<<
>>

3.2. ПРАВОВЫЕ ИНСТИТУТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ ИНОСТРАНЦЕВ

Правоотношения, возникающие между государством и иностранными гражданами при совершении ими преступлений, в том числе международных преступлений либо преступлений международного характера, нередко приобретают политический характер, и проведение мер противодействия иностранной преступности связано с использованием институтов государственной власти.

Уголовная политика определяет основные направления, цели и средства воздействия на

преступность, в частности на преступность иностранных граждан, путем формирования уголовного, уголовно-процес- суального, уголовно-исполнительного законодательства, регулирования практики его применения, а также путем выработки и реализации мер, направленных на предупреждение и раскрытие преступлений [139]. Реализация уголовной политики в предупреждении и раскрытии преступлений иностранных граждан невозможна без использования методов и средств оперативно-розыскной деятельности.

Теория оперативно-розыскной деятельности как область научных знаний, призванная вооружить практику борьбы с преступностью системой научных выводов и рекомендаций, необходимых для эффективной организации и осуществления оперативно-розыскных мероприятий, определяет основные цели и задачи теоретических исследований в сфере оператив- но-розыскной деятельности, направленной, в частности, на борьбу с преступностью иностранных граждан.

Следует особо подчеркнуть неразрывную связь теории оперативно-розыскной деятельности с теми юридическими науками, предметом которых является изучение содержания и функционирования отдельных отраслей права по использованию оперативно-розыскной деятельности в борьбе с преступностью иностранцев. Наиболее тесно она связана с наукой уголовного процесса, которая определяется: единством задач оперативно-розыскной и процессуальной деятельности (выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений); направленностью ОРМ на информационное обеспечение уголовно-процессуальной деятельности органов дознания, предварительного расследования и органов судебной власти; наличием оснований уголовно-процессуального характера для проведения ОРМ, таких как возбужденное уголовное дело; установленным в оперативно-розыскном законодательстве правом судей санкционировать органам, осуществляющим ОРД, проведение ОРМ, связанных с ограничением прав личности на переписку, телефонные переговоры, почтовые, телеграфные и иные сообщения, а также на неприкосновенность жилища;

установлением в оперативно-розыскном законодательстве порядка использования результатов ОРД для подготовки и осуществления следственных действий и проведения ОРМ по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, а также в качестве доказательств по уголовным делам после их проверки и оценки в соответствии с уголовнопроцессуальным законодательством; законодательным учреждением судебного контроля за соблюдением прав и свобод человека и гражданина при проведении ОРМ как в ходе вынесения судебных решений, санкционирующих проведение ОРМ, так и при рассмотрении уголовных дел, а также жалоб, заявлений и исков граждан, связанных с действиями должностных лиц при осуществлении ОРМ; законодательным установлением прокурорского надзора за точным и неуклонным исполнением законов Российской Федерации органами и должностными лицами при проведении ОРМ.

Таким образом, уголовно-процессуальные особенности использования сведений (оперативных данных), полученных в результате оперативно-розыскной деятельности в процессе возбуждения и расследования уголовных дел с участием иностранных граждан, обусловлены особенностями правового регулирования сотрудничества правоохранительных органов различных государств в сфере уголовного судопроизводства, особенностями правового статуса иностранцев в Российской Федерации, особенностями социально-психологических свойств личности иностранцев, криминалистическими особенностями преступлений, которые совершаются иностранцами, и другими факторами, обусловливающими специфическую природу расследования рассматриваемой категории дел.

В качестве рабочего понятия в рассматриваемом контексте под оперативными данными автор предлагает понимать фактические сведения и иную информацию, полученную при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, которые способствовали обнаружению признаков подготовки или совершения преступлений иностранцами, а также розыска преступников-иностранцев.

Порядок представления оперативных данных в уголовный процесс утвержден межведомственной Инструкцией ФСБ, МВД, ФСО, ФТС, СВР, ФСИН, ФСКН, МО России от 17 апреля 2007 г. Направления реализации оперативных данных непосредственно вытекают из содержания ст. 11 Федерального закона «Об ОРД»: для обнаружения, пресечения и раскрытия преступлений, совершенных иностранцами, установления причастных к ним лиц; в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела в отношении иностранца; для розыска иностранцев, скрывшихся от органов следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших; для подготовки и осуществления следственных и судебных действий по уголовным делам в отношении иностранцев; для использования в качестве доказательств по уголовным делам о преступлениях, связанных с иностранцами; для установления обстоятельств противодействия процессу расследования и судебного рассмотрения, в том числе угроз свидетелям, потерпевшим, должностным и иным лицам, для принятия мер по устранению этих обстоятельств, обеспечению необходимой защиты участников уголовного процесса.

Результаты оперативно-розыскной деятельности в борьбе с преступностью иностранцев могут иметь значение как для формирования доказательственной базы их участия в совершении преступлений, так и носить ориентирующий характер, например при выдвижении версий, составлении плана расследования, в выборе тактики проведения следственных действий и т.п. Если исходить из буквального толкования ст. 89 УПК РФ, то при выборе тактических приемов использования оперативной информации, полученной в результате проведения ОРМ, следствие должно руководствоваться нормами УПК. Но возникает вопрос: какими нормами? Их можно найти только в ведомственных нормативных актах, регламентирующих вопросы взаимодействия следователя и оперработника, функционирования оперативно-следствен- ных групп, но не на законодательном уровне, что свидетельствует о неурегулированности многих вопросов процессуального характера.

В какой бы процессуальной роли ни выступал иностранец (свидетель, потерпевший, подозреваемый и т.д.), факт его участия в российском уголовном судопроизводстве придает процессу предварительного расследования характерные особенности не только собственно уголовно-процессуального, но международно-правового и криминалистического характера. В силу этого оперативные подразделения органа дознания, проводя оперативно-розыскные мероприятия с целью получения доказательств вины иностранца, в том числе с участием конфидентов-иностранцев, встречаются с рядом дополнительных правовых, процессуальных, организационных и других проблем, которые обусловлены особенностями правового статуса иностранцев в РФ, особенностями социально-психологических свойств личности иностранцев, криминалистическими особенностями преступлений, которые совершаются иностранцами.

Исследуя проблему использования оперативных данных, полученных в процессе оперативно-розыскной деятельности по преступлениям иностранцев в уголовном процессе, автором проводились опросы оперработников уголовного розыска в семи регионах России (городах Москве, Санкт-Петербурге, Московской, Воронежской, Калужской, Тульской, Омской областях).

На вопрос о том, предусматривают ли оперработники при работе по делам оперативного учета, касающимся противоправной деятельности иностранцев, проведение конкретных мероприятий по реализации собранных материалов в уголовном процессе, лишь 15% ответили утвердительно («да», «как правило»). Только 30% опрошенных осуществляли специальные мероприятия, направленные на использование оперативных данных в качестве доказательственной информации по уголовным делам. Такое положение закономерно, На контрольный вопрос о целесообразности приобщения к уголовному делу материалов оперативно-розыскных мероприятий лишь 50% ответили, что это следует делать в отдельных случаях, а каждый пятый убежден, что такого не надо делать никогда.

Можно выдвинуть несколько гипотез, объясняющих слабое использование оперативных данных, касающихся пре*

ступлений, совершаемых иностранцами в уголовном процессе. Во-первых, слабая профессиональная подготовка оперсо- става, не умеющего эффективно планировать и проводить оперативно-розыскные мероприятия. Во-вторых, работа оперсостава сводится в основном к раскрытию очевидных преступлений, когда отсутствует потребность в осуществлении оперативно-розыскных мероприятий. В-третьих, невозможность обеспечить конспирацию при осуществлении мероприятий. Только 25% опрошенных планировали в случае использования оперативной информации в уголовном процессе специальные мероприятия по защите сведений об участниках ОРД, а 23% опрошенных - в отдельных случаях.

В этой связи заслуживают внимания ответы, полученные на вопрос о том, что чаще всего препятствует использованию оперативно-розыскных материалов относительно преступности иностранцев в уголовном процессе: 50% от числа опрошенных назвали одной из причин невозможность обеспечения безопасности участников ОРД, 52% - отсутствие необходимых навыков работы по обеспечению уголовного процесса значимыми сведениями.

Судя по результатам опроса, сбор и реализация оперативной информации, касающейся преступности иностранцев, ее качество и содержание существенно ограничивают возможности ее использования в уголовном процессе. Чаще всего информация принималась во внимание при решении вопросов о возбуждении уголовного дела, выдвижении версий и ! составлении плана расследования преступлений иностран- 1 цев, при определении круга причастных лиц, а также при обнаружении преступников и мест хранения ими похищенного. Однако в качестве доказательственной информации оперативные данные трансформировались лишь по каждому четвертому изученному делу.

Можно констатировать, что представленные результаты опроса использования в уголовном процессе оперативно-ро- зыскных данных - это реальность, но существуют и резервы, которые способны интенсифицировать данное направление ОРД, особенно с учетом обнаружения и раскрытия тяжких преступлений, совершенных иностранцами. Некоторые из

этих резервов находятся в сфере законодательного и нормативно-правового регулирования как ОРД, так и уголовного процесса, другие - в области развития тактико-методических основ улучшения профессиональной подготовки оперсо- става, следователей и судейского корпуса.

Использование оперативных данных в уголовном процессе всегда ставит задачу приемлемого разрешения сложной двуединой проблемы - максимально полного использования оперативных материалов в доказывании по уголовным делам и обеспечения конспирации проведенных ОРМ (когда это требуется), а также защиты участников ОРД.

Прежде всего отметим тот факт, что в УПК не регламентирован исчерпывающим образом механизм использования результатов ОРД по уголовным делам. Нередко в силу именно этого обстоятельства органы предварительного расследования не всегда решаются использовать полученные результаты ОРМ как источника доказательств. Сложность их процессуального закрепления зачастую, как отметил К.К. Горяйнов, является причиной приостановления или прекращения уголовных дел из-за отсутствия доказательств, хотя фактически они имеются, и лица, подлежащие привлечению к уголовной ответственности, бывают установленными [140].

Следует согласиться с О.А. Галустьяном, высказавшим предположение, что в большинстве случаев положения о правах граждан носят в известной степени декларативный характер [141]. К нарушениям прав граждан зачастую приводят неурегулированные правоотношения, возникающие в оперативно-розыскной деятельности. Так, согласно ст. 8 Закона «Об ОРД» проведение ОРМ допускается до возбуждения уголовного дела при отсутствии даже признаков преступления. Закон не устанавливает какой-либо процессуальной формы для осуществления этих мероприятий, но в то же время допускает использование полученных с их помощью данных в качестве доказательств по уголовным делам.

Например, в законодательстве до сих пор не урегулированным остается вопрос, связанный с судебным использова- , /3amp; нием негласной видеозаписи. Но практика ее использования в суде показывает, что такая запись признается доказатель-

ством, если она проводилась в соответствии с требованиями, предъявляемым к доказательствам и в соответствии со ст. 86, 87 УПК РФ. Закономерен вопрос: будет ли являться доказательством негласная видеозапись в отношении иностранного гражданина? По существующему законодательству да, но нет методики ее получения, с учетом опять же правового статуса иностранца.

Фотографии, сделанные в ходе негласного наблюдения за иностранцами, также могут приниматься судом в качестве доказательств, если доказано, что они истинно и корректно передают суть зафиксированного на снимке факта или события, и главное - можно с уверенностью идентифицировать личность иностранца. Аналогичные требования предъявляются и к видеоматериалам, полученным с помощью лазернотелевизионных систем [142]. Кроме того, исходя из смысла ст. 84 УПК РФ в качестве вещественных доказательств, полученных с использованием ОРМ, могут приниматься и иные носители информации (например, рентгеновские снимки, увеличенные микрофотографии и др.).

Неурегулированными в российском законодательстве остаются вопросы, связанные с использованием в качестве доказательств сведений, полученных негласным путем. Для успешного раскрытия преступлений, совершенных иностранцами, это немаловажный фактор, так как зачастую получить доказательства преступной деятельности иностранца можно, только используя негласные методы работы. Следовательно, полученная таким способом оперативная информация должна каким-либо образом стать доказательством и использоваться в уголовном процессе.

Статья 3 УПК РФ устанавливает производство по уголовным делам о преступлениях, совершенных иностранными гражданами или лицами без гражданства на территории Российской Федерации, в соответствии с правилами настоящего кодекса. Следовательно, оперативная информация, полученная негласно оперативным подразделением, должна отвечать требованиям, предъявляемым к доказательствам УПК ! РФ (ст. 74, 84, 86, 87, 89). Однако четкого механизма реализа- | ции такой оперативной информации в уголовном процессе нет.

По мнению автора, в качестве единственно возможной формы реализации доказательств при судебном рассмотрении дела о преступлениях иностранных граждан, полученных негласным путем, должно допускаться выступление в суде оперработника, по заданию которого добывалось такая информация. Такая форма использования в качестве доказательств оперативной информации в уголовном процессе, полученной от лиц, сотрудничающих с оперативными подразделениями, в разной степени используется в странах Западной Европы, например Германии [143].

Отсутствие в УПК норм, прямо определяющих возможные способы и субъектов (в частности, иностранных граждан) получения оперативно-розыскной информации, по нашему мнению, делает недостаточными законодательные предпосылки, содержащиеся в ст. 13-18 Федерального закона «Об ОРД», для вывода о том, что полученные в ходе ОРМ и используемые в уголовном процессе сведения добыты законными методами. Поэтому четко закрепленный в УПК статус оперативно-розыскных данных позволил бы вводить информацию, полученную непосредственно от исполнителя-очевидца, в уголовный процесс.

Документы и материалы, полученные оперативным путем как доказательства по уголовным делам, необходимо оценивать, исходя из требований ст. 88 УПК с учетом их относимости, допустимости и достоверности при соблюдении определенных условий. Во-первых, должно быть указано, как полученная информация попала в материалы уголовного дела. Во-вторых, в документе должны содержаться данные о гражданине, от которого она исходит. В-третьих, должен быть указан источник осведомленности составителя документа. В том случае, если вышеперечисленные условия не соблюдаются, составитель данного документа через переводчика допрашивается в качестве свидетеля [144].

Следует обратить внимание, что в уголовно-процессуальном законодательстве России предусмотрено недостаточно возможностей для защиты участников оперативно-розыскной деятельности. В УПК РФ допускается возможность закрытого судебного разбирательства на основании определе

ния или постановления суда в случаях, когда разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральным законодательством тайны или если этого требуют интересы обеспечения участников судебного разбирательства (ч. 2 п. 1, 4 ст. 241 УПК РФ). Однако надо отметить, что механизм защиты судебного разбирательства, когда речь идет о негласной оперативно-розыскной деятельности, в том числе с участием иностранных граждан, четко не определен и фактически не используется. В результате важная составляющая для судьбы уголовного дела и привлечения к ответственности виновных не реализуется и в интересах конспирации не используется.

По мнению автора, наиболее приемлемыми формами защиты в уголовном процессе всех иностранных граждан, в том числе участвующих в судебном разбирательстве, могли быть следующие: создание специализированных судов для рассмотрения уголовных дел, по которым проходят организаторы и другие участники преступных сообществ из числа иностранцев; источники получения негласной информации должны рассматриваться в судебном заседании в отсутствие подсудимых и их адвокатов; возможность скрытого предъявления для опознания подозреваемых, обвиняемых и подсудимых.

Из опыта зарубежных стран может быть заимствована и демонстрация видеозаписей показаний свидетелей, не желающих разглашать данные о своей личности, с ретушированным изображением их лица и измененным тембром голоса.

1 Принципиально новой и требующей всестороннего право- ! вого осмысления, а возможно, и практического опробования,

I является постановка вопроса о введении в уголовный процесс фигуры представителя органа, осуществляющего ОРД, который был бы правомочным защищать интересы иностранцев и нести ответственность за предоставление ими следственным и судебным органам оперативно-розыскной информации при недостаточности доказательств в уголовном деле.

Закономерен вопрос: возможно ли использование по уголовным делам о преступлениях иностранцев результатов

оперативно-розыскных мероприятий в качестве оснований для производства следственных действий. В Федеральном законе «Об ОРД» не говорится о возможности производства любых следственных действий. Следовательно, вопрос об основаниях проведения следственных действий необходимо решать с учетом правил их производства, регламентированных УПК РФ. В то же время ни в одной статье, регламентирующей проведение следственных действий, не говорится, что основаниями их проведения могут быть сведения, полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий. В связи с этим неясно, какие следственные действия можно, т.е. правомерно, провести на основании информации, полученной в ходе ОРД по раскрытию преступлений, совершенных иностранцами.

По мнению автора, такими следственными действиями могут быть допрос свидетеля, подозреваемого, производство выемки, осмотра, задержание лица (иностранца) по подозрению в совершении преступления, получение образцов для сравнительного исследования, освидетельствование. Исключение составляют: очная ставка, предъявление для опознания, следственный эксперимент, которые проводятся после сбора и оценки данных, признанных доказательствами по уголовному делу, но требующих дополнительной проверки либо уточнения.

До конца нерешенной проблемой использования результатов ОРМ в уголовном процессе является проблема преобразования фактических данных, полученных за рамками уголовного дела, в доказательства [145]. В оперативных подразделениях она содержится в делах оперативного учета, в справках, рапортах, меморандумах и т.д. Для использования ее в уголовном судопроизводстве необходимо, чтобы она была оформлена в соответствии с требованиями закона [146].

Обеспечение прав личности при проведении оперативнорозыскных мероприятий в первую очередь зависит от соблюдения законных оснований их проведения. От правомерности проведения ОРМ зависит и возможность использования их результатов в интересах уголовного судопроизводства.

В силу специфики ОРД ее результаты не всегда могут иметь процессуальное значение и официально использовать-

:я в уголовном процессе. Причем результат ОРД нередко зтождествляется с результатом проведения отдельного ОРМ, 1 непроцессуальное получение информации невозможно в тоследующем использовать в рамках уголовного процесса 147]. Чаще они выступают лишь в качестве информации, которая может быть использована при подготовке и производстве следственных действий и представлена как их результат. Следует согласиться с мнением А.В. Земсковой, что «принятие решений о производстве следственных действий на основе оперативно-розыскных данных допустимо рассматривать как начальный этап процесса доказывания» [148].

Таким образом, результаты проведенных оперативно-ро- зыскных мероприятий в целях раскрытия преступлений, совершенных, в частности, иностранцами, «являются лишь сведениями» [149] о фактах, полученных с соблюдением требований ФЗ «Об ОРД» и УПК РФ.

Межведомственная Инструкция 2007 г. «О порядке представления результатов ОРД органу дознания, следователю, прокурору или в суд» определяет результаты ОРД как фактические данные, полученные оперативными подразделениями в установленном ФЗ «Об ОРД» порядке, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, а также о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности России.

Это определение включает в себя основной видовой признак результатов ОРД как фактических данных о признаках конкретного преступления, а также указание на субъектов и порядок их получения. Однако не все результаты ОРД всегда можно признать в качестве достоверных. Например, при проведении такого ОРМ, как оперативное внедрение, полученная информация требует дополнительной проверки. Она | может быть некорректной, неполной, предположительной, может содержать определенную долю субъективизма, исходящего от предоставившего ее источника. При помощи дру

гих данных и только по их совокупности можно с достаточной долей вероятности утверждать, что эти данные являются объективными и достоверными. В оперативно-розыскном смысле результаты ОРД также не всегда являются фактическими данными, хотя они и могут быть использованы в качестве оснований для проведения конкретного ОРМ, определения тактики его проведения. Такого рода действия могут основываться и на предположениях (версиях), первичных данных, которые лишь предстоит проверить, после чего эти сведения при их подтверждении можно будет рассматривать как сведения о фактах. При этом результаты проведения одного ОРМ могут служить основаниями для проведения другого. Эти данные могут иметь как материальное закрепление в виде бумажных, электронных либо иных носителей, так и характер вербальной информации, не имеющей документального закрепления [150]. По вопросам использования результатов ОРД существуют различные мнения [151].

Вместе с тем использованию результатов ОРД посвящены и другие нормы ФЗ «Об ОРД». В частности, его ст. 10 закрепляет право органов, осуществляющих ОРД, для решения задач, возложенных на них ФЗ «Об ОРД», создавать и использовать информационные системы, а также заводить дела оперативного учета, что возможно лишь по результатам ОРД. Органы, осуществляющие ОРД, в пределах своих полномочий также вправе собирать данные, необходимые для принятия предусмотренных ФЗ «Об ОРД» решений (ст. 7).

Исходя из содержания этих норм ФЗ «Об ОРД», можно выделить следующие основные направления использования результатов ОРД, полученных в ходе проведения ОРМ в отношении иностранцев: подготовка и проведение ОРМ; заведение дел оперативного учета; принятие соответствующих решений органами, осуществляющими ОРД; пополнение информационных схем; оценка в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела; подготовка и осуществление следственных и судебных действий; доказывание по уголовным делам; иное обеспечение уголовного процесса ОРД.

Процесс документирования действий организованных преступных групп из числа иностранных граждан в ходе

проведения ОРМ имеет определенную специфику. Во-пер- вых, процесс документирования тесно связан с оперативной работой и процессуальным доказыванием. Во-вторых, результаты ОРМ не могут использоваться в доказывании согласно требованиям, предъявляемым к соответствующим видам доказательств на основании УПК. В-третьих, предметом доказывания должна быть преступная деятельность ОПГ, а не только конкретных ее участников. В частности, действующие ведомственные нормативные акты, регулирующие вопросы оперативно-розыскной деятельности, ориентируют оперсостав на фиксацию противоправных действий конкретных лиц. Совершенно правы В.А. Росеа и В.В. Тагиров, полагающие, что «действия членов этнических ОПС, как правило, не являются решением задачи реализации собственного преступного умысла, а представляют продукт согласованной преступной деятельности ОПС, обеспечиваемой механизмом ее существования» [152]. Действительно, только всесторонне отрабатывая организованную преступную группу из числа иностранцев (фиксация обстоятельств, относящихся к событиям преступлений; причастность ОПГ к подготовке и совершению преступлений; выявление преступных связей как в России, так и за ее пределами и т.д.), можно пресечь ее преступную деятельность. Привлечение к уголовной ответственности одного-двух участников группы либо их депортация серьезного урона деятельности ОПГ не нанесет.

Таким образом, в процесс доказывания деятельности организованных преступных групп иностранных граждан должно входить: нахождение признаков организованной преступности иностранцев, т.е. наличие связей, подтверждающих криминальность группы иностранцев; выявление особенностей организации и тактики ее преступной деятельности; получения фактических данных в рамках дел оперучета, вне уголовного дела, сбор, проверка и оценка оперативной информации, полученной в ходе проведения оперативно-ро- : зыскных мероприятий по преступлениям иностранцев, сле- , дует рассматривать как первичный этап доказывания обсто- 145 j ятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ [153].

I

(

<< | >>
Источник: Хромов И.Л.. Преступность              иностранных              граждан: оперативно-розыскная деятель ность и криминологический анализ. 2010

Еще по теме 3.2. ПРАВОВЫЕ ИНСТИТУТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ ИНОСТРАНЦЕВ:

  1. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОПЕРАТИВНОРОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
  2. 3.2. ПРАВОВЫЕ ИНСТИТУТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ ИНОСТРАНЦЕВ
  3. МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ ОРГАНОВ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ ИНОСТРАНЦЕВ
  4. §1. Уровни правового регулирования оперативно-розыскной деятельности
  5. § 3. Уголовно-правовые основы оперативно-розыскной деятельности
  6. §4. Уголовно-процессуальные основы оперативно-розыскной деятельности
  7. § 1. Социальная обоснованность использования специальной техники в оперативно-розыскной деятельности и ее нормативно-правовая регламентация
  8. Глава 19 ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  9. §1. Понятие результатов оперативно-розыскной деятельности и основные направления их использования в уголовном судопроизводстве
  10. § 2. Порядок и пределы представления результатов оперативно-розыскной деятельности
  11. §3. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности при возбуждении уголовного дела
  12. § 4. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании
  13. § 5. Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в обеспечении уголовного судопроизводства
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика