<<
>>

В.В. ИВАНОВ (Российский институт стратегических исследований, г. Казань, РТ) русские мусульмане как новая этноконфессиональная группа В РОССии: отношение К НиМ этнических мусульман и русских

Русские мусульмане как новая этноконфессиональная группа стали формироваться в постсоветский период. Нельзя сказать, что в России в доре­волюционный период не было этнических русских, которые приняли ислам, однако более-менее заметным явлением русские мусульмане в исламской среде России стали в 2000-е годы.

Исследователи к русским мусульманам от­носят «не только этнически русских, но и представителей тех не исповедую­щих традиционно ислам народов, которые стали мусульманами и использу­ют русский язык как способ общения с единоверцами» [5, с. 8].

Поскольку точных данных о численности нет по причине того, что пере­пись населения в России не фиксирует религиозную принадлежность граж­дан, невозможно ее однозначно соотнести с национальностью респонден­тов. А разброс оценок порой весьма велик: от нескольких тысяч до ста тысяч человек. Впрочем, последние завышенные цифры зачастую озвучивают либо сами русские мусульмане, дабы показать свою значимость и массовость ис­ламского неофитства среди русских, либо часть исламского духовенства, преимущественно функционеры Совета муфтиев России. Нам ближе точка зрения московского исламоведа Романа Силантьева, который оценил чис­ленность русских мусульман как не превышающую 10 тысяч человек [4, с. 4].

Здесь важно уточнить один момент: нужно различать активно верующих и пассивно верующих русских мусульман. Формальное принятие ислама че­рез произношение символа веры (шахада) вслух, нередко совершаемое рус­скими при вступлении в брак с этническими мусульманами во время рели­гиозного бракосочетания (никах), еще не говорит о том, что такой русский мусульманин станет глубоко верующим. Как правило, такие семьи остаются светскими в дальнейшем, а религиозное бракосочетание проводилось как дань традициям, дабы угодить своим старшим родственникам со стороны супруга — этнического мусульманина.

Впрочем, отрицать то, что русские мусульмане — это заметная часть со­временной исламской уммы России, не приходится.

Все чаще и чаще русские мусульмане оказываются заметными фигурами в среде исламских экстре­мистов и террористов, и эта тенденция уже привела к тому, что, по мнению казанского исламоведа Раиса Сулейманова, «одной из причин, по которой русских мусульман относят к «группе риска», послужил тот факт, что из сре­ды новообращенных мусульман вышло в процентном отношении гораздо больше террористов, чем со стороны этнических мусульман» [6, с. 68].

Исследователи классифицируют русских мусульман по критерию мо­тивации к принятию ислама, выделяя несколько групп: «идейные» (при­нявшие ислам по идейным соображениям, вследствие духовных исканий), «семейные» (сменившие веру по семейным причинам, в результате брака с этническим мусульманином), «конъюнктурщики» (принявшие ислам из социально-экономических или карьерных соображений, а также из жела­ния присоединиться к более сплоченным группам, например, в тюрьме, где исламские джамааты гарантируют заключенному поддержку), «военноплен­ные» (военнослужащие, насильственно обращенные в ислам в афганском или «ичкерийском» плену). Среди «идейных» русских мусульман выделяют несколько подгрупп: 1) интересующиеся религиями, которые могут перепро­бовать разные вероисповедания, находясь в духовном поиске, часто увлека­ющиеся эзотерикой, а в исламе их привлекает мистика суфизма; 2) приняв­шие ислам на фоне увлечения Востоком, культурой мусульманских народов и стран; 3) избравшие ислам из-за своих собственных революционных, право- или леворадикальных оппозиционных идеологических взглядов, рас­сматривая для себя ислам как идеологическую доктрину радикального про­теста; 4) принявшие ислам в местах лишения свободы или в среде кримина­ла. В последнем случае часто выбор делается в пользу радикальных течений ислама, поскольку ценности уголовного мира очень схожи с идеологической доктриной ваххабизма, оправдывающей противостояние с государством как системой, дающей индульгенцию на совершение преступлений, которые трактуются как часть «джихада» [1, с. 220—221].

Поскольку ислам в современной России неоднороден и представлен множеством идеологических течений, русские мусульмане также оказались разбросаны по разным религиозно-правовым школам и идеологическим направлениям современного российского ислама. Русские мусульмане при­держиваются следующих направлений суннитского ислама: традиционного ислама ханафитского и шафиитского мазхабов, ваххабизма, запрещенных в России «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами», «Джамаат Таблиг», «Нурджулар». Русские мусульмане-шииты также имеются, однако составляют, на наш взгляд, немногочисленную группу.

Опросы среди молодых русских мусульман, проживающих в городах По­волжья, показали, что представители данной категории русской молодёжи на вопрос о причинах принятия ими ислама отвечают, что видят в современном православии «религию, проповедующую ненасилие и толерантность», «ре­лигию слабых». Также было выявлено негативное отношение данной группы к Русской Православной Церкви, которая, по их мнению, служит государ­ству и одновременно живёт «на средства народа». При этом стоит отметить, что для данной группы «русских мусульман» характерно аналогичное непри­ятие к функционерам традиционного ислама из Духовных управлений му­сульман, однако в отношении последних проявляется меньше негатива.

Отношение этнических мусульман к русским мусульманам, по мнению исследователей, бывает разным и имеет несколько вариантов: «Первый — свидетельство правильности и истинности своей религии (русские, религией которых традиционно принято считать православие, становятся последова­телями исламской веры и воспринимаются этническими мусульманами как отказавшиеся от своей религии в пользу «истинной»). Второй — присутствует подозрительность, обусловленная фактом перехода из одной религии в дру­гую (верующий, уже сменивший по каким-либо причинам один раз свою ре­лигиозную традицию, в представлении этнических мусульман может вновь изменить свой новый выбор). Третий — своеобразная зависть по отношению к русским, связанная с философско-богословским толкованием греховно­сти (с принятием ислама все грехи, которые имеются у человека, прощаются, и он начинает жизнь с чистого листа, в то время как этнические мусульмане вынуждены расплачиваться за свои прегрешения с малолетнего возраста)» [2, с.

28]. Т.е. мы видим, что, с одной стороны, русский, принявший ислам, в глазах этнических мусульман воспринимается как доказательство торже­ства истинности ислама, но с другой стороны, отношение к таким мусуль­манам настороженное, они оказываются порой в положении «свой среди чужих, чужой среди своих». Эту осторожность к русским мусульманам вы­сказывают даже российские муфтии, указывая на их агрессивность и макси­мализм во взглядах.

«Я не знаю ни одного русского мусульманина, который бы популяризи­ровал русскую культуру», — метко подметил председатель Общества русской культуры Республики Татарстан Михаил Щеглов на специально проведен­ной на тему русских неофитов в исламе конференции «Русские мусульмане в постсоветской России: причины неофитства, положение в исламской сре­де, реакция государства и общества» [3, с. 135].

Русская Православная Церковь следует византийской традиции отно­шения к исламским неофитам: русские мусульмане — это вероотступники. Так и православные священники, что перешли в ислам из-за карьерных со­ображений, — Вячеслав Полосин и Владислав Сохин: к ним отношение пра­вославных как к «иудам».

Отметим, что к русским неоязычникам отношение среди русской обще­ственности бывает порой терпимое, чем к русским мусульманам.

Однако нужно также указать, что среди косвенных причин, побудивших русских принять ислам, следует признать и слабую работу Русской Право­славной Церкви, которая не ведет в достаточном объеме работу по воцерков- лению русской молодежи: ведь каждый ушедший в ислам русский — это не нашедший себя в православии человек, зачастую даже не познакомивший­ся с православием, или тот, кому представлен предвзятый взгляд на право­славие. Следует признать, что основной причиной успеха исламского про­зелитизма среди отдельных представителей русского народа является то, что большинство русских до сих пор оторвано от своих духовных корней, что они фактически не знакомы с религией своих предков — православным хри­стианством, имеют о ней искажённое представление.

ЛИТЕРАТУРА

1. Иванов В.В. Распространение радикальных течений ислама в среде русского населения Поволжья и его последствия // Ислам и государство в России: Сборник материалов Международной научно-практической конфе­ренции, посвященной 225-летию Центрального духовного управления му­сульман России — Оренбургского магометанского духовного собрания. Уфа, 22 октября 2013 г. / Составители: Р.М. Мухаметзянова-Дуггал, А.Т. Ахатов, И.В. Фролова, В.С. Хазиев / Под общей ред. А.Б. Юнусовой. — Уфа: ГУП РБ Уфимский полиграфкомбинат, 2013. — С. 219-225.

2. Излученко Т.В. Русские мусульмане: радикализация религиозных взглядов в исламе // Исламоведение. 2014. № 2. С. 26-31.

3. Конференция «Русские мусульмане в постсоветской России: причи­ны неофитства, положение в исламской среде, реакция государства и обще­ства» // Мусульманский мир. 2014. № 4. — С.133—136.

4. Силантьев Р.А. 100 самых известных «русских мусульман». — Екате­ринбург, 2016. — 216 с.

5. Сулейманов Р.Р. Русские мусульмане: классификация групп, пробле­ма радикализма, отношение к ним в России // Мусульманский мир. 2015. № 4. - С. 8-39.

6. Сулейманов Р.Р. Участие новообращенных мусульман в террористи­ческой деятельности в России: причины, примеры, масштаб проблемы //

Феномен новообращенных мусульман в современной России: сборник до кладов участников конференции / Роман Анатольевич Силантьев [и др.] - Екатеринбург: Издательские решения, 2016. — С. 46-68.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. материалы Всероссийской научно-практической конференции «Исторический опыт межэтнического и межконфессионального взаимодействия народов России и Башкортостана как фактор и позитивный вектор дальнейшего развития межнациональных отношений в республике». 2017

Еще по теме В.В. ИВАНОВ (Российский институт стратегических исследований, г. Казань, РТ) русские мусульмане как новая этноконфессиональная группа В РОССии: отношение К НиМ этнических мусульман и русских:

  1. 2.1. Теоретические основы формирования инвестиционной политики в сфере промышленного развития региона
  2. Политическая транзитология
  3. Лизинг как новый финансовый продукт на российском рынке
  4. Практикум: Российский рынок маркетинговых исследований. К кому обратиться с запросом?
  5. Бенчмаркинг как новая функция маркетинговых исследований
  6. Глава II СТАРАЯ И НОВАЯ ДИПЛОМАТИЯ
  7. Глава VII НОВОЕ В СОВРЕМЕННОЙ ДИПЛОМАТИИ
  8. 1. Трансформация стратегической культуры Франции в середине 90-х гг
  9. Маркетинговые исследования
  10. Глава 6. Формирование прозрачной деловой среды на страховом рынке
Яндекс.Метрика