<<
>>

5.6. Новый поворот в публичной дипломатии США в 2014 г.

«Арабские революции» привели не к демократизации и стабилизации Ближнего Востока, а к хаосу и гражданским войнам. Наглядными примерами являются Египет, Сирия, Ливия и другие страны.

Многие эксперты стали задаваться вопросом о последствиях передачи информационных технологий и эффектах цифровой дипломатии. Как оказалось, цифровая дипломатия стала использоваться не только демократическими государствами, но и основными противниками США. Применение цифровой дипломатии против США стало заметно после появления такого актора современной мировой политики, как Исламское государство Ирака и Леванта. В 2014 г. платформа Twitter стала его основной площадкой для распространения пропаганды создания халифата. Исламисты, воюющие против правительств Сирии и Ирака, умело использовали знания английского, французского и немецкого языков тех членов своих организаций, которые приехали из стран Запада. Именно они создавали информационные ленты и определенные темы для дискуссий (хештеги) в данной социальной сети, которые призывали молодежь присоединиться к созданию халифата. Исламисты сумели выработать весьма убедительные лозунги, которые, используя концепцию «мягкой силы», создают условия для привлечения внимания и поддержки со стороны аудитории в США и в странах Европы, например: “join our caravan and make history” . США пытались отреагировать на данный вызов и создали альтернативный хештег #ThinkAgainTurnAway, призывающий не поддерживать Исламское государство Ирака и Леванта, известное пользователям социальных сетей как #ISIS. Однако число подписчиков и читателей новостей Исламского государства Ирака и Леванта значительно превысило число подписчиков аккаунтов, содержащих лозунги Госдепартамента. Этот видимый провал в цифровой дипломатии стал поводом для новой ревизии всей публичной дипломатии весной и летом 2014 г. Параллельно внешнеполитическим провалам США в странах Ближнего Востока события на Украине, активная позиция России и, самое главное, успех ее информационной деятельности на международной арене также заставили политический истеблишмент Вашингтона задуматься о низкой эффективности публичной дипломатии США.
[1325]

В конце апреля 2014 г. глава комитета по внешней политике палаты представителей республиканец Э. Ройс огласил новую масштабную и историческую реформу публичной дипломатии США . Он стал автором законопроекта (H.R. 4490), который предлагает следующее: 1) создать новое федеральное Агентство США по международным коммуникациям (U. S. International Communications Agency); 2) обозначить данное ведомство основным механизмом публичной дипломатии США, которое будет создавать единые стратегии для всех многочисленных агентств в области публичной дипломатии; 3) консолидировать все имеющиеся каналы теле- и радиовещания в одну единую сеть под названием Freedom News Network; 4) изменить закон о функционировании радиостанции «Голос Америки» в сторону расширения пропаганды интересов внешней политики США; 5) сфокусировать программы публичной дипломатии, а точнее — стратегической коммуникации в

1333

недемократических странах .

Конгрессмены приняли решение о реформе публичной дипломатии в сторону усиления ее пропагандистской направленности в странах и регионах, закрытых от влияния США. Подобная реформа возвращает публичную дипломатию к периоду Первой мировой войны, Второй мировой войны и началу «холодной войны». Именно те исторические периоды правительство США принимало решения об усилении пропаганды и о создании консолидированных ведомств, которые подчиниля себе и программы пропаганды, и аполитичные программы в области культуры и образования. После окончания периода «холодной войны», как мы указали в Главе 4, США ликвидировали Информационное агентство и весь механизм публичной дипломатии. Разрозненные проекты публичной дипломатии реализовывались различными ведомствами, их программы очень часто дублировались, а цели были неясны. Мобилизация публичной дипломатии после атак 2001 г. только увеличила число программ и ведомств, которые не имели четкой координации. К 2014 г. публичная дипломатия реализовывалась шестью специализированными отделами в [1326] [1327]

Госдепартаменте, двумя отделами по стратегической коммуникации в Белом доме, десятком отделов в Пентагоне, а также формально независимыми ведомствами по международному развитию и по международному вещанию.

К этому числу присоединялись около десятка радио- и телеканалов США, которые, по закону 1994 г. о международном вещании, не являлись пропагандистским звеном внешней политики США[1328]. В 2014 г. стало ясно, что огромный, но разобщенный механизм публичной дипломатии США не приносит пользы внешней политике США в контексте ухудшения ситуации на Ближнем Востоке и на Украине. Практика управления публичной дипломатией времен Первой и Второй мировых войн, а также «холодной войны», когда одно ведомство отвечало за все проекты публичной дипломатии и последние полностью были направлены на реализацию внешнеполитических целей США, снова вернулась в 2014 г.

В своем вступительном слове на слушаниях в Конгрессе Э. Ройс сказал, что ситуация в Сирии, на Украине, а также информационная деятельность России в мире, показали неспособность существующего механизма публичной дипломатии США справиться с пропагандой недемократических государств и указали на необходимость перестроить стратегии, цели и сам механизм публичной дипломатии[1329] [1330]. Законопроект был одобрен комитетом по внешней политике палаты представителей Конгресса и был передан в сенатский комитет по международным отношениям в конце июня 2014 г.

Реализация новой реформы станет новой вехой в развитии публичной дипломатии. Новый механизм вернет ситуацию состояния войны в публичной дипломатии, когда четко определены ее мишени (Исламское государство Ирака и Леванта, Россия и «недемократический мир»), а все программы стратегической коммуникации (именно так стала называться публичная дипломатия в последние два года) будут подчинены одной цели — ликвидации конкурентов США, что способствует расширению влияния

идеологии, политики и экономики США.

<< | >>
Источник: Цветкова Наталья Александровна. Публичная дипломатия как инструмент идеологической и политической экспансии США в мире, 1914-2014 гг. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Санкт-Петербург. 2015

Еще по теме 5.6. Новый поворот в публичной дипломатии США в 2014 г.:

  1. Теории, концепции и модели публичной дипломатии США: этапы развития в истории, культурологии, антропологии, социологии, в науке о международных отношениях, политической коммуникации и маркетинге
  2. Культурологические, антропологические и социологические концепции визучении публичной дипломатии США: «культурный империализм», «американизация» и «взаимный культурный обмен», «политическая социализация/индоктринация» и концепция «воспроизводства культурного и социального капитала»
  3. Изучение публичной дипломатии США в теориях о международных отношениях: реализм, неолиберализм и конструктивизм
  4. Теории политической коммуникации в изучении публичной дипломатии США: «пропаганда», «монолог», «диалог» и «сотрудничество»
  5. Теории маркетинга в изучении публичной дипломатии США: брендинг
  6. Публичная дипломатия США в Латинской Америке в межвоенный период: противостояние с нацизмом и создание первых правительственных ведомств
  7. Начало «холодной войны»: сдерживание советской идеологии в странах Западной Европы, 1940-е — 1950-е гг. 3.2.1 Создание законодательной основы и механизма для реализации публичной дипломатии США
  8. Идеологическая «холодная война» за пределами Европы: Латинская Америка, Ближний Восток и Африка в публичной дипломатии США, 1960-е — начало 1970-х гг. 3.3.1 Новые ведомства и региональные приоритеты в публичной дипломатии США
  9. Публичная дипломатия США в Латинской Америке
  10. Публичная дипломатия США в странах Ближнего Востока
  11. Публичная дипломатия США в Африке
  12. Российское правительство, элиты и политические партии в публичной дипломатии США в 1990-е гг.
  13. Российские неправительственные организации, гражданские активисты и выборы в публичной дипломатии США в 2000-е гг.
  14. Участие публичной дипломатии США в политических процессах и «цветных» революциях на постсоветском пространстве на примере Украины и Грузии
  15. Публичная дипломатия США и «оранжевая революция» на Украине в 2004 г.
  16. Выборы 2004 г. на Украине как результат публичной дипломатии США
  17. Глава 5 Противостояние с исламским фундаментализмом и новые инструменты в публичной дипломатии США: Ближний Восток и цифровая дипломатия, 2002-2014 гг.
  18. Ревизия публичной дипломатии: поиск новой стратегии и размывание механизма публичной дипломатии США
  19. Публичная дипломатия США в странах Ближнего Востока: успехи и провалы
Яндекс.Метрика