<<
>>

3.1. Тактико-процессуальные особенности включения микрообъектов в качестве доказательств в процесс расследования преступлений

Микрообъекты, связанные с событием преступления, в уголовном судопроизводстве являются одними из материальных источников доказательств, на основе которых устанавливается истина по уголовным делам.

Поэтому важное значение приобретает вопрос их правового статуса (правовая регламентация их использования) и тактическое значение в доказывании.

Между тем вопросы о правовой природе микрообъектов в уголовном судопроизводстве и нормативных актах не нашли еще своего четкого представления. С одной стороны, микрообъекты относятся к категории вещественных доказательств, как и любые другие материальные следы преступления. С другой — они составляют особую группу следов, что связано с их малыми размерами, а следовательно, особенностями обнаружения, фиксации и изъятия. В соответствии с этим возникает закономерный вопрос, имеют ли микрообъекты особый правовой статус или подчиняются общим правилам включения в уголовное судопроизводство.

На практике это создает определенные трудности в установлении правовых норм в обращении с различными видами микрообъектов, порождает впечатление их неравнозначности в сравнении с другими следами в доказательственном отношении. По нашему мнению, специфические свойства микрообъектов никоим образом не могут быть основанием для выделения их особого процессуального статуса. С точки зрения закона все доказательства, полученные в соответствии с нормами права, равноценны (что не означает равноценности их доказательственного значения). В этом отношении мы не согласны с мнением В.В. Бибикова, определяющего целесообразность отнесения микрообъектов к особому виду вещественных доказательств 1. По нашему мнению, это противоречит сегодняшним нормам уголовно-процессуального закона (ст. 74, 81, 84 УПК РФ).

Предложенное нами ранее определение понятия микрообъектов можно дополнить с двух сторон: онтологической и гносеологической. Онтологическая сторона выражается в объективном существовании микрообъектов.

Гносеологическая сторона понятия выражается указанием на их информативность, возможность познания события преступления с помощью той информации, которая содержится в этих материальных следах 2.

Раскрытие онтологической и гносеологической сущности микрообъектов можно считать отправной точкой, исходным положением для характеристики их правовой природы и определения доказательственного значения. Это можно сделать только в том случае, если объективная и познавательная стороны понятия микрообъектов будут рассматриваться в неразрывной связи с предусмотренной законодателем формой практического использования их в уголовном судопроизводстве на стадиях предварительного расследовании и судебного разбирательства.

Это означает, что процессуально-правовое значение микрообъекты приобретают только тогда, когда закон наделяет их соответствующим правовым статусом. Этот процесс может быть аналогичен с включением в уголовное судопроизводство других объектов (макро), а может и отличаться в организационном или

1 Бибиков В.В. Микрообъекты в раскрытии и расследовании преступлений. М., 1985. С.10.

2 См.: Железняк А.С. Материальные следы — важный источник криминалистической информации. Омск, 1975. С. 13—23.

процессуальном плане (это гипотетическое предположение, которое может стать реальностью лишь после принятия соответствующих поправок в нормы УПК).

В этом значении словосочетание «правовой статус» широко применяется в уголовно-процессуальной и криминалистической науках. Например, такие сочетания, как правовой статус свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, эксперта и т.д., позволяют подчеркнуть правовое положение участников уголовного судопроизводства.

Процессуальный статус микрообъектов определяется в первую очередь возможностью их отнесения к вещественным доказательствам. Изложенное в полной мере относится и к различным другим объектам, которые принято в уголовном (гражданском) процессе называть вещественными доказательствами. Понятие вещественного доказательства означает, что объект включает в себя признаки, отличающие его от иных источников, сведений (протоколов следственных действий, иных документов и др.) о преступлении.

Вещественные доказательства — это вовлеченные в уголовный процесс орудия преступления, предметы, на которые были направлены преступные действия, деньги и иные ценности, нажитые преступным путем, а также все иные предметы и документы, отобразившие на себе — вне уголовного процесса — информацию (следы) о событии преступления 3.

В соответствии сч. 1 ст. 81 УПК РФ «вещественными доказательствами признаются любые предметы: 1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления; 2) на которые были направлены преступные действия; 3) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела». Иными словами, к вещественным доказательствам можно отнести материальные объекты, связанные с событием преступления и несущие информацию о нем.

С какого момента материальные следы, в том числе и микрообъекты приобретают статус вещественного доказательства? По этому поводу существует твердое мнение, что до вынесения

3 См.: Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному ко-дексуРоссийскойФедерации. 2-еизд., изм. и доп. М., 2002. С. 81—83.

постановления о приобщении к уголовному делу материальные объекты вещественными доказательствами не являются 4.

В уголовно-процессуальном законе нет конкретного указания на время и сроки вынесения следователем постановления о приобщении вещественных доказательств к уголовному делу. В научных же источниках по этому поводу существуют различные точки зрения.

Одни авторы предлагают выносить такое постановление сразу же после обнаружения, осмотра, фиксации и изъятия предметов или микрообъектов, имеющих отношение к делу 5. Другие считают, что это должно делаться после того, как будет установлено, что предметы или микрообъекты действительно содержат следы преступления 6. Третьи утверждают, что постановление выносится после того, как будут установлены криминалистически значимые признаки, достоверно имеющиеся у макро- или микрообъекта и относящиеся к делу 7.

Вч.

2 ст. 81 УПК РФ говорится: «Предметы, указанные в части первой настоящей статьи, осматриваются, признаются вещественными доказательствами и приобщаются к уголовному делу, о чем выносится соответствующее постановление. Порядок хранения вещественных доказательств устанавливается настоящей статьей и статьей 82 настоящего Кодекса...». Однако в ст. 164 УПК РФ, посвященной общим правилам производства следственных действий, вч. 6 говорится, что «при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств (выделено нами. — В. К., 1Л. М.)». Данная норма предполагает обнаружение, фиксацию и изъятие следов преступления и, исходя из буквального понимания статьи, автоматическое признание их в качестве вещественных доказательств.

4 См.: Селеванов Н.А. Вещественные доказательства. М., 1971. С. 27; Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 648; Ар-сеньевВ.Д. Вопросыобщейтеориидоказательств. М., 1964. С. 76—86.

5 См.: Карнович Г.Б. К вопросу о классификации вещественных доказательств // Советская криминалистика на службе следствия. Вып. 8. М., 1956. С. 13.

6 См.: Селеванов А.Н. Указ. соч. С. 10.

7 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. С. 649.

Вместе с тем, как уже было отмечено, вещественные доказательства от других материальных объектов отличает их связь с событием преступления. То есть, прежде чем наделять объекты процессуальным статусом, необходимо объективно установить наличие указанной связи. По этому поводу в научно-практическом комментарии УПК РСФСР содержалась рекомендация о необходимости путем экспертизы установить, являются ли изъятые макро- или микрообъекты вещественными доказательствами, и только после этого выносить постановление о приобщении объектов к уголовному делу 8.

Нельзя согласиться с утверждениемА.С. Железняка о признании вещественными доказательствами любых объектов (соответственно, в том числе и микрообъектов) и предметов, связанном с преступлением, обнаруженных и изъятых в установленном законом порядке, независимо от срока вынесения постановления о приобщении их к уголовному делу 9, так как вынесенное следователем постановление является лишь процессуальной формой, формально подтверждающей их отношения к материалам уголовного дела. Не может быть в законе формальной нормы.

Таким образом, все же статус вещественных доказательств микрообъекты приобретают после вынесения соответствующего постановления следователя.

С другой стороны, если микрообъекты до вынесения указанного постановления вещественными доказательствами не являются, но уже обнаружены, изъяты и нашли отражение в материалах дела (например, в протоколе осмотра, обыска, освидетельствования), то возникает вполне резонный вопрос, на каком основании обеспечивается сохранность этих микрообъектов. Ведь ст. 82 УПК РФ предусматривает хранение только вещественных доказательств, но ничего не говорит о других материальных объектах (любых предметах — по редакции ст. 81 УПК РФ), обнаруженных на месте происшествия. Какой-либо другой нормы, обеспечивающей сохранность «любых предметов», не признанных еще вещественными доказательствами, закон не содержит.

Для устранения указанных противоречий можно предложить внесение в УПК РФ соответствующих дополнений, регламенти-

8 См.: Научно-практический комментарий УПК РСФСР. М., 1970. С. 127.

9 ЖелезнякА.С. Указ. соч. С. 25—26.

рующих порядок и сроки приобщения объектов к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств и хранения объектов, могущих впоследствии таковыми стать.

Как было уже отмечено, основанием для вынесения постановления о приобщении вещественных доказательств к уголовному делу должно быть только одно единственное условие — наличие в их форме или содержании криминалистической информации, которую можно использовать для раскрытия и расследования преступлений.

Итак, вещественное доказательство — это материальный объект, потенциально содержащий в себе информацию о событии преступления. Для перевода этой потенциальной информации в доказательственную необходимо производство отдельного следственного действия — экспертизы. Именно результаты экспертного исследования дают возможность использовать микрообъекты в уголовном процессе, так как сами по себе они никакой доказательственной ценностью не обладают.

Важнейшим элементом при вынесении постановления о назначении экспертизы микрообъектов имеет формулировка вопросов, так как это определяет направление и объем экспертного исследования. По мнению М.Б. Вандера, подход к постановке вопросов применительно к микрообъектам состоит в том, что при вынесении постановления во внимание принимаются прежде всего предмет доказывания, обстоятельства, подлежащие установлению средствами экспертизы, а не предположения о возможности экспертных методов. Вопросы криминалистического значения в настоящее время подразделяются на идентификационные и неидентификационные. Неидентификационные — помогают установить различные обстоятельства дела, но они не направлены на идентификацию определенного объекта, они играют важную роль на начальных стадиях предварительного следствия. В настоящее время широко распространены неидентификационные вопросы о наличии микрообъектов на объектах-носителях:

имеются ли на объекте-носителе (указывается предмет) привнесенные частицы определенного вида (указываются интересующие следствие микрообъекты)?

имеются ли на объекте-носителе микрообъекты конкретных веществ или материалов (нефти, краски, цемента и т. п.)?

имеются ли в предоставленной массе вещества (материала) посторонние микрообъекты определенного вида?

Неправильно ставить перед экспертами вопрос о наличии микрообъектов в чрезмерно общей форме (например, имеются ли на поверхности объекта какие-либо посторонние микрообъекты), поскольку на поверхности любого объекта имеется множество посторонних частиц. Вопрос о наличии микрообъектов ставится тогда, когда следователь не смог сам их обнаружить, поскольку возникла необходимость применения для этого специальных знаний, навыков, сложных приборов. В общем процессе обнаружение микрообъектов средствами экспертизы — это установление нового факта с применением специальных знаний. В настоящее время во всех лабораториях судебной экспертизы органов внутренних дел и юстиции эксперты выполняют исследования, направленные на обнаружение микрообъектов 10.

Мы сознательно достаточно подробно процитировали М.Б. Вандера, так как на сегодняшний день он является одним из ведущих ученых-криминалистов в области использования микрообъектов в процессе раскрытия и расследования преступлений и производства по ним судебных экспертиз.

Всем специалистам известно, что судебная экспертиза — это следственное действие, представляющее собой особую, установленную уголовно-процессуальным законом форму исследования доказательств (ст. 195 УПКРФ). Судебной экспертизе можно подвергать только доказательства 11.

Таким образом, сопоставляя цитату М.Б. Вандера и комментарии к УПК РФ, очевидно несоответствие этих двух положений. Соответственно, перед практикой встают закономерные вопросы: во-первых, с какого момента объекты, обнаруженные при осмотре места происшествия, получают статус вещественного доказательства; во-вторых, имеет ли право эксперт при производстве экспертизы заниматься обнаружением вещественных доказательств (в томчисле и микрообъектов).

Не только пособия М.Б. Вандера «Работа с микрообъектами при расследовании преступлений» и «Использование микрочастиц при расследовании преступлений», но и все другие, посвященные микрообъектам в уголовном судопроизводстве, предла-

10 См.: Вандер Н.Б., Маланьина Н.И. Работа с микрообъектами при расследовании преступлений: Учеб. пособие. Саратов, 1995. С. 83—85.

11 См.: Рыжаков А.П. Указ. соч. С. 499—500.

гают на разрешения экспертизы в качестве первого ставить вопрос о наличии тех или иных микрообъектов на объекте-носителе. Практика (следователи) не может игнорировать такие рекомендации, так как, во-первых, их дают достаточно известные ученые (М.Б. Вандер, Н.И. Маланьина, В.Н. Хрусталев), а во-вто-рык, других рекомендаций в криминалистической литературе нет.

Не оправдывает данное положение и ссылка М.Б. Вандера на то, что во многих случаях следователь не может сам обнаружить микрообъекты, поскольку возникает потребность применения для этого специальных познаний, навыков, сложных приборов 12.

Указанное несоответствие, по-нашему мнению, можно решить двумя путями:

Признать и в уголовно-процессуальном аспекте, и в аспекте криминалистическом микрообъекты особым родом вещественных доказательств, правила работы с которыми и порядок включения которых в уголовном судопроизводстве не подчиняется общим правилам вовлечения объектов в разряд вещественных доказательств.

Приведение правил работ с микрообъектами в соответствие с существующими нормами уголовно-процессуального права.

Нам кажется, что выделение микрообъектов в особый разряд вещественных доказательств не имеет под собой никаких объективных оснований — это те же самые материальные объекты, которые, как и все остальные, обнаруживаются, описываются и используются в уголовном процессе. Поэтому единственный путь — это согласование законодательных, нормативных, ведомственных актов, научно-методических рекомендаций и их практического использования при работе с микрообъектами.

Такое согласование указанных норм и рекомендаций сводится в общем-то к одному: к приданию микрообъектам статуса вещественных доказательств, а соответственно, установлению их связи с событием преступления до назначения экспертизы. В таком процессуальном виде микрообъекты могут быть исследованы как предварительно, так и в ходе экспертизы, а их результаты на полном основании использоваться в уголовном процессе.

Однако следует заметить, что микрообъекты — это все же особый род объектов, особенность которых связана с их малыми

12 Вандер М.Б. Использование микрочастиц при расследовании преступлений. СПб., 1997. С. 163.

размерами. Если, например, огнестрельное или холодное оружие, обнаруженное на месте происшествия, без особых сомнений относится следователем к вещественным доказательствам, то для микрообъектов эту связь порой бывает достаточно сложно установить.

В УПК РФ имеется положение, касающееся возможности привлечения следователем к участию в следственных действиях специалиста (в соответствии с ч. 5 ст. 164 УПК РФ). По нашему мнению, это именно то условие, позволяющее получить объективные данные о микрообъектах, на основании которых возможно обоснованное признание микрообъектов вещественными доказательствами.

Учитывая важность приведенных норм УПК РФ и возможность их учета, рассмотрим подробнее вопросы, связанные с участием специалиста в следственных действиях применительно к его работе с микрообъектами.

«Специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию» (ст. 58 УПК РФ).

Очевидно, что по аналогии с использованием специалиста для «содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов» следователь имеет право поручить специалисту и работу с микрообъектами при производстве следственных действий, так как согласно ст. 176 УПК РФ, посвященной основаниям производства осмотра, говорится: «Осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела»13.

Если сравнивать положения ст. 57 и 58 УПК РФ, то их буквальное чтение дает основания считать, что специалист, в отличие от эксперта, исследований не проводит, заключений не

13 Уголовно-процессуальный кодекс РФ (с образцами процессуаль-ньгхдокументов). М., 2002. С. 122.

дает, а лишь содействует следователю в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств.

Вместе с тем в криминалистической литературе достаточно много внимания всегда уделялось вопросам предварительного исследования материальных следов на месте происшествия (Р.С. Белкин, П.П. Ищенко, Н.И. Маланьина, Г.Л. Грановский). Это непроцессуальное действие, направленное, во-первых, на получение данных, свидетельствующих об относимости исследуемых объектов к событию преступления, и, во-вторых, на получение розыскных данных, могущих иметь значение для раскрытия преступления по горячим следам.

Уделено внимание предварительным исследованиям и в ведомственных нормативных актах. Предварительное исследование микрообъектов осуществляется на основе:

Инструкции по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений (утверждена Приказом МВД России № 334 от 20 июня 1996 года);

Приказа № 2 61 от 1 июля 1993 года «О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел».

В вышеупомянутой инструкции в соответствии сп. 2.4.4 специалист-криминалист по указанию следователя осуществляет предварительное исследование микрообъектов и других вещественных доказательств на месте происшествия для получения розыскной информации о лицах, совершивших преступление, и других обстоятельствах совершенного преступления.

Существует мнение, что такая формулировка не вызывает желания у специалиста-криминалиста проявить инициативу по осуществлению предварительного исследования микрообъектов.

Далее, если рассматривать п. 2.2.5 Приказа Ы'261 от 1993 года МВД РФ, то при составлении следователем либо лицом, производящим дознание, протокола осмотра места происшествия специалист должен оказать необходимую помощь в отыскании следов-микрообъектов, сообщая при этом сведения о их местонахождении, виде, форме, размерах, индивидуальных особенностях, способах дополнительной фиксации следов-микрообъектов.

В п. 2.2.6 этого же приказа говорится о том, что специалист по согласованию со следователем либо дознавателем проводит на месте происшествия предварительное исследование микрообъектов в целях принятия неотложных мер по раскрытию преступления и розыску преступника. После чего на основании п. 2.2.7 этого же приказа результаты, полученные в ходе предварительного исследования, оформляются справкой и доводятся до сведения следователя или дознавателя и оперативного работника, а позже фиксируются в журнале учета выездов на места происшествий.

Таким образом, в п. 2.2.5и2.2.6 данного приказа уже имеется разночтение, касающееся порядка проведения предварительного исследования микрообъектов, которое заключается в том, что для того чтобы сообщить следователю (дознавателю) индивидуальные особенности выявленных следов-микрообъектов для внесения их в протокол, согласно п. 2.2.5 их нужно исследовать. В соответствии же с п. 2.2.6 на данное действие нужно согласие следователя.

Следовательно, в приведенных нормативных актах отсутствует четкое предписание по обязательному проведению предварительного исследования микрообъектов, что затрудняет работу с ними.

По мнению СМ. Сыркова иА.В. Феофилатьева, данное положение можно исправить, если предоставить специалисту-криминалисту право проводить предварительные исследования микрообъектов по собственной инициативе 14, после чего он предоставляет следователю справку (сейчас — заключение) о результатах проведенного исследования. При этом права следователя как руководителя СОГ не будут ущемлены, так как его главная задача — оценить результаты предварительного исследования микрообъектов.

Предварительное исследование чаще всего проводится лицами, которые обладают специальными знаниями. Отдельные ученые-криминалисты предлагают дополнить ст. 168 УПК РФ указанием на право следователя использовать помощь специалиста не только при проведении предварительных исследований микрообъектов, но и при проверке заявлений и сообщений о преступлениях 15. В.В. Степанов по данному поводу предлагает другое решение, а именно выделить в УПК РФ самостоятельную

14 Сырков С.М., Феофилатьев А.В. Проведение предварительных ис- следований материальных следов на месте происшествия: Учеб. пособие. М.,

1986. С. 23—24.

15 См.: Морозов Г.Е. Участие специалиста в стадии предварительного расследования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1977. С. 11.

главу «Использование специальных познаний в борьбе с преступ-ностью»16. Его предложение о дополнении уголовно-процессуального закона поддерживает В.Ю. Горюнов, видя в этом предпосылку для совершенствования и развития нормативного регулирования производства предварительных исследований на уровне закона 17, а значит, и процессуального оформления предварительного исследования микрообъектов в качестве доказательств, что отстаиваем и мы, так как подзаконный уровень правового регулирования предварительных исследований не позволяет избежать проблем, с которыми сталкиваются практические работники, в связи с тем, что данный вид исследований в УПК РФ не предусмотрен. Это один из путей решения данной проблемы, другой — рассмотрим ниже.

Применительно к микрообъектам для их включения в качестве вещественных доказательств, а в дальнейшем и доказательств на основе результатов судебной экспертизы в задачи специалиста входят:

обнаружение микрообъектов, так как только выявленные объекты могут быть вещественными доказательствами (материалами уголовного дела), то есть обладать признаками вещества — индивидуального объекта, обладающего пространственными границами и так далее и имеющего отношение к расследуемому событию;

фиксация, так как только процессуально оформленные в протоколе следственного действия объекты могут в дальнейшем использоваться в процессе доказывания;

установление связи с событием преступления на основе предварительного исследования, так как только объекты, имеющие с нимсвязь, могут быть вещественными доказательствами. Иной порядок, о котором уже упоминалось и который в

настоящее время получил широкое распространение на практи-

16 Степанов В.В. Проблемы средств доказывания по делам о преступ- лениях, совершенных организованными группами // Социально-экономи- ческие, правовые, оперативно-розыскные и экспертно-криминалистичес- кие проблемы борьбы с организованной преступностью: Материалы науч.- практ. конф. Саратов, 1995. С. 115.

17 Горюнов В.Ю. Проблемы регулирования предварительного иссле- дования следов в практической деятельности экспертно-криминалистичес- ких подразделений // Актуальные проблемы криминалистики и судебной экспертизы: Межвуз. сб. науч. ст.: В 2 ч. Ч. 2. Саратов, 2001. С. 75—76.

ке, недопустим. Нельзя назначать экспертизу микрообъектов, если они не обнаружены следственным путем, не выявлены, не зафиксированы и не признаны вещественными доказательствами в процессе производства следственных действий; нельзя ставить на разрешение эксперта вопрос о наличии микрообъектов на представленных объектах-носителях; нельзя представлять результаты экспертизы в суд, если она назначена не с соблюдением оговоренного процессуального порядка.

Рассматривая положения о предварительных исследованиях микрообъектов в свете технологии их вовлечения в уголовный процесс, вырисовывается схема, включающая как процессуальные, так и непроцессуальные действия (см. рис. 3.1).

Осмотр места происшествия

I

Обнаружение и фиксация микрообъектов

I

Изъятие микрообъектов

I

Предварительное исследование микрообъектов

I

Осмотр микрообъектов в качестве вещественных доказательств

Ж

Приобщение микрообъектов в качестве вещественных доказательств

I

Исследование микрообъектов в качестве доказательств

i

Производство судебной экспертизы по микрообъектам

Рис. 3.1. Последовательностьпроцессуальньгхинепроцессуальных действий по включению микрообъектов в уголовный процесс

М.Б. Вандер справедливо указывает, что обнаружение, изъятие и исследование микрообъектов во многих случаях не под силу не только следователю, но и специалисту-криминалисту, так как данные процедуры требуют действительно узкоспециализированных знаний, наличия определенных навыков, использования сложной аппаратуры.

На наш взгляд, большой проблемы включения микрообъектов в уголовный процесс, то есть признание их вещественными доказательствами, и в этом случае нет. Обратимся к Уголовно-процессуальному кодексу РФ.

В соответствии сч. 1ст. 176 УПКРФ «осмотр места происшествия, местности, жилища, иных помещений, предметов и документов проводится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела». Кучастию и к этому следственному действию следователь вправе привлечь специалиста. Если при осмотре места происшествия участвовавшему в нем специалисту-криминалисту не удалось обнаружить микрообъекты, но их наличие возможно (в соответствии с установленными обстоятельствами), то к следственному осмотру, проводимому в целях обнаружения и изъятия микрообъектов, следователь должен привлечь специалиста, обладающего специальными знаниями, умениями и навыками (эксперта по специальным методам исследования — КЭМВИ).

Таким образом, на экспертизу впоследствии будут направлены отдельно микрообъекты. В этом случае, естественно, ставить вопрос о наличии микрообъектов не требуется, и нормы УПК при этом не нарушаются.

Следующая особенность микрообъектов — во многих случаях невозможность их отделения от объекта-носителя. Таковыми являются, например, микрообъекты, внедрившиеся в объем, следовые количества жидких веществ, микрообъекты, топография расположения которых на объекте-носителе может играть самостоятельное информационное значение о событии преступления ит. д.

Эти следы изымаются либо вместе с объектом, либо с частью объекта-носителя. При изъятии микрообъектов вместе с объектом, на котором они расположены, вещественным доказательством становится и микрообъект, и объект-носитель, если понимать положения ст. 81 и17 6 УПК РФ буквально.

Такое положение согласуется с уголовно-процессуальным законом в том, что вещественные доказательства — это те объекты, которые могут быть осмотрены и приобщены к уголовному делу (ч. 2 ст. 81 УПКРФ).

Вовлеченные в качестве вещественных доказательств микрообъекты закономерным образом должны дать доказательственную информацию по уголовному делу, то есть подвергнуться экспертному исследованию. Об этом уже было сказано. Не останавливались мы на той особенности экспертизы по микрообъектам, которая связана с необходимостью практически во всех случаях проводить сравнительное исследование представленных следователем объектов (микрообъектов) со сравнительными образцами.

Таким образом, вполне логично рассмотреть и материальные образцыи их правовой статус. По этому поводу существуют различные точки зрения ученых. Многие авторы утверждают, что образцы (в том числе и микрообъектов) — это самостоятельная категория объектов, используемых в уголовном судопроизводстве 18. Однако четкого законодательного подтверждения этому нет.

Закон не регламентирует порядок получения, условия хранения и обращения с образцами-микрообъектами для сравнительного исследования, решения вопроса об их дальнейшей судьбе, являются ли они вещественными доказательствами и т. п. Однако необходимо обратить внимание на то, что при получении образцов-микрообъектов для сравнительного исследования составляется протокол, авч. 5 ст. 166 УПК РФ говорится: «В протоколе должны быть указаны также технические средства, примененные при производстве следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены, и полученные результаты...». Четкого же указания на то, что образцы-микрообъекты для сравнительного исследования являются вещественными доказательствами по уголовному делу, в законе нет, говорится лишь о необходимости с помощью них (образцов) проверять, не оставлены ли подозре-

18 См.: Белкин Р.С. Эксперимент в следственной, судебной и экспертной практике. М., 1964. С. 166; Винберг А., Кочаров Г., Миньковский Г. Актуальные вопросы судебных доказательств в уголовном процессе // Социальная законность. 1963. № 3. С. 26; Жбанков В.А. Образцы для сравнительного исследования в уголовном судопроизводстве. М., 1969. С. 6—8.

ваемым, обвиняемым, а также свидетелем или потерпевшим следы в определенном месте или на вещественных доказательствах.

Здесь важно обратить внимание на то, что в уголовно-процессуальном законе вообще не говорится о перечне конкретных следов преступлений, перечне объектов, имеющих статус вещественных доказательств ит. д.

Мы поддерживаем тех авторов, по мнению которых сходство свойств сравнительных образцов со свойствами материальных объектов — вещественных доказательств — позволяет распространить на них те общие нормы, какими уголовно-процессуальное законодательство регулирует порядок обращения с вещественными доказательствами 19. Вместе с тем необходимо их обязательное отдельное выделение в соответствии с особенностями получения, они не связаны с событием преступления, а следовательно, вещественными доказательствами быть не могут.

Образцы-микрообъекты обладают рядом своих особенностей, которые необходимо учитывать при работе с ними 20. Эти особенности столь существенны, что, по нашему мнению, необходимо дополнить уголовно-процессуальное законодательство специальными нормами, регулирующими правовой статус, место и сроки хранения образцов-микрообъектов. Для этой цели вполне достаточным было бы дополнить ст. 202 УПК РФ словами, разъясняющими их правовой статус, что позволит снять все спорные вопросы при использовании микрообъектов — сравнительных образцов — в процессе раскрытия и расследования преступлений и рассмотрении уголовных дел в суде.

Например, включение в статью следующего дополнения: «полученные образцы для сравнительного исследования приобщаются к материаламуголовного дела и хранятся в соответствии с правилами хранения вещественных доказательств. При полномуничтоже-нии или израсходовании сравнительных образцов в ходе проведения экспертизыоб этом указывается в заключении эксперта».

19 См.: Галкин В.М. Средства доказывания в уголовном процессе: В 2 ч. Ч. 1. М., 1967. С. 32; НургалтиевМ.А. Понятиевещественногодоказательствав уголовномпроцессе // Правоведение. 1972. №3. С. 116; ПетрухинИ.Л. Экспер- тиза как средство доказывания в советскомуголовно процессе. М., 1964. С. 178; Рахунов Р.Д. Вещественные и письменные доказательства в советском уголов- ном процессе // Ученые записки ВИЮН. Вып. 10. М., 195 9. С. 209.

20 См.: Жбанков В.А. Указ. соч. С.5.

Некоторые ученые утверждают, что образцы являются «заменимыми» вещественными доказательствами, поэтому не подлежат приобщению к уголовному делу 21. Смысл этого утверждения, на наш взгляд, неточен. Возможность замены образцов-микрообъектов не может быть реализована во всех случаях. Например, человек умер, в связи с чем отобрать у него новые образцы взамен отобранных ранее не представляется возможным. Кроме того, каждый новый образец, даже если он получен от одного и того же объекта, индивидуален сам по себе. Индивидуальность каждого нового образца зависит как от закономерной изменяемости объекта, от которого образец происходит, так и от иных причин, которые невозможно заранее предусмотреть, например, условий, в которых производится получение образцов-микрообъектов, от качества технико-криминалистических и иных средств, с помощью которых получаются образцы.

Учитывая, что материалы и вещества (а микрообъекты в большинстве своем относятся именно к ним) в большей степени, по сравнению с другими объектами криминалистических экспертиз, подвержены изменениям во времени, пространстве и т. д., речь может вестись не об их замене, а о получении новых. Признать возможной замену образцов равносильно тому, что отказаться от принципа законности — не допустить замену, подмену одного объекта другим, изменение, утрату микрообъекта ит.д.

В реальных условиях утрата или замена образцов-микрообъектов может привести к серьезным осложнениям в установлении самых различных обстоятельств по делу и истины в целом. В частности, не трудно представить ситуацию, в которой оказывается эксперт при производстве повторной экспертизы, если ему взамен бывших, ранее представленных образцов-микрообъектов, представлены новые. Эксперт в этом случае должен отказаться от решения вопроса о достоверности выводов первичной экспертизы.

Не допустить создания подобной ситуации можно только при неуклонном обеспечении лишь одного положения: приобщение образцов к уголовному делу должно производиться на особых принципах и основаниях 22.

21 См.: ПетрухинИ.Л. Указ. соч. С. 178.

22 См.: Там же.

Наиболее часто получение образцов для сравнительного исследования сводится к производству следственного эксперимента. Полученные в результате следственного эксперимента изменения (экспериментальные образцы) служат для сравнения с уже зафиксированными в деле материальными следами.

Образцы-микрообъекты могут быть получены в результате производства таких следственных действий, как обыск и выемка (ст. 182—183 УПК РФ), либо если речь идет о получении образцов при освидетельствовании, непосредственно у подозреваемого, обвиняемого, свидетеля или потерпевшего в соответствии со ст. 179 УПК РФ. В любом случае выносится постановление о производстве обыска, выемки, освидетельствования и составляется протокол в соответствии с требованиями ст. 166—167 УПК РФ.

Образцы, полученные в результате проведения следственных действий, ученые предлагают называть следственными, отграничивая их, таким образом, от экспертных и оперативно-розыскных образцов 23.

Под экспертными образцами-микрообъектами понимаются объекты, полученные экспертом при производстве порученной ему экспертизы. Такие образцы обычно получают в целях наиболее удобного, рационального и эффективного производства экспертного исследования. Например, экспериментальные микрочастицы спила с душки обнаруженного замка, представленного на экспертизу, распиленной якобы на месте происшествия, сравнивают с микрочастицами металлических опилок, обнаруженных при осмотре места происшествия. Экспертные образцы микрообъектов всегда являются экспериментальными и получение их регламентируется не законом, а методическими рекомендациями и ведомственными нормативными документами по проведению конкретных экспертных исследований.

Производство экспериментальных действий со стороны эксперта, как правило, является вынужденным процессом в силу необходимости получить убедительное обоснование ответов на поставленные следователемвопросы. В ряде случаев производство экспериментальных следов-микрообъектов связано с определенным риском утраты следообразующим предметом своих первона-

См.: Железняк А.С. Указ. соч. С. 20—22.

чальных идентификационных признаков. Когда это случается, экспериментальный след-образец становится неповторимым объектом, без которого выводы эксперта могут быть поставлены под сомнение 24.

Сравнительные образцы микрообъектов эксперт получает в целях извлечения информации об объекте, которым, как предполагается, оставлены исследуемые следы, в целях выявления признаков, необходимых для производства сравнения в процессе индивидуальной или групповой идентификации.

Следы-микрообъекты в виде оперативно-розыскных образцов еще не нашли достаточного отражения в криминалистических исследованиях.

Отличие оперативно-розыскных образцов от следственных и экспертных состоит в доказательственном значении и методах получения. В связи с тем, что они получаются, как правило, негласным путем, то данные образцы не фиксируются в процессуальных документах и не признаются вещественными доказательствами, хотя и выступают как источники криминалистической информации в оперативно-розыскных целях. Обнаружение и исследование их приводит к получению сведений оперативного характера. Документы, в которых фиксируются эти сведения, не являются процессуальными. Вместе с тем оперативно-розыскные образцы-микрообъекты при правильном их использовании могут сыграть важную роль не только в раскрытии, но и в расследовании преступлений.

Подводя итог технологии включения микрообъектов в процесс доказывания, можно отметить, что следы-микрообъекты, связанные с событием преступления, являются вещественными доказательствами только после их обнаружения и приобщения следователем в процессуальном порядке к материалам уголовного дела.

Процедура признания микрообъектов вещественными доказательствами включает в качестве необходимой стадии их предварительное исследование с целью установления связи с событием преступления.

См.: ЖелезнякА.С. Указ. соч. С. 21.

<< | >>
Источник: Косарев, В. Н., Макогон, И. В.. Использование микрообъектов в расследовании пре-ступлений [Текст] : [монография] / В. Н. Косарев, И. В. Макогон ; ВолГУ , Урюп. фил. — Волгоград : Изд-во ВолГУ,2005. — 232 с.. 2005

Еще по теме 3.1. Тактико-процессуальные особенности включения микрообъектов в качестве доказательств в процесс расследования преступлений:

  1. ГЛАВА 3. Тактико-процессуальнье особенности включения и использования млкрообъектов в качестве доказательств в прогтессе расследования преступлений
  2. 3.1. Тактико-процессуальные особенности включения микрообъектов в качестве доказательств в процесс расследования преступлений
  3. 3.2. Тактико-процессуальнье особенности использования микрообъектов в качестве доказательств в процессе раскрьтия и расследования преступлений
  4. 4.1. Влияние следственной ситуации на выбор алгоритма работы с микрообъектами при расследовании преступлений
  5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  6. СОДЕРЖАНИЕ
  7. § 2. СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ, СПОСОБНОСТИ И ЛИЧНОСТНЫЕ КАЧЕСТВА РАБОТНИКОВ
  8. Тактика процессуального поведения в процессе
  9. ГЛАВА 2. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ОСНОВНЫХ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ НА ПЕРВОНАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, СОВЕРШАЕМЫХ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ НОВЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ КОМПЬЮТЕРНОЙ ТЕХНИКИ И ПЛАСТИКОВЫХ КАРТ
  10. § 1. Особенности производства основных следственных действий по делам данной категории преступлений
  11. § 1. Чрезвычайные условия как фактор, обусловливающий особенности расследования преступлений
  12. § 3. Особенности тактики отдельных следственных действий
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика