<<
>>

Общая характеристика основных концептуальных положений интеграционных исследований

Политологический словарь-справочник М.А.Василика определяет понятие «интеграция» как объединение в целое каких-либо частей. Согласно М.Каплану,

данный термин также подразумевает объединение двух или нескольких частей в

28

единое целое.

Ф.Махлуп в своем исследовании отметил, что в близком к современному

29

пониманию понятие «интеграция» стало использоваться в середине ХХ века. Специалисты отмечают, что указанный термин начал применяться для описания целого ряда процессов в международных отношениях, от торговли между государствами до взаимодействия по вопросам использования морского дна,

30

регулирования международного воздушного транспорта и др.

Известно, что процесс интеграции предполагает постепенное устранение ограничений в перемещении услуг, товаров, капитала и рабочей силы. Этому [27] [28] [29] [30] способствует, во-первых, отказ от старой государственной политики и

31

институтов, препятствующих интеграции, и, во-вторых, совершенствование существующих инструментов и институтов. Отметим также, что исследователи выделяют международную экономическую интеграцию «de facto», т.е. «реальную интеграцию», которая предполагает реальный рост показателей

33

межгосударственного товарооборота.

Следует также подчеркнуть, что, по мнению некоторых исследователей, определение интеграции как «процесса» предполагает достижение такого состояния межгосударственных отношений, на котором устранены абсолютно все барьеры, т.е. у интеграции как процесса должен быть определен «завершающий этап». Это, в свою очередь, является невозможным в силу сложности и

34

несовершенства национальных экономик государств-участников интеграции.

Для осмысленного и эффективного изучения специфики возникновения и развития интеграционных процессов на евразийском пространстве, необходимо обратиться к общепризнанным теориям интеграции.

Несмотря на видимые различия, все интеграционные процессы имеют относительно общую природу, в этой связи, автор считает возможным предпринять попытку рассмотрения процесса развития современной евразийской интеграции через призму фундаментальных теорий интеграции, которые, как известно, появились в середине XX столетия.

Исследуя термин «интеграция», нельзя не отметить представителей европейских политических школ. Современная политическая наука выделяет ряд подходов к пониманию процесса интеграции, в рамках настоящего диссертационного исследования мы кратко рассмотрим пять основных теорий европейской интеграции: федерализм, функционализм, неофункционализм,

интерговерментализм и трансакционализм. [31] [32] [33] [34]

Концепция федерализма, представителями которой являются А.Этциони,

А.Спинелли, К.Фридрих, рассматривает интеграцию как объединение государств в единый механизм с передачей части властных полномочий наднациональным органам. Согласно данной концепции, государства не в состоянии самостоятельно в полной мере обеспечивать свою безопасность, а их дальнейшее развитие ограничивается государственными границами. Федералисты указывают на необходимость распределения властных полномочий между национальными и наднациональными органами, при этом, на наднациональный уровень выносятся вопросы, решение которых требует общих усилий, в то время, как на национальном уровне решаются вопросы местного характера.

Отметим, что в качестве основы интеграции федералисты выделяли политическую сферу. В этом заключалось их основное противоречие с другой классической теорией региональной интеграции, функционализмом. Основатель этого направления, Д.Митрани, полагал, что политической составляющей недостаточно для эффективного развития интеграции. Более того, он считал, что интеграция должна иметь экономическую основу, и лишь затем затрагивать остальные сферы, в том числе, политическую. [35] [36] Создание наднациональных органов является, по мнению функционалистов, постепенным процессом: лидеры государств-участников интеграции в процессе взаимодействия приходят к пониманию необходимости создания руководящего органа, наделенного достаточными полномочиями для осуществления эффективного управления интеграционным объединением.

Неофункционализм в развитии интеграции уделяет значительное внимание роли негосударственных факторов, к коим можно отнести политические и бизнес элиты, то есть так называемые «группы интересов», являющиеся своего рода опорой, на которой строится региональная интеграция. Представители неофункционализма, Э.Хаас, Л.Линдберг, Ф.Шмиттер, придерживались мнения о том, что межгосударственное сотрудничество, начавшееся в какой либо сфере, например, экономике, со временем станет затрагивать также политическую,

37

социальную и другие сферы. Такой многоцелевой характер интеграции приведет к необходимости формирования управляющего органа, наделенного

наднациональными полномочиями. Следует отметить, что неофункционалисты придавали большое значение сопоставимости государств-участников интеграции по уровню экономического развития, поскольку это является одной из важных составляющих будущего равнозначного партнерства.

Других взглядов на интеграцию придерживался С.Хоффман,

основоположник школы интерговерментализма, именуемой также межгосударственным подходом. Хоффман уделял особое внимание совпадению стратегических интересов участников интеграции, а также роли лидеров государств, руководствующихся, в первую очередь, национальными интересами возглавляемых ими государств. Согласно интерговерменталистам, изменение международной обстановки, способное повлечь за собой возникновение угрозы интересам государств, является интеграционным стимулом, т.е. основой возникновения интеграции является обеспечение национальной безопасности.

Теория трансакционализма (также именуемая коммуникационным подходом), основоположником которой является К.Дойч, в качестве основы интеграции обозначает мирное сосуществование, так называемое «сообщество безопасности». Согласно Дойчу, в сообществе безопасности существует уверенность, что члены этого сообщества не будут вести друг против друга физическую борьбу , а разногласия будут решаться путем переговоров. Участниками интеграции, по мнению сторонников коммуникационного подхода, являются государства, наработавшие определенный уровень взаимодействия.

[37] [38] [39]

К.Дойч определил два типа «сообществ безопасности»: амальгамированное и плюралистическое. Первый тип предполагает передачу части государственных полномочий органам управления, т.е., таким образом, национальный суверенитет упрощается, уступая место наднациональным органам, ответственным за формирование политической линии и принятие политических решений. Второй тип предусматривает наличие у участников общих интересов и ценностей, что способствует созданию общих институтов для координации процесса коммуникации при сохранении участниками интеграции самостоятельности в принятии политических решений.

Отечественные политологи, например, В.Г.Барановский, интерпретирует термин «интеграция» как состояние, при котором отдельные

дифференцированные части связаны в одно целое, а также процесс, который

40

ведет к описанному состоянию.

Отметим, что интеграция зачастую рассматривается в контексте экономического взаимодействия и описывается как объединение национальных хозяйств и проведение согласованной экономической политики. Однако при этом нельзя забывать о политической и других сферах функционирования государства, являющихся составляющими межгосударственного сотрудничества, т.к. они являются взаимозависимыми.

Также подчеркнем, что рассмотрение понятия «интеграция» в глобализационном ключе позволяет выделить две составляющих интеграции. С одной стороны, процесс глобализации способствует увеличению взаимозависимости на государственном и региональном уровнях. С другой стороны, этот же процесс подталкивает группы государств к объединению в группы (интеграционные объединения) в соответствии с их политическими и экономическими интересами и возможностями для преодоления негативного влияния глобализации.

Процесс интеграции на пути своего развития, при наличии необходимых условий и стимулов, как политических, так и экономических, может принимать [40] различные формы, от двусторонних договоренностей о сотрудничестве в определенной сфере до политико-экономических союзов с множеством участников. В данном случае следует отметить, что, по нашему мнению, устойчивость и, в свою очередь, эффективность интеграционного объединения напрямую зависит от сложности формы интеграционного сотрудничества. Так, например, интеграция в формате двусторонних соглашений о сотрудничестве менее стабильна и более зависима от политико-экономической ситуации в странах-участницах, чем, например, интеграция в формате таможенного или экономического союза.

Что касается экономического аспекта интеграции, необходимо обратить внимание на тот факт, что, по мнению исследователей, интеграция становится эффективной и продуктивной при условии преобладания обрабатывающей промышленности в структуре производства, требующей глубокого разделения труда и являющейся «вполне конкурентоспособной с точки зрения

41

импортозамещения и выхода на внешние рынки».

Интеграция, в зависимости от формы и направленности, предполагает ряд выгод и преимуществ для её участников: сближение на политическом уровне, повышение конкурентоспособности на мировой арене; укрепление и развитие экономики; создание новых производственных мощностей; совершенствования условий торговли; повышение уровня национальной и региональной безопасности и т.д.

Таким образом, понятие «интеграция» предполагает объединение двух или нескольких частей в единое целое. Интеграция как процесс межгосударственного взаимодействия выражается в политическом, экономическом, военном и других формах сотрудничества на высшем уровне. Развитие интеграционного процесса ведет к интенсификации взаимодействия в той или иной сфере путем создания интеграционных объединений в форме, соответствующей целям, а также возможностям участников интеграции. [41]

Подчеркнем, что интеграция, с одной стороны, является инструментом повышения качества и эффективности взаимодействия акторов международных отношений. С другой стороны, процесс интеграции является следствием интенсификации сотрудничества между государствами.

Для более глубокого и адекватного современным условиям изучения интеграционных процессов в евразийском регионе, по нашему мнению, необходимо также дать определение понятию «политическая интеграция».

Согласно политологическому словарю, данный термин означает «объединение политических сил в рамках государственных или межгосударственных структур, политических институтов, с целью достижения определенной политической общности, стабильности развития государств и обществ».[42]

Другой источник определяет политическую интеграцию как «политический процесс, ведущий к объединению различных государств и других политических сил, к координации и сближению их деятельности». [43]

Таким образом, «политическая интеграция» - это процесс сближения властных структур и политических элит государств с целью развития взаимовыгодного сотрудничества и формирования определенного комплекса политических отношений на межгосударственном уровне.

Отметим, что, по нашему мнению, необходимо принять во внимание следующий факт: ряд понятий, используемых нами в данной работе, несмотря на их повсеместное использование как в научной литературе, так и в средствах массовой информации, в современной политической науке не являются полностью уточненными. В этой связи мы предлагаем следующие оригинальные определения данных понятий.

Для определения термина «евразийский регион», используемого в нашем исследовании, необходимо дать определение понятию «регион».

Специалисты отмечают, что на сегодняшний день отсутствует общепринятое определение данного понятия. В этой связи далее нами будет рассмотрен ряд подходов отечественных и зарубежных специалистов, дающих свою трактовку термину «регион».

Например, согласно Э.В.Алехину, в российской науке существует три основных школы, имеющих собственную концепцию определения этого понятия: первая школа (академик Некрасов) определяет регион как крупную территорию одной страны со схожими природными условиями и хозяйственной системой, имеющей определенную специализацию; вторая школа (академик Добрынин) под регионом понимает не территорию, но систему хозяйствующих субъектов, осуществляющих взаимодействие с целью создания определенного продукта; третья школа трактует данное понятие как административно-территориальное образование, обладающее выборными органами государственной власти, обеспечивающих развитие региона. Европейская наука понимает регион как территориальное политическое образование, а американская наука определяет регион как территорию в рамках национального государства, имеющая схожие климатические условия, культурные обычаи, традиции населения и т.д.[44]

В.А.Дергачев и Л.Б.Вардомский дают два определения понятию «регион»: особый вид территории, характеризующейся специфической целостностью; территориальная общность, обладающая социокультурным кодом, который является доминирующим фактором выделения региона.[45]

Также, согласно Указу Президента РФ «Об Основных положениях региональной политики в Российской Федерации», «... под регионом понимается часть территории Российской Федерации, обладая общностью природных, социально-экономических, национально-культурных и иных условий. Регион может совпадать с границами территории субъекта Российской Федерации либо объединять территории нескольких субъектов Российской Федерации».[46]

В соответствии с «Декларацией по регионализму в Европе» Ассамблеи регионов Европы, регион «. представляет собой выражение отличительной политической самобытности, которая может принимать самые различные политические формы, отражающие демократическую волю каждого региона принимать ту форму политической организации, которую он сочтет

- 47

предпочтительней».

Согласно М.Гуннарссону, «регион» - это «взаимодействие акторов и институтов в рамках данной географической территории» , а К.Дойч определяет его как группу стран, связанный по ряду параметров больше друг с другом, чем с

49

иными странами.

Наконец, профессор А.Д.Воскресенский определяет «регион» как территорию, являющуюся сложным территориально-экономическим и национально-культурным комплексом, выделяющегося признаками «наличия, интенсивности, многообразия и взаимосвязанности явлений, выражающихся в виде специфической однородности географических, природных, экономических, социально-исторических, национально-культурных условий, служащих основанием для того, чтобы выделить эту территорию».[47] [48] [49] [50]

Обратим внимание на тот факт, что в науке понятие «регион» является достаточно изученным и существует множество его определений. Однако, развернувшиеся в мире процессы интеграции придают регионам новые качества, такие как динамизм, достижение большей политической и экономической однородности. Регион, находящийся в процессе интеграции, становится более плотным, сплоченным, политически однородным, экономически связанным, в нем ускоряются процессы культурного обмена.

В этой связи, а также учитывая тот факт, что нашей задачей является рассмотрение региона как интеграционного пространства, для нашего исследования мы вводим понятие «регион евразийской интеграции». Под ним мы понимаем геополитический регион, который составляют страны, активно участвующие в евразийской интеграции. В момент формирования региона евразийской интеграции, который мы приравниваем к моменту начала работы над проектом Евразийского экономического союза, в него входили Республика Беларусь, Республика Казахстан и Российская Федерация. Республика Армения, Киргизская Республика и Республика Таджикистан на тот момент находились в евразийском регионе, не входя в регион евразийской интеграции.

На сегодняшний день регион евразийской интеграции насчитывает пять стран: Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Россия. Таджикистан пока не входит в регион евразийской интеграции, оставаясь в евразийском регионе.

Под «евразийском регионом» в данном исследовании мы понимаем регион, в который входит ряд стран, а именно, Армению, Азербайджан, Белоруссию, Грузию, Казахстан, Киргизию, Молдавию, Россию, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Украину, то есть все бывшие республики Союза Советских Социалистических Республик, кроме Латвии, Литвы и Эстонии. Эти страны объединяет географическая близость, общая история, длительное пребывание в составе одного государства, наличие языка межнационального общения (русского языка), однако между странами, входящими в евразийский регион, отношение к евразийской интеграции является неоднородным.

Отметим однако, что не все государства, заинтересованные в евразийской интеграции, территориально находятся в евразийском регионе. С этой целью мы вводим понятие «евразийское пространство». По нашему мнению, понятие «пространство» выходит за географические рамки понятия «регион». Согласно определению, данному Н.А.Васильевой и М.Л.Лагутиной, «пространство есть структура, наполняющая регион в процессе регионализации».[51] «Пространство» не имеет жесткой привязки к территории, и «может вбирать в себя новые характеристики региона».[52]

Евразийское пространство включает в себя как государства, заинтересованные в высшем уровне евразийской интеграции, которым является

Евразийский экономический союз, так и в более ограниченных формах интеграции, как, например, создании зоны свободной торговли.

Исходя из данного утверждения, под евразийским пространством мы понимаем как государства евразийского региона, так и государства, заинтересованные во взаимодействии с евразийским интеграционным проектом: Вьетнам, Египет, Израиль, Индия, Иран, Китай, Турция и другие страны.

Мы считаем, что в контексте последних событий, а именно, создания Евразийского экономического союза, необходимо также уточнить термин «евразийская интеграция». Под ним в данном исследовании мы понимаем процессы политического сближения и экономического объединения государств евразийского пространства, приводящие к нормативно-правовому закреплению интеграционных договоренностей и созданию межгосударственных и

наднациональных интеграционных структур.

По нашему мнению, не совсем корректно было бы называть данным термином процессы политико-экономического сотрудничества государств, лишь географически находящихся в евразийском регионе. Следует подчеркнуть, что принимая во внимание многообразие и разнонаправленность региональных интеграционных процессов, не все постсоветские государства ориентированы на интеграцию в евразийском направлении, то есть в формате членства в Евразийском экономическом союзе или сотрудничества с ним. Также, как было отмечено нами выше, существуют государства, заинтересованные во взаимодействии с ЕАЭС, находящиеся при этом за пределами евразийского региона.

При изучении и анализе интеграционных процессов, происходящих на евразийском пространстве, в первую очередь, необходимо рассмотреть основные концептуальные подходы, обратившись к теоретическому базису политической регионалистики. Наиболее значимыми и сформированными с точки зрения применимости к изучению процессов региональной интеграции являются

политико-исторический, политико-географический и социально-политический

53

подходы.

Политико-исторический подход представляет собой взгляд на региональную интеграцию через призму исторического развития отношений между соседствующими государствами в основных сферах жизнедеятельности: политической, экономической, социальной и др. Характерным признаком данного подхода является акцентированное внимание на изучении процесса развития связей между государствами, формирующими региональное интеграционное объединение, обладающее в той или иной степени развитым экономическим потенциалом, особенностями структуры и системой внутреннего управления, присущими данному региону.

Применительно к евразийской интеграции, политико-исторический подход выявляет следующую особенность развития интеграционных процессов в регионе: для интеграции в евразийском регионе характерно, что участники современного интеграционного процесса длительное время находились в составе одного государства. Столетия совместного существования в составе Российской Империи, а затем в составе СССР, безусловно, оказывают влияние на современную политико-экономическую обстановку в регионе.

В статье 13 Конституции СССР 1936 года подчеркивается, что «Союз Советских Социалистических Республик есть союзное государство, образованное на основе добровольного объединения равноправных Советских Социалистических Республик»[53] [54]. Также в статье 70 Конституции СССР 1977 года указано, что «Союз Советских Социалистических Республик — единое союзное многонациональное государство, образованное на основе принципа социалистического федерализма, в результате свободного самоопределения наций и добровольного объединения равноправных Советских Социалистических Республик. СССР олицетворяет государственное единство советского народа, сплачивает все нации и народности в целях совместного строительства коммунизма»[55].

В состав Советского Союза входили 15 республик, объединенных общей государственной территорией, идеологией и культурой. Новые независимые государства некогда были частью сверхдержавы, обладающей колоссальным военным, экономическим и политическим потенциалом.

Г осударства-участники евразийской интеграции, бывшие советские республики, объединены общей историей государственного строительства, общими политическими традициями, наработанными экономическими связями, что находит отражение в современном государственном устройстве этих стран.

Отметим, что существовавшая в Советском Союзе общая законодательная база может способствовать облегчению интеграционного процесса, а именно, унификации национальных законодательств государств-участников процесса евразийской интеграции на современном этапе. Однако значительное деструктивное влияние на интеграционные процессы в евразийском регионе оказывает различие в интересах руководителей государств.

Таким образом, интеграционные процессы в евразийском регионе основываются на серьезных политико-исторических факторах, которые способствуют единению государств.

Геополитический и политико-географический подходы опираются на сопоставлении политических, ресурсных, экономических потенциалов сообществ, оказывающих непосредственное влияние на структуру взаимодействия на социально-политическом уровне. По мнению Ю.В.Косова и В.В.Фокиной, указанные подходы «основываются на рассмотрении перспектив эволюции ведущих регионов и государств международного сообщества и характеризуют общемировые тенденции политического развития».[56]

В рамках данного подхода особое внимание уделяется процессу поглощения мелких регионов более крупными общественно-политическими системами, а также ответной реакции слабых регионов в виде функциональных изменений своих структур. Таким образом, процесс пространственной экспансии государства представляется естественным явлением.

Также подчеркивается особое значение финансового капитала при определении центра и периферии: колонизированные территории, находящиеся под контролем центра (государства-метрополии), являются источником

57

человеческого ресурса, дешевой рабочей силы.

Применительно к евразийскому региону, данный подход выявляет ряд характерных особенностей, одной из которых является выраженная геополитическая ассиметрия. Так, например, по площади занимаемой территории Россия превосходит всех своих соседей по региону в 3 раза (при этом, различия составляют от 1:6 в случае с Казахстаном до 1:575 - с Арменией), а по численности населения Россия сопоставима со всеми остальными государствами региона вместе взятыми.

Сложившаяся ситуация порождает беспокойство среди руководителей стран евразийского региона и мешает интеграционным процессам, поскольку, учитывая разницу в «весе», достаточно сложно избавиться от сомнений в равенстве участников евразийской интеграции.

В рамках социально-политического подхода территориальная структура рассматривается через призму различий между общественно-политическими системами и факторами, оказывающими воздействие на процесс развития этих систем. Согласно данному подходу, уровень темпа и степень развития регионов находится в прямой зависимости от их приближенности к центру. Регионы, расположенные поблизости, получают необходимые возможности для интенсивного развития, что впоследствии может привести к заявкам на самоопределение и самостоятельность. Отдаленные регионы, напротив, рискуют превратиться в источник ресурсов для более сильных и развитых. [57] [58]

В этой связи, социально-политический подход уделяет особое внимание социальной составляющей жизни государства и региона, поскольку она оказывает прямое влияние на стабильность государства в целом. В рамках общественно­политической региональной системы выделяется центр накопления политико­экономического потенциала, вокруг которого образуются «пояса», т.е. регионы, чья внешнеполитическая роль обусловлена отдаленностью от центра.

В контексте рассматриваемых нами процессов данный подход выявляет одну из важных составляющих евразийской интеграции - культурную и социальную близость участников интеграции. Эта близость обусловлена, в том числе, долговременным сосуществованием в составе Союза Советских Социалистических Республик и Российской Империи на протяжении предыдущих лет. Это является базисом для формирования эффективного и устойчивого политико-экономического взаимодействия, укрепления и эволюции существующих интеграционных проектов в более сложные и функционально более мощные формы. Отметим также, что социально-политические факторы, учитываемые в данном подходе, оказывают как интеграционное, созидательное воздействие на процессы сближения государств, так и дезинтеграционное, разрушительное.

Таким образом, рассмотренные подходы дают возможность сформировать базис теоретико-методологических принципов, применимых к процессу изучения региональной интеграции. Комплексное использование методов из вышеприведенных подходов позволяет более подробно изучить регион и спрогнозировать развитие политико-экономической ситуации.

Один из элементов анализа региона - разностороннее изучение особенностей становления и развития региональной интеграции, является ключом к изучению интеграционных процессов в регионе, поскольку основы, заложенные в момент становления интеграционных процессов, зачастую проявляются на последующих этапах интеграции достаточно длительное время. Далее в нашей работе, при изучении и анализе исторических аспектов становления интеграции, особое внимание мы уделили ряду важных моментов, таких как: события, предшествующие процессу становления и развития интеграции, включая предпосылки экономического, политического и социологического характера; политическая обстановка в регионе и в мире; наличие либо отсутствие в регионе других интеграционных объединений; участие государств, находящихся на территории региона, в международных организациях; отношения с соседствующими регионами; особенности внутреннего устройства и внешнеполитических взглядов каждого из участников интеграционных процессов; формирование законодательной базы, от которой, в свою очередь, зависит эффективность и жизнеспособность интеграционного объединения.

1.2.

<< | >>
Источник: ФРОЛОВ Владимир Евгеньевич. ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ В ЕВРАЗИЙСКОМ РЕГИОНЕ. 2015

Еще по теме Общая характеристика основных концептуальных положений интеграционных исследований:

  1. Тема 1. Особенности реализации стратегии устойчивого развития в России
  2. Экономическая безопасность региона в рамках концепции устойчивого развития
  3. Социальная психология этнического взаимодействия
  4. 8.4.8 Карьера – форма организационно-экономического поведения*
  5. 3.3. Факторы и условия развития Юга России
  6. ВЛИЯНИЕ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ НА МОТИВАЦИЮ РАБОТНИКА
  7. 4.1. Финансовые источники активизации инновационной деятельности
  8. РУССКО-АНГЛИЙСКИЙ СЛОВАРЬ ОСНОВНЫХ ТЕРМИНОВ ПО НАЛОГООБЛОЖЕНИЮ
  9. ФИНАНСОВОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ПРАВА
  10. 243 Какие существуют параметры для оценки эффективности применения информационных технологий в логистике?
  11. УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ АНАЛИЗ КАК ЭЛЕМЕНТ БУХГАЛТЕРСКОГО УПРАВЛЕНЧЕСКОГО УЧЕТА, ЕГО РОЛЬ В ИНФОРМАЦИОННОМ ОБЕСПЕЧЕНИИ МЕНЕДЖМЕНТА ОРГАНИЗАЦИИ
  12. Современные новации и трактовки. Позиции отечественных исследователей
  13. ПОНЯТИЙНЫЙ АППАРАТ
  14. Перспективные направления развития материальных потоков в производстве
  15. ВВЕДЕНИЕ
  16. ВВЕДЕНИЕ
  17. Общая характеристика основных концептуальных положений интеграционных исследований
  18. Политические особенности процессов евразийской интеграции
Яндекс.Метрика