13.4. Новая стратегия безопасности ЕС


К концу первого десятилетия XXI в. в ЕС начали подводить итоги развития потенциала ЕПБО. В реализации «Головной цели» выявились не только успехи, но и крупные неудачи. Обнаружилось странное несоответствие между огромной численностью официально действующих сил и небольшим количеством сил, реально участвующих в операциях.
В числе причин назывались нестыковка сил и средств, выделяемых разными членами ЕС, недостатки координации, неповоротливость руководящих органов ЕС, ОВПБ и ЕПБО, финансовые проблемы.
Перед ЕС встала задача устранить вскрытые недостатки и подготовить новый этап развития ЕПБО и ОВПБ.
Европейская стратегия безопасности. В декабре 2003 г., т.е. через пять лет после саммита в Сен-Мало, была принята Европейская стратегия безопасности (ЕСБ). Она стала главной концептуальной основой ЕПБО.
Теоретическая основа ЕСБ — идея многополярности современного мира (в Стратегии употребляется термин «многосторонность»). Подчеркивалось, что ЕС — один из этих полюсов: «Окончание холодной войны оставило Соединенные Штаты в доминирующей позиции военного актора. Однако ни одна страна не в состоянии решать современные сложные проблемы в одиночку. Европейский Союз неизбежно является глобальным игроком».
В ЕСБ указаны пять «ключевых угроз» безопасности ЕС: терроризм, распространение оружия массового уничтожения, региональные конфликты, развал государств (наиболее известными примерами названы Сомали, Либерия и Афганистан под властью талибов), организованная преступность. Именно против них нацелены ЕПБО и ОВПБ.
Особое внимание в ЕСБ уделено трем группам «стратегических целей» ЕС. Первая — противодействие угрозам и их нейтрализация. Вторая — создание вокруг ЕС пояса из дружественных соседей, а также сотрудничество с международными организациями и со странами-партнерами, в том числе с Россией. Третья — взаимодействие с ООН и ее Советом Безопасности, который «несет первостепенную ответствен - ность за поддержание международного мира и безопасности». В ЕСБ к кругу «петерсбергских задач» добавились ряд новых. Их список был еще больше расширен в Лиссабонском договоре.
Полезно запомнить. Задачи ЕПБО (ОПБО)
С самого начала ими стали «петерсбергские задачи» (1999), перешедшие в наследство к ЕПБО от ЗЕС. В принятой в 2003 г. Европейской стратегии безопасности к ним был добавлен ряд новых. Лиссабонский договор расширил этот список задач дальше. В результате с 1 декабря 2009 г. он выглядит следующим образом. Совместные операции по разоружению. Гуманитарные и спасательные задачи. Предоставление военных советов и помощи. Предотвращение конфликтов и поддержание мира. Задачи боевых сил в управлении кризисами, включая миротворчество и постконфликтную стабилизацию.
В Лиссабонском договоре указано, что все эти задачи связаны и с борьбой против терроризма.
Новые головные цели. Решение общих концептуальных вопросов шло в Евросоюзе параллельно с совершенствованием двух практических частей ОПБО и ОВПБ: военнополитической и миротворческой. По каждой из них в 2004 г. были приняты среднесрочные планы действий — «головные цели».
С новыми военными инициативами по традиции выступили Франция и Британия. К ним вскоре присоединилась Германия и другие члены ЕС. Эти инициативы, получившие название «Головная цель — 2010», открыли второй этап развития ЕПБО/ОПБО. Его сердцевиной стало создание новой структуры для проведения операций — боевых групп. Речь шла о том, чтобы в дополнение к громоздкой махине, предусмотренной «Головной целью» и порой не существующей в реальности, создать комплекс эффективных и мобильных контингентов, готовых к переброске в любую точку мира. Предполагалось, что комплекс будет состоять из полутора десятков современных высокомеханизированных боевых групп (усиленных батальонов) численностью примерно 1,5 тыс. каждая, обеспеченных необходимой поддержкой ВВС и ВМФ. Идея получила активную поддержку в ЕС. «Головная цель — 2010» была принята Европейским советом на сессии в Брюсселе 17-18 июня 2004 г.
Первые две боевые группы обрели полную оперативную готовность с 1 января 2007 г. Одну боевую группу сформировали Германия, Нидерланды и Финляндия, другую — Франция и Бельгия. С 1 июля 2007 г. на оперативное дежурство
заступили две другие боевые группы, сформированные: одна — Италией, Венгрией и Словенией, другая — Грецией, Румынией, Болгарией и Кипром. Такой же график (две группы каждые полгода) намечено соблюдать и в последующие годы. Как правило, это будут многонациональные группы, но изредка они могут быть сформированы одной страной.
Вслед за военными инициативами оживилось и гражданское миротворчество, тем более что оно составляет основную часть зарубежных акций ЕС. Европейский совет на своей сессии в Брюсселе 16-17 декабря 2004 г. провозгласил «Гражданскую головную цель — 2008» (Civil Headline Goal — . Для ее реализации начали создавать гражданские команды быстрого реагирования. Они представляют собой небольшие (численностью около 100 человек) отряды, способные быстро выдвинуться куда необходимо и обеспечить условия для развертывания крупных гражданских или полицейских миссий.
ОВПБ-ЕПБО и Россия. Отношения ЕС в сфере ОВПБ и особенно ЕПБО с Россией складывались медленно. ЕС, занятому формированием военной системы, на первых порах было не до России. Россия же, вполне естественно, восприняла появление новых военных структур в Европе с настороженностью. В итоге решающим фактором для обеих сторон стала близость или идентичность подходов РФ и ЕС к важнейшим международным проблемам.
Официальное начало взаимодействию положила Совместная декларация об укреплении диалога и сотрудничества по политическим вопросам и вопросам безопасности в Европе, подписанная в Париже 30 октября 2000 г. Президентом РФ Владимиром Путиным и Президентом Франции Жаком Шираком при участии Высокого представителя/Генерального секретаря Хавьера Соланы и Председателя Европейской комиссии Романо Проди. В 2001-2003 гг. Россия и Евросоюз приняли еще пять совместных документов, специально посвященных сотрудничеству в областях внешней политики, безопасности и обороны. Они касались таких вопросов, как нераспространение оружия массового уничтожения и разоружение, регулирование кризисов, борьба с международным терроризмом и др.
«Дорожная карта» общего пространства внешней безопасности, принятая 10 мая 2005 г. на саммите Россия — ЕС в Москве, завершила формирование нормативной базы сотрудничества. В ней впервые детально сформулирован комплекс направлений, по которым будут развиваться отношения нашей страны и ЕС на долгосрочную перспективу в целях укрепления безопасности в Европе и во всем мире.

Диалог России и Евросоюза проходит на разных уровнях: от высшего — саммитов лидеров РФ и ЕС, а также встреч министров иностранных дел, до рабочего — совместных заседаний экспертных групп. Неизменными темами диалога являются как важнейшие международные проблемы (борьба с терроризмом, нераспространение оружия массового уничтожения, другие вопросы разоружения), так и острые региональные проблемы (Ближний Восток, Балканы, Афганистан, корейское и иранское ядерные досье, кипрское урегулирование и др.). По большинству из них констатируется идентичность или близость позиций. Это, впрочем, не исключает разногласий, порой серьезных, например, по проблеме Косово или отдельных ситуаций на постсоветском пространстве. В целом доминирует стремление к поиску взаимоприемлемых решений, которые должны вести к строительству Большой Европы без разделительных линий.
Россия со своей стороны стремится к тому, чтобы повысить результативность сотрудничества с ЕС в сфере внешней безопасности. Она неоднократно предлагала перейти от диалога к выработке и реализации практических мер. В отдельных сферах это уже происходит. Так, проводятся регулярные встречи между представительством РФ при ЕС и руководством Комитета по политике и безопасности. Есть контакты между Министерством обороны РФ и военными структурами ЕС, взаимодействуют МЧС России и соответствующие органы ЕС.
В конце первого десятилетия нового века постепенно развертывается непосредственное военное сотрудничество. 5 ноября 2008 г. РФ и ЕС подписали соглашение об участии России в военной операции Евросоюза в Чаде и Центрально-Африканской Республике. Россия направила туда воинский контингент — авиационную группу в составе примерно 200 военнослужащих и четырех многоцелевых транспортных вертолетов Ми-8. РАГ находится в Африке со штатным вооружением, боеприпасами, военной техникой. Ее задача — транспортировка грузов и персонала, проведение эвакуаций, поисково-спасательных и наблюдательных полетов. Периодически проводится плановая ротация РАГ. Перевозку ее личного состава и техники в Чад осуществляет военно-транспортная авиация РФ. У берегов Африки сложилась и вторая зона совместных военных усилий России и ЕС. Российские боевые корабли, проводящие антипиратские акции в Аденском заливе, эффективно сотрудничают с военноморской группировкой ЕС «Аталанта». />В целом взаимодействие России и Евросоюза в сфере ОВПБ и ОПБО существует и дает свои плоды. Совместные решения и акции, пусть пока немногочисленные, вошли в практику отношений. Обе стороны неизменно выражают готовность к более продвинутому сотрудничеству в сфере международной безопасности.
Выводы, проблемы, тенденции ОВПБ и ЕПБО/ОПБО — запоздалые направления процесса европейской интеграции, всерьез развернутые только в конце XX — начале XXI в. Несмотря на многочисленные проблемы и трудности, ОВПБ и ЕПБО в основном состоялись. Вместе с тем процесс их развития активно продолжается. ОВПБ и ОПБО имеют межправительственный характер (это вновь подтвердил и Лиссабонский договор). Роль Комиссии и Европарламента в них довольно ограничена. Попытки усилить ее встречают сопротивление многих членов ЕС, которые и дальше намерены держать ОВПБ и ОПБО под своим непосредственным контролем. Реализация ОВПБ существенно изменила облик Европейского Союза. Впервые за свою долгую историю он обрел новые важные качества и новый динамизм на международной арене. Благодаря им ЕС превратился в один из главных центров силы современного мира. В рамках ЕПБО/ОПБО создана сложная система структур, обеспечивших способность ЕС проводить военные операции и гражданские (полицейские и иные) миссии в Европе, Африке, Азии. Создан серьезный потенциал для расширения этой возможности. Неоднозначно развиваются отношения ЕС с НАТО (прежде всего с США) в военно-политической области, хотя большинство членов ЕС являются членами НАТО. Противоречия перемежаются с активными взаимными усилиями — особенно в последние годы — укрепить сотрудничество. Эта неоднозначность, вероятнее всего, сохранится и в будущем. В рамках ОВПБ расширяются отношения Евросоюза с основными международными организациями (прежде всего с ООН), а также его участие в коллективных международных акциях практически во всех регионах мира. В рамках ОПБО расширяются масштабы и эффективность военных операций и гражданских миссий в различных регионах мира. ЕС и Россия заложили нормативную и институциональную базу сотрудничества в сфере внешней безопасности. Стороны ведут постоянный диалог по наиболее актуальным международным проблемам, хотя их позиции не всегда совпадают. Переход к совместным практическим действиям начат, но идет медленно.
Контрольные вопросы Какие факторы обусловили принятие ОВПБ и ЕПБО/ ОПБО? Чем отличается ОВПБ от Европейского политического сотрудничества (ЕПС)? Каким образом проявляется межправительственный характер ОВПБ и ОПБО? Каковы главные цели ОВПБ и задачи ОПБО? Что означает формула «Берлин-плюс»? Каковы основные достижения, проблемы и сложности во взаимодействии ЕС и России в сфере внешней безопасности?
Литература
Основная
Арбатов А. Уравнение безопасности. М.: РОДП «Яблоко», 2010. Гл. 7.
Архитектура евроатлантической безопасности / под ред. И.Ю. Юргенса, А.А. Дынкина, В.Г. Барановского. М.: Экон- Информ, 2009.
Борко Ю.А. От европейской идеи — к единой Европе. М.: Деловая литература, 2003. С. 7-40, 186-206, 376-397, 423-461.
Быков О.Н. Международная безопасность: прошлое, настоящее, будущее. М.: ИМЭМО РАН, 2006. Гл. 7.
Примаков Е. Мир без России? К чему ведет политическая близорукость. М.: Российская газета, 2009. Гл. VIII.
EU Security and Defence Policy. The first ten years (1999— . Paris: EU Institute for Security Studies, 2009. Parts I—II.
Дополнительная
Андреани Ж, Бертрам К, Грант Ч. Революция в военном устройстве Европы. М.: Московская школа политических исследований, 2001.
Евробезопасность: Есть ли в ней место для России. М.: Комитет «Россия в объединенной Европе», 2002.
Киссинджер Г. Нужна ли Америке внешняя политика? К дипломатии для XXI века. М.: Ладомир, 2002. Гл. 2.
Проблемы трансатлантических отношений в начале XXI века. М.: Институт США и Канады РАН, 2007. Гл. 1, 2, 4, 6.
What ambitions for European defence in 2020? / ed. by A. de Vas- concelos. Paris: EUISS, 2009. Parts I—III.

<< | >>
Источник: под ред. О.В. Буториной. Европейская интеграция: учебник. 2011

Еще по теме 13.4. Новая стратегия безопасности ЕС:

  1. Новая стратегия «Европа 2020»
  2. 11.3.1 НОВАЯ АМЕРИКАНСКАЯ ЯДЕРНАЯ СТРАТЕГИЯ И ЕВРОПА
  3. НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА: СТРАТЕГИЯ ИЛИ ТАКТИКА?
  4. Стратегия безопасности: создание капитала в акционерном фонде
  5. 5.2. Разработка банковской стратегии. Понятие «стратегия», эволюция концепций стратегий, пирамида целей
  6. Часть 1. Концептуальные вопросы обеспечения безопасности; практический опыт построения системы безопасности
  7. 2.4. Безопасность Безопасность как ограничительный и оценочный критерий конкурентоспособности товаров
  8. 12.1. Понятие, предмет информационной безопасности и ее место в системе обеспечения национальной безопасности
  9. НОВАЯ АНТАРКТИДА
  10. ПУНКТ 2: НОВАЯ ФИЛОСОФИЯ
  11. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ НОВАЯ РОЛЬ РЕКЛАМЫ
  12. Новая потеря
  13. Новая возможность?
  14. 12.3. НОВАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ