<<
>>

М.Ю. ЩЕГЛОВ (Общество русской культуры Республики Татарстан, г. Казань, РТ) этнолингвистический конфликт В республике тАтАРСтАН: истоки, развитие, нынешнее состояние и перспективы

Определение явлению «этнолингвистический конфликт», наиболее ха­рактерному для данного российского региона с особым «национальным» мен­талитетом значительной части руководства, впервые дал [1] ныне покойный профессор, доктор социологических наук, многие годы известный и как пред­седатель Общества русской культуры Республики Татарстан Александр Леони­дович Салагаев (17.03.1952 — 18.07.2014) ещё в 2011 году, но истоки его относятся к гораздо более раннему периоду — рубежу 80-х — 90-х годов конца XX века.

Тогда на волне внезапно раскрывшихся возможностей национального возрождения всех НЕ русских народов на просторах СССР и как внезапного, так и неуёмного желания представителей этих народов двигаться к возрож­дению, вопросы языка, культуры и религии стали главными в этих процес­сах. В тогдашней Татарской АССР её лидер, а позднее и первый президент Республики Татарстан, М.Ш. Шаймиев вместе со своей командой приложил массу усилий для создания на территории нового государства. И хотя русские вместе с представителями других национальностей — не татарами — здесь всегда количественно несколько превышали татарское население, идея «ги- тульной» государственности татар оказалась в тот момент абсолютно доми­нирующей — альтернативы ей не было.

В 1990 году в Уфе 6 августа глава Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин сделал заявление: «Мы говорим Верховному Совету, правительству Башкирии: вы возьмите ту долю власти, которую сами можете проглотить» [2]. И уже 30 августа 1990 года Верховный Совет Татарской АССР принял Декларацию о государственном суверенитете Татарской АССР. А 21 марта 1992 г. в Республике Татарстан прошёл референдум, на который был вынесен единственный вопрос: «Согласны ли Вы, что Республика Татарстан — суве­ренное государство, субъект международного права, строящее свои отноше­ния с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на основе равноправных договоров?»

«Да» ответили 61,4% проголосовавших [3].

Почему такой высокий процент поддержки фактической независимо­сти от России?

Или глубже: почему другие народы, прежде всего русские, не мешали татарам — что уж лукавить — строить «своё государство»?

На первый вопрос ответ, как представляется, весьма прост, он в эко­номических посулах от обретения республикой суверенитета: в то время в этом богатом нефтью крае в народ был запущен такой «убойный» посыл: «В Саудовской Аравии за счёт нефти каждый ребёнок рождается автомати­чески миллионером! И наши дети будут сразу рождаться миллионерами!». Вот эти воображаемые «младенцы-миллионеры» и затмили все другие ар­гументы.

У кого сейчас татарстанская нефть — мы все знаем, но тогда этот высо­кий процент был, скорее всего, объективен, подтасовывать голоса, как сей­час, тогда ещё у нас не научились, как и прибирать к рукам нефть и прочую государственную и народную собственность — тоже не сразу.

На второй вопрос ответ тоже прост: «Татары знают, чего хотят, а мы осо­бо противопоставить ничего не можем — ну и пусть попробуют, нас-то ни­кто не гонит». Действительно, и в риторике, и на деле открытого ущемления прав других народов не было видно, несмотря на призывы, исходившие от некоторых горячих татарских голов, но они не были у власти.

С тех пор, несмотря на правовые коллизии и весьма существенные из­менения как во внутренней политике России, так и в настроениях в обще­стве, руководство республики использовало национальную карту и идею «суверенитета» по максимуму в отношениях с Москвой, выстраивая под эту стратегию различные конструкции. Среди них языковая политика являлась все прошедшие годы наиболее важным элементом. Её внешний смысл тоже весьма прост и понятен — поставить цель и двигаться к ней, чтобы регион стал двуязычным, для чего русский и татарский языки во всех измерениях были объявлены равными. С пожилыми эту идею реализовать трудновато, поэтому начали со школ, в которых законом РТ от 08.07.1992 № 1560-Х11 «О государственных языках Республики Татарстан и других языках в Ре­спублике Татарстан» предписывается (ст.

9): «Татарский и русский языки в общеобразовательных организациях и организациях профессионального образования изучаются в равных объемах...» [4].

То есть «50 на 50», независимо от национальности, но вроде выглядит «по справедливости». И русские тогда думали, что ничего плохого, если дети в школах будут два языка учить, да и татарский, может быть, им пригодит­ся. Надо татарам помочь возрождать родной язык, в советское время ведь он был «в загоне».

Но идея явно пробуксовывала: несмотря на 5—6 уроков в неделю татар­ского языка в школах, русскоязычные дети осваивали его плохо, использо­вали мало и после окончания через несколько лет в основном забывали как невостребованный.

По всей образовательной вертикали — от уровня регионального мини­стерства образования до конкретных школ — был введён институт замов по национальному (читай — татарскому) образованию для контроля, обеспече­ния и т.д. Но и эта мера ощутимого результата не принесла, как и стимуляция учителей татарского языка, которые стали получать 15% надбавки «за знание второго языка», при этом за меньшую, чем у всех остальных, нагрузку, по­скольку классы для них делятся пополам.

С другой стороны — откуда в регионе берутся часы на преподавание та­тарского языка? Только за счёт уменьшения объёмов преподавания других предметов — прежде всего русского языка. Вот тогда, в 1993 г., в программной статье председателя Общества русской культуры г. Казани (ОРК) А. Л. Сала- гаева в газете «Известия Татарстана» была впервые высказана идея создания в Казани русских гимназий [5]. Уже к середине 90-х ОРК удалось добиться постановления городских властей о создании в каждом районе Казани по од­ной такой гимназии, а в протоколе встречи русской общественности с пер­вым президентом Республики Татарстан Минтимером Шаймиевым (ноябрь 2002) было записано:

«3. Образовать общественно-государственную комиссию по анализу и обобщению опыта преподавания в специализированных учебных заведени­ях с углублённым изучением русского языка, истории и культуры русского народа.

На основании рекомендаций комиссии решить вопрос об открытии в Республике Татарстан подобного рода учебных заведений с соответствую­щим учебно-методическим обеспечением (Министерство образования РТ, май 2003 года)».

Однако данное поручение так и не было выполнено, а последние рус­ские гимназии упразднены в Казани с нынешнего учебного года в результате «оптимизации».

Но с 2009 года проблема приобрела качественно иной характер, и имен­но это время можно назвать точкой отсчета для этнолингвистического кон­фликта в Республике Татарстан. Поводом стало введение ЕГЭ по русскому языку в качестве вступительного испытания при поступлении во все вузы России. И тогда русскоязычные родители вдруг поняли, что в то время, как они из кожи вон лезут, чтобы ребёнок освоил программу по русскому языку (в РТ — урезанную за счёт обязательного татарского) и вынуждены нанимать репетиторов, чадо посещает «совершенно не нужный и бесполезный» пред­мет — татарский язык.

Началось возмущение родителей, за короткое время в социальной сети «Мой мир» стихийно сформировалось сообщество «РУССКИЙ ЯЗЫК В ШКОЛАХ ТАТАРСТАНА» https://my.mail.ru/community/filologia111, бы­стро набравшее более 15 тыс. участников.

Посыпались обращения родителей и общественности об увеличении объёмов преподавания русского языка и об отмене обязательного татарского во все инстанции. В начале 2011 г. в адрес президента Российской Федерации Д.А. Медведева было направлено коллективное письмо от русскоязычных родителей Татарии, собравшее около 2 тыс. подписей. А поскольку в регионе власти реагировать не собирались, 16 апреля 2011 г. в центре Казани прямо у здания регионального министерства образования прошёл первый и до­вольно масштабный митинг в защиту русского языка [7]. С тех пор уличные протесты родителей и русскоязычной общественности Татарии по данной проблеме стали регулярными. Есть и множество научных публикаций, и вы­ступлений на различных форумах по данной проблеме, и многочисленные публикации в СМИ.

Летом 2012 г. на проблему обратил внимание региональный премьер- министр Ильдар Халиков: он провёл несколько совещаний, на первом из которых — с участием руководства ОРК и представителей русскоязычных родительских сообществ — объявил, что признаёт проблему и намерен её ре­шить. Был подписан соответствующий протокол. Однако уже осенью того же года стало ясно, что никаких системных решений по проблеме не будет, что этот «шаг навстречу» со стороны региональной власти — всего лишь такти­ческий ход для усыпления бдительности общественности, а Халиков людей банально обманул. Только в нынешнем году Халиков покинул пост премьера республики, но совсем по другой причине — из-за краха региональных бан­ков. Зато стал «главным энергетиком» Татарстана — гендиректором АО «УК «Татэнерго». Вот так «отставка»!

Таким образом, с осени 2012 г. этнолингвистический конфликт в Респу­блике Татарстан в полной мере сформировался и укоренился. Сейчас, через 5 лет, его правильно разрешить возможно только кардинальными мерами «сверху», со стороны руководства России.

В чём же суть явления «этнолингвистический конфликт» в Республике Татарстан»? Определим её [8].

1. В Татарии на основании республиканского законодательства все школьники с 1 по 11 классы обязаны изучать татарский язык. Так как русский язык по Конституции РТ из государственного языка РФ переведен в «госу­дарственный язык республики», то он стал функционально равноправным с татарским языком, и, как следствие, и оба языка должны изучаться в рав­ных объемах. Эта логика заложена в законодательстве республики и именно так реализуется. На практике в образовании (но отнюдь не в повседневной жизни) искусственно создаются условия для расширения сферы функцио­нирования татарского языка и ущемления русского языка, в частности, уве­личение количества часов на преподавание татарского и уменьшение часов на преподавание русского. Также введено обязательное изучение татарского языка во всех детских садах в количестве 3 часов всеми детьми, независимо от национальности.

2. Русский язык в школах Татарии существенно урезан по объему препо­давания по сравнению с другими субъектами РФ, в которых нет обязатель­ного изучения государственного языка республики. В Татарстане независи­мо от насильственного навязывания изучения татарского языка оценочно 98% русских выпускников не овладевают им, не используют его. Все знания ограничиваются небольшим набором слов и устойчивых выражений на та­тарском языке, что вполне может быть освоено вне школы (как и происхо­дило со старшим поколением — до введения принудительного двуязычия).

В результате законодательной коллизии в Республике Татарстан ВСЕ школьники массовой школы обучаются по учебному плану № 3 — для школ с родным НЕрусским языком обучения, т.е. по плану, предусмотренному для школ с обучением на татарском языке (татарских национальных школ), на «законном» основании.

3. При этом республиканская власть ложно позиционирует республику как идеальную модель межнационального согласия, одна из основ которой — двуязычие, которого в реальности нет. С другой стороны, в отношении ро­дителей, проявляющих недовольство данным положением, администрацией школ применяется давление, намеки на последствия для детей, доходило до уголовного преследования, а само обсуждение проблемы (за исключением Интернета) — табуировано. В итоге (ведь никто не желает проблем для сво­их детей) русскоязычные родители запуганы и в подавляющем большинстве молчат. Тем не менее, небольшая часть недовольных осмеливаются участво­вать в различных мероприятиях, последнее из которых прошло в Казани 22 апреля 2017 г. — митинг «Против языкового насилия!» (всего с 2009 года уличных акций протеста родителей русских детей против подобной полити­ки в области образования в Татарстане прошло пятнадцать). Предмет «Та­тарский язык» всё более откровенно профанируется. Родителей русскоя­зычных детей никто не опрашивал, желают ли они, чтобы их дети получали такие образовательные услуги.

Таким образом, этнолингвистический конфликт в РТ сконструирован и поддерживается в состоянии накала региональной властью Республики Та­тарстан, возглавляемой Рустамом Миннихановым — единственным главой субъекта России, имеющим статус «Президент», применяемый исключи­тельно для данного региона наряду с существованием Президента Россий­ской Федерации.

Решение данного регионального конфликта выходит на федеральный уровень с 2012 г., когда в декабре в Госдуме Российской Федерации в комите­те по делам национальностей состоялись обстоятельные слушания по данной теме с привлечением экспертов и представителей родительских сообществ. В результате к июню 2013 г. был подготовлен, внесён на рассмотрение в Думу и поддержан многими депутатами «Законопроект № 292430-6 О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О языках народов Российской Федерации», который мог бы исправить ситуацию в законодательной пло­скости, но, однако, до нынешнего года так и пролежал в Госдуме без движе­ния. А в июне 2017 г. решением депутатов числом менее двадцати голосовав­ших проект был отклонён с подачи нового председателя комитета по делам национальностей депутата-единоросса из Татарии Ильдара Гильмутдинова, известного в качестве активного лоббиста интересов региональной власти республики, в частности, в сохранении языковой ситуации в регионе.

19 мая 2015 президентом Путиным проведено совместное заседание Со­вета по межнациональным отношениям и Совета по русскому языку, по ре­зультатам которого им даны соответствующие поручения [10]. Однако глав­ные из них, например, о выделении русского языка и литературы в качестве самостоятельной предметной области, не выполнены до сих пор.

Новый толчок в направлении разрешения этнолингвистического кон­фликта в Республике Татарстан и исправления языковой ситуации в целом по стране вновь дал президент России Владимир Путин. 20 июля 2017 г. на проводимом им в г. Йошкар-Оле Совете по межнациональным отношениям буквально в начале своего выступления он сказал:

«Хочу напомнить, уважаемые друзья, что русский язык для нас — язык государственный, язык межнационального общения, и его ничем заменить нельзя, он естественный духовный каркас всей нашей многонациональной страны. Его знать должен каждый. Языки народов России — это тоже не­отъемлемая часть самобытной культуры народов России. Изучать эти языки

— гарантированное Конституцией право, право добровольное. Заставлять человека учить язык, который для него родным не является, так же недопу­стимо, как и снижать уровень и время преподавания русского. Обращаю на это особое внимание глав регионов Российской Федерации».

Однако в Республике Татарстан отреагировали тут же, но весьма стран­но — дескать, президент имел в виду кого угодно, но не Татарстан [11].

На фоне многолетних протестов русскоязычных родителей, не желаю­щих быть в этнолингвистическом конфликте пострадавшей стороной, реги­ональные СМИ, подчинённые прямо или косвенно региональному «мини­стерству правды» — Татмедиа, — от нападок на родителей и русскоязычную общественность, распространённых в 2010-2013 годах, перешли к полному молчанию по проблеме. Но публикации в независимых, в том числе феде­ральных СМИ, говорят лишь об усложнении конфликта.

22 апреля 2017 г. прямо на одном из митингов русскоязычной обще­ственности и родителей была создана новая общественная организация

— Комитет по защите русскоязычных родителей и учащихся в Республи­ке Татарстан. Данный комитет совместно с ОРК подготовили структури­рованную на 7 разделов папку с документами на 147 страницах для под­готовки решения вопроса на федеральном уровне и передали её министру образования РФ О.Ю. Васильевой прямо на августовском родительском собрании 30 августа 2017 г.

А двумя днями ранее вышло, наконец, поручение [12] президента Рос­сийской Федерации В.В. Путина по итогам летнего совещания в Йошкар- Оле. В нём (пункты 3 и 4) конкретно указано:

«3. Генеральной прокуратуре Российской Федерации совместно с Рос- обрнадзором провести проверку соблюдения в субъектах Российской Фе­дерации положений законодательства Российской Федерации, касающихся обеспечения прав граждан Российской Федерации на добровольное изучение родного языка из числа языков народов Российской Федерации и государ­ственных языков республик, находящихся в составе Российской Федерации.

Доклад — до 30 ноября 2017 г.

Ответственные: Чайка Ю.Я., Кравцов С.С.

4. Высшим должностным лицам (руководителям высших исполнитель­ных органов государственной власти) субъектов Российской Федерации обеспечить:

а) принятие мер по доведению объёма изучения обучающимися по основ­ным общеобразовательным программам русского языка до уровня, рекоменду­емого Минобрнауки России, а также по повышению уровня и качества освое­ния ими русского языка как государственного языка Российской Федерации;

б) изучение обучающимися по основным общеобразовательным про­граммам родного языка из числа языков народов Российской Федерации и государственных языков республик, находящихся в составе Российской Фе­дерации, на добровольной основе по выбору их родителей (законных пред­ставителей).

Доклад — до 1 декабря 2017 г.».

Комитет по защите русскоязычных родителей и учащихся совместно с ОРК РТ готовит новые документы — теперь уже для передачи в Генеральную прокуратуру. Одновременно в социальных сетях растет активность родите­лей школьников: группа комитета ВКонтакте увеличилась почти до 3000. Среди родителей лавиной распространяются образцы заявлений и инструк­ции об отказе от изучения татарского языка.

В данных условиях региональное министерство образования вновь от­реагировало на ситуацию весьма странным образом — опубликовало «разъ­яснение» [13], в котором сообщило буквально следующее: «призывы ... по отказу от изучения татарского языка противоречат действующему законода­тельству и вводят в заблуждение родителей учащихся». Таким образом, ми­нистерство в регионе противопоставляет себя президенту Российской Фе­дерации, региональная власть упорствует в сохранении давно устаревших национал-сепаратистских установок, одной из основных составляющих которых является языковая ситуация в регионе, этнолингвистический кон­фликт всё больше расширяется.

Каковы перспективы разрешения этнолингвистического конфликта в Республике Татарстан? Именно разрешения, ведь иначе последствия не­предсказуемы.

В худшем случае вопрос спустят в региональную прокуратуру, она «не найдёт нарушений», хотя в условиях стремительно нарастающей актив­ности русскоязычных родителей ожидать этого сложно. Регионалы в этом случае «успешно соберут заявления» от родителей всех национальностей о согласии на обучение их детей по программам для национальных татарских школ. Межнационального конфликта русских и татар не будет, поскольку уже сейчас наметилась устойчивая тенденция — на уроках татарского порой весь класс занимается чем угодно, только не данным предметом. «Нарисо­ванная» тройка по татарскому станет понятной всем и ничего не значащей «галочкой».

Но всё-таки наиболее вероятен второй вариант: федеральные органы и лично президент России В.В. Путин, который, как известно, слов на ветер не бросает, обеспечат добровольность изучения родных национальных языков в Татарии и других регионах и достаточные объёмы преподавания русской филологии. Упор в изучении национальных языков будет сделан на их носи­телей и тех, кто желает учить эти языки, — это является единственной эффек­тивной мерой для сохранения языков народов, населяющих Россию.

Но в любом случае, именно по причине неумной языковой политики региональной власти рубежа XX и XXI веков, русские вряд ли станут помощ­никами татарам в сохранении их языка.

ЛИТЕРАТУРА

1. Салагаев А.Л., Лучшева Л.В. Этнолингвистический конфликт в Респу­блике Татарстан как следствие противоречий языковой и образовательной политик // Новые проблемы социокультурной эволюции регионов: сборник VII Всероссийской научно-практической конференции по программе «Со­циокультурная эволюция России и ее регионов». 12-15 октября 2011 г. / М-во образ. и науки России, Казанский национально-исследовательский техно­логический университет. — Казань: КНИТУ, 2011. — С.163

2. Газета «Известия» от 8 августа 1990 г.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ референдума Республики Татарстан 21 марта 1992 года ПРОТОКОЛ Центральной комиссии //URL: http://web.archive.org/ web/19991023001118/http://www.kcn.ru/tat_ru/politics/pan_for/wb77.htm

4. Закон РТ от 08.07.1992 N 1560-XII «О государственных языках Респу­блики Татарстан и других языках в Республике Татарстан» // URL: //http:// kitaphane.tatarstan.ru/legal_info/zrt/lang.htm

5. «Главное — воспитать русскую интеллигенцию» //Сайт Общества рус­ской культуры Республики Татарстан URL:http://ruskultura.narod.ru/histor. htm#a1

6. http://ruskline.ru/analitika/2014/09/22/etnolingvisticheskij_konflikt_v_ sovremennom_tatarstane_borba_za_russkij_yazyk_v_shkolah_nacionalnoj_ respubliki/

7. В Казани прошел большой митинг в поддержку русского языка // ИА REGNUM URL: https://regnum.ru/news/1395575.htmi

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. материалы Всероссийской научно-практической конференции «Исторический опыт межэтнического и межконфессионального взаимодействия народов России и Башкортостана как фактор и позитивный вектор дальнейшего развития межнациональных отношений в республике». 2017

Еще по теме М.Ю. ЩЕГЛОВ (Общество русской культуры Республики Татарстан, г. Казань, РТ) этнолингвистический конфликт В республике тАтАРСтАН: истоки, развитие, нынешнее состояние и перспективы:

  1. ОСОБЕННОСТИ ЕДИНСТВА РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ ( ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ)
  2. 2.1. Цивилизация как категория глобального политического анализа
  3. ПОЛОЖЕНИЕ об отделе по связям с общественностью закрытого акционерного общества «Русские изделия» (примерный текст)
  4. БЫВШИЕ КОММУНИСТИЧЕСКИЕ ОБЩЕСТВА В ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД
  5. Содержание социальной политики (типы и тенденции социального развития) Конкретно-исторический подход к социальному развитию. Типы состояний общества и типы социальной политики
  6. Проблема постиндустриального общества как социальной среды корпоративной культуры
  7. Особенности становления и развития буржуазного рыночного мифа денег в русской культуре XIX - XX веков
  8. Рынок услуг по связям с общественностью
  9. М.Х. МАРДАНОВ (ЦГИМинистерства культуры Республики Башкортостан, г. Уфа, РБ) ТЕРРОРИЗМ КАК УГРОЗА БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ: РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ
  10. М.Ю. ЩЕГЛОВ (Общество русской культуры Республики Татарстан, г. Казань, РТ) этнолингвистический конфликт В республике тАтАРСтАН: истоки, развитие, нынешнее состояние и перспективы
  11. В.В. ИВАНОВ (Российский институт стратегических исследований, г. Казань, РТ) русские мусульмане как новая этноконфессиональная группа В РОССии: отношение К НиМ этнических мусульман и русских
  12. Ю.П. МИХАЙЛОВ (РОО «Общество чувашской культуры Республики Башкортостан», г. Уфа) НА ПУТИ К ДУХОВНОМУ и КУЛЬТУРНОМУ СОВЕРШЕНСТВУ МАЛЫХ НАРОДОВ
  13. И.И. ИВАНОВА (Русский историко-культурный центр «Красный Яр»,, с. Красный Яр, РБ) опыт взаимодействия русского историко-культурного центра «красный яр» - филиала гбу «дом дружбы народов республики Башкортостан» с муниципальными учреждениями уфимского района
  14. Г.Г. КОПЬЕВА (МБУ «Нефтекамский историко-краеведческий музей», г. Нефтекамск, РБ) из опыта работы совета отделения региональной общественной организации «собор русских Башкортостана» го г. Нефтекамск республики Башкортостан в создании позитивного климата в межнациональных и межконфессиональных отношениях
  15. М. Х. МАРДАНОВ (ЦГИ Министерства культуры Республики Башкортостан, г. Уфа, РБ) реализация государственной национальной политики в республике Башкортостан: проблемы и целевые ориентиры
Яндекс.Метрика