<<
>>

1.1. ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН

В эпоху глобальных изменений в политике, экономике, культуре этнические проблемы приобрели особую значимость. Эти изменения серьезно повлияли на характер межнациональных отношений, обнажив огромный межэтнический конфликтный потенциал.

В таких условиях межнациональной напряженности очень важно понять причины и условия возникновения преступности иностранных граждан, а также возможности изменения существующего положения. Решение этой проблемы следует искать, лишь опираясь на новые знания, идеи, теории, способные ответить на злободневные вопросы современного состояния преступности.

Исследование проблемы преступности иностранных граждан, закономерности ее возникновения и активизации, правовое регулирование борьбы с этим явлением должны проходить в рамках теории оперативно-розыскной деятельности и, в первую очередь, с уяснения предмета теории ОРД и установления механизма ее влияния на состояние преступности иностранцев. Наличие четко определенного предмета, ограниченного от сферы приложения других смежных дисциплин, свидетельствует о научной зрелости, относительной самостоятельности и потенциальной эффективности рассматриваемой отрасли знаний и академической дисциплины, которой является теория оперативно-розыскной деятельности.

Отвечая на вопрос, что составляет предмет теории ОРД, необходимо обратить внимание на название данной науки и учебной дисциплины. Оно дает частичный ответ на поставленный вопрос, указывая на то, что теория оперативно-ро

зыскной деятельности имеет дело прежде всего с таким явлением, как преступность. Однако изучением явлений, связанных с преступностью, занимаются и другие науки: теория государства и права - определение понятий правонарушений и юридической ответственности; социология в сфере рассмотрения девиантного поведения как формы дезорганизации поведения индивида; психология, изучающая, в частности, психологию преступного поведения и личности преступника; этнопсихология как междисциплинарная отрасль знания, изучающая проблемы национального характера и национальных особенностей взаимоотношений; отраслевые юридические дисциплины и др.

Каждая из них изучает преступность под определенным углом зрения, рассматривает лишь отдельную ее сторону либо аспект, имея при этом свой собственный предмет исследования.

В научной и учебной литературе предмет теории ОРД определяется не одинаково. А.И. Алексеев и Г.К. Синилов рассматривают его как совокупность системы мер, осуществляемых с применением оперативно-розыскных сил, средств и методов; правовой основы оперативно-розыскной работы и правоотношений, складывающихся в процессе оперативнорозыскной работы [3].

В.А. Лукашов рассматривает предмет теории ОРД с позиции существующих изменившихся общественных отношений, характерных для нынешнего этапа развития общества и государства [4]. Д.В. Гребельский под предметом теории ОРД понимает классификацию закономерностей, проявляющихся в преступности и в организации ОРД; в правовой регламентации ОРД; в деятельной стороне ОРД [5]. В.М. Атмажи- тов предложил классификацию элементов предмета теории ОРД, относящихся к образованию, получению, проверке и фиксации оперативно-розыскной информации; деятельности ОВД по ее использованию; к организации ОРД органов внутренних дел; к правовому регулированию ОРД [6], что в большей степени относится к определению предмета учебного курса «ОРД ОВД».

И.А. Климов разработал свою конструкцию предмета теории ОРД, где объектом познания теории ОРД, по его мнению,

выступают: преступность как социальное явление, оперативно-розыскная деятельность как один из практических видов борьбы с преступностью и правовое регулирование ОРД; а предметом теории ОРД являются закономерности и отношения, характерные для объекта исследования [7].

Несмотря на различные подходы, в целом все авторы сходятся в понимании, что предметом теории ОРД является совокупность закономерностей, проявляющихся в организации оперативно-розыскной деятельности, образовании оперативно-розыскной информации, возникновении общественных отношений, связанных с применением оперативно-ро- зыскных сил, средств и методов в борьбе с преступностью.

Теория оперативно-розыскной деятельности позволяет исследовать закономерности механизма совершения преступлений иностранными гражданами и противодействия криминогенной среде иностранцев, получения оценки и использования информации о преступлениях и лицах из числа иностранцев, их замышляющих, подготавливающих, совершающих либо совершивших, а также разрабатывать правовые, организационные, методические и тактические основы по эффективному применению оперативно-розыскных сил, средств и методов в борьбе с преступностью иностранных граждан.

Кроме того, теория ОРД позволяет изучить объективные закономерности возникновения и развития явлений и фактов, определяющих скрытый характер совершаемых иностранцами преступлений и требующих применения негласных средств и методов для их выявления, предупреждения и раскрытия.

Эффективность действий субъектов ОРД по применению негласных мер борьбы с преступностью иностранцев, обусловливается взаимосвязью способов совершения преступлений, поведения подозреваемых и тактики применения оперативно-розыскных сил, средств и методов по их изобличению.

Анализ закономерностей функционирования оперативнорозыскной информации и эффективности ее применения в выявлении, предупреждении и раскрытии преступлений

иностранцев показывает, что информационный аспект является важнейшим элементом предмета теории ОРД. Он создает реальные возможности разработки и внедрения в практику оперативных подразделений автоматизированных информационно-поисковых систем по отысканию следов преступных действий; лиц, причастных к их совершению или без вести пропавших; похищенных предметов.

Автоматизация банка данных, характеризующих субъекты ОРД, а также оперативно-розыскных учетов способствует повышению эффективности их использования в борьбе с преступностью, оптимальному решению других организационных задач.

Теория ОРД исследует такие организационные формы деятельности оперативных подразделений, как изучение и оценка оперативной обстановки; связанной с преступностью иностранцев, подбор, расстановка и использование негласных сотрудников; все аспекты агентурной работы с точки зрения их соответствия выводам о состоянии оперативной обстановки; материально-технического обеспечения; внутреннее и внешнее взаимодействие субъектов ОРД; разработка научно обоснованных рекомендаций по повышению эффективности оперативно-розыскной деятельности с целью выявления, предупреждения и раскрытия преступлений, совершаемых иностранными гражданами.

В специальной литературе оперативно-розыскная деятельность рассматривается как специфическая деятельность оперативно-розыскных органов в практике проведения оперативно-розыскных мероприятий. Причем специфичность оперативно-розыскной деятельности вытекает из содержания ст. 1ФЗ «Об ОРД»: «Оперативно-розыскная деятельность - вид деятельности, осуществляемый гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов...»

Кроме того, в преамбуле Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» в концентрированном виде записано, что «настоящий Федеральный закон определяет содержание оперативно-розыскной деятельности... и закрепляет систему гарантий при проведении оперативно-розыск- ных мероприятий». Таким образом, законодатель главное на

значение ФЗ «Об ОРД» видит в практическом содержании оперативно-розыскной деятельности «в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств» (ст. 1 ФЗ «Об ОРД»), что предопределяет первостепенное развитие таких разделов теории ОРД, как оперативно-розыскная тактика и оперативнорозыскная методика.

В первую очередь - это теоретическая разработка тактических проблем подготовки и привлечения иностранных граждан к конфиденциальному содействию, методике внедрения в криминальную среду иностранных граждан и использования конфидентов-иностранцев в раскрытии преступлений; тактике применения специальных сил и методов в борьбе с преступностью иностранцев (разработка оперативных комбинаций, создание предприятий, учреждений и организаций для решения задач, предусмотренных Федеральным законом, и т.д. Данные разделы предмета теории оперативно-розыскной деятельности имеют перспективу развития с позиций их теоретического обоснования с учетом накопленного практического опыта борьбы с преступностью иностранных граждан.

Закономерный процесс возникновения и развития теории оперативно-розыскной деятельности связан прежде всего с развитием общества и тех общественных отношений, которые предопределяют постоянное появление новых видов преступности, каким является преступность иностранцев, их сущность, содержание, взаимосвязь государства и права в сфере противодействия. Таким образом, теория ОРД как наука исследует процессы развития преступности иностранцев, наличия общих закономерностей данного процесса; взаимосвязь элементов теории ОРД с практикой борьбы с преступностью иностранцев, их характерные признаки; систему организации и управления оперативно-розыскной деятельностью, в сфере борьбы с иностранной преступностью; вопросы правового регулирования, законность и конституционность социальной и правовой защиты иностранных граждан, содействующих органам, осуществляющим оперативнорозыскную деятельность.

Кроме названных существуют и другие блоки вопросов, которые непосредственно связаны с государственно-право- вой деятельностью в сфере борьбы с преступностью иностранцев и входят в содержание предмета теории ОРД. Их много, и они весьма разнообразны. Например, В.А. Лукашов к предмету теории ОРД относит саму теорию ОРД, отражающие главные сущностные стороны ОРД, ее закономерности, научный инструментарий; криминологические аспекты преступности, криминогенные и антикриминогенные условия внешней среды; правовые основы ОРД; перспективные меры совершенствования правового регулирования организации и тактики совершенствования оперативно-розыскных мер борьбы с преступностью и др. [8] К тому же, как отметил французский правовед и философ Ш. Монтескье, «никогда не следует исчерпывать предмет до того, что уже ничто не остается на долю читателя» [9].

Необходимо отметить, что сам предмет теории ОРД, как и отдельные, содержащиеся в нем разделы (общая теория, оперативно-розыскная тактика, оперативно-розыскная методика, оперативная техника), не является застывшим, а с течением времени изменяется и развивается. Это, в свою очередь, не только затрудняет, но и делает бессмысленными попытки исчерпывающего определения предмета теории ОРД и его содержания «как чего-то раз и навсегда данного и неизменного» [9].

Поэтому вполне очевидным при определении предмета теории ОРД, равно как и его роли в познании такого социально-политического явления, как преступность иностранцев, наряду с объективными факторами необходимо учитывать и субъективный фактор, выражающийся в стремлении не только глубже познать исследуемую материю, но и четче, доходчивее изложить полученные знания, найти им подобающее место в общей системе знаний. Причем на первом плане в процессе познания теории ОРД должны находиться реальная действительность и объективные факторы.

Применительно к проблеме борьбы с преступностью иностранных граждан это означает, что при решении вопроса о характере оперативно-розыскной деятельности и ее соотно

шений с положениями Конституции Российской Федерации следует исходить из факта их объективной взаимосвязи и взаимодействия. В частности, система конституционных гарантий законности при проведении оперативно-розыскных мероприятий в отношении иностранных граждан, совершающих либо подозреваемых в совершении преступлений, является основой механизма реализации норм Федерального закона «Об ОРД».

Этот механизм состоит «из трех блоков нормативно-правовых предписаний» [10]. Первый блок таких предписаний содержится в нормах Федерального закона «Об ОРД» (ст. 3, 5,8,16,17,18); второй - в нормах иных федеральных законов и правовых актов Российской Федерации, регламентирующих борьбу с преступностью иностранных граждан (Федеральные законы: «О противодействии терроризму»; «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации»; «О противодействии экстремистской деятельности», «О безопасности» и др.), и третий блок - предписания, изложенные в многочисленных подзаконных нормативных актах, в том числе ведомственного и межведомственного характера, направленные на организацию и тактику осуществления ОРД в борьбе с преступностью иностранцев.

Чрезвычайно важным является то, что элементы теории ОРД, будучи неразрывно связаны между собой, выступают как относительно самостоятельные явления по отношению друг к другу, постоянно оказывают активное воздействие друг на друга, выполняя в целом сходные оперативно-розыскные функции, направленные на противодействие преступности иностранных граждан. Из всего следует, что элементы теории ОРД не могут искусственно разделяться, а следовательно, изучаться в отрыве друг от друга и их глубокое, разностороннее познание возможно лишь в рамках единой отрасли знаний и академической дисциплины - теории оперативно-розыскной деятельности.

Таким образом, теория ОРД позволяет изучать закономерности механизма совершения преступлений иностранными гражданами, их характерные и типовые черты; исследовать появление информации о лицах из числа иностранцев, их

преступных замыслах и намерениях, ее оценку и фактическое использование; изучать специфику правоотношений, возникающих в процессе раскрытия преступлений, совершенных иностранцами, и использования конфидентов-ис- точников из числа иностранных граждан; разрабатывать научно обоснованные оперативно-розыскные методики по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, связанных с иностранными гражданами.

Методология оперативно-розыскной деятельности как одно из наиболее перспективных направлений развития теории ОРД, направленная на предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, совершенных иностранными гражданами, в целом определяется предметом теории ОРД и представляет собой совокупность принципов, методов и уровней исследования социальных, политических, демографических, миграционных, этнических, экономических явлений, порождающих преступность иностранных граждан и закономерности ее постоянного количественного увеличения и качественного совершенствования с учетом глобализации транснациональной организованной преступности.

К числу исследуемых принципов преступности иностранных граждан следует отнести: принцип всесторонности, принцип историзма, принцип комплексности. Принцип всестороннего исследования преступности иностранцев заключается в том, чтобы исследовать указанное явление не само по себе, а во взаимосвязи и взаимодействии с другими, соотносящимися с ней явлениями, связанными с иностранной преступностью, что вытекает из содержания теории ОРД как науки познания действительности. Полнота и всесторонность исследования предполагает также рассмотрение преступности иностранцев в рамках теории ОРД не в одном ка- ком-либо отдельно взятом аспекте (например, нелегальная иммиграция), а во всех аспектах, формирующих общее видение иностранной преступности в России.

Принцип историзма в исследовании преступности иностранцев означает рассмотрение этого социально-политического явления не только под углом его состояния в настоящий период, но и с позиции прошлого и предполагаемого будуще

го. Содержание принципа комплексности в изучении преступности иностранных граждан позволяет исследовать ее не только с юридической точки зрения, но и с позиций социологии, этнологии, этнографии, этнопсихологии и других смежных наук, что будет показано в следующих разделах монографии.

В рамках теории ОРД наряду с вышеперечисленными принципами исследования иностранной преступности, необходимо определиться и с методами исследования. Следует выделить три группы методов: общелогические, общенаучные, частнонаучные, хотя ряд ученых предлагает использовать лишь два последних метода [11]. По мнению автора, при исследовании закономерностей преступности иностранных граждан необходимо применение таких общелогических методов, как дедукция, индукция и анализ. Например, используя дедуктивный метод познания преступности иностранцев, можно, например, исследуя такое явление, как транснациональная организованная преступность (в частности, наркобизнес), субъектами которой являются иностранцы, установить частные факторы - причины ее возникновения и развития, выявить каналы поступления и сбыта наркотиков, определить регионы, откуда поступают наркотики, и регионы, зависимые от их поступления, т.е. узнать весь преступный механизм незаконного оборота наркотиков.

Используя индуктивный метод исследования преступности иностранцев, в частности, при раскрытии конкретного преступления, совершенного иностранцем, можно, обобщая имеющуюся информацию, полученную с помощью гласных и негласных методов, выйти на деятельность преступной группы иностранцев, нередко имеющую организованный характер.

Анализируя, сравнивая и сопоставляя информацию, касающуюся преступности иностранных граждан, можно определить географию преступности, ее криминальную направленность, типологию преступной деятельности иностранных преступных групп; регионы, пораженные преступностью с участием иностранцев; виды наиболее характерных преступлений; изучить устойчивость разнообразных характеристик целостности преступности иностранцев как объекта

исследования. Аналитический метод как способ получения общих теоретических понятий позволяет выявлять устойчивые признаки преступности иностранцев, тенденции и закономерности оперативно-розыскной деятельности, обеспечивать разработку научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию оперативно-розыскных мер борьбы с преступностью иностранцев.

Общенаучные методы, т.е. способы, при помощи которых, например, предлагается объяснить проблемы, появляющиеся в процессе разрастания преступности иностранцев. К числу наиболее распространенных относятся следующие: функциональный, структурный, системный, исторический. Функциональный метод заключается в выявлении у различных этнических (иностранных) преступных групп либо ин- дивидов-иностранцев способов их существования, т.е. «роль, которую культурные и социальные элементы играют в обществе» [12]. Он позволяет констатировать те функции, которые та или иная этническая (иностранная) группа выполняет, т.е. какое социальное назначение для общества она играет (например, криминальная активность этнических групп, вид их преступной деятельности т.д.).

Структурный метод позволяет выявлять у иностранцев либо групп иностранцев устойчивость их внутренних связей (роль в землячестве, взаимоотношения среди единоверцев, способность беспрекословно выполнять установки своей этнической общности и т.д.).

Системный метод в теории ОРД позволяет изучать преступность иностранцев как часть общей преступности, органически связанной с окружающей средой. В теории ОРД отражением применения системного метода являются такие понятия, как криминальная система общества, система государственных органов, занимающихся борьбой с преступностью иностранцев, правовая система, регулирующая деятельность правоохранительных органов в сфере иностранной преступности.

Исторический метод в теории ОРД предполагает фиксацию во времени отдельных этапов и стадий развития оперативно-розыскной деятельности. Исторический метод, напри

мер, позволяет установить, что первым источником права у каждой нации являлся правовой обычай, перешедший в традиции этноса, сформировавшие его национальный характер, а использование методов оперативно-розыскной деятельности в пресечении и раскрытии преступлений иностранных граждан зависит от стадии развития общества и соответствующего ему уровня преступности, субъектами которой являются иностранные граждане.

При исследовании преступности иностранных граждан в рамках теории ОРД широкое распространение получили социологические, криминологические и специальные методы: опросы, анкетирование, интервьюирование, измерения, сравнения и обобщения. Не останавливаясь подробно на перечисленных методах исследования, которые достаточно широко освещены в научной и учебной литературе, обратим внимание на изложение специальных методов познания теории ОРД, имеющих общенаучное значение, позволяющих решать оперативно-розыскные задачи борьбы с преступностью иностранцев на практике. В частности, личностный метод позволяет получить не только криминологическую характеристику личности иностранца, но и дать его этнопсихологическую характеристику, влияющую на его поведенческие функции, приводящие к совершению преступлений.

Свою методологическую роль в качестве специального научного метода личностный метод позволяет исследовать состояние конфиденциальной работы, субъектами которой являются иностранные граждане, выявлять закономерности влияния конфидентов-иностранцев на оперативную обстановку, оценивать применения результатов оперативно-ро- зыскных средств и методов в раскрытии преступлений иностранцев, осуществлять тактические операции в выявлении и пресечении преступной деятельности иностранцев и т.д.

Учитывая, что преступность иностранных граждан за последние десять лет от общеуголовной направленности трансформировалась в организованную преступность транснационального характера, базирующуюся в своей основе на экономических стимулах, к специальному методу исследова-

ни я проблем теории ОРД «следует отнести экономико-пра- вовой метод» [13]. Данный метод как совокупность методов экономического и правового характера позволяет выявлять преступления, связанные с иностранцами в сфере внешнеэкономической деятельности, кредитно-финансовой сфере, в сфере производства и реализации контрафактной продукции, при совершении преступлений международного характера, таких как бандитизм, терроризм, нелегальная иммиграция и др.

Существование оперативно-розыскной методики как самостоятельного раздела теории ОРД позволяет, с учетом имеющих место изменений в общественных отношениях и осложнений криминальной ситуации в сфере преступности иностранцев, развития и совершенствования оперативно-розыскных сил, средств и методов в борьбе с преступностью, использовать частнонаучные методы, в рамках теории ОРД для исследования проблемы преступности иностранных граждан, которые не имеют универсального значения. К ним можно отнести частные методики по борьбе с нелегальной и криминальной миграцией; по пресечению преступлений, совершаемых иностранцами во внешнеэкономической деятельности; выявлению и пресечению транснациональных преступных групп иностранцев, занимающихся незаконным оборотом оружия, наркотиков, торговлей людьми; пресечению преступлений, совершенных иностранцами в составе незаконных вооруженных формирований (убийства, террористические акты, захват заложников и др.).

Таким образом, сущность оперативно-розыскной методики как раздела предмета теории ОРД по исследованию проблемы преступности иностранных граждан с целью пресечения ее негативного влияния на общую криминальную ситуацию в России состоит в разработке частных оперативно-розыскных методик по выявлению, предупреждению и раскрытию преступлений, совершенных иностранными гражданами, с учетом специфики и механизма их совершения, выбора наиболее оптимальных вариантов приобретения и расстановки негласных источников из числа иностранцев, а также сбора и обобщения полученной от них информации по

документированию деятельности преступных групп из числа иностранных граждан.

В криминологии понятие преступности употребляется «как наиболее общественно опасное, массовое, сложно-сис- темное, социальное явление, проявляющее себя в виде системы преступлений...» [14]. В общем понимании преступность употребляется как совокупность преступлений, совершенных в определенных условиях, месте и времени. В то же время ряд ученых понятие преступности дополняют характеристиками, указывающими на особенности порождения и функционирования преступности и участвующими в ее детерминации. Например, В.Н. Кудрявцев в понятие преступности включает «наступившие общественно опасные результаты» [15]. Н.Ф. Кузнецова рассматривает преступность «как исторически изменчивое, социальное и уголовно-правовое явление, представляющее собой систему преступлений, совершенных в соответствующем государстве (регионе) в соответствующий период» [16].

А.А. Герцензон, И.И. Карпец, В.Н. Кудрявцев в понятие преступности делают акцент на том, что «преступность - социальное явление» [17]. Мнения о социальной природе преступности придерживаются Н.Ф. Кузнецова и Г.М. Маньков- ский, считающие, что преступность - не просто множество преступлений, а явление, имеющее определенные системные свойства и находящееся в зависимости от социальных явлений [18]. В.Н. Кудрявцев и В.Е. Эминов также считают, что «преступность - отрицательное социально-правовое явление» [19], которое имеет свои закономерности и характеристики.

Можно продолжать исследование мнений тех или иных авторов по вопросу о понятии преступности, несмотря на то, что УК РФ принят и вступил в силу, где в ч. 1 ст. 14 дается понятие преступности: «преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания». Однако в теории продолжается «брожение по поводу одного из основных предметов уголовного права - понятия и определения преступления» [20].

Приведенный контент-анализ понятия преступности показал, что в определении признаков преступности учеными восприняты некоторые положения советского уголовного права, рассматривающие преступления через призму социальной вредности и общественной опасности. Разумеется, социальная сущность преступления заключается во вредоносном для общества поведении. Однако не только социальная неустроенность является причиной преступности, и, наоборот, криминальное поведение индивидов далеко не всегда зависит от существующих проблем социального характера. Одним из примеров, подтверждающих данный тезис, является преступность иностранных граждан.

Криминология рассматривает преступность иностранцев как преступления, совершенные иностранными гражданами на территории РФ [21], практически не указывая никаких ее признаков. В то же время отдельные криминологи преступность мигрантов рассматривают как явление, «детерминируемое всем комплексом обстоятельств, обусловливающих сохранение преступности в стране» [22], которые фокусируются в трех направлениях: комплекс причин и условий, обусловивших сам факт миграции; причины и условия, действовавшие на личность до факта его миграции; комплекс обстоятельств, оказывающих негативное влияние на мигрантов после их выезда.

В то же время, как показало исследование, преступность иностранцев во многом зависит от характеристик, отличающихся от характеристик преступности, где субъектами являются не иностранцы. Во-первых, это характеристики, указывающие на особенности порождения и функционирования преступности (повышенная степень общественной опасности, нередко влияющая на безопасность государства; криминальная иммиграция, зачастую связанная с целью приезда; наличие этнических преступных групп, имеющих региональный характер). Во-вторых, внутренние (собственные) характеристики преступности иностранцев (устойчивость, организованность, клановость, активность, этническая однородность, специализи- рованность, транснациональность). В-третьих, политические характеристики (связь с преступными организованными груп

пами за пределами России; влияние иностранных религиозных экстремистских и террористических организаций; экспортирование отдельных, особенно тяжких, видов преступлений; внешнеполитическая поддержка религиозно-экстремистских вооруженных организаций в России, организаторами и участниками которых являются иностранцы; политическая нестабильность и низкий уровень жизни населения в ряде государств, граничащих с Россией; распространенность нелегальной иммиграции иностранцев, поддерживаемых зарубежными преступными группами; финансирование организованных преступных групп из числа иностранцев из-за рубежа).

Таким образом, помимо социальных причин и условий, детерминирующих преступность иностранцев (бытовая необу- строенность, низкая занятость, материальные затруднения, низкий уровень учетно-регистрационной дисциплины и т.д.), преступность иностранных граждан, особенно ее организованные формы, имеют международно-политическую составляющую, влияющую, в первую очередь, на безопасность государства его политическую и государственную систему.

С учетом этих и других факторов преступность иностранных граждан следует рассматривать как явление социально- политическое, порождаемое не только всем комплексом причин и условий, обусловливающих преступность в стране, но и влиянием международных факторов, зависящих от уровня транснациональной преступности.

Преступность иностранных граждан в качестве проблемы безопасности в Российской Федерации появилась и обострилась после распада СССР. Первыми экстремальными ее проявлениями стали социально-экономические и политические кризисы в России и за ее пределами в конце 80-х - начале 90-х гг. XX столетия, послужившие причиной принципиально новой жизненной реальности - массовой и внутренней миграции иностранцев и, как следствие, ее криминологически значимых слоев.

Межнациональные конфликты 1987-1993 гг., экономические кризисы в бывших республиках Союза ССР, сопровождавшиеся сокращением рабочих мест и резким имущественным расслоением населения, привели к серьезным

дестабилизационным процессам на российских границах и к росту масштабных миграционных потоков из сопредельных с Россией государств.

Первые вынужденные мигранты появились в России в конце 80-х гг. в связи с межнациональными конфликтами на территории Азербайджана, Армении, Киргизии и Узбекистана. Накануне распада Союза ССР в России было зарегистрировано 208 тыс. лиц, покинувших места постоянного проживания. С распадом СССР возникают новые очаги вооруженных этнополитических и религиозных конфликтов в Молдавии, Таджикистане, Южной и Северной Осетии, Ингушетии, Абхазии. Неизбежным следствием эскалации вооруженных конфликтов, а также дискриминационной политики в отношении нетитульных национальностей в некоторых независимых государствах стал обвальный приток беженцев в Центральную Россию. В 1994 г. миграционный прирост Центрального, Волго-Вятского и Поволжского экономических районов составил около 400 тыс. человек [23].

В их ряды влился огромный контингент иностранных граждан и лиц без гражданства из экономически неблагополучных и политически нестабильных стран Африки, Азии, Ближнего и Среднего Востока, незаконно прибывших в Россию, как правило, через государства ближнего зарубежья. Наиболее распространенной незаконная иммиграция была среди граждан Афганистана, Анголы, Вьетнама, Ирака, Китая, Нигерии, Заира и Турции. Удельный вес граждан этих стран среди иностранцев, задержанных за незаконное пересечение государственной границы России, ежегодно в течение 1995-2000 гг. составлял свыше 70%. По данным АИПС «Криминал-И» ГИАЦ МВД России, количество иностранцев, незаконно прибывших в Россию за указанный период, увеличилось на 43%. В среднем ежегодно Россию в 90-е гг., по разным источникам, посещало 1,5 млн иностранных граждан из стран дальнего зарубежья, в том числе прибывающих по частным приглашениям - 55%, в качестве туристов - 5%, на учебу - 4%. На основе межправительственных договоров в регионах России трудились от 1,5 до 2 млн иностранных рабочих и специалистов. Однако каждый третий из указанных

категорий иностранцев дальнего зарубежья после окончания срока своего пребывания в России по различным причинам не возвращался на родину, пополняя массив иностранцев, проживающих без регистрации и документов.

Стимулирующим фактором притока иностранцев в Российскую Федерацию явилось ее присоединение в 1992 г. к Конвенции ООН от 28 июля 1951 г. о статусе беженцев. Закон Российской Федерации «О беженцах» от 19 февраля 1993 г. № 4528-1 не привел к стабилизации положения. В нем, в частности, не определено право принимающего государства накладывать ограничения на прием беженцев-иностранцев, исходя из соображений собственной безопасности или в случаях возникновения чрезвычайной ситуации; не установлен уровень возможностей государства по приему ищущих убежище лиц.

Нерешенность многих вопросов правового, экономического и финансового характера не позволила России выполнить взятые на себя международные обязательства о приеме ищущих убежище лиц из дальнего и ближнего зарубежья, и, как следствие, десяткам тысяч иностранцев как бы автоматически удалось узаконить свое пребывание на территории России, а наличие «прозрачных» районов на российской границе продолжает способствовать постоянному притоку иностранцев и интенсивность этого притока превысила возможности государства по их приему. На территории России среди нелегальных иммигрантов граждане 56 стран [24].

Таким образом, искусственно созданное положение, при котором Россия стала, с одной стороны, основным «санитарным» барьером для Западной Европы на пути незаконной иммиграции, а с другой - «отстойником» мигрантов из третьего мира, является весьма сложным для нашего государства, затрагивающим его безопасность. В этой связи интересным представляется суждение немецкого криминолога Г. Шнайдера о том, что «большое число иностранцев, свободно въезжающих в страну, дезорганизует общество и приводит к росту преступности» [25].

Современная история показывает, что от преступности, субъектами совершения которой в пределах своих территорий являются граждане иностранных государств, не избав

лены никакие страны. Причем этноконфессиональная составляющая этой преступности при определенных условиях нередко приводит к массовым беспорядкам, вооруженным столкновениям на межнациональной почве, влекущим за собой многочисленные человеческие жертвы, неконтролируемую миграцию и, как следствие, появление беженцев.

Если преступность иностранцев рассматривать как вид преступности, выделяемый на основе специфичности ее субъектов, то под нею понимаются преступления, совершаемые иностранцами на территории Российской Федерации [26]. Однако такое определение значительно сужает саму проблему. Ее изучение в городах Санкт-Петербурге, Москве, Воронежской, Ленинградской, Московской и Тульской областях, дел оперативных учетов в отношении преступных групп иностранцев, а также уголовных дел по фактам преступлений различной тяжести, совершенных иностранцами [27], показало, во-первых, в России существуют организованные иностранные преступные группы различных национальностей (армянские, афганские, грузинские, вьетнамские, таджикские, китайские, нигерийские, курдские, марокканские и другие); во-вторых, имеется постоянная связь большинства преступников-иностранцев с криминальными структурами на их родине; в-третьих, организованные иностранные преступные группы, занимающиеся наркотиками, нелегальной иммиграцией иностранцев, контрабандой автомашин, антиквариата, торговлей детьми и т.д., приобрели все черты, свойственные транснациональной организованной преступности.

Безусловно, иностранными гражданами и лицами без гражданства совершаются и общеуголовные преступления (убийства, кражи, грабежи, хулиганство и т.д.), не связанные с оргпреступностью и не выходящие за границы России.

С появлением преступников-иностранцев из стран СНГ и особенно дальнего зарубежья, организованных преступных формирований, созданных по национальному признаку с их широкомасштабной преступной деятельностью как в России, так и за ее пределами, затрагивающих интересы России, термин «преступность иностранцев» должен пониматься значительно шире.

Иностранная преступность представляется как сложное системно-структурное явление, находящееся в органическом единстве с международной преступностью и ее различными видами, куда она входит в качестве составной части.

При системном подходе в исследовании данного явления речь должна идти о взаимообусловленности иностранной преступности и ее причин, взаимосвязи преступлений и лиц, их совершающих, а также взаимосвязи различных элементов иностранной преступности, т.е. отдельных преступлений и видов преступлений, имеющих международный характер (наркотрафик, терроризм, организация и участие в НВФ и т.д.) либо являющихся международными преступлениями (геноцид, наемничество, преступления, связанные с ядерной безопасностью, и т.д.). В результате того, что иностранная преступность представляет собой систему взаимосвязанных элементов, она обладает определенной самостоятельностью и качественными характеристиками, имеет свою систему развития, свою историю, свое понятие, свою прикладную логику, охватывающую учение о понятиях, доказательствах, методах и тактике ее познания.

Обоснование системного характера иностранной преступности базируется на: признании организованной иностранной преступности в качестве подсистемы международной организованной преступности; признании, что иностранная преступность является приобретенным «продуктом общества» и экспортируется международной преступностью как фактор давления (экспансии); выделении конкретных элементов иностранной преступности, которые находятся между собой во взаимосвязи и в целом влияют на ее качественные характеристики.

Следовательно, не вызывает сомнения, что иностранная преступность во всех ее проявлениях, разные ее виды и элементы взаимосвязаны через международную преступность и представляют собой единое целое, общую детерминанту преступности.

Преступность иностранных граждан в виде определенной целостности и системности находится на пике таких отрица

тельных социальных отклонений, как теневая экономика, наркомания, проституция, порнография и т.д. Исследования показывают, что в 60% случаев совершения иностранцами умышленных тяжких преступлений (из числа раскрытых) виновный характеризовался деструктивным поведением. Когда говорится о специфике иностранной преступности, следует учитывать, что она является результатом сознательного нарушения гражданами зарубежных стран на территории России российского законодательства, влекущего уголовное наказание. Наиболее общим критерием для всех преступных проявлений со стороны иностранных граждан служит нарушение уголовно-правового запрета, представляющее собой наиболее высокую степень общественной опасности по сравнению с иными негативными социальными отклонениями.

С целью выявления объективных обстоятельств и закономерностей развития преступности иностранных граждан проследим процесс ее проявления и развития в России. Генезис преступности иностранных граждан и лиц без гражданства в конце XX - начале XXI в. условно можно представить поэтапно.

Первый этап представляет собой процесс возникновения и разрастания межнациональных вооруженных конфликтов как на территории бывшего СССР, так и в других странах (Афганистан, Сомали, Эфиопия и др.), повышения этнического самосознания разных этнических групп, появления национального антагонизма между различными этносами.

Второй этап характеризуется массовой миграцией в Россию населения из бывших республик Союза ССР и других стран в поисках убежища.

Третий этап включает в себя обстоятельства объективного и субъективного характера, с которыми сталкиваются иностранные граждане после прибытия в Россию и под влиянием которых начинает формироваться личность преступника.

Четвертый этап характерен началом самоорганизации иностранных граждан по принципу землячества для совершения общеуголовных преступлений с корыстной, корыст

но-насильственной и насильственной мотивацией в целях удовлетворения своих жизненно важных, в том числе и материальных, потребностей.

На этом этапе происходит «расслоение» иностранцев. Появляются типовые группы лиц, твердо вставших на криминальный путь, профессионально и осознанно совершающих преступления, способных при необходимости использовать в своих интересах конкретную среду. В основном это лица с уже сформированной устойчивой мотивацией совершения преступлений. Изучение уголовных дел показало, что их доля в структуре задержанных преступников-иностранцев составила около 20%. Среди иностранцев этой категории высок уровень криминальных мигрантов.

Другая, наиболее многочисленная, группа иностранцев (45%) в основном занята в сфере рыночной экономики (оптовая и розничная торговля промышленными и продовольственными товарами, участие в полукустарном производстве одежды, обуви, изготовление предметов бытовой необходимости, оказание услуг и т.д.). Как правило, мотивация их приезда в Россию - занятие коммерческой деятельностью. Однако иностранцы этой категории, регулярно соприкасаясь с криминогенной средой, состоящей из членов одного с ними землячества, совершают, как правило, преступления небольшой тяжести.

Кроме того, на данном этапе формируется слой иностранцев, порядка 5-7%, занимающихся конкретным бизнесом в коммерческих легальных структурах.

Пятый этап охватывает процесс создания и функционирования организованных преступных групп по национальному признаку, определения сфер их криминальной деятельности, установления связей с аналогичными структурами за рубежом для совершения преступлений. Базисом их формирования явилась категория иностранцев, прибывших в Россию в целях совершения преступлений.

Как видим, генезис преступности иностранцев отражает на каждом этапе своего развития определенно существующую реальность - социально-политическую, демографическую, экономическую, этническую, которые в совокупности

стали причиной появления иностранной преступности в России и расширения ее масштабов.

Преступность иностранных граждан закономерно следует рассматривать как систему преступлений, совершаемых криминально активными иностранцами и лицами без гражданства, легально либо нелегально проживающими в России, и организованными преступными группами иностранцев, созданными по национально-этническому признаку, занимающимися преступной деятельностью как на территории, так и за пределами России, направленной против ее интересов.

Задатки деструктивного поведения, характеризующие природу человека, связаны напрямую с его пассионарной энергией. Ряд ученых считают, что «пассионарность» оказалась, вообще говоря, «вполне реальным мотивом человеческого поведения» [28]. Таким образом, можно предположить, что в основе разного поведения различных этносов лежит энергетическая составляющая их характера, этнопсихологические особенности, зависящие от наследственной устойчивости, «определяющие тип каждого народа» [29].

Пассионарность - это характерологическая доминанта представителя этноса, его внутреннее стремление к деятельности не всегда правопослушной для достижения какой-ли- бо цели. Она является «чертой психической конституции данного человека, легко порождая как подвиги, так и преступления» [30].

Влияния этнической пассионарности могут быть разнообразны (агрессия, корысть, властолюбие, ревность, религиозность, фанатичность и др.). Феномен пассионарности убедительнее всего прослеживается в этнической истории, когда выявляются закономерности поведения этноса в развитии цивилизаций, характеризующиеся устойчивыми чертами психики, сформированной на генетическом уровне наследственностью.

В последнее время в российской общественной мысли на фоне крайней неопределенности и «размытости» термина «цивилизация», довольно часто встречаемого в научных изданиях и соответственно в концепциях, с которыми он связан, :

происходит широкое обращение к цивилизационной тематике. Размытость понятия «цивилизация» - результат «форсированного поиска иного общего объяснения принципов устроения общества и исторических закономерностей» [31].

Среди многих вариантов значения слова «цивилизация» необходимо выделить следующие как наиболее содержательные, отражающие различные точки зрения и научные суждения: «цивилизация - общежитие, гражданственность, сознание прав и обязанностей человека и гражданина» [32]; «цивилизация как город, городское общество, городской комфорт» [33]; «цивилизация как общество с численностью населения не менее 10 тыс. человек, имеющих постоянную привязку к местности» [34]; «цивилизация как крупная культурная система и суперсистема» [35]; «цивилизация - своеобразный план религиозного, социального, бытового, промышленного, политического, научного, исторического развития общности людей и человека в целом» [36]; «цивилизация есть определенные типы человеческих обществ, вызывающие определенные эмоции в области религии, архитектуры, живописи, нравов, обычаев - словом, в области культуры» [37].

Рассмотрение понятия «цивилизация» выходит за рамки нашего исследования, но для дальнейшего понимания роли цивилизаций в иностранной преступности следует исходить из понимания цивилизации как единой системы, состоящей из различных подсистем (социальной, экономической, политической, демографической, культурно-психологической, криминологической), каждая из которых оказывает влияние на состояние преступности в целом и на этническую в частности. Такое понимание цивилизации созвучно с ее толкованием представителями французской школы «Анналы», основанной в 1829 г. М. Бломом и JL Февром. В частности, JL Февр дал следующее определение: «Цивилизация - это равнодействующая материальных и духовных, интеллектуальных и религиозных сил, воздействующих в данный отрезок времени в данной стране на сознание людей» [38].

Рост самосознания этнических народностей и национальных групп, возникновение межнациональных и межэтничес

ких конфликтов, начавшихся в связи с распадом советской империи, и, как следствие, обострение на территории Российской Федерации противоречий между различными цивилизациями (западно-католической и православной, православной и мусульманской и др.) не могли не затронуть такого социального явления, как преступность, причем ту ее часть, которая связана с жизнедеятельностью различных населяющих ее этносов. Это требует изменения прежних принципов и подходов, которыми располагает правоохранительная система в борьбе с преступностью. В ней (системе) ослабевает влияние существующих структурно-функцио- нальных методов, приспособленных к среде, в которой проживал советский народ и проживают россияне, т.е. без учета этнопсихологических особенностей проживающих в России нетитульных наций, а также негативного влияния других цивилизаций. Все большее значение приобретает проблематика взаимодействия этносов, каждый из которых сохраняет свою самобытность.

Исходя из того, что иностранные граждане, находящиеся в России (за исключением лиц славянской национальности), - это представители других цивилизаций, следует условно рассматривать преступность иностранцев на территории Российской Федерации с учетом появления и обострения вооруженных столкновений на этнорелигиозной почве (Северный Кавказ, Ближний Восток, Балканы, Средняя Азия и др.) как проявление криминальных конфликтов на уровне борьбы локальных цивилизаций. «Локальная цивилизация (геоцивилизация) - это определенная часть земного шара', на которой проживает общность людей, отличающихся от других общностей по своей истории, религии, этносу, традициям, организации быта, обряду, менталитету, образу жизни, ценностям и т.п.» [39].

В сферу нашего интереса попадают прежде всего преступления, имеющие международный характер, где их субъектами являются граждане иностранных государств. Именно эта категория преступлений позволяет выделить из общей группы преступлений, связанных с иностранными гражданами, преступления, представляющие наибольшую опасность

для общества, природа которых еще до конца непонятна. При этом налицо тенденция их расширения на основе конфликтообразующей ситуации, которая может стать предпосылкой серьезного межэтнического столкновения. Таким образом, иностранную преступность, и в первую очередь транснациональную, организованную, следует рассматривать под углом борьбы цивилизаций: исламской, конфуциан- ско-буддистской, иудейской, православной и западно-като- лической. Каждая цивилизация, если она обладает высокой пассионарной энергией (мусульманские страны), значительными людскими ресурсами (Китай), мощными экономикофинансовыми возможностями (Западная Европа, США), стремится расширить (экспансировать) свое влияние на другие территории. Экспансия, по мнению А. Тойнби, «есть естественное желание, естественная потребность цивилизации в расширении своего влияния» [40]. Россия в данный исторический момент представляет собой существенно ослабленное государство (православная религия не может противостоять более агрессивной римско-католической и исламской религиям, экономическое состояние не может конкурировать с западными странами, налицо также демографический спад).

Формами экспансии являются не только традиционная для прежних веков географическая экспансия, но и в последнее время такие, «как экономическая, политическая, демографическая, религиозная, культурная» [41].

Активизация иностранной преступности в России, и в первую очередь ее крайних проявлений, таких как терроризм и организация незаконного вооруженного формирования, массовые беспорядки на этнической почве и др., свидетельствует об экспансии транснациональной организованной преступности, субъектами которой являются граждане зарубежных стран. Давление на Россию идет по разным направлениям, в том числе и в сфере международной преступности, что подтверждается рядом обстоятельств: появление межнациональных конфликтов сначала на территории бывшего СССР, что стало одной из причин его развала, а затем и в России (Северная Осетия, Ингушетия, Дагестан) и в сопредельных с нею государствах (Абхазия - Грузия, Южная Осетия - Грузия,

Молдавия - Приднестровье); активизация действий международного исламского терроризма (взрывы в городах России, захват заложников, финансирование боевиков на Северном Кавказе); участие иностранных наемников в бандформированиях на территории Дагестана, Ингушетии, Чечни; незаконная иммиграция иностранцев в Российскую Федерацию; распространение преступлений, связанных с наркотиками, торговлей женщинами, детьми, оружием, и др. Таким образом, организованная преступность иностранных граждан, являясь подсистемой международной преступности, используется ею в качестве криминального давления (экспансии) на систему правоотношений, сложившихся в политической, этнической, экономической, социальной сферах общества с целью подрыва единства Российской Федерации и создание на ее территории зон, подконтрольных международному криминалитету.

Интенсивное развитие процесса глобализации в современном мире делает относительными любые границы между государствами. Этнологическая интеграция, глобальное распространение наемного труда граждан различных государств, расширение криминальных миграционных процессов, включая нелегальную иммиграцию, все более растущая доля массовой культуры и связанное с ней перемещение людей и другие факторы существенно влияют на распространение иностранной преступности. Естественной реакцией на эти процессы стали, во-первых, развитие религиозно-этни- ческих землячеств с целью сохранения существующей этнической особенности, образа жизни, поведения, традиций, религии, т.е. своей этнической идентичности; во-вторых, попытка высокопассионарных этносов навязать свою субкультуру, обычаи, ценности, нередко используя при этом противоправные действия.

В криминологии существуют две основные концепции причин преступности: антропологической и социальной детерминации, т.е. «каждое преступление есть, с одной стороны, продукт личности преступника, а с другой - тех общественных условий, под влиянием которых преступник находится в момент совершения преступления» [42]. Иност

ранную преступность в качестве внебиологически выработанного (не закрепленного генетически) преступного поведения граждан зарубежных государств следует рассматривать, во-первых, как проявление деструктивных наклонностей индивидов с учетом их этнопсихологических особенностей нации, из которых «вытекают их понятия о мире и жизни, а следовательно, их поведение» [43]; во-вторых, как явление, возникшее в результате воздействия внешних и внутренних факторов, детерминирующих преступность иностранцев.

В научной литературе предпринимались и предпринимаются попытки рассмотреть взаимосвязь этнопсихологических [44] особенностей разных народов и рас, в том числе их традиций и обычаев, с теми или иными противоправными проявлениями; выявить их склонность к насилию, кражам, убийствам, похищению людей с целью выкупа и др. Например, исследуя степень этнического влияния на преступления в разных странах и у разных рас, Ч. Ломброзо пришел к выводу, что «она не отвечает положительностью» [45]. У многих наций, по его мнению, есть и «свои» преступления [46]. Он приводит конкретные результаты исследования, используя в том числе данные уголовной статистики, подтверждающие существование у конкретных наций, народностей, племен предрасположенности к совершению определенных видов преступлений. Например, «африканским и восточным элементам (кроме греков) Италия обязана своими убийствами, столь распространенными в Калабрии, Сицилии, Сардинии, ...преступления эти процветают в большей или меньшей степени, и они удивительным образом совпадают с этническими особенностями их населения» [47] и далее: «...Корсика и Сицилия (а отчасти и Калабрия) обязаны сарацинам своими убийствами и сравнительно незначительной преступностью против собственности» [48]. Показывая влияние расы на преступность, Ломброзо приводит статистические данные, подтверждающие факты специфической преступности евреев (мошенничество, коммерческое надувательство, кражи) и цыган (разбои, грабежи, сбыт фальшивых монет и др.) [49]. />Можно по-разному относиться к антропологическим исследованиям Ч. Ломброзо в сфере личности преступника, но

он один из первых в мировой криминологии рассмотрел целостную систему факторов, детерминирующих преступное поведение: метеорологические, климатические, геологические, орографические, миграционные, воспитательные, семейные, трудовые, демографические, этнические и др. Его мнение, что «человек - это часть природы и он подчинен всем ее законам», - неопровержимая истина [50].

Американский криминолог Дж. Раштон считает, что чернокожие афроамериканцы более склонны к совершению насильственных преступлений, чем выходцы из Европы, а у европейцев, в свою очередь, процент этих преступлений выше, чем у азиатских народов, объясняя это, в частности, характерными особенностями, присущими разным расам [51]. Ученый М.Ф. Фукс, изучая в начале XIX в. казанских татар, отмечал наличие в суде множества дел об убийствах христиан и объяснял это тем, что, по мнению татар, «убийство иноверца не считается грехом» [52]. Народы Центральной и Средней Азии (афганцы, таджики, туркмены и др.), исходя из исторически сложившихся условий проживания, постоянно выращивают, употребляют и торгуют растительными наркотиками (опий, гашиш, марихуана и др.). Склонность представителей этих народов к действиям с наркотиками, зафиксированная на психологическом уровне, считающаяся у них традиционной, существенно влияет на их поведенческие функции. Горские народы Северного Кавказа нередко совершают преступления, связанные с «умыканием имущества и людей за выкуп» [53]. Стереотип поведения лиц, исповедующих ислам, в значительной степени формируется под влиянием этой религии, определяющей их образ жизни, обряды, традиции, наказания и т.д. Например, в ряде мусульманских стран распространены насильственные наказания в отношении женщин, совершивших проступки, выходящие за рамки шариата (измена, неповиновение и т.д.).

Таким образом, на преступное поведение индивидов-этно- сов влияют этнопсихологические особенности нации, которые детерминируются целым комплексом психологических черт национального характера. «Влияние характера - самый могущественный фактор в жизни народов» [54], но, к сожа

лению, практический интерес к изучению этнонационально- го характера и его влияния на совершение противоправных действий в настоящее время невелик.

В структуре психологии любого этноса существуют компоненты, влияющие на его психические черты - «долговременные статистические, сложившиеся в процессе этногенеза и видоизменяющиеся или исчезающие на протяжении жизни одного или нескольких поколений» [55], влияющие на восприятие и понимание членами этнической группы окружающей их действительности и определяющие их поведение. Они (психические черты) наличествуют в виде специфических качеств и настроений, традиций, привычек, проявляющихся в форме этнических особенностей и психического состояния индивида в вопросах взаимодействия и взаимоотношений, входящих в группу этнопсихологических особенностей.

Функциональный аспект этнической психологии, т.е. понимание ее как ролевого механизма при определенных условиях, влияющего на противоправное поведение инди- вида-иностранца, является определяющим фактором в преступности иностранных граждан как представителей конкретных наций.

В вопросе о функциональном назначении этнопсихологии в этнологии утвердилась точка зрения, согласно которой «этническая психология является продуктом социальных отношений и, будучи порождением объединенных действий индивидов, синтезом их взаимодействия, имеет другое основание - коллективное сознание» [56].

Следствием этого взаимодействия является установление у лиц одной национальности образа поведения, ценностей, норм, способов действия, «которые начинают существовать объективно» [57]. У иностранных граждан, совершающих преступления, можно условно выделить два уровня свободного выбора ими тех качеств, умений и ценностей, какими они хотят обладать.

Первый уровень - личностно-психологический. В зависимости от участия индивида-иностранца в различных антисоциальных группах он ощущает себя членом этой группы. Участвуя в деятельности преступной группы, состоящей из

представителей одного с ним этноса, он связан с нею прежде всего эмоциями, возникающими от оценки его принадлежности к этой группе, и его личность формируется в соответствии с установками и традициями его личностного окружения.

Второй уровень - социально-психологический, т.е. осознание индивидом своей причастности к определенной социальной этнической группе, что также предопределяет зависимость поведения в соответствии с установками и традициями его личного окружения.

С учетом причин и условий формирования этнической идентификации она может принимать различные виды (нормальный, этноцентрический, этнодоминирующий, этнофана- тизм, этнонигилизм в форме космополитизма и др.). В зависимости от состава, черт и признаков этнической преступной группы совершаемые ею преступления принимают различную окраску (от уличной преступности до преступлений международного характера).

Таким образом, преступность иностранных граждан в зависимости от обстоятельств, условий, конфессиональной направленности может принимать различные формы. Например, в незаконных вооруженных формированиях, террористических, экстремистско-религиозных организациях она может существовать в формах этноцентризма и этнофана- тизма, которые характеризуются осознанием доминирующей роли своей этнической группы и стремлением к достижению лишь собственных интересов, независимо от того, соответствуют они действительности или нет. Такие крайние формы агрессивной идентичности иностранных граждан проявлялись при их участии в вооруженных конфликтах, например, в Узбекистане, Таджикистане, регионе Северного Кавказа России.

Немалое влияние на психологию противоправного поведения иностранцев оказывают такие динамические компоненты психического склада этноса, как этнические чувства - «эмоционально окрашенное отношение к своей этнической общности, другим народам и ценностям» [58]. Они могут иметь как позитивный (национальная гордость, патриотизм и т.д.), так и негативный характер (шовинизм, национальные

предрассудки, нетерпимость к другим народам, стремление добиться превосходства любыми путями, в том числе и противоправными действиями, такими как убийства, насилие, участие в бандгруппах, захват заложников, совершение диверсий, акций террора). Этнические чувства более динамичны, чем психический склад этноса или этническое сознание, и передаются от поколения к поколению, т.е. имеют наследственный характер. Поэтому преступления, совершаемые гражданами зарубежных стран на территории России, например под воздействием религиозных учений, имеют глубоко устоявшуюся мотивацию.

В структуре психологии этноса, влияющей как на поведение индивидов-иностранцев, так и на совершение ими противоправных деяний, важная роль принадлежит стереотипу поведения. На поведенческом уровне он начинает играть негативную доминирующую роль у реального индивида только в случае появления обстоятельств, затрагивающих его этническое самосознание, этническое чувство, традиции, обычаи, привычки, т.е. то, что относится к этнопсихологическим особенностям, определяющим межэтнические отношения. Дисбаланс этих отношений приводит к межнациональным и межрелигиозным конфликтам, субъектами которых, как организаторами, так и исполнителями, нередко являются граждане зарубежных государств.

Этнопсихологическая школа изучения жизни разных народов (психологическая антропология), получившая наибольшее распространение в США (ее наиболее известные представители Р. Бенедикт, А. Кардинер, М. Мид), признает, что «каждому народу присущ свой, отличный от других психологический склад» [59], и рассматривает личность каждой нации как первичную и подлинную реальность. Основная личность, по А. Кардинеру, формируется определенным обществом за счет характера, знаний, традиций, образа жизни, навыков и т.п., применяемых в данной этнической общности.

Таким образом, центр тяжести исследований перенесен на изучение психологических особенностей личности, которые, в свою очередь, зависят от индивидуальной психики человека. Учитывая, что основная личность представляет собой не

кий психологический тип, составляющий базу этого общества (этноса, нации), закономерно распространение данных психологического изучения личности на общество в целом.

Другой представитель американской этнопсихологической школы Рут Бенедикт считает, что каждый народ имеет специфическую «базовую структуру характера» [60], передающуюся из поколения в поколение и определяющую его историю, зависящую от таких внутренних элементов, как религия, семейная жизнь, обычаи, взаимоотношения внутри этноса и с соседями, структуры социальной иерархии, системы распределения собственности, формирование союзов и кланов внутри этнической общности.

По ее мнению, каждой культуре присущ свой специфический тип личности, в каждом типе личности существует некая доминантная модель, т.е. ее психологическая черта.

Этнопсихологическая теория, если считать ее областью психологической антропологии, позволяет нам более предметно понять феномен иностранной преступности, например национального экстремизма, как искаженной формы этнической идентичности, оборачивающейся совершением преступлений против других наций, ненавистью к другим народам и культурам. Эта теория не только подтверждает существование определенных психологических особенностей в поведении индивида, благодаря ей можно утверждать, что национальный характер отражает психологические особенности представителей различных этносов и регулирует их поведенческие модели.

Таким образом, преступность иностранных граждан - это, во-первых, сложносистемное правовое явление, зависящее от многих факторов социального, политического, криминологического и психологического характера, и ее понятие невозможно сформулировать либо представить однозначно. Во- вторых, преступность иностранных граждан - явление социально-политическое, в большей степени зависящее от уровня международной преступности и ее влияния, нежели от внутренних социальных проблем (необустроенность, материальная зависимость и др.): В-третьих, преступность иностранных граждан - это система преступлений, совершае

мых (совершенных) иностранными гражданами либо преступными группами (сообществами) из числа граждан ближнего и дальнего зарубежья, легально либо нелегально находящихся на территории Российской Федерации. В-четвертых, преступность иностранных граждан следует рассматривать как проявление деструктивных наклонностей индивидов-иностранцев с учетом этнопсихологических особенностей нации, детерминирующих комплексом психологических черт национального характера, при определенных условиях влияющих на его противоправное поведение.

Следовательно, с учетом приведенных характеристик, указывающих на особенности порождения и функционирования преступности иностранных граждан и участвующих в ее детерминации, преступность иностранцев выступает в качестве специфической подсистемы общей преступности в стране.

<< | >>
Источник: Хромов И.Л.. Преступность              иностранных              граждан: оперативно-розыскная деятель ность и криминологический анализ. 2010

Еще по теме 1.1. ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН:

  1. 10.1. Совершение исполнительных действий в отношении иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных организаций
  2. Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О ПРАВОВОМ ПОЛОЖЕНИИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
  3. Хромов И.Л.. Преступность              иностранных              граждан: оперативно-розыскная деятель ность и криминологический анализ, 2010
  4. Глава 1 МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПОЗНАНИЯ ПРЕСТУПНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН
  5. 1.1. ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН
  6. НАЕМНИЧЕСТВО В РОССИИ КАК ФОРМА ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН
  7. Глава 2 ХАРАКТЕРИСТИКИ И ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ПРЕСТУПНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН
  8. СОСТОЯНИЕ, ТЕНДЕНЦИИ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРЕСТУПНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН
  9. ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН
  10. 2.3. ОРГАНИЗОВАННАЯ И ТРАНСНАЦИОНАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН
  11. Глава 3 ПРАВОВЫЕ МЕРЫ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  12. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОПЕРАТИВНОРОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
  13. Глава 4 ОСНОВЫ СОДЕЙСТВИЯ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫМ ОРГАНАМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ
  14. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН К КОНФИДЕНЦИАЛЬНОМУ СОДЕЙСТВИЮ
  15. КАТЕГОРИИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН, ПРИВЛЕКАЕМЫХ К КОНФИДЕНЦИАЛЬНОМУ СОДЕЙСТВИЮ ОРГАНАМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика