<<
>>

1. Обязательность принципов и норм международного правопорядка

Нормы права (как внутригосударственного, так и международного) представляют собой юридически обязательные для субъектов права правила их поведения и взаимоотношений. Обязательность нормы права - - это неотъемлемое и необходимое ее свойство, которое выделяет ее среди других общественных норм поведения, например норм морали, нравственности.

Без юридической обязательности нет права. Поэтому из признания обязательности норм права исходят все самые различные юридические доктрины и школы (нормативная, естественная, социологическая, ценностная и др.). Правда, при этом происхождение обязательности правовых норм, ее основу и природу каждая из правовых школ стремится объяснить по-своему.

Мы исходим из того, что обязательность норм права коренится в самой сущности и предназначении права как общественного средства, призванного обеспечить порядок в обществе (внутри государства или на международной арене). «Природа этой обязательности, - - подчеркивают специалисты по теории права, - - коренится в сущности права как системы общественного порядка»88. Юристы-международники также указывают на то, что «регулирующее воздействие международного права на поведение государств в международном общении состоит прежде всего в том, что оно возлагает на них определенные обязательства, т. е. устанавливает необходимость соответствующего поведения в целях поддержания требуемого порядка в международных отношениях»89.

Норма права содержит в себе модель поведения, единый для всех субъектов права стандарт, которого они обязаны неуклонно придерживаться, поскольку только в этом случае может быть достигнут единый общественный порядок. Но если норма права обязательна, то это, по-видимому, означает возможность и допустимость применения принуждения, вплоть до насилия, к тому,

>>>65>>>

или иному субъекту права, если он не следует тому стандарту поведения, который заложен в норму права, не соблюдает и нарушает это юридически обязательное правило общения.

Следовательно, в обязательности норм права таится потенциальная возможность принуждения. В соответствии с этим в общей теории права раньше превалировало мнение, что право без принуждения ничто, и потому право понималось как совокупность норм, соблюдение которых обеспечивается принудительной силой государства.

В теории международного права также нередко высказывалось мнение о том, что не может быть права без централизованной системы принуждения90. Однако большинство юристов-международников придерживалось более осторожного подхода к принуждению, считая, что международное право представляет собой совокупность норм, обеспечиваемых «в случае необходимости принуждением», которое осуществляется государствами индивидуально или коллективно, а также международными организациями91.

К настоящему времени по сложной проблеме принуждения в общей теории права произошла позитивная, на наш взгляд, эволюция. Право стало трактоваться как система общественного порядка, зиждущаяся на учете интересов разных слоев общества, их согласии и компромиссах. Под этим углом зрения «право сохраняет элемент потенциального принуждения, но этот элемент играет второстепенную роль и при необходимости осуществляется ненасильственным путем»92.

Можно только порадоваться появлению такого подхода, по-I скольку международно-правовая теория и практика лишь под-

• тверждают его оправданность и достоверность. В самом деле,

• международное право как совокупность норм всегда было результатом учета интересов самых разных государств, их согласия,

I соглашения и компромиссов и благодаря этому стало служить нормативной системой общественного порядка в международных отношениях. Именно благодаря этой природе норм международного права их соблюдение обусловлено в первую очередь и в основном заинтересованностью государств в налаживании и существовании нормальных, упорядоченных отношений между ними, а не страхом перед насилием или возможностью применения к ним иных видов и форм принуждения. Но есть тому и другие причины.

В международной жизни государства сами выступают создателями норм международного права, регулирующих их отношения, они сами создают, а затем используют и реализуют свои конкретные права, предусмотренные в международно-правовых нормах. Поэтому международное право для государств не является сум-

>>>66>>>

мой шін совокупностью юридически обязательных правил, предписанных сверху какой-либо центральной властью и обеспечиваемых принудительной си^ой.

Первоначальный процесс возникновения и становления международно-правовых норм также подтверждает эту особенность международного права как своеобразной правовой системы, отличной of внуїригосу^арственньїх правовых систем. История международного права свидетельствует о том, что первые автономные государственные образования вступали между собой в торговые, экономические, дипломатические отношения, продиктованные потребностями жизни93. Для того чтобы придать стабильность этим нарождающимся межгосударственным связям и взаимоотношениям, их участники стали закреплять сложившиеся договоренности и коллективную практику в международных договорах й обычаях. Исходя Из опыта внутреннего правового регулирования общественных отношений, государства стали признавать нормы этих соглашений имеющими юридическую силу, т. е. правовыми нормами.

Такая практика существует и в наши дни. В этом истоки норм общего международного права1 как «общепризнанных норм». Отсюда и квалификация международного обычая как всеобщей практики, «признанной в качестве правовой нормы» (ст. 38 Статута Международного Суда).

В современных международно-правовых исследованиях совершенно справедливо отмечается, что источником действенной силы нормы международного права служит договоренность, согласие государств, её создавших. Чем выше уровень согласованности, тем эффективнее нормы. При этом степень компромиссов, на которые пошли стороны, не влияет на эффективность международно-правовых норм. Во всех случаях несоблюдения нормы или даже ее нарушения страдает прежде всего сам нарушитель, так как он лишается тех выгод, преимуществ и конкретных субъективных прав, которые содержатся в двусторонних или многосторонних договорах и вытекают из них.

По мере роста и углубления взаимозависимости государств в условиях современного единого мира расширяется круг благ, получаемых государствами от международно-правового сотрудничества, и, следовательно, соблюдение норм права приносит каждому участнику международного общения больше выгод, чем правонарушение. Все это повышает степень заинтересованности каждого государства в соблюдении норм международного права. На основе этого анализа современного международно-правового сотрудничества исследователи приходят к вполне оправданному выводу о том, что в настоящее время в международной жизни наблюдается снижение роли прямого принуждения и рост роли взаимного соглашения в предотвращении правонарушений и в урегулировании их последствий94.

>>>67>>>

Кроме того, все государства - участники международного общения, конечно же, отдают с,е0? отчет в том, что «несоответствие избранного государством поведения поведению, предусмотренному его международным обязательством, рассматривается не только как недопустимое, цо и как противоправное, порождающее международную ответственность государства»95.

Международное правонарушение, содеянное каким-либо государством, всегда вызывает негативную реакцию других государств, мирового общественного мнения и международного сообщества в целом в лице Организации Объединенных Наций. Все это - - мощные социальные факторы морально-политического и правового воздействия на поведение государства - - нарушителя международного правопорядка, особенно если правонарушение представляет собой угрозу международному миру. На этот случай при создании ООН была разработана особая глава VII Устава ООН «Действия в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии», предусматривающая серию принудительных мер и санкций Организации, в том числе связанных с использованием Вооруженных сил ООН для поддержания международного мира и безопасности. Однако этот специальный международный механизм осуществления принуждения оказался, в сущности, парализованным в период «холодной войны». Поэтому международная практика обратилась к другим путям и способам обеспечения международного правопорядка.

Прежде всего было уделено внимание постоянному повышению юридического авторитета и значения основных принципов международного права. В результате этих усилий доктрина и практика международного права ныне исходят из того, что принципами международного права являются не различные идеи (которые при весьма отличных друг от друга идеологиях могли бы по-разному толковаться и отстаиваться дипломатами и юристами-международниками самых разных стран), а общепризнанные основные правовые нормы должного поведения всех государств и других участников международных отношений, отклонение от которых юридически недопустимо, а подчас преступно.

Основной принцип международного права является императивной нормой jus cogens, т. е. «нормой, которая принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо» (ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.). По нашему мнению, понятие и действие императивной нормы, отступление от которой вообще недопустимо, не ограничивается лишь сферой права международных договоров, а относится ко всем мероприятиям и шагам государств в любых областях международных отношений. Это мнение подтверждается, в частности, тем, что в международно-правовой жизни не утвердилось понятие «публич-

>>>68>>>

ный порядок» («publicorder», «ordre public»)96, которое, конечно, касалось бы <и недоговорных отношений государств. В этих условиях понятие jus cogens восполняет этот пробел и должно толковаться как применимое ко всем — односторонним и совместным — действиям государств в их взаимоотношениях; оно составляет неотъемлемый элемент современного международного правопорядка.

Достигнутое преобразование основных принципов международного права в общепризнанные и общедемократические по своему социально-политическому содержанию правила международных отношений, а также признание за ними «международным сообществом государств в целом» юридического значения императивных норм jus cogens имеет важное значение для соблюдения и обеспечения единого правопорядка в международной жизни.

Эти принципы являются активным центром современного международного правопорядка, предопределяют его политико-юридический облик, его характерные черты и особенности, его эффективность и функционирование в целом. Им должны соответствовать все правовые отношения, связи и различные виды сотрудничества государств, возникающие >и осуществляемые на основе как уже действующих, так и находящихся еще в процессе становления конкретных международно-правовых норм.

Об этом наглядно свидетельствует, например, новый правопорядок в Мировом океане, предусмотренный Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г., которая была подписана более чем 150 государствами и еще до своего вступления в силу стала претворяться в жизнь. Как подчеркивалось в докладе Генерального секретаря ООН «Морское право» от 16 ноября 1984 г., новый правопорядок, созданный в итоге работы III Конференции ООН по морскому праву и ее решений, уже соблюдается государствами и его влияние «ясно прослеживается в национальной политике государств и, в частности, в их национальном законодательстве. Это влияние также проявляется в событиях, происходящих на международном уровне»97.

Преобразование сущности и роли общепризнанных принципов как основных норм международных отношений позволяет по-новому оценить важный аспект современного международного права как системы норм. В данном случае имеется в виду сложившееся в юридической литературе понятие «право как система норм», и прежде всего его следующие признаки: внутренняя непротиворечивость, логическая стройность, взаимосвязанность правовых норм, направленных на регулирование определенной сферы общественных отношений. В работах юристов значительное внимание уделяется такому свойству права, как его юридическая согласованность, единство, целостность и подчинение всей системы норм

>>>69>>>

единым началам, сквозным юридическим принципам. Это свойст-|во не было присуще старому международному праву, в котором содержались глубоко противоречивые и даже взаимоисключающие положения.

В современных условиях благодаря приданию основным принципам международного права императивного и универсального характера, а следовательно, общей их обязательности для всех государств, в том числе в их локальной договорной практике, в международных отношениях утвердилось важное юридическое требование: конкретные нормы международного права не должны противоречить его основным принципам. Это требование оказало положительное влияние на становление и развитие международного права в качестве такой системы, для которой должны быть характерны непротиворечивость и взаимосвязанность основных принципов и конкретных норм, их внутренняя юридическая согласованность. Учитывая, что современное международное право постоянно развивается и в нем возникают новые императивные нормы, в Венской конвенции о праве международных договоров было предусмотрено, что и в данном случае «любой существующий договор, который оказывается в противоречии с этой нормой, становится недействительным и прекращается» (ст. 64).

Таким образом, в доктрине и практике международного права считается недопустимым существование норм, которые не были бы согласованы с его основными принципами. Поэтому можно прийти к выводу, что юридическая согласованность системы принципов и норм международных отношений является ведущей тенденцией развития современного международного права. Такая тенденция не была известна международному праву предыдущих эпох. Свойство системности, присущее современному международному праву, имеет важное значение для его дальнейшего развития по пути социального прогресса, укрепления нормальных, миролюбивых отношений и взаимовыгодного сотрудничества между всеми государствами.

Главным, определяющим при этом является содержание основных принципов международного права, которым должны соответствовать все остальные его нормы. Свойство системности международного права, закрепленное в международных соглашениях о содержании и политико-правовом регулирующем значении основных принципов международного права, придало этим принципам реальное значение «несущей конструкции» для всей правовой системы. Они в действительности стали активным центром международно-правовой системы, который определяет ее характерные черты, направляет ее функционирование.

Поскольку эти принципы определяют ныне социальную направленность и назначение всей правовой системы международных норм, являются ее сквозными юридическими началами, роль каждой конкретной нормы общего международного права как частицы единой системы не может не обусловливаться сущностью и содержанием основных принципов современного международ-

>>>70>>>

ного права. В связи с этим не только принципы общего международного права, но и все конкретные нормы данной правовой системы по своему смыслу, социально-политическому назначению и цели отличаются от международного права предыдущих эпох. Поэтому позитивное значение общего международного права не может ограничиваться лишь характеристикой его основных начал. Вся система принципов и норм современного международного права направлена на обеспечение мирного сосуществования всех существующих на международной арене государств, на упрочение единого общедемократического правопорядка в современных международных отношениях.

Юридическая квалификация международным сообществом государств общепризнанных принципов международного права как императивных свидетельствует о том, что все эти международные стандарты и правила поведения государств являются по своей политико-правовой природе л сущности строгими юридическими законами международной жизни, преступить которые че дано никому — ни большим, ни малым государствам.

Основанием для подобной квалификации послужило осознание международным сообществом необходимости обеспечения интересов каждого члена сообщества и международного сообщества государств в целом, а тем самым и упрочения международного правопорядка.

Исходя из этого, Международный Суд и Комиссия международного права ООН пришли к выводу, что императивные нормы общего международного права порождают особую категорию международных обязательств государств не только в отношении других членов международного сообщества, но и в отношении всего международного сообщества. Такие обязательства представляют собой обязательства erga omnes, которые по своей юридической природе касаются всех государств, и потому все государства считаются заинтересованными в защите соответствующих норм международного правопорядка. В случае нарушения международного обязательства erga omnes международное сообщество вправе принять меры по его пресечению, в том числе и принудительные меры, предусмотренные в гл. VII Устава ООН. Комиссия международного права также констатировала в своем проекте статей относительно международной ответственности государств, что нарушение государством международного обязательства, чме-ющего основодолагающее значение для обеспечения жизненно важных интересов международного сообщества государств, рассматривается сообществом в целом как международное преступление (ст. 19)98.

Повышение юридического авторитета устоев современного правопорядка в мире позитивно сказалось на отношении государств к существующим и действующим международным нормам, т. е. на их международном правосознании. Для мирового сообщества

>>>71>>>

г международно-правовые нормы предстают ныне в виде непреклонных юридических законов, уважение которых составляет пер-

[ венший и элементарнейший долг каждого государства - - участника международного общения.

В настоящее время международно-правовая позиция каждого государства все более активно отражает не только те социально-политические цели и установки, которые государство заинтересовано внедрить в международно-правовую жизнь, но и его отно-

| шеиие к итогам этого воздействия, достигнутым с помощью поли-

> тико-юридических средств формирования правопорядка в мире.

Международно-правовая позиция государства составляет неотъемлемую часть его внешнеполитической позиции и, в сущности, выражает ту юридическую политику, которую государство проводит в своей правотворческой и правоприменительной деятельности в международных отношениях. Ее эффективность, например в области международного правоприменения, определяется прежде всего тем, насколько верно она отражает актуальные потребности международного общения, в том числе изменения, постоянно и весьма динамично происходящие в мире под воздействием социального и научно-технического прогресса. Этим и обусловлено активное воздействие на развитие и укрепление современного международного правопорядка тех государств, которые олицетворяют «растущий потенциал мира».

Мощным фактором поддержания и укрепления международного правопорядка в наши дни выступают мировое общественное мнение, широкие движения общественности. Как признает видный американский дипломат Дж Кеннан, ныне ответственные государственные деятели должны свои отношения с другими правительствами «строить с учетом воздействия на общественное мнение, с которым считается данное правительство»99.

Выход на современную политическую международную арену широких общественных кругов безусловно является одним из важных результатов социальных преобразований в мире. Никогда еще мировая политика не знала такого активного воздействия общественных движений, которое характерно для нашей эпохи. Движение общественности за мир приобрело качественно новый характер и по своим масштабам, и по разнообразию форм и направлений. Это движение преследует прежде всего антивоенные, антимилитаристские цели, а также ставит перед собой задачи решения широких международно-правовых проблем, которые содействуют в конечном счете укреплению всеобщего мира, упрочению международного правопорядка.

Международно-правовая позиция сообщества государств, мировое общественное мнение, да и мнение общественных кругов внутри государств относительно противозаконности тех или иных внешнеполитических акций несомненно служат мощными факторами принудительного воздействия на поведение того или иного государства на международной арене. Не случайно между-

>>>72>>>

народное право считается более соблюдаемым, чем внутригосударственное, которому известна развитая система карательных мер в отношении правонарушений и преступлений. Не так уж часты и грубейшие нарушения международного права по сравнению с внутренним. Повседневная жизнь государств, их взаимоотношения и сотрудничество в самых разнообразных сферах международных отношений все-таки в основном осуществляются в рамках международного права. Этот факт не могут не признать скептики и даже «отрицатели» юридического и практического значения международного права.

Вместе с тем следует признать, что необходимость в существовании и применении действий и мер принуждения в отношении угрозы миру и нарушений мира весьма актуальна. Такой «дамоклов меч» должен висеть над теми государствами, которые все еще уповают на силу в своей внешней политике. Агрессия Ирака против Кувейта показала, что в основе ее лежал также расчет на «безнаказанность» в условиях конфронтации Запад — Восток и разногласий между Югом и Севером. Политический просчет руководства Ирака состоял в том, что оно никак не ожидало решительного выступления против него международного сообщества. Совет Безопасности ООН в данном случае прибег к помощи вооруженных сил США, некоторых других государств и показал возможность эффективного осуществления полномочий и функций Совета Безопасности ООН, которые относятся к сфере применения принуждения со стороны ООН и закреплены в Уставе ООН, в частности в «го гл. VII.

Расширились виды и формы международно-правовой ответственности государств, их практическая реализация в процессе мирного урегулирования конфликтов и споров между государствами. Повышается обязательность обращения государств с этой целью в различные международные органы и судебные учреждения.

Все эти новейшие тенденции в мировой политике и международных отношениях подтверждают, что сообщество государств рассматривает международное право как олицетворение того мирового порядка, который должен действовать на нашей планете.

<< | >>
Источник: Мовчан А.П.. Международный правопорядок. – М., 103 с.. 1996

Еще по теме 1. Обязательность принципов и норм международного правопорядка:

  1. § 3. Цели и принципы судебного процесса
  2. 7. Международная ответственность за экологические правонарушения
  3. 1. Понятие международного правопорядка
  4. Глава 2. СТАНОВЛЕНИЕ ОБЩЕГО ДЛЯ ВСЕХ ГОСУДАРСТВ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВОПОРЯДКА
  5. 1. Основные принципы международного права — фундамент правопорядка в мире
  6. 2. Принципы отраслей международного права
  7. 1. Обязательность принципов и норм международного правопорядка
  8. 2. Новое в международном порядке нормотворчества
  9. 1. Понятие правопорядка
  10. 2. Особенности и сущность международного правопорядка
  11. 3. Порядок и правопорядок в международном сообществе
  12. 4. Подход к мировому порядку и международному правопорядку в американской и других западных доктринах международного права
  13. 4. Создание органа централизованной власти в международном сообществе
  14. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ ОРГАНОВ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ ИНОСТРАНЦЕВ
  15. 1. Понятие, содержание и принципы правотворчества
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика