<<
>>

После Франкфуртского мира

Франкфуртский договор не только не разрешил всех противоречий, существовавших между Францией и Германией, а, наоборот, усилил противостояние двух держав. С поражением Франции и образованием Германской империи в Европе возникла новая расстановка сил, все более обострялись противоречия между Германией и Англией.

Объединенная Германия стала укреплять свою государственность и военную мощь.

Франция сразу же после Франкфурта мечтала о реванше, однако не могла в ближайшие годы думать о войне с Германией — сначала необходимо было восстановить армию. После 1871 г. произошла переоценка внешней политики. В Париже более внимательно стали относиться к России и налаживать с ней тесные связи. Франция избегала обострения отношений с Германией, в то же время она хотела поссориться с Россией. В этом французы были не одиноки: австрийцы тоже

130

пытались настроить Бисмарка против России. Однако у Бисмарка были свои планы. Он хотел иметь хорошие отношения и с Австро-Венгрией и с Россией. Втянув Россию в союз с Германией и Австро-Венгрией, Бисмарк тем самым надеялся не допустить ее сближения с Францией.

В русском придворном обществе настроения складывались в пользу сближения с Францией. А. М. Горчаков прекрасно сознавал, что с помощью Франции можно достигнуть равновесия европейской политики. Он часто говорил: «Нам нужна сильная Франция». Но ослабленная после войны Франция еще не была готова стать достойным союзником для России. В этих условиях российская дипломатия внимательно следила за военными усилениями Германии, за австро-германским сближением и попыткой Австро-Венгрии утвердиться на Ближнем Востоке. Россия также стремилась избежать столкновения своих интересов в Средней Азии с Англией. При этой новой международной ситуации в целях обеспечения собственной безопасности русское правительство не исключало союза с Германией.

Русско-австро-германский союз.

В сентябре 1872 г. в Берлине встретились три императора — Вильгельм I, Франц Иосиф и Александр II — и министры иностранных дел России, Германии и Австро-Венгрии. Это свидание, хотя и не дало особых результатов из-за австро-русских противоречий на Балканах, явилось первым шагом на пути к соглашению трех императоров. Россия шла на союз с Германией и Австро-Венгрией по двум причинам. Во-первых, чтобы не допустить тесного сближения двух государств, а во-вторых, надеясь на их поддержку в борьбе против Англии в Средней Азии. В письме Александру II Горчаков в апреле 1873 г. сообщал итоги своей встречи с Бисмарком, который якобы сказал, что он остается неизменно преданным русскому царю и «он смотрит на тесное согласие с Россией как на единственно разумную политику для Пруссии... что Пруссия никогда не забудет оказанных ей во время войны с Францией услуг и что единственным средством для Пруссии проявить свою благодарность является предоставление в распоряжение России всего того влияния, каким Пруссия обладает на Востоке».

Граф Берг от России и Мольтке от Германии подготовили военное соглашение между двумя странами, которое было подписано в начале мая в Петербурге во время визита Вильгельма в Россию. В военной конвенции между Россией и Германией говорилось о том, что если какая-либо европейская держава напала бы на одну из стран, то последняя в кратчайший срок получит помощь в виде армии из двухсот тысяч человек боеспособного войска.

Через месяц в Вену с визитом в сопровождении Горчакова прибыл Александр II, который подписал 6 июня 1873 г. в Шенбрунне русско-австрийскую политическую конвенцию. Этот документ, в отличие от рус

131

ско-германской конвенции, не содержал каких-либо конкретных обязательств и имел довольно неопределенный характер. Россия и Австрия заявили, что даже при возникновении разногласий по некоторым вопросам международной жизни они предпримут все возможное, чтобы не допустить разъединения двух стран и продолжать поддерживать европейский мир. В случае нападения третьей державы оба государства, не заключая дополнительных соглашений, обязывались совместно принять необходимые меры.

Если же возникнет необходимость применения военной силы, то страны должны договориться о дальнейших действиях.

В конце октября 1873 г. император Франц Иосиф и император Вильгельм подписали акт о присоединении Германии к русско-австрийской конвенции. Таким образом, Союз трех императоров был окончательно оформлен.

Россия надеялась, что ослабление русско-австрийских противоречий повысит ее роль на Балканах, особенно в тех областях, которые еще находились под властью Турции. Австро-Венгрия, заинтересованная в проведении своей политики на Балканах, надеялась на поддержку Германии.

Существующие разногласия в балканском вопросе, различные подходы в отношении Франции мешали России, Германии и Австро-Венгрии полностью доверять друг другу. Но тем не менее в 70-е годы XIX в. взаимоотношения этих трех держав и их политика были главным ориентиром государств в Европе и Азии. Вновь созданный Союз не ликвидировал острых разногласий между его участниками. Каждая из сторон Союза преследовала свои цели.

Для России этот Союз на какое-то время создавал безопасность на западных границах страны. В это время в Средней Азии возник конфликт между Россией и Англией. Он был выгоден Германии, так как отвлекал внимание Петербурга от европейских дел.

Франко-германские отношения. В Берлине внимательно следили за событиями во Франции, где к власти пришло новое правительство монархистов, выступавших за скорейший реванш. В стране быстрыми темпами шло восстановление армии, была введена всеобщая воинская повинность. Хотя военное преобладание Германии над Францией еще более усилилось, но международная обстановка стала другой. Тем не менее, пытаясь спровоцировать конфликт с Францией, германское правительство организовало публикацию серии статей в немецкой печати, в которых Франция обвинялась в подготовке войны против Германии. В Париже начали принимать меры дипломатического порядка, чтобы отвести угрозу нападения Германии. Франция вынуждена была обратиться к России, Англии и Австро-Венгрии с просьбой о помощи в случае нападения Германии.

В Лондоне, Петербурге и Вене не хотели дальнейшего усиления Германии.

Чтобы это показать, два министра иностранных дел — России и

132

Австрии — во время визита Франца Иосифа в Петербург в феврале 1874 г. демонстративно посетили французского посла и заявили ему, что осуждают действия Бисмарка. Английская королева обратилась к Вильгельму I с личным посланием, предупредив его, что новая война с Францией может привести к тяжелым последствиям. В результате совместных действий угроза войны со стороны Германии для Франции была устранена.

Впервые за последние годы Бисмарку не удалось осуществить свой план, в значительной степени по вине России. И Бисмарк стал искать повод для устранения ее от европейских дел. Он решил переключить внимание российского правительства на Ближний Восток. С этой целью в феврале 1875 г. он направил в Петербург свое доверенное лицо Радовица. Истинные цели своей поездки в Петербург Радовиц первое время тщательно скрывал. В беседах с императором и с Горчаковым он заверял их в искренней дружбе, в том, что Германия всегда поддерживает Россию. Со своей стороны, российская сторона также сделала соответствующие заверения. После нескольких дней пребывания в Петербурге стали ясны цели приезда Радовица в Россию.

Бисмарку необходимо было выяснить позицию России в случае новой войны с Францией. Радовиц в одной из бесед с Горчаковым откровенно попросил Россию отказаться от дипломатической поддержки Франции. Горчаков, по словам самого Радовица, не проявил интереса в обсуждении французских дел, показав тем самым, что Россия вряд ли будет безучастна в случае развязывания новой войны.

Бисмарк намеревался вновь пригрозить Парижу вплоть до военного конфликта. Его тревожили поступавшие из Франции сведения о ходе военной реформы, в результате которой значительно увеличивалась численность армии. В то же время Бисмарк через прессу старался всячески раздуть и преувеличить проводимую Францией военную реформу. Все эти действия осложняли и обостряли международную напряженность в Европе. Этот период вошел в историю Европы и в историю международных отношений как «военная тревога 1875 года».

Посол России в Берлине Убри в письме от 20 апреля 1875 г. сообщал А. М. Горчакову о содержании беседы Бисмарка с бельгийским посланником. Канцлер говорил о том, что Франция в мирное время содержит под ружьем 700 тыс. человек. Это очень обременительно для страны. Очевидно, у Франции есть тайная мысль — она будет стремиться осуществить ее в ближайшее время. На возражения бельгийского посланника, что у Франции нет ни достаточной армии, ни офицерского корпуса, ни необходимого оборудования, ни линии обороны, которая находится в руках немцев, канцлер заметил, что «пресса оказала ему большую услугу, забив тревогу относительно военных вооружений Франции и вытекающей отсюда опасности».

133

Спустя девять дней Горчаков получил письмо русского посла в Париже графа Орлова, в котором сообщалось, что во Франции царят волнения и беспокойство, так как Бисмарк уверяет всех в том, что Франция способна быстро восстановиться и возродиться из пепла. При этом она может найти себе союзников. Орлов просил, чтобы во время пребывания в Берлине Александр II использовал свое влияние и пытался успокоить мир.

Бисмарк и представители германского МИДа заявляли, что Франция вооружается и готовится к нападению на Германию. В свою очередь французский министр иностранных дел Лекас через своих послов стал выяснять позиции европейских государств в случае нападения Германии на Францию. А. М. Горчаков от имени императора Александра II заявил о дипломатической поддержке Франции. Английская дипломатия, проводя линию правительства, выступала за сохранение европейского равновесия. Поэтому английскому послу в Берлине было дано указание всеми возможными способами улаживать конфликт между Францией и Германией.

Большие надежды возлагались и на визит Александра II в Берлин. Бисмарк всячески пытался доказать ему, что политику Германии искажают, что она не имеет планов на новую войну с Францией, а слухи о войне исходят от самих французов.

Авторитет России среди европейских стран в это время был достаточно высок. В послании президента Французской республики маршала Г. Мак-Магона Александру II 22 мая 1875 г. выражалась глубокая благодарность и поздравление за то благородное и высокое влияние, которое он оказал на ход европейских дел. Мак-Магон уверял российского императора, что Франция стремится только залечить раны, причиненные ей войной, и обрести безопасность.

Восточный кризис. В целом напряженность в Европе спала. Однако недоверие между Россией и Германией возрастало.

Основные события к середине 1870-х годов происходили на Ближнем Востоке. Этот период в исторической литературе известен как «Восточный кризис 1875-1877 гг.».

Хотя с отменой в 1861 г. крепостного права темпы развития России постепенно увеличивались, тем не менее по уровню экономического потенциала и развития хозяйства она еще отставала от ведущих стран Европы. Россия стремилась закрепиться в южных районах, а это было невозможно без активной внешней торговли. Босфор и Дарданеллы становились крайне необходимы развивающейся промышленности России. В свою очередь, назревал кризис в экономике Турции, связанный с усилением зависимости Османской империи от западноевропейского капитала. Такое положение вызывало резкое недовольство не только в кругах, приближенных к правительству, но и в отдаленных провинциях. Кроме

134

того, на европейской территории Турции, в Болгарии, Сербии, Боснии, Герцеговине ширилось национально-освободительное движение.

Летом 1875 г. христианское население Герцеговины и Боснии поднялось на борьбу против гнета турок. Вслед за этим оживилось и сербское национальное движение. Реакционные круги Австро-Венгрии выступали против предоставления христианским подданным свободы, боясь, что тогда ее станут требовать и южнославянские народы, входятцие в состав империи.

Порта, играя на противоречиях между европейскими странами на Ближнем Востоке, уклонялась от выполнения данных ею еще в 30-40-е годы XIX в. обязательств провести уравнение в социальном положении христиан и мусульман. Христиане не могли иметь земельную собственность, население Боснии и Герцеговины было ограничено в правах на получение образования. Хотя христиан не призывали в армию, но их обязали выплачивать специальный налог за освобождение от военной службы. Все это вызвало резкое недовольство у христианского населения Турецкой империи. Более того, в первой половине 70-х годов XIX в. усилился налоговый гнет.

Поэтому, когда началось восстание в Герцеговине и Боснии, австро-венгерское правительство заявило о том, что это внутреннее дело Турции и Австро-Венгрия не будет в него вмешиваться. Но впоследствии влиятельная часть правящей элиты страны приложила все усилия для того, чтобы присоединить Боснию и Герцеговину к Австро-Венгрии. Франц Иосиф и его правительство видели в них компенсацию за те потери, которые страна понесла в Италии и Германии.

Россия оказывала единоверцам помощь и поддержку. Оценивая внешнюю политику России на Балканах в 70-х годах XIX в., нельзя не учитывать изменившуюся политическую ситуацию внутри страны. На выработку решений большое влияние оказывала демократическая пресса, выступавшая за освобождение балканских народов от турецкой зависимости. В то же время, боясь остаться в изоляции, Россия лавировала между Германией, Австро-Венгрией и Англией и нередко шла им на уступки. А. М. Горчаков старался прежде всего не допустить обострения отношений с Австро-Венгрией. В этих целях в августе 1875 г. он заявил в Вене о стремлении России выступить совместно с Австро-Венгрией в турецко-герцеговинском конфликте. При этом выдвигалось предложение предоставить Герцеговине автономию. Вена не хотела создания еще одного государства. Здесь опасались, что если Босния и Герцеговина добьются своего освобождения, то это, во-первых, отрицательно повлияет на те славянские народы, которые находятся в Австро-Венгрии, а во-вторых, Сербия может «прирасти» за счет Боснии и Герцеговины и сделаться сильным государством на границах Австрийской империи. Ан-Дращц в декабре 1875 г. пригласил все страны, подписавшие Парижский

135

трактат 1856 г., принять участие в конференции, на которой были бы приняты совместные решения по Боснии и Герцеговине.

18 декабря 1875 г. Андраши от имени трех держав — России, Германии и Австро-Венгрии — передал султану программу реформ для балканских народов. В ней был предложен ряд мер социального характера — свобода вероисповедания, улучшение аграрного положения, ликвидация откупной системы взимания налогов; предлагалось использовать взимаемые налоги с учетом нужд этих областей. Однако никаких гарантий исполнения этих условий в документе не предусматривалось.

Выработанный проект был передан 31 января Порте, которая согласилась с предложением, но представители повстанцев отказались принять его. Они видели в австро-венгерском проекте положительные моменты только для Австро-Венгрии и Турции. В этих условиях Горчаков предложил Бисмарку и Андраши провести встречу во время пребывания в Берлине императора Александра II в мае 1876 г.

Российский канцлер привез в Берлин свой план, по которому славянским областям Балканского полуострова предоставлялась автономия, а устройством управления должны были заниматься Россия и Австро-Венгрия. Австрийский министр выступил против этого плана, так как он не хотел допустить усиления влияния России на Балканах. В результате в проект Горчакова стали вносить поправки и дополнения. Он был принят 13 мая 1876 г. со значительными изменениями и вошел в историю как Берлинский меморандум. Содержание меморандума во многом напоминало программу реформ, переданную Порте в декабре 1876 г., но в нем были и новые предложения, внесенные по настоянию России. Так, говорилось, что в случае, если меморандум не даст положительных результатов, то «три императорских двора договорятся о принятии действенных мер в целях предотвращения дальнейшего развития событий». Содержание меморандума было сообщено послам Великобритании, Франции и Италии.

На этой встрече Горчаков заявил о том, что до сих пор Порта не выполнила ни одного обещания о реформах. По его мнению, Берлинский меморандум должен охранять существующее положение при обеспечении нормальных прав христиан.

Но не все государства были заинтересованы в решении балканского вопроса. Если Париж и Рим согласились с Берлинским меморандумом, то Лондон заявил, что он выступает против вмешательства в турецкие дела. У Англии были свои интересы, идущие на Восток за Балканы. Лондон не хотел укрепления позиций России на Балканах и тем более в Черноморских проливах. Англия всегда боялась за свою главную колонию Индию и любое даже отдельное присутствие или вмешательство третьей стороны в этом регионе воспринимала очень болезненно.

136

В 1869 г. через Суэцкий канал стали проходить морские суда; оберегая подступы к Индии. Англия стремилась усилить свои позиции не только в Египте, но и в Турции. Поэтому, избегая острых столкновений с Россией в Средней Азии, Англия противостояла ей на Ближнем Востоке, где могла получить поддержку Турции и Австро-Венгрии.

Столкновение интересов России и Англии в 70-х годах XIX в. в Средней Азии и на Ближнем Востоке имело важное значение не только для этих держав, но и для развития международных отношений в обоих регионах. Когда Россия в 1873 г. заняла Хиву, пытаясь в очередной раз закрепиться в среднеазиатском регионе, Англия через своего посла в Петербурге заявила, что это идет вразрез с русско-английскими отношениями. Лондон, стремясь обезопасить Индию, выражал надежду, что Россия признает независимость Афганистана, но при этом сохранял за собой полную свободу действий по отношению к нему.

Такая позиция Англии дала право Петербургу присоединить к России Кокандское ханство. В свою очередь афганское правительство рассчитывало на помощь России в борьбе против Англии.

Почти одновременно обострилась обстановка на Балканах. Чувствуя поддержку Англии, которая не признала Берлинский меморандум, Турция жестоко подавила восстание в Болгарии, вырезав за несколько дней почти 15 тыс. человек. Лондон, не обращая внимания на эти зверства, о которых английская пресса умалчивала, направил к Черноморским проливам свой флот.

Зверства турок вызвали у славянских народов цепную реакцию. Начались выступления в Сербии и Черногории. Россия и Австрия предупредили Сербию и Черногорию об опасности последствий их действий. При этом славянские народы были убеждены, что, несмотря на официальное предупреждение, Россия в случае войны с турками поддержит их. Петербург, не готовый к военным действиям, опасался расширения этого конфликта. Однако в июле 1876 г. война все-таки началась. Русское общество было целиком на стороне единоверцев, на Балканы отправлялись добровольцы. Позиция России была сложной. В случае победы Турции она не могла не оказать помощь славянам, но в то же время не хотела ссориться с Австро-Венгрией. Положение на Балканах обсуждалось Александром II и Францем Иосифом в Рейхштадтском замке (совр. Чехия) в июле 1876 г. Единственные документы, оставшиеся от этой встречи, — две записки. Одна из них была продиктована Андраши, другая Горчаковым. Они свидетельствуют о том, что обе стороны договорились придерживаться принципа невмешательства. Тем не менее была достигнута договоренность о расширении Сербии и Черногории. По результатам этой встречи было подписано русско-австрийское соглашение. В случае победы восставших планировалось предоставить автономию Болгарии, Боснии и Герцеговине. Хотя правительства Австро-

137

Венгрии и России не рассматривали возможность создания большого славянского государства, но территории Сербии, Черногории и Греции увеличивались. России должна была перейти Южная Бессарабия. К Австро-Венгрии отходила часть турецкой Хорватии и Боснии. В документе была предусмотрена возможность победы Турции. В этом случае стороны договорились потребовать от нее введения для Боснии и Герцеговины такого автономного устройства, которое было предусмотрено Берлинским меморандумом 1876 г.

Осенью 1876 г. Россия потребовала от Порты заключить перемирие с Сербией во избежание военного столкновения. Порта приняла это предложение и, со своей стороны, согласилась заключить перемирие на длительный срок. Однако Сербия не согласилась заключать перемирие на 3-5 месяцев. После этого Порта, за которой стояла Англия, вновь начала военные действия и нанесла сербам поражение. Чтобы спасти положение и защитить славян, Россия направила Порте ультиматум о немедленном заключении перемирия. Для ответа был дан срок в 48 часов. Россия предупредила Турцию, что непринятие ее условий приведет к разрыву дипломатических отношений между двумя странами, при этом Петербург объявил частичную мобилизацию. Эти твердые требования России вынудили Порту принять условия ультиматума.

А. М. Горчаков выдвинул идею проведения международной конференции в Константинополе. Причем было сказано, что в случае отказа от участия в конференции Россия оставит за собой свободу действия. Конференция состоялась в декабре 1876 г. В ней приняли участие послы России, Германии, Австро-Венгрии, Италии, Франции и Великобритании. Главную роль на конференции играл представитель России граф Н. П. Игнатьев. Была достигнута договоренность о предоставлении автономии Болгарии, Герцеговине и Боснии. Россия отказалась от оккупации этих территорий, но в каждой из автономий должен был быть наблюдатель, назначаемый с согласия всех держав.

Однако выполнение решений Константинопольской конференции фактически было сорвано, так как именно в эти дни турецкий султан даровал всем своим подданным конституцию. Ссылаясь на это, турецкое правительство отказалось принять условия европейских стран.

Международная обстановка вновь обострилась. Российское правительство, видя неизбежность войны с Турцией, возобновило переговоры с Австро-Венгрией. На встрече в Будапеште России удалось подписать секретную конвенцию. Австро-Венгрия соглашалась на нейтралитет во время русско-турецкой войны, за что получала право оккупировать Боснию и Герцеговину. Кроме того, была принята дополнительная конвенция. Она предусматривала территориальные изменения после завершения войны: Австро-Венгрия оккупировала Боснию и Герцеговину; Россия вновь овладевала Бессарабией. Болгария, Румыния и Албания

138

становились независимыми. В результате Россия при любом исходе войны практически ничего не получала, кроме обещания Австро-Венгрии соблюдать нейтралитет. Таким образом, попытки России решить многие международные вопросы мирным путем ни к чему не привели — дело шло к ее войне с Турцией.

<< | >>
Источник: А. С. Протопопов. История международных отношений и внешней политики России (1648-2005): Учебник для студентов вузов, - 2-е изд., ИСПр. и дон. - М.: Аспект Пресс. - 399 с.. 2006

Еще по теме После Франкфуртского мира:

  1. От революции 1848 г. ! до Крымской войны
  2. После Франкфуртского мира
  3. Международные отношения и внешняя политика России в последнее двадцатилетие XIX в.
  4. Проблемы послевоенного мирного урегулирования. Парижская и Вашингтонская конференции
  5. Российский крупный бизнес: события и тенденции 2005 г.
  6. КАК ПОТЕРЯТЬ СОСТОЯНИЕ
  7. 7.Реклама и ценности: противоречивый союз.
  8. Реклама и массовая культура: непротиворечивый союз.
  9. Эволюция финансового менеджмента
  10. Б) ЛАССАЛЬ
  11. Глава II. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛИЗМ
  12. ФОНДОВЫЕ РЫНКИ
  13. БЫВШИЕ КОММУНИСТИЧЕСКИЕ ОБЩЕСТВА В ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД
  14. Майер Амшель Ротшильд и сыновья
Яндекс.Метрика