, Ирака и Пакистана стекается молодежь разного социального и национального происхождения, а также различных религиозных конфессий. Преподаватели американских университетов пытаются научить молодежь толерантности и уважению к правам человека. Особенно активно США действуют в Палестине, где создаются летние лагеря для совместного проживания и обучения палестинского и израильского молодого поколения. Основное звено программы обучения — так называемые психологические тренинги, направленные на преодоление чувств ненависти, неприязни и личной травмы, связанных с арабо­израильским конфликтом. Около 32 000 детей и подростков в возрасте от 6 до 18 лет вовлечены в эту программу. Более 5000 тинейджеров прошли обучение английскому языку через программу “YES” с 2003 по 2009 г. и 44 000 прошли обучение через программу так называемых малых грантов. Обучение английскому языку оценивается правительством США как наиболее эффективный проект публичной дипломатии. Желание арабской молодежи учить английский язык в США и невысокая стоимость программ создают основания для пропаганды американских ценностей через английский язык [1116]. Наконец, самым эффективным проектом оказалось обучение английскому языку через мобильные телефоны. Программа, созданная Госдепартаментом, охватила только в отдельно взятом Тунисе около полумиллиона молодых людей. Такое обучение способствовало развитию навыков письменного общения при помощи английского языка в социальных сетях, что «пригодится» демонстрантам во время арабской весны 2010-2011 гг.[1117]

Следующим направлением публичной дипломатии США в странах Ближнего Востока являются медийные, или информационные программы. Совет международного вещания (Broadcating Board of Governors) [1118] стал нести ответственность за все информационные программы США, идущие через радио, телевидение и сеть Интернет.

Совет управляющих вещанием был создан в 1994 г. как отдел в Информационном агентстве США. После реорганизации агентства совет получил статус независимого федерального агентства и возглавил все программы радио-, теле- и интернет-вещания США, став одним из наиболее крупных информационных объединений в мире. Совет управляющих вещанием определяет стратегическое направление информационных программ США, распределяет ресурсы, оценивает эффективность работы служб вещания и сотрудничает с Конгрессом по вопросам финансирования. Кроме того, он обеспечивает техническое оснащение всех 1200 партнеров международного вещания США[1119].

Для развития информационных программ в странах Ближнего Востока Совет создал особую сеть вещания, состоящую из теле- и радиоканалов, вещающих на страны Ближнего Востока. За несколько лет XXI в. администрация США создала порядка десяти новых каналов, которые старались оказывать влияния на население региона. Была создана «Ближневосточная сеть вещания» Middle East Broadcasting Network), состоящая из нескольких радиостанций и телеканалов, таких как радио «Сава» (Radio Sawa), радио «Фарда» (Radio Farda) телеканал «Альхурра» (TV Alhurra). Именно они стали направлять месседж о США в страны Ближнего Востока и мобилизовать активную часть населения вокруг американских ценностей.

Первой попыткой США оказать влияние на население стран Ближнего Востока стала сеть круглосуточных радиостанций радио «Сава» (Sawa), созданная в 2002 г. В эфире радио существует семь специальных потоков, вещающих на различных арабских диалектах. На данный момент радио «Сава» работает в Марокко, Иордании, на Палестинских территориях, в Кувейте, Бахрейне, Катаре, ОАЭ, Ираке, Ливане, Йемене, Сирии и Ливии. Две последних страны были присоединены в 2011-2012 гг., когда правительство США приняло решение о необходимости усиления информационной пропаганды для демократических элементов[1120]. Целевая аудитория канала — арабская молодежь. Для охвата этой аудитории была выбрана новая стратегия в практике международного вещания. В первые годы работа радио была в основном связана с музыкой. Среди потока популярных песен известных арабских, европейских и американских исполнителей звучали короткие выпуски новостей. Через два года появилась и первая интерактивная программа «Свободная зона» (Free Zone), которая представляет собой обзор политических событий, произошедших в регионе за неделю. А еще через два года заработал сайт канала, где ведется постоянное обновление новостей и доступна функция онлайн-трансляции эфира станции[1121]. К 2009 г. радиостанция охватывала около 16,5 млн жителей стран Ближнего Востока, однако произошло падение в охвате аудитории с 2005 г., когда радиостанция охватывала более 21 млн населения[1122] [1123].

В том же 2002 г. американское правительство создало радио «Фарда» (Farda) и Персидскую службу «Голоса Америки». Они были созданы по модели радио «Сава». Основной целевой аудиторией канала является молодежь до 30 лет. Основную часть эфира радиостанции занимают трансляция популярной западной и арабской музыки, а также регулярные новостные выпуски, интервью с политиками, спортивные передачи. Радио «Фарда» доступно как на средневолновых и FM-частотах, так и через Интернет . Основным реципиентом программ радио «Фарда» является Иран. Для привлечения публики в первые годы работы музыка на канале занимала в пять раз больше эфирного времени, чем информационные передачи. Десятиминутные выпуски новостей и прогноз погоды ежечасно прерывали трансляции иранской и международной музыки. Начиная с 2007 г. число информационных выпусков радио значительно увеличилось. Канал стал регулярно анализировать и важные события в регионе, среди которых — конфликт Израиля с Палестиной и мировые проблемы. В освещении вопроса ядерной программы Ирана США продвигают собственную точку зрения. Более того, радио «Фарда» удается оказывать влияние на власти Ирана: в 2007 г. станция активно освещала арест студента— участника демонстрации, что в конечном итоге привело к его освобождению. Наконец, благодаря использованию электронных технологий, сайт радио приобрел популярность в Иране. А принимая во внимание тот факт, что владение спутниковыми тарелками, принимающими иностранные каналы, в Иране запрещено, данный сайт стал одним из каналов передачи альтернативных новостей и мнений для иранцев.

Персидская служба «Голоса Америки» развивалась не столь стремительно, как радио «Фарда». Эфирное время спутникового телеканала на персидском языке было увеличено лишь в 2006 г. и достигло всего четырех часов вещания ежедневного вечернего прайм-тайма. Данное время было поровну распределено между программами, освещающими приоритетные международные темы США: освещение и обсуждение мировых событий как со специалистами, так и со зрителями, а также программ для молодежи. «Разговор о новостях» (News Talk) начал свою работу в октябре 2006 г. и представлял собой выпуск новостей и круглый стол по основным вопросам дня с участием журналистов. Затем следовали программы, проверенные временем: шоу «Новости и взгляды» (News and Views), полюбившееся иранским телезрителям рубриками «Ваш голос» (Your Voice) и анализом местных и мировых событий, и «Круглый стол с вами» (Roundtable with You), известный благодаря уважаемым гостям — экспертам из США и Ирана[1124].

В феврале 2007 г. в рамках программы была подготовлена специальная серия передач, которая при помощи экспертов и очевидцев исламской революции в Иране помогала восстановить события и проанализировать их значение. Завершает ежедневный эфир «Последнее издание» (Late Edition). Данная передача представляет собой традиционный подход радиостанции «Голос Америки» к молодежной аудитории — информационно насыщенная, она включает в себя обзор событий дня и подробный анализ главной проблемы, а также рубрики о здоровье, технологиях, спорте, развлечениях и культуре. За время работы службы гостями программ «Голоса Америки» стали люди такого ранга, как президент Джимми Картер, один из кандидатов в президенты от республиканской партии США Стив Форбс, заместитель государственного секретаря США Николас Бернс, посол Джеймс Джеффриз, лауреат Нобелевской премии Ширин Эбади и др.

Расширение вещания позволило США осуществить новые проекты в области информационных программ. Персидская служба «Голоса Америки» стала первой радиостанцией, которая осветила дело Акбара Мухаммади, лидера студенческой организации Ирана. Он был арестован за высказывания против шахского режима и умер при невыясненных обстоятельствах. Подобные программы способствуют консолидации оппозиции в Иране и в других странах. В 2007 г. появилась передача

«Женщина сегодня» (Today’s Woman), которая освещает жизнь и работу влиятельных женщин всего мира и затрагивает широкий спектр связанных с этим проблем, что также способствует политике эмансипации женщин, к чему стремятся США в регионе[1125] [1126].

Анализируя первые результаты деятельности США в странах Ближнего Востока, конгрессмены в ходе слушаний задали представителю администрации вполне резонный вопрос: «Если массовая культура США вызывает протест среди населения Ближнего Востока, то могут ли радиостанции повлиять на распространение знаний о демократии в этом регионе?» Однако представители Госдепартамента заявляли, что

западная поп- музыка стимулировала оппозиционную деятельность в странах Восточного блока, поэтому и в данном регионе она будет способствовать распространению демократических ценностей. Например, процент слушателей американских радиостанций в Иране постоянно растет, несмотря на эфирные помехи, создаваемые иранским правительством. Сегодня эти станции охватывают 10,3 % населения, что, по мнению Госдепартамента, несколько шире аудитории радиостанции «Голос Америки» в СССР в 1985-1988 гг., когда «глушение» ее частот было прекращено[1127].

В 2004 г. правительство США создало первый телеканал Alhurra («Свободный»^, вещающий на арабском языке для 22 стран Ближнего Востока. Канал был создан как альтернатива арабским каналам для трансляции информации о последних мировых новостях. Она включает в себя утренние ток-шоу, программы для детей, развлекательные программы, шоу для женщин, телесериалы и различные новостные передачи, общее время которых в эфире телеканала составляет девять часов ежедневно. Среди программ телеканала — дискуссионные передачи, программы- встречи с экспертами, прямые трансляции и др. У телеканала имеются собственные журналисты в большинстве стран мира, а также в государственных учреждениях США, что позволяет вести прямые трансляции заседаний Конгресса и правительства Соединенных Штатов.

Канал был рассчитан на молодое поколение, и Белый дом неоднократно заявлял о высокой эффективности канала, поскольку он привлекает солидный процент населения. Многие американские эксперты заявляли, что телеканал завоевал определенную репутацию в регионе, так как ранг его гостей повысился до первых лиц государств, среди которых были лидер Ливии Муаммар Каддафи, президент Йемена Али Абдалла Салех, которых позже «сметут» арабские революции, иракский президент Джаляль Талабани и др. [1128] [1129] Особое внимание уделяется программам об американской политической жизни. Подробное освещение событий, происходящих в США, стало традицией. «Альхурра» в прямом эфире транслировала круглые столы, проводившиеся в разных городах Америки на тему «Дорога в Белый дом» (Road to the White House), объясняя избирательный процесс в США. Канал стал наиболее популярен в оккупированном Ираке: если в 2007 г. телеканал с трудом достигал еженедельных показателей аудитории канала «Аль Джазира», то опросы, проведенные весной 2008 г., показывали, что американский канал «Альхурра» обошел по популярности своего соперника: к нему обращаются около 17 % всех жителей Ирака. Однако в других странах этот показатель значительно ниже: канал «Альхурра» завоевал внимание только 5 % населения, в то время как рейтинг канала «Аль Джазира» составлял около 55 % .

Однако к 2007 г. стало ясно, что эффективность работы этого канала, как и всех других сетей США, вещающих на арабском языке, была невысока. Неоднократно транслировались выступления антиамериканистов, например лидеров радикальной группировки «Хезболла». Многие приглашенные эксперты из США мусульманского происхождения вместо хвалебных речей в защиту политики и ценностей США разворачивали критику США. Такие передачи правительству США было сложно контролировать, поскольку до сих пор большинство американских специалистов в области публичной дипломатии, работающих в странах Ближнего Востока и в Вашингтоне, не владели арабским языком, языком фарси и пушту, на которых велось вещание. Представители Белого дома признали, что в первые три года контроль за вещанием канала и работой арабских журналистов был минимальным, что привело к существенным ошибкам, но с другой стороны, по мнению специалистов в области информационных программ, канал специально инициировал антиамериканские репортажи, чтобы привлечь как можно больше зрителей и после этого перейти к этапу борьбы против антиамериканизма .

Канал сделал акцент на создании позитивных новостей о США и стал транслировать огромное число документальных фильмов о США, названия которых говорят сами за себя: «Свобода: история США» или «Жизнь мусульман в США» . Если ранее

формат кратких новостей и музыки считался наиболее эффективным инструментом пропаганды, то сегодня в публичной дипломатии США доминирует формат документальных фильмов. Посредством этих фильмов американское правительство пытается рассказать, например, арабскому населению о США и соединить культуру стран Ближнего Востока с американскими политическими традициями. Граждане почти всех стран Ближнего Востока, Персидского залива и Северной Африки могли смотреть документальный фильм под названием «Арабы в США» (Arabs in the United States), который транслируется на канале «Альхурра» 4 раза в неделю. Эксперты, а также граждане США арабского происхождения доказывали зрителю, что арабы внесли огромный вклад в становление государственной системы США: активно эмигрировали в США, принимали участие в голосовании, развивали бизнес и именно арабские кулинары, придумали помещать мороженое в вафельный рожок. Данный проект был инициирован в 2008 г. и продолжает развитие и сегодня: документальные фильмы транслируются на арабском языке с английскими субтитрами, сопровождаются арабской музыкой и многочисленными визуальными образами о политической системе США.

Однако, несмотря на масштабность предлагаемых программ, американские каналы международного вещания, в отличие от социальных сетей, остаются непопулярными в странах Ближнего Востока: по мнению экспертов Конгресса США, только треть потенциальной аудитории, а это составляет 27,5 млн человек, смотрят или слушают интерактивные каналы США. В 2009 г. статистические данные показывали, что только 0,5 % всего арабского населения назвали канал «Альхурра» как доверительный источник новостей, и этот процент ниже в четыре раза, чем процент населения, [1130] [1131] который смотрит и поддерживает ливанский телеканал «Аль-Манар», спонсируемой движением «Хезболла»[1132] [1133].

До сих пор канал «Альхурра» является основным объектом критики. Канал имеет наименьшую аудиторию среди других каналов и фактически не пользуется доверием в арабском мире. Такое положение вещей серьезно препятствует развитию публичной дипломатии США. Исследование «Зогби Интернейшнл» в 2009 г., установило, что аудитория канала уменьшилась с минимальных 2 % в 2008 г. до 0,5 % в 2009 г. Именно этот факт определил желание президента Б. Обамы обратиться к населению региона не через американский канал, а через арабский канал «Аль-Арабия».

Проблемы с каналом «Альхурра» также показали правительству США, что информационные кампании не способны укоренить американские ценности в странах Ближнего Востока. Документальные фильмы и видео-ролики в виде рекламы не приводили к нужному результату. Общество стран Ближнего Востока негативно воспринимало монологовую форму общения с правительством США, когда информация передается в одностороннем порядке и ответ публики не требовался. Такой подход повсеместно использовался правительством США в период «холодной войны». Но в новой информационной эпохе, когда влияние информации на общество возможно только в форме равноправного диалога, монолог о ценностях США не сработал. В 2012 г. были выявлены еще две проблемы. Первая проблема касалась дублирования одной и той же информации на различных каналах международного вещания США и на одном и том же местном языке. Например, новости канала «Голос Америки» на арабском повторялись на канале «Альхурра». Это снижает число слушателей, которые не видят альтернативности в информации, подаваемой Вашингтоном. Вторая проблема касалась малоэффективной работы партнеров американских станций вещания в виде так называемых суррогатных местных радио- и телеканалов. Последние делают акцент на местных новостях, забывая, по мнению специалистов, презентовать позитивный месседж о США, что также снижает эффективность всех информационных кампаний США .

Примером самой провальной информационной кампании США является серия видеороликов и короткометражных документальных фильмов под названием «Общие ценности» (Shared Values). Проект был разработан Госдепартаментом для

Ближневосточного региона и был запущен в феврале 2002 г. на всех американских каналах, вещающих на регион, а также на нескольких арабских каналах. Авторство кампании принадлежит Шарлотте Бирс, заместителю Госсекретаря по публичной дипломатии[1134] [1135]. Основу проекта «Общие ценности» составили пять короткометражных документальных фильмов о жизни мусульман в США, для созданиях которых было потрачено 15 млн долларов . Названия видеороликов говорят сами за себя: «Пекарь», «Школьный учитель», «Пожарный», «Доктор», «Журналист». Фильмы повествовали о жизни иммигрантов из арабских стран в США, об их достижениях в той или иной профессии. Основой целью таких пропагандистских роликов являлась демонстрация того, как американское общество уважает мусульман, поддерживает общечеловеческие ценности и никаким образом не дискредитирует исламскую религию. Фильмы должны были донести до мусульман Ближнего Востока, что они могут жить и процветать в свободном демократическом обществе. В то же время был издан журнал под названием Жизнь мусульман в США (Muslim Life in America), который также расставлял позитивные акценты о жизни арабского населения в США. «Жизнь мусульман в США» наполнена примерами мироустройства мусульманских семей в США. В журнале содержалось большое количество фотографий и статистической информации, например о количестве мечетей в США, процентном соотношении мусульманского населения, проживающего в различных штатах, и т. д. Кроме того, авторы постарались осветить жизнь студентов-мусульман, а также успехи представителей различных профессий[1136].

Первоначально инициатива рассматривалась как вполне успешная[1137]. Но когда были опубликованы результаты опросов общественного мнения исследовательскими центрами, которые показали негативное отношение мусульман к США, Вашингтон признал, что эффект кампании «Общие ценности» не только не улучшил имидж США, а наоборот, его ухудшил. Различные данные показали, что все ролики и журнал были негативно восприняты населением фактически во всех государствах Ближнего Востока. Типичные высказывания по поводу кампании «Общие ценности» звучали следующим образом: «Сообщения почти унизительны», «Мы все об этом знаем», «Мы не настолько наивны, чтобы нас могла ввести в заблуждение пропаганда»[1138]. Процентное количество респондентов, положительно оценивающих США, снизилось в Марокко с 77 % в 2000 г. до 27 % в июне 2003 г. Наибольшее ухудшение имиджа США наблюдалась в Иордании и Палестине: уровень позитивного отношения к США в этих двух странах упал с 25 и 14 % в 2000 г. до 1 % в 2003 г.[1139]. Многие страны стали закрывать транслирование видео-роликов Ш. Бирс. Правительства Египта, Ливана, Иордании и др. заявили Вашингтону о закрытии трансляции[1140]. Канал «Аль­Джазира» также отказался транслировать ролики[1141]. Несомненно, фактор военного присутствия США, начало интервенции в Ирак в марте 2003 г. добавляли негативное восприятие роликов и всей информационной деятельности США. Реальные действия правительства США, свидетелями которых становилось местное население в странах Ближнего Востока, никак не вязались с той информационной пропагандой США, которую они видели на телеэкранах своих телевизоров. Шарлота Бирс осознала провал данной информационной кампании, покинула свой пост, и 15-миллионный проект был закрыт. Большинство экспертов сегодня сходятся во мнении, что кампания могла быть эффективной, если бы она была осуществлена в другое время, а не во время войны США с террором[1142].

Провалы в информационном компоненте публичной дипломатии побуждали экспертов искать новые принципы и способы воздействия на население. Одним из таких принципов стала идея о прямом диалоге в информационном поле между правительством США и конкретными представителями стран Ближнего Востока. Этот принцип предполагал, во-первых, слушать то, что говорит общество о США, а, во- вторых, как следствие, изменять месседж о США в зависимости от тех мнений и стереотипов, которые уже сложились о США. Этот принцип менял основной фундамент публичной дипломатии США, предлагая движение от монолога к диалогу, и медленно занимал свои позиции среди политического истеблишмента Вашингтона. Но распространение Интернета в странах Ближнего Востока изменило фундамент информационной деятельности США. Развитие мобильной связи и сети Интернет в странах Ближнего Востока побудило правительство США модифицировать методы воздействия информационных программ на население. Уже в начале 2000-х гг. наметился переход от традиционных программ публичной дипломатии к цифровой дипломатии. В январе 2003 г. правительство США приступило к распространению через всемирную сеть электронных журналов и сайтов, созданных специально для молодежи стран Ближнего Востока: например, журнал Network of Terrorism

информирует молодежь о существующих террористических организациях, о способах заманивания молодежи и т. д.; Voices for Freedom — о злодеяниях С. Хусейна против иракцев и т. п. Еще одна серия журналов раскрывает перед молодежью позитивный образ США. Один из них называется «До встречи в США» и приглашал молодежь участвовать в широком наборе правительственных американских программ обмена, а также рассказывает о простых американских тружениках и о сложной дороге к американской мечте [1143] [1144] . Молодежный журнал «Привет» предлагал арабским тинэйджерам позитивный имидж американской массовой культуры, американского образования и стиля жизни. Эти проекты стали предвестниками той цифровой дипломатии, которая появится в публичной дипломатии в 2009-2011 гг.

Кроме программ пропаганды, обучения элиты, молодежи и женщин, системы образования стран Ближнего Востока стали следующей мишенью публичной дипломатии США. Правительство США предложило инициативу модернизации системы образования, что подразумевало под собой изменение учебных планов в школах и вузах, переобучение учителей и профессорско-преподавательского состава, расширение доступа к образованию для широких масс населения и самое главное — обеспечение образовательных учреждений новыми американскими учебниками.

Однако многие страны старались не допустить присутствия США в своих образовательных учреждениях. Саудовская Аравия, Иордания, Алжир и

оккупированные образовательные учреждения Ирака с недоверием относятся к предложениям США о реформировании учебных дисциплин в школах и университетах. Шаг за шагом американскому правительству удается сломить сопротивление наиболее крупных вузов, однако в регионе остается сеть исламских, традиционно закрытых университетов, которые не допускают распространения американского влияния в своих стенах. К их числу, например, принадлежит Шариатский университет в Саудовской Аравии, администрация которого открыто заявила, что не намерена сотрудничать с вузами США и допускать в свои стены американских экспертов[1145].

К концу 2007 г. США удалось добиться некоторых результатов в деле реформирования системы образования в странах Ближнего Востока, что можно считать внешнеполитическим успехом, поскольку, как было отмечено выше, за предыдущие пятьдесят лет американское правительство так и не сумело договориться с правительствами стран региона о модернизации системы образования.

Наиболее активно США проводили реформы в школах. Первая проблема, которую пытаются разрешить США, касается расширения доступа к школьному образованию женского населения. В Йемене, Иордании, Палестине, Ираке и Афганистане проводились наиболее масштабные проекты: шло строительство новых школ для девочек, пропагандировалась идея о необходимости получения образования и т. д. В Ираке, например, за годы оккупации было построено около 3000 школ и одна треть всех учителей прошла переобучение по применению американских методов преподавания[1146]. В Афганистане проблема доступа женщин к образованию стоит особенно остро. Около 95 % женщин не умеют читать и писать, и 97 % девочек никогда не учились в школе. Для ликвидации ситуации США построили более 600 новых школ, обучили 11 000 учителей и обеспечили все школы новыми учебниками, тираж которых составляет 49 млн экземпляров[1147] [1148]. Кроме этого, более 6000 школ и 12 000 дополнительных помещений для обучения были построены в Иордании, Бахрейне, Ливане и Марокко, и в них были направлены 7 миллионов книг по истории западной

1150

цивилизации .

Другая проблема, которую решают США, касается внедрения в школьный учебный план таких дисциплин, как «Основы гражданского общества», «Принципы

демократии» и «Основные права человека». К концу 2007 г. удалось охватить десять стран (Алжир, Бахрейн, Египет, Иордания, Марокко, Саудовская Аравия, Тунис, Палестина, Йемен и Ливан). Для этого повсеместно проводилось обучение учителей преподаванию новых дисциплин, связанных с пониманием принципов демократии, таких как civic education. В Палестине был создан региональный центр для переподготовки учителей по таким дисциплинам, как права человека и гражданское общество[1149] [1150] [1151]. Повсеместно внедрялась новая методика преподавания английского языка, которая комбинировала в себе лингвистические знания и познания в области демократии. Этим проектом охвачены 500 школ, 3000 учителей и 650 000 учеников .

И, наконец, обеспечение учебного процесса американскими учебниками также являлось заботой США. К 2008 г. американское правительство осуществило перевод 120 наименований учебников для школьников 1-6 классов распространило многомилионные тиражи этих книг по всем школам Ближнего Востока. Учителя были снабжены методическими пособиями для правильной работы с новыми книгами, а также прошли краткосрочное переобучение .

Реформы в университетах носят менее масштабный характер. Правительство США предложило американским вузам стать партнерами некоторых наиболее важных университетов в регионе для осуществления изменений в учебных планах, создания новых факультетов и кафедр. К концу 2007 г. удалось сформировать 17 таких партнерских связей.

Благодаря американским вузам были реформированы факультеты журналистики в крупнейших университетах Алжира, Туниса, Бахрейна, Омана, Марокко и Саудовской Аравии. США добились от ближневосточных университетов внедрения новых предметов для подготовки журналистов — таких как английский язык, этика освещения политических кампаний, а также обязательной стажировки студентов в западных странах.

Наибольшую заботу для США представляли проекты, связанные с внедрением американских исследований. Это направление развивается более медленно, чем другие. За 2003-2007 гг. удалось создать только одну кафедру в университете Иордании и две — в университетах Палестины, хотя планировалось создать данное научное направление во всех существующих университетах. Сопротивление администрации вузов и правительств отодвигает реализацию данного проекта. Для сравнения: в период борьбы с распространением коммунистической идеологии в странах Западной Европы за 10-15 лет после окончания Второй мировой войны правительство США открыло либо институт, либо кафедру по американским исследованиям в каждом университете. Тогда и сейчас создание данного научного направления считалось экспертами США важнейшим орудием борьбы против антиамериканизма.

И, наконец, юридические факультеты университетов привлекали пристальное внимание США, поскольку специализация этих факультетов в области шариатских законов является, по мнению Госдепартамента, препятствием для построения демократии в регионе. Только в Йемене и Ираке удалось добиться некоторых результатов по реформированию учебных планов. В университетах Йемена проводилось дополнительное обучение студентов. В иракских университетах в основном велась работа по реформированию учебных планов и обучению преподавателей данных факультетов. Однако только к концу 2006 г. удалось договориться с тремя университетами — в Багдаде, Басре и Сулеймании — о начале реформ. Университеты согласились на создание курсов по выбору о национальном праве стран Запада, а также на проведение стажировок для преподавателей в университетах США.

В отличие от других регионов, Ближневосточный регион всегда являлся проблемой для американской публичной дипломатии из-за сопротивления правительств, элиты и населения реформированию школ и университетов, «переписыванию» учебников, внедрению преподавания английского языка и т. д. До сих пор наблюдается упорное сопротивление правительств, местных структур, представителей системы образования американским реформам, особенно в Алжире, Марокко, Саудовской Аравии, Иордании, Афганистане и Ираке. Как и в годы «холодной войны», правящая элита в странах Ближнего Востока готова сотрудничать с американским правительством в военной области, т. е. обучать своих офицеров и солдат в американских военных академиях, и даже готова в некоторых случаях формировать новые партии и независимые СМИ, но менее всего правящая элита стран Востока готова модифицировать исламское образование в сторону западных ценностей.

Еще одним направлением политики США в регионе стал возврат к созданию сети американских вузов, колледжей и школ в данном регионе. Сегодня правительство США поддерживает 17 американских университетов и школ в странах Ближнего Востока. Почти половина из них не содержит в своем названии определения «американский»[1152]. Однако все учебные заведения были открыты американскими организациями и получают финансовую поддержку от правительства США. Такие учебные заведения созданы сегодня во всех регионах земного шара, и наибольшее их число работает в странах Африки и Ближнего Востока.

Агентство международного развития США и его отдел — Американские учебные заведения и больницы за рубежом — это основные спонсоры и администраторы учебных заведений США в других странах. Агентство международного развития подчиняется Госдепартаменту и получает финансирование от Конгресса США. Перед ними Агентство несет ответственность за продвижение внешнеполитических интересов Вашингтона через деятельность американских университетов за рубежом. Их финансирование предоставляется агентством не напрямую, а через американских посредников, которые создавали эти университеты, или через американские советы попечителей подобных образовательных учреждений. С каждым из посредников Агентство международного развития заключает контракт о финансировании и реализации особых задач, обозначенных правительством США в данном документе. Исходя из изученных документов, можно сделать вывод, что Агентство контролирует два важнейших компонента в жизнедеятельности американских университетов за рубежом. Первый — выполнение поставленных внешнеполитических задач, второй — распространение американской модели университета в регионе.

Все американские университеты в странах Ближнего Востока, получающие финансирование от Агентства международного развития, обязаны развивать образовательные программы в области свободных искусств, управления бизнесом, медицины, точных наук и сельского хозяйства; осуществлять обучение на английском языке; создавать совет попечителей, который включает американских граждан, и придерживаться принципов академической свободы[1153]. Следует отметить, что этим университетам удается в большинстве случаев следовать данным обязательствам.

Кроме этого, агентство осуществляет оценку эффективности работы американских университетов за рубежом. Их деятельность признается успешной, если университет:

1) «воспитывает» специалистов, способных распространить и использовать на практике американские идеи в области бизнеса, государственного управления и науки;

2) следует модели американского образования и распространяет ее среди других учебных заведений в регионе и 3) продвигает положительный имидж США[1154].

Кроме университетов США, созданных за годы «холодный войны» (Американский университет в Бейруте, Каире и др.), за 2000-е гг. в данном регионе были построены и открыты другие американские университеты.

Американский университет в Афганистане (The American University of Afghanistan) представляет уникальный пример создания и функционирования вуза в период военных действий. Он был создан в 2006 г. как частное учебное заведение при финансовой поддержке Агентства международного развития, а его представитель в Кабуле полностью контролирует учебный процесс в вузе[1155]. Перед университетом были поставлены задачи: стать моделью для распространения магистерских программ в других вузах Афганистана и расширить доступ к высшему образованию среди женского населения. Судя по отчетам, университет постепенно выполняет поставленные задачи. Созданы программы бакалавриата и магистратуры в области гуманитарных наук, государственной политики, менеджмента и информационных технологий. Для расширения доступа женщин были проведены рекламные кампании и построено новое общежитие для студенток[1156].

Однако американские реформаторы сталкиваются с серьезными проблемами на пути укоренения этого университета в Кабуле. Необходимость ежедневно обеспечивать безопасность студенток, которые становятся жертвами повстанцев, плохое знание английского языка студентами и отсутствие местного преподавательского состава снижает эффективность работы вуза. Для решения первой проблемы используются оккупационные войска, которые охраняют университет во время занятий. Для тех, кто не знает английского языка, созданы курсы подготовки к обучению в университете. А проблему с кадрами решили, отправив в США около 100 афганских преподавателей, которые получили магистерскую степень. В итоге новый университет в Кабуле быстро приобретает черты американского учебного заведения, за которым последуют другие афганские институты.

Задача продвижения американских интересов в зоне Персидского залива и распространения положительного бренда США поставлена перед другим американским университетом, открытым в Объединенных Арабских Эмиратах. Впервые с 1920-х гг., когда американские нефтяные компании пришли на Аравийский полуостров, а дипломаты начали нескончаемые и неудачные переговоры с правительствами Саудовской Аравии, а позже Омана, Бахрейна и других государств Персидского залива об открытии американских университетов, правительству США удалось создать Американский университет в Шардже (American University of Sharjah) в начале 2000-х гг. Создание первого американского университета на Аравийском полуострове — это победа американской дипломатии. Американский университет в Шардже создан по американской модели, но с чертами арабской культуры — так гласит официальная информация об этом вузе. Однако американские черты довлеют над арабскими. Образовательные программы созданы по американскому стандарту: факультеты свободных искусств, точных наук, управления бизнесом и пр. Обучение проводится на английском языке, а ведущие посты в администрации занимают профессора из США[1157].

Самый сложный проект США связан с функционированием американского университета на территории Палестины. Создание и последующее развитие университета, который получил название Арабо-американский университет в Енине (Arab American University-Jenin), происходили на фоне постоянной войны между палестинцами и израильтянами. Преподавание на английском языке оказалось серьезной проблемой: палестинцы не видели необходимости преподавать и управлять вузом на иностранном языке. Сейчас администрирование университета, а также общение между преподавателями и студентами вне занятий осуществляется на арабском языке, а обучение — на английском[1158]. Но самая серьезная проблема — это нескончаемая война. Американские документы свидетельствуют о том, как в моменты обострения конфликтов университет оставался без питания, воды и студентов. Тем не менее правительство США заявляет, что сегодня в Арабо-американском университете в Енине учится более 1 тыс. студентов из Сектора Газа, Иордании, Саудовской Аравии и Израиля[1159].

Наконец, традиционные американские университеты в Ливане и Египте получили новый толчок для развития в первое десятилетие XXI в., когда Вашингтон проводил масштабную программу по распространению демократии в странах Ближнего Востока. Американские университеты в Ливане использовались для обучения активной молодежи, политиков, представителей СМИ, наблюдателей на выборах и т. п.[1160] [1161] На какой-то период Американский университет в Бейруте стал местом, куда стекались представители различных оппозиционных движений из многих стран Ближнего Востока. Прием студентов был резко расширен за счет грантов правительства США, и они выделялись студентам из бедных семей, а не представителям среднего класса и политической элиты .

Американский университет в Каире стал центром демократизации Египта. Университет проводил масштабное обучение египетской бюрократии в области английского языка, прав человека и т. п. Только в течение одного года около 60 членов правительства Х. Мубарака учили английский язык[1162]. В 2004 г. США убедили правительство Мубарака принять закон об обязательном курсе лекций по правам человека на каждом факультете египетских университетов. Как следствие, в 2005­2006 гг. Вашингтон провел масштабную подготовку преподавателей вузов в области прав человека. Около 500 преподавателей вузов прошли переобучение и получили опыт в деле развития неправительственных организаций за пределами университета[1163]. В период «арабской весны» Американский университет стал платформой для распространения знаний и навыков по использованию социальных сетей для мобилизации граждан. Правительство США направляло американских специалистов, которые проводили семинары в данной области для студентов и египетской публики под крышей университета[1164]. Другими словами, в 2000-е гг. два американских университета — в Бейруте и Каире — стали центрами подготовки активистов, лидеров и центрами переподготовки членов правительства.

Можно выделить следующие черты американской политики в области создания и развития национальных университетов в странах Ближнего Востока. Во-первых, американские университеты за рубежом придерживаются традиций американского образования. Во всех вузах существуют попечительский совет, факультеты свободных искусств и управления бизнесом, все они обладают автономией, а преподавание и общение студентов с профессорами ведется на английском языке. Американским вузам за рубежом удается поддерживать свои национальные черты и проявлять гибкость в отношении потребностей страны или региона, в которых они функционируют. Выдвигаемые местным правительством требования выполняются правительством США, если они не задевают основных принципов функционирования университета. Во-вторых, Агентство международного развития США как правительственное ведомство предоставляет финансирование американским вузам за рубежом, если они способствуют реализации внешнеполитических задач США и распространяют американские модели обучения в местных вузах. Гранты передаются американским организациям-посредникам, что гарантирует реализацию политических задач. В-третьих, США эффективно используют американские вузы за рубежом в качестве инструмента внешней политики. События «арабской весны» сделали некоторые американские университеты за рубежом центрами подготовки политиков, активистов и наблюдателей на выборах.[1165].

В 2009-2010 гг. Счетная палата США дала оценку эффективности программ публичной дипломатии в странах Ближнего Востока. Эксперты отметили основную проблему всех программ — отсутствие завершенности или отсутствие эффективности проектов. Огромное число проектов либо были остановлены на стадии подготовки, либо завершенные проекты не принесли никаких плодов. Например, правительство США построило школы, напечатало новые учебники, но в школах нет ни учителей, ни учеников[1166]. Американские эксперты отмечали, что слишком много программ работает в странах Ближнего Востока, что затрудняет мониторинг. Этот вывод подтолкнул правительство уменьшить число государств и число программ для получения значимых результатов. Эксперты стали выделять три страны региона, в которых предлагалось усилить программы публичной дипломатии: Афганистан, Пакистан и Иран. Внешнеполитические интересы определили выделение этих стран как ключевых в публичной дипломатии. Афганистан и Пакистан стали рассматриваться как ключ к успеху в антитеррористической кампании США, начавшейся в 2001 г., а восстановление отношений с Ираном рассматривалось как необходимое условие для прекращения ядерной программы. К тому же, в этих трех странах была распространена масштабная антиамериканская кампания, что требовало адекватных ответов правительства США. Поэтому публичная дипломатия была призвана расширить влияние Вашингтона на активную и продемократическую часть общества трех стран.

5.3

<< | >>
Источник: Цветкова Наталья Александровна. Публичная дипломатия как инструмент идеологической и политической экспансии США в мире, 1914-2014 гг. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Санкт-Петербург. 2015

Еще по теме Проекты и результаты публичной дипломатии США в странах Ближнего Востока: мобилизация либеральных настроений:

  1. 9.4.4. «ОБОРОНА» БЛИЖНЕГО И СРЕДНЕГО ВОСТОКА
  2. 6.2. Стандартизация
  3. 3. Отличительные особенности регулирования КСО в США и странах ЕС
  4. РАЗРАБОТКА ТИПОЛОГИИ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ 4 И РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН
  5. ГЛАВА 5 ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПУБЛИЧНЫХ ФИНАНСОВ В РАЗВИТЫХ СТРАНАХ
  6. 7.1 Конституционные основы бюджетного процесса в странах Ближнего и Среднего Востока
  7. Глава 11 Новое тысячелетие, 11 сентября и ООН
  8. 2.3.9. Влияние миграций населения из стран ближнего зарубежья на рынок труда и политику занятости в России
  9. 3.2.2 Посреднические фирмы в развивающихся странах
  10. 3.2.3. Посредничество при найме иностранной рабочей силы(в странах ЭСКАТО)
Яндекс.Метрика