<<
>>

2.3. ОРГАНИЗОВАННАЯ И ТРАНСНАЦИОНАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН

Важным качественным признаком, характеризующим преступность иностранных граждан, является организованная преступность. С учетом присутствия в ней «иностранного элемента» организованная преступность иностранцев рассматривается в качестве составной части транснациональной преступности.

Это достаточно новое явление в структуре преступности Российской Федерации, следствием которого становится повышение активности международной преступности.

Криминологические, оперативно-розыскные и уголовноправовые аспекты российской организованной преступности в последнее десятилетие стали предметом исследования многих ученых-юристов.

Проведены криминологические исследования в области этнической и международной преступности. Введено и раскрыто понятие «этнокриминологии как теории срединного уровня, исследующей этнические аспекты преступности». Ученые исследователи организованной преступности А.И. Гуров [116] и B.C. Овчинский отмечают «интернационализацию организованной преступности», «существование также организованных преступных групп, которые разделяются по этническим, культурным и историческим связям» [117].

Изучение данной проблемы в городах Москве, Санкт-Пе- тербурге, Московской, Ленинградской и других областях позволило выявить характерные черты, присущие наиболее многочисленным иностранным организованным группам, действующим на территории России [118].

В частности, афганские преступные группировки формируются в основном по национальному признаку и включают всебя три нации: пуштуны, таджики, узбеки. Сфера их инте

ресов - сбыт и контрабанда наркотиков и оружия; укрытие доходов от налогообложения. Отличительной чертой этих группировок является то, что практически любой из их членов в случае необходимости становится боевиком.

Азербайджанские группировки формируются по признаку землячества. Всего имеется 10 основных азербайджанских группировок: машгатинцы, низаминцы, мардаканцы, сумгаиты, маримаульцы, агджабединцы, евлахцы, курды, ереванцы, мистопинцы.

Сфера их преступной деятельности - незаконный оборот наркотиков; торговля алкоголем и спиртом, ввозимым контрабандным путем из Грузии; рэкет; скупка краденого; рыночный бизнес; незаконные сделки в финансовой сфере.

Наиболее разветвленные международные и межрегиональные связи в сфере торгового бизнеса имеют курды, часть вырученных ими средств идет на финансирование курдских боевиков в Турции и Ираке.

Армянские преступные группировки состоят из четырех основных землячеств (гюмринское, ереванское, карабахское, кировоградское). Сферами их деятельности являются: торгово-закупочная, сделки на рынке драгоценных и редкоземельных металлов, ценных бумаг, автосервис. Основные виды преступной деятельности - мошенничества, грабежи, разбои на автотрассах, незаконная торговля акцизными товарами, операции с крадеными машинами.

Арабские преступные группировки сформированы по принципу географического расположения и государственного устройства. Наибольший интерес для правоохранительных органов и угрозу национальной безопасности представляют выходцы из стран с высоким уровнем развития исламского фундаментализма (Алжир, Ливия, Иордания Сомали, Саудовская Аравия).

Из наиболее крупных следует отметить сирийскую и марокканскую организованные преступные группы. Сфера ш деятельности - крупные оптовые поставки промышленных!! продовольственных товаров и торговля со складов. Криминальная сторона бизнеса состоит в уклонении от налогообложения и контрабанде товаров.

Как правило, в подавляющем большинстве выходцы из 1тих стран прибывают в Россию для учебы, но уже изначаль- ю их цель - незаконная коммерческая деятельность. Значительная часть марокканцев, находящихся в России, занята в ;фере организации нелегальной переправки граждан своей :траны в Западную Европу.

Арабские организованные преступные группы не имеют координационного центра и четкой организационной структуры. Ни одна из арабских групп, за исключением сирийской, не осуществляет контроль над какой-либо определенной сферой экономической деятельности.

Серьезной проблемой в России является азиатская организованная преступность, яркими представителями которой выступают китайские и вьетнамские преступные группы, в частности преступные организации, которые принято именовать «триадами», основание которых связано с монахами Шаолиня, создавшими в 1674 г. пять тайных обществ для противодействия маньчжурским завоевателям. Одно из этих пяти тайных обществ, а именно Хун Мунь, использовало эмблему треугольной формы. Это и дало повод в Европе и Америке все общества китайских монахов именовать триадами. Часть их подразделений, созданных по принципу землячества, постепенно превратилась в строго законспирированные организации преступного толка, занимающиеся игорным бизнесом, незаконным ввозом иностранцев, распространением наркотиков, проституции.

Вьетнамские преступные группировки на сегодняшний день во многом копируют деятельность «Ла Коза Ностра», но с учетом многовековых традиций вьетнамского общества, при этом большое воздействие на них оказывают организованные преступные группы китайского происхождения, функционирующие в самых различных регионах мира, включая США, Россию, страны Западной Европы.

По данным ООН, число вьетнамцев и китайцев, в настоящее время проживающих за рубежом, и прежде всего в странах с высокоразвитой рыночной экономикой, составляет несколько сотен миллионов человек [119]. Эта категория граждан является хорошей питательной средой для органи

зованной преступности. Именно из китайцев, вьетнамцев- иммигрантов в последнее время наиболее часто формируются группировки, занимающиеся контрабандой наркотиков и оружия, мошенничеством, вымогательством, куплей-продажей детей и женщин, отмыванием денег. Они вступают в преступный сговор с вьетнамцами, проживающими во Вьетнаме, формируя ряд международных преступных линий, в том числе: Ханой - Москва - страны Западной Европы; Пекин - Москва; Вьетнам - Китай - Москва - страны Западной Европы [120]. Кроме того, в России вьетнамские ОПГ активно осуществляют рэкет в отношении своих сограждан.

Китайские преступные группировки достаточно многочисленны. Транснациональными организованными преступными группами, имеющими свои филиалы в России, являются «Сунь Е ОН», «14 К» и «ВО ОН JIOK». Свое негативное влияние они оказывают на криминогенную обстановку в регионе Дальнего Востока, в Центральном и Северо-Западном районах. Основным направлением преступной деятельности китайских группировок является нелегальная переправка своих сограждан в страны Западной Европы и связанное с этим изготовление поддельных документов и штампов. Кроме того, в кооперации с российскими ОПГ китайцы занимаются переправкой в КНР девушек из России для занятия проституцией, а также незаконной торговлей наркотиками.

Ввиду того, что на территории КНР проживает большое количество разных этносов, преступные группировки на территории России формируются по принципу землячества Наиболее крупные из них: гонконгская (контроль за торговцами из числа своих сограждан, сделки с наркотиками); шанхайская (регулировка потоков нелегалов); тибетская (вербовка девушек для занятия проституцией, нелегальная иммиграция).

Одним из способов проникновения китайских преступных групп в Россию является туризм. Именно по туристическим визам представители китайских ОПГ прибывают в Россию, проводят своеобразное маркетинговое исследование рынка, после чего часть из них по поддельным документам остается в России.

Среди среднеазиатских организованных преступных групп наиболее активно на территории России действуют преступные группы из числа граждан Таджикистана, также созданные по принципу землячества: бадахшанское - наиболее воинственная часть таджиков, занимается транзитом наркотиков из Афганистана и их оптовой торговлей; душанбинское, курган-тюбинское, пянджское - контролируют торговлю на продовольственных рынках.

Деление таджикских преступных групп носит исключительно местнический характер по принципу сельских общин. Каждую группу возглавляет старший по возрасту, между собой группы взаимодействуют по мере необходимости, лидерство в группе носит достаточно устойчивый характер.

В результате детального анализа криминальных миграционных потоков граждан стран СНГ, проведенного различными исследователями (Г.М. Геворкян [121], Р.Г. Чефходзе [122]), установлено, что сильные криминальные позиции в организованном преступном бизнесе имеют грузинские группировки. Так, в городе Санкт-Петербурге насчитывается 10-12 таких групп. Сфера преступных интересов - квартирные и карманные кражи, грабежи, угон автотранспорта, вымогательства, мошенничества, незаконные сделки на предприятиях лесопромышленного и нефтяного комплексов.

Их преступная деятельность организована по принципу землячеств. Так, кахетинское занято в финансово-кредитной сфере; кутаисское - на объектах промышленного производства, связанного с лесом, добычей и переработкой рудных полезных ископаемых; аджарское - во внешнеторговой деятельности, на рынке недвижимости и в финансовой сфере; потийское контролирует валютные операции, предприятия общественного питания.

На основе представленного анализа ряда крупных организованных преступных групп из числа иностранных граждан можно выделить определенные закономерности и характерные черты организованной иностранной преступности в России, а именно: большинство членов ОПГ ранее проживали в одной местности, часто знакомы на протяжении большого промежут

ка времени; практически все члены ОПГ сохранили связь с родиной, где проживают их родственники, и недовольство отдельных членов ОПГ существующими в сообществе порядками может иметь прямые негативные последствия для родственников «изгоя» на родине; большинство членов ОПГ воспитывались в условиях сохранения так называемого обета молчания и действовавшего обычая - кровной мести; в ОПГ существуют сильные родовые и земляческие отношения, беспощадность к лицам, отступившим от обычаев и начавшим сотрудничество с представителями правоохранительных органов; как правило, члены ОПГ поддерживают криминальные связи со своими согражданами за рубежом; для создания клановых закрытых обществ со своей иерархией и своими традициями используются языковые барьеры и этнопсихологические особенности.

Приведенный обзорный материал, безусловно, не является исчерпывающим. Тем не менее существующие закономерности в деятельности организованных преступных групп иностранцев свидетельствуют, что последние «совершенствуются тактически, организационно, приобретая новые системные свойства» [123], проявляя гибкость, используя слабость правоохранительных структур и поэтому представляют собой реальную угрозу правопорядку.

Проведенные исследования, а также практика оперативной работы по предупреждению и раскрытию преступлений, совершенных иностранными гражданами и лицами без гражданства, показали существование ряда отличительных особенностей, присущих деятельности организованных преступных групп, состоящих из граждан дальнего и ближнего зарубежья [124]. ОПГ из числа граждан дальнего зарубежья, как правило: не имеют контроля над какой-либо определенной сферой преступной деятельности, а также над административной территорией для совершения преступного промысла; совершают в основном 70-80% преступлений, имеющих международный характер (наркобизнес, торговля людьми, проституция, нелегальная эмиграция и др.); имеют характер транснациональных

преступных организаций, поскольку, находясь на территории России, совершают преступления как в России, так и в одном либо нескольких государствах; осуществляют влияние на преступную деятельность иностранных преступных групп из-за рубежа, т.е. из страны, граждане которой входят в ОПГ на территории России; носят исключительно закрытый характер, контакты с ними затруднены, занимаются, как правило, одним видом преступной деятельности; характеризуются невысокой мобильностью при совершении преступлений, каждый член ОПГ предпочитает проживать в определенном месте и выполнять свою роль, стараясь как можно меньше перемещаться по территории России; не вступают в конфликт с российской преступностью, а стараются наладить отношения для совершения преступлений. ОПГ из числа граждан ближнего зарубежья: совершают в основном преступления общеуголовного характера (грабежи, кражи, убийства, мошенничества, вымогательства, распространение наркотиков и др.); среди них очень развита криминальная миграция для совершения преступлений (челночная миграция); вступают в конфликты («преступные разборки») с местными преступными группами за сферы влияния и за территорию, что в основном относится к азербайджанским, армянским, грузинским преступным группам; стараются легализовать свой криминальный бизнес, пользуясь наличием крупных диаспор своего этноса на территории России, имеющих связи как в системе правоохранительных органов, так и в административно-государственных структурах; проявляют высокую мобильность как в период подготовки, так и при совершении преступлений; примерно в 70% случаев после совершения тяжкого либо особо тяжкого преступления исполнители выезжают из России в одну из стран ближнего зарубежья; характеризуются сравнительной открытостью, занимаются одновременно различными видами преступной деятельности.

В соответствии с законом (ч. 3 ст. 35 УК РФ) одним из признаков организованной преступной группы является ее устойчивость, т.е. создание группы для совершения одного или нескольких преступлений заранее. Однако законодатель не

дает объяснения этому признаку. Ряд ученых считают, что устойчивость характеризуется наличием организатора или руководителя группы [125] либо такого признака, как система совершения преступных посягательств, т.е. совершение трех и более преступлений [126]. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» признаками организованной группы являются высокий уровень планирования, подбор соучастников, подчинение групповой дисциплине [127].

Вместе с тем перечень приведенных признаков не дает однозначного представления об организованной группе иностранных граждан, ибо в основном характерен для групп лиц, совершающих преступления по предварительному сговору.

Изучение данной проблемы позволило прийти к выводу, что основными отличительными признаками, характеризующими иностранную организованную преступность, являются следующие: ОПГ объединяются по этническому принципу на экономической основе; внутренняя структура ОПГ иностранцев создана строго по принципу землячества ее членов; характер многих совершаемых ими преступлений зачастую выходит за пределы Российской Федерации; имеет место тесная связь с криминальными структурами на родине; «костяк» иностранных организованных преступных групп составляют иностранцы, прибывшие в Россию для занятия криминальным бизнесом; наблюдается быстрое приспособление, адаптация форм деятельности ОПГ к национальной политике, уголовному правосудию и к защитным механизмам различных государств.

Перечисленные признаки не являются исчерпывающими, но они учитывают особенности каждого преступного сообщества, каждой преступной организации и организованной группы, созданной из представителей одного этноса, имеющего свои обычаи и традиции.

Особенности иностранной организованной преступности практически не учитываются действующим уголовным законодательством. Исключение составляют наемничество (ст. 359 УК РФ) и геноцид (ст. 357 УК РФ). В примечании к ст. 359 УГ отмечается, что «наемником признается лицо, действующее

в целях материального вознаграждения, не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории...». Что касается геноцида, то действия, направленные на полное или частичное уничтожение национальной, этнической, расовой или религиозной группы, будучи преступлением против мира и безопасности человечества, также является международным преступлением, субъектом совершения которого могут являться при определенных политических, экономических и этнических факторах организованные преступные вооруженным формирования из числа иностранных граждан.

Существенная разница в деятельности организованного преступного формирования (ОПФ) из числа иностранцев транснационального характера и ОПФ этнических граждан России имеет место в объекте их преступного посягательства. Мы рассматриваем преступления, совершаемые ОПФ иностранцев и этнических граждан России, имеющие международный характер (терроризм, захват заложников, организация незаконного вооруженного формирования, нелегальная иммиграция, незаконный оборот оружия и наркотиков и др.), а также международные преступления (наемничество, агрессия, нападение на лиц или учреждения, пользующиеся международной защитой, и др.) как наиболее опасные для нашего государства и общественного порядка.

Полемизируя по поводу, что такое объект преступления, многие ученые по-разному его интерпретировали, исходя прежде всего из тех социально-политических и экономических отношений, которые имели место в обществе на период исследования этого вопроса.

Например, итальянский ученый Ч. Беккариа, размышляя

о              преступлениях и наказаниях, считал, что «всякое преступление, хотя бы и направленное против частных лиц, приносит вред обществу, но не всякое преступление направлено непосредственно на разрушение общества» [128]. Далее он писал: «...за этими преступлениями следуют преступления против безопасности частных лиц» [129]. То есть главным объектом преступления он признавал общество.

вило, общественные отношения, связанные с общеуголовной преступностью.

В преступлениях, объектом посягательства которых являются общественные отношения, затрагивающие проблемы безопасности государства, налицо совокупность вреда, который по видам относится и к политическому, и к психическому, и к моральному, и к материальному. Например, деятельность незаконных вооруженных формирований или бандгрупп террористической и религиозно-экстремистской направленности имеет вполне конкретный и целенаправленный уголовно-пра- вовой характер (ст. 209, 357, 359, 360 и др. статьи УК РФ). Так, при наемничестве (ст. 359 УК РФ) вред нанесен и отношениям личности, и отношениям общественной безопасности, и отношениям, связанным с безопасностью государства, и отношениям собственности, и политическим отношениям.

Какой из указанных видов вреда больший (последствия), сказать сложно, так как критериев сопоставления различных его видов нет. Однако с морально-психологической точки зрения и с позиции общечеловеческих ценностей вред, нанесенный транснациональными организованными преступными формированиями из числа иностранцев общественным отношениям, связанным с государством, обществом и личностью, несомненно, является главным, наиболее психологически и морально значимым, ибо во многих случаях здесь затрагиваются сознание людей и связанные с ним отношения человека к общественным институтам, прежде всего институту власти. Таким образом, применительно к деяниям транснациональных организованных преступных формирований из числа иностранцев вред, наносимый ими общественным отношениям, носит совокупный характер.

Политический вред от деятельности организованных преступных формирований, имеющих международный характер, связан в первую очередь с негативными последствиями в сфере административного и государственного устройства России (межэтнические конфликты, возможный выход из состава России республик с моноэтническим населением, изменение политической системы, создание партий по религиозному признаку и использование возможностей выборной

системы для «протаскивания» своих представителей в законодательные и исполнительные органы власти и др.).

Моральный (нравственный) вред от деятельности этнических ОПФ в целом связан с нарушением устоявшегося поведения членов этноса в рамках традиционных устоев, обычаев, норм поведения, религиозного мировоззрения. Так, участие в вооруженных конфликтах на Северном Кавказе этнических граждан России свидетельствует об ослаблении влияния существующих традиций (гостеприимство нередко заканчивается захватом заложников, кровная месть уже не сдерживает вооруженные нападения на сограждан и т.д.).

Таким образом, основным критерием различия организованных преступных формирований из числа этнических граждан России и транснациональных организованных преступных формирований из числа иностранных граждан должна являться степень опасности преступного посягательства для общества и государства.

Помимо объекта преступного посягательства ОПФ из числа этнических граждан России и иностранных граждан различаются по составу их участников (субъектам). Для ОПФ из числа иностранных граждан организаторами и исполнителями преступлений являются только иностранцы. Для ОПФ из числа этнических граждан России участниками преступлений являются, как правило, граждане России. Однако при совершении преступлений против государственной власти и общественной безопасности (например, взрывы в городах Волгодонске, Каспийске, Пятигорске, Москве, вооруженные нападения на города Кизляр, Буйнакск, Ботлихский район Дагестана и др.) этнические граждане России выступали в качестве исполнителей, тогда как организаторами этих преступлений, их заказчиками и финансовыми спонсорами выступали зарубежные террористические организации.

Деятельность транснациональных организованных преступных формирований иностранных граждан имеет следующие закономерности: постоянно осуществляют преступную деятельность помимо России еще и на территории других государств; их деятельность ориентирована на получение максимальной свободы действий при минимальном контроле за ними

на национальном уровне; сосредоточивают под своим контролем значительные финансовые средства; подвержены влиянию из-за рубежа, пользуются финансовыми потоками от зарубежных преступных организаций для активизации своей деятельности; носят исключительно закрытый характер, контакты с ними затруднены; им свойственна строгая конспиративность, способствующая длительному функционированию.

В настоящее время масштабы деятельности ОПФ иностранцев, а также масштабы их проникновения в легальную экономику и общественную жизнь заставляют изменить оценки ее деятельности по сравнению с этническими преступными группами из числа граждан России. Если традиционно уровень преступности оценивался как фактор правопорядка в стране, то транснациональная преступность, субъектами которой являются иностранные граждане, становится фактором угрозы национальной безопасности государства, способным влиять на межгосударственные отношения.

В то же время организованные преступные формирования как из числа иностранцев, так и из числа этнических граждан России имеют ряд сходных признаков.

Во-первых, эти формирования можно разделить по сфере деятельности, причем каждая национальная группа имеет свой теневой бизнес (вьетнамцы - торговлю, китайцы - наркотики, проституцию, афганцы - наркотики; азербайджанцы - незаконную торговлю; ингуши - золотодобычу, кражи автомашин; армяне - мошенничества, квартирные кражи; молдаване - уличные преступления и т.д.). Во-вторых, те и другие основаны на жесткой вертикали власти, закрытости, строгой конспиративности. В-третьих, они оказывают активное противодействие правоохранительным органам и проникают в легальную экономику. В-четвертых, и у тех и у других имеет место мобильное криминальное проникновение на региональные пространства и отмывание денег. В-пятых, - стремление получить максимальную прибыль при минимальных затратах.

Следует отметить, что условно создать единую модель организованных преступных формирований из числа граждан зарубежных стран и из числа этнических граждан России не

возможно. Это объясняется тем, что данные формирования различаются по форме, структуре, размерам, квалификации, специализации преступной деятельности, по объектам преступных посягательств, региональным различиям с использованием определенных способов и тактических приемов.

Этнический принцип создания иностранных ОПФ, их закрытость, жизнестойкость, постоянное совершенствование тактических приемов преступной деятельности, поддержание связей с криминальными структурами за пределами России, входящими в международную преступную систему, использование новейших технологий для достижения преступных целей - эти и другие отличительные черты организованных преступных групп из числа иностранцев существенно осложняют проведение оперативно-розыскной деятельности по их нейтрализации и требуют изменения традиционных подходов к этой работе.

Исходя из перечисленных признаков, под организованной преступностью иностранных граждан и лиц без гражданства можно понимать закрытые, клановые преступные сообщества либо группы иностранцев с полной автономной и независимой структурой, созданные по принципу землячества либо по национальному признаку, занимающиеся преступным промыслом на постоянной основе, поддерживающие связи с криминальными структурами за пределами России и в своей деятельности строго ограничивающие контакты с лицами других национальностей.

Иностранная организованная преступность представляет собой постоянно действующий фактор, существенно влияющий на криминогенную ситуацию в целом. Она проявляется во многих сферах политической, социальной и хозяйственной жизни, добивается расширения подступов к получению крупных неконтролируемых доходов. В сравнении с другими преступными формированиями эти сообщества имеют более сплоченный характер, за счет существующей национальной (этнической) общности, что существенно повышает жизнеспособность данной криминальной структуры, равно как и ее сопротивляемость воздействию как со стороны правоохранительных органов, так и со стороны конкурирующих преступных сообществ.

<< | >>
Источник: Хромов И.Л.. Преступность              иностранных              граждан: оперативно-розыскная деятель ность и криминологический анализ. 2010

Еще по теме 2.3. ОРГАНИЗОВАННАЯ И ТРАНСНАЦИОНАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН:

  1. 10.1. Совершение исполнительных действий в отношении иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных организаций
  2. Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О ПРАВОВОМ ПОЛОЖЕНИИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»
  3. Хромов И.Л.. Преступность              иностранных              граждан: оперативно-розыскная деятель ность и криминологический анализ, 2010
  4. Глава 1 МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПОЗНАНИЯ ПРЕСТУПНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН
  5. 1.1. ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН
  6. НАЕМНИЧЕСТВО В РОССИИ КАК ФОРМА ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН
  7. Глава 2 ХАРАКТЕРИСТИКИ И ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ПРЕСТУПНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН
  8. СОСТОЯНИЕ, ТЕНДЕНЦИИ И РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРЕСТУПНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН
  9. ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН
  10. 2.3. ОРГАНИЗОВАННАЯ И ТРАНСНАЦИОНАЛЬНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН
  11. Глава 3 ПРАВОВЫЕ МЕРЫ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  12. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОПЕРАТИВНОРОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
  13. Глава 4 ОСНОВЫ СОДЕЙСТВИЯ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫМ ОРГАНАМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В БОРЬБЕ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ
  14. ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН К КОНФИДЕНЦИАЛЬНОМУ СОДЕЙСТВИЮ
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика