<<
>>

Идеологическая «холодная война» за пределами Европы: Латинская Америка, Ближний Восток и Африка в публичной дипломатии США, 1960-е — начало 1970-х гг. 3.3.1 Новые ведомства и региональные приоритеты в публичной дипломатии США

Борьба либерализма и коммунизма не ограничивалась европейским регионом. Процессы деколонизации, создание независимых государств на территории бывших европейских колоний в Азии, Африке, Латинской Америке и Ближнем Востоке и политические процессы, которые захватывали новые государства, объективно подталкивали США и СССР к расширению своего влияния во всех регионах, к созданию союзников посредством поддержки национальных движений, военных переворотов и пр.

Подобная политика требовала мобилизации ресурсов «мягкой силы», чтобы удерживать развивающиеся страны в своем блоке и проводить необходимые реформы в политической, экономической и образовательной сферах, исходя из своих идеологических предпочтений. Стремительное превращение бывших колоний в независимые, но неразвитые экономически и нестабильные политически государства вызывало интерес и со стороны США, и со стороны СССР. Каждая из сверхдержав стремилась «заполучить» подобную категорию стран в свой лагерь, создавая дополнительный противовес противнику в конкретном регионе. США, которые убедились на примере послевоенной Европы, что помощь в экономическом и политическом развитии зарубежных государств способствует некоторому откату идеологии коммунизма и влияния СССР, в 1960-е гг. использовали тактику оказания зарубежной помощи развивающимся странам для противоборства с конкурирующей идеологией.

Правительство США отмечало по крайней мере три аргумента в поддержку создания «плана Маршалла» для развивающихся стран. Во-первых, эволюция развивающихся стран определит исход борьбы между СССР и США, поэтому Америка не должна позволить странам третьего мира стать враждебными. Во-вторых, утверждалось, что США не должны допустить распространения в этих странах коммунистических идей и программы экономической помощи способствуют сдерживанию распространения идеологии СССР. Иначе Америка «останется единственным демократическим островком среди океана тоталитаризма».

В-третьих, США полагали, что экономическое развитие развивающихся стран повлияет в будущем на благосостояние стран Западной Европы и Японии. Поэтому нельзя допускать, чтобы развивающиеся страны стали экономически зависимыми от СССР[598]. Для этого требовались масштабные финансовые ресурсы и ведомства, способные использовать программы публичной дипломатии в зарубежной помощи развивающимся странам.

«План Маршалла» для развивающихся стран был одобрен Конгрессом в виде закона о зарубежной помощи в сентябре 1961 г. [599] [600] Вопрос об оказании помощи развивающимся странам был не только экономическим вопросом . В рамках экономической и технической помощи закон создавал масштабные программы обучения бизнесменов, менеджеров, фермеров и т. п., а также представителей вооруженных сил развивающихся стран. Программы обучения специалистов и представителей кругов бизнеса носили название «технические программы»[601], а направленные на подготовку офицеров и солдат — «военные программы обучения»[602]. Закон охватывал страны Латинской Америки, Ближнего Востока и АТР. Закон о зарубежной помощи действует в настоящее время. Он консолидировал все программы обучения, которые устанавливались отдельными положениями в разное время. Такие разделы закона, как: 1) программы по развитию образования в зарубежных странах[603]; 2) программы международного военного обучения[604] [605]; 3) программы по развитию

605

демократии в разных регионах мира , представляют интерес для нашего исследования. Эти программы предполагали разработку правительством США специальных программ обучения специалистов: в первом случае — академических кругов; во втором — военного персонала и студентов; в третьем — чиновников и политиков.

Для реализации различных программ публичной дипломатии в развивающихся странах создавалась особая организация при Госдепартаменте — Агентство международного развития.

Его возглавлял директор, имеющий статус помощника госсекретаря. Необходимо отметить, что новое ведомство не создавалось на пустом месте. Оно объединяло в себе проектную деятельность различных правительственных ведомств, которые были созданы ранее. В состав новой организации вошли такие ведомства, как Администрация экономического сотрудничества, созданная в 1948 г. для реализации плана Маршалла, Агентство по взаимной безопасности, созданное в 1951 г. для реализации программ обучения и военной помощи, Администрация внешних операций, созданная в 1953 г. для контроля и реализации за всеми существующими программами помощи США и связанными с ними проектами в области образования и информации, и, наконец, Администрация международного сотрудничества, созданная в 1955 г. для реализации программ помощи в невоенных областях[606]. Другими словами, администрация Дж. Кеннеди консолидировала все программы и ведомства, имеющие отношения к программам зарубежной помощи, в виде нового закона и нового ведомства. Краеугольным камнем всех программ зарубежной помощи были программы в области образования, поскольку именно они, по мнению администрации США, обеспечивали движение реформ во всех областях — политике, экономике, культуре и образовании.

Были созданы региональные и так называемые функциональные отделы в Агентстве. Первые ведали вопросами оказания помощи странам в таких регионах, как Африка; Ближний Восток и Южная Азия; АТР и Латинская Америка. Функциональные отделы занимались особыми проектами в области политических кампаний, образования, медицины и т. п. Нашему исследованию интересны два отдела, которые напрямую занимались проектами публичной дипломатии США. Это Отдел по образованию и Отдел американских учебных заведений за рубежом. Через эти отделы Агентство финансировало обучение зарубежных специалистов в сфере сельского хозяйства, промышленности, административных работников вузов, бизнесменов и представителей демократических организаций. Все специалисты отбирались в зависимости от их полезности в деле реформ, проводимых правительством США в других странах.

Американские эксперты оценивали общую экономическую, политическую и военную обстановку в развивающейся стране. Необходимость реформирования развивающейся страны обсуждалась с американским дипломатическим корпусом, находившимся в данной стране, и вырабатывался план реализации программ помощи. Он направлялся директору Агентства международного развития, который определял наиболее подходящие группы специалистов для реформирования и, следовательно, для обучения в США. После утверждения Конгрессом объема финансирования региональные отделы Агентства осуществляли утвержденные программы в странах, относившихся к их ведомству.

Отдел американских учебных заведений за рубежом являлся основным администратором учебных заведений США в других странах. Отдел отвечал перед Агентством за продвижение внешнеполитических интересов Вашингтона через деятельность американских университетов и школ, созданных когда-то фондами или неправительственными организациями. Их финансирование предоставлялось не напрямую, а через американских посредников, которые создавали эти университеты, или через американские советы попечителей подобных образовательных учреждений. С каждым из посредников Агентство международного развития заключало контракт о финансировании и реализации особых задач, обозначенных правительством США в данном документе. Исходя из изученных документов, можно сделать вывод, что Отдел контролировал два важнейших компонента жизнедеятельности американских университетов и школ за рубежом. Первый — выполнение поставленных внешнеполитических задач, второй — распространение американской модели образования в регионе. Деятельность правительства США в этой области регулировалась и финансировалась статьей 214 закона о зарубежной помощи, которая гласит, что правительство США обеспечивает помощь учебным заведениям за пределами США, которые созданы американскими организациями и демонстрируют

607

идеи и практику американского государства .

Однако создание Агентства международного развития и указанных выше отделов вызвало сопротивление со стороны Госдепартамента. Госдепартамент в лице отдела по культурным, образовательным и информационным программам к началу 1960-х гг. стал «монополистом» в осуществлении программ публичной дипломатии и некоторых [607] проектов, которые были связаны с созданием американских школ и университетов в зарубежных странах[608]. После появления закона о зарубежной помощи и нового Агентства в данной сфере Госдепартамент лишался не только финансовых привилегий на данную деятельность, но и терял контроль за реализацией образовательных проектов публичной дипломатии США. До принятия закона и на протяжении пяти­шести лет после 1961 г. Госдепартамент и Агентство международного развития находились в стадии борьбы и согласования сфер влияния в области публичной дипломатии[609]. Глава отдела по культурным, образовательным и информационным программам в Госдепартаменте Ф. Кумбс являлся основным защитником интересов своего отдела и настаивал на том, чтобы все программы в области образования остались под контролем Госдепартамента [610] . Казалось бы, директор Агентства подчиняется госсекретарю и последний мог повлиять на ситуацию. Однако после принятия закона о зарубежной помощи два ведомства стали получать бюджетные дотации по разным законодательным актам и Госсекретарь не сумел «защитить» интересы своих отделов, которые ведали спорными проектами[611]. В итоге программы в области обучения политиков, чиновников, военных, а также программы по созданию новых вузов и школ перешли под управление Агентства и до сих пор данное ведомство, а не Госдепартамент ведает самыми политизированными проектами публичной дипломатии США, которые относятся к области избирательных кампаний или создания партий в зарубежных странах, а если говорить шире — к области демократизации зарубежных стран.

Набирала обороты и деятельность Информационного агентства, которое параллельно с отделами по образованию и культуре в Госдепартаменте и Агентством международного развития ведало различными программами публичной дипломатии США. Подобный триумвират в управлении проектами публичной дипломатии несомненно приводил к внутриведомственной борьбе, противостоянию

представителей трех ведомств и необходимости постоянно доказывать Конгрессу США эффективность своей деятельности, чтобы не потерять финансирование. Многие программы ведомств дублировали друг друга. Особенно это было заметно в программах культуры и образования Госдепартамента и Информационного агентства. Президент Джон Кеннеди сконцентрировал процесс формирования публичной дипломатии в Информационном агентстве. Директором последнего был назначен популярный журналист компании Си-Би-Эс Э. Марроу[612]. Дружба с Кеннеди позволила Марроу самостоятельно формировать информационную и образовательную политику США без учета интересов Госдепартамента. У Марроу, директором ЦРУ, который поддерживал Информационное агентство, а вот с вице-президентом Л. Джонсоном они были в прохладных отношениях, поскольку последний полагал, что отдел по образовательным и культурным обменам в Госдепартаменте важнее, чем Информационное агентство[613].

За короткий период пребывания на посту директора агентства (1961-1963 гг.) Э. Марроу сумел кардинально изменить публичную дипломатию США. Во-первых, произошло изменение региональных приоритетов, что было обусловлено объективными и субъективными факторами. В силу того, что «холодная война» вышла за пределы Европы и линия сдерживания СССР проходила в странах третьего мира, Латинская Америка, Ближний Восток и Африка приобрели приоритетное значение[614]. Во многом изменяя региональные приоритеты, Марроу руководствовался рекомендациями бывшего президента Д. Эйзенхауэра. Перед тем как покинуть Белый дом, президент снова назначил комиссию по изучению информационной и образовательной деятельности США в зарубежных странах из представителей

Информационного агентства, ЦРУ и Госдепартамента. Комиссия рекомендовала расширить образовательные программы в странах Латинской Америки, ближнего Востока и Африки[615], что и было сделано Марроу.

Вторым кардинальным изменением являлась модификация целевой аудитории, на которую распространялись программы обменов. На первое место вышла молодежь стран третьего мира[616]. Если, скажем, в 1950-е гг. 56 % всех участников американских образовательных программ приезжали из Европы, то в конце 1960-х гг. Европейцы составляли только 20 %, а остальная часть представляла страны третьего мира[617]. Смещение приоритетов в целевой аудитории также было вызвано объективными и субъективными факторами. Демографический взрыв в странах третьего мира и активная политическая позиция молодежи обусловили кардинальные изменения в публичной дипломатии Дж. Кеннеди. Число молодежи быстро увеличивалось: в Индии и Пакистане — 60 %, Индонезии — 61 %, Бразилии — 64 %, Венесуэле — 72 %, Ираке, Египте и Южной Корее — 75 % населения составляла молодежь до 25 лет. Большинство молодых людей активно участвовали в политической жизни: молодежь составляла ядро восстания в Венгрии, организовывала демонстрации в Японии против приезда президента Д. Эйзенхауэра, осуществила политические перевороты в Корее, Турции и т.д. Однако молодые люди, настроенные против своего правительства, часто становились приверженцами социализма, и многие из них оказывались на вершине власти в своей стране из-за политически нестабильной ситуации. Все это заставляло администрацию Кеннеди предпринимать шаги по оказанию идеологического влияния на молодежь стран третьего мира.

Для реализации новой политики был создан межведомственный отдел по работе с молодежью, куда входили представители Информационного агентства, министерства обороны и Агентства международного развития. Отдел пытался разработать систему идеологического влияния на политически активную молодежь в развивающихся странах. Видимыми результатами деятельности США являлись, например, частые визиты американских дипломатов в зарубежные вузы или практика приглашения студенческих активистов на консульские приемы. Американские радиостанции больше времени уделяли таким молодежным программам, как «Взгляд молодежи мира» или «Мир, в котором мы живем», которые транслировались на восемнадцати языках. В странах Латинской Америки и Африки были организованы семинары по изучению демократии, которые охватили 80 % вузов этих регионов. Также США инициировали одну из самых масштабных своих программ — обучение в США тинэйджеров (Teenager program). До 1960-х гг. в подобной программе участвовала только молодежь Германии ежегодно около 4000 школьников 14-18 лет из развивающихся стран отбирались правительством США и направились в американские семьи для изучения повседневной жизни в США в течение года[618]. В какой-то мере США удалось контролировать международное молодежное движение. Однако масштабы советской публичной дипломатии уменьшали эффективность программ обучения молодежи[619] [620].

Как было отмечено выше, в 1960-е гг. наибольший приоритет в проектах Агентства международного развития приобрели страны Латинской Америки, Ближнего Востока и Африки. Поэтому мы остановимся на этих двух регионах как примерах использования программ обучения для осуществления идеологического влияния в период «холодной войны».

3.3.2

<< | >>
Источник: Цветкова Наталья Александровна. Публичная дипломатия как инструмент идеологической и политической экспансии США в мире, 1914-2014 гг. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Санкт-Петербург. 2015

Еще по теме Идеологическая «холодная война» за пределами Европы: Латинская Америка, Ближний Восток и Африка в публичной дипломатии США, 1960-е — начало 1970-х гг. 3.3.1 Новые ведомства и региональные приоритеты в публичной дипломатии США:

  1. Экономическая комиссия ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭКЛАК)
  2. 2.1. Общие положения
  3. 5.2.2. ПОСЛЕДСТВИЯ ВОЙНЫ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ЕВРОПЫ
  4. Часть третья ХОЛОДНАЯ ВОЙНА
  5. 8.2. Приметы генезиса холодной войны
  6. 8.4.1. ПРИЧИНЫ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ
  7. 9.2.1. ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД ЗА ПРЕДЕЛАМИ ЕВРОПЫ
  8. 9.3. Милитаризация периода холодной войны в Европе
  9. 11.2. Вступление Латинской Америки в мировую политику
  10. 11.2.1. ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА В ПЕРИОД ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  11. 12.6. Проникновение концепций Ф. Кастро в Латинскую Америку и авторитаризм как ответная реакция
Яндекс.Метрика