<<
>>

§ 2. Общие черты криминалистической характеристики организованной преступности

Отмеченные в предыдущей главе качества ОП в целом как сложного социального явления и многообразия ее частных проявлений в виде различных видов преступлений требуют соответственно новых конструктивных идей и подходов к разработке ее криминалистической характеристики, а именно, учета как общих черт ОП, так и особенностей отдельных ее видов.
С этим связана необходимость выработки криминалистической характеристики двух уровней: высокого (теоретического) уровня — общей характеристики для всех видов ОП и низшего (частного) уровня криминалистической характеристики ее отдельных видов. Проведенное изучение криминалистических особенностей ОП дало основания считать, что ее криминалистическая характеристика общего и частного вида должна базироваться на базовой основе криминальных деянии, совершаемых организованными преступными формированиями и в своей структуре иметь не отдельные элементы, а информационные блоки этих элементов. Ориентирование при разработке указанных характеристик на базовые преступления, совершаемые ОПТ, позволяет правильнее определить и охарактеризовать объект, целевую направленность ОПД, типовую структуру и черты преступных формирований, точнее очертить общий объем их преступной деятельности. В свою очередь, группирование криминалистической информации об ОП, необходимой для построения ее криминалистической характеристики, в отдельные блоки, обеспечивает более четкое выделение основных аспектов криминалистического интереса при изучении криминалистически значимых особенностей ОП. Указанный подход был реализован автором данной работы в сотрудничестве с В.И. Куликовым еще свыше пяти лет тому назад в отдельных работах1. Поэтому в настоящем параграфе будут рассмотрены и новые подходы к решению данного вопроса. Прежде всего можно выделить три ранее выделенных информативных блока: — предметно-технологический; — организационно-управленческий; — субъектно-личностный.
Первый информационный блок характеризует объектно-целевую направленность ОПД и включает информацию об объектах и целях преступного посягательства, о способе, механизме и обстановке совершения преступлений. Второй блок содержит информацию об организованной группе или преступном сообществе как о специфическом и одном из главных элементов ОПД, в частности, об организационной структуре преступной группы, функциональном распределении обязанностей между ее членами, виде управления и др. Третий блок включает информацию о личностно-типологических чертах членов организованных преступных групп, их поведении на следствии и в суде, психологической атмосфере внутри этой организации. Последующие исследования криминалистически значимых черт в ОП позволили выделить еще один блок, содержащий информацию об особенностях коррупционных связей организован- См., например: Основы борьбы с организованной преступностью. С. 247—263. ных групп. Условно его можно назвать организационно-коррупци-онным блоком. Информация, содержащаяся в каждом из указанных блоков, позволяет выделить типовые криминалистически значимые черты, присущие как организованной преступности в целом, так и отдельным ее видам. Типовые предметно-технологические черты ОП характеризуют ее криминалистически значимые качества, присущие объекту и объективной стороне состава преступления. При этом для должной криминалистической оценки ОПД важно, прежде всего, уяснить, в чем состоит предмет криминального интереса ее субъектов. Поскольку в основе криминальной деятельности преступных сообществ лежат экономические отношения, имеющие целью получение незаконных доходов и сверхдоходов, предметом их преступного посягательства обычно являются деньги; ценные бумаги; драгоценности; ценные промышленные изделия и сырьевые ресурсы; земельные участки, здания и строения; антиквариат; объекты, имеющие художественную и историческую ценность; продукты интеллектуальной деятельности, компьютерные программы, а также традиционные объекты нарко- и порнобизнеса и азартных игр.
Предметом преступных интересов ОПГ становятся и должности в органах государственной власти, управления и правоохранительной системы и т.д. Для получения из результатов изучения предмета преступного посягательства криминалистически значимой информации целесообразно оценить их с точки зрения качественных, количественных, ценностных, социально-экономических признаков и характера криминального использования. В этой связи для более полного представления о предмете преступного посягательства организованных групп целесообразно выделить два информационных уровня сведений о нем: исходный и основной. На исходном уровне интерес представляют самые общие сведения о конкретных предметах, ценностях, объектах, которые фигурировали главным образом в преступлениях базового и побочного характера в криминальной деятельности организованных преступных групп и сообществ. На основном уровне наибольший интерес представляют сведения о том, какие операции осуществляются с указанными предметами, ценностями и объектами, как они используются и т.д. В частности, как сбываются, распределяются между членами группы, «перекачиваются» из одной сферы криминальной и иной деятельности группы в другую, сколько отчисляется в «общак», на подкуп чиновников, переводится за рубеж и т.д. Совокупность указанных сведений о предмете преступного посягательства позволяет выдвинуть версии о характере основной (базовой) преступной направленности организованной группы, возможной ее структуре, сфере охвата криминальной деятельностью этой группы территории города, района, отрасли производственно-финансовой и другой деятельности. Вместе с тем на этом этаже можно вычислить те легальные коммерческие структуры, через которые идет «отмывание» грязных денег. Способы совершения преступлений членами организованных преступных групп и сообществ весьма разнообразны в силу целого комплекса совершаемых ими деяний. Для криминалистической оценки этой деятельности наибольший интерес представляют способы совершения базовых преступлений, являющихся основным средством реализации их криминальных целей.
К тому же и сам характер этих способов во многом зависит от базовой направленности деятельности преступных формирований. Прежде всего следует отметить, что практически все способы совершения стрежневых, вспомогательных и побочных преступлений организованными группами и сообществами являются полноструктурными. Они складываются из подготовки, совершения и сокрытия следов преступления. Спонтанными и только сводящимися к факту совершения могут быть лишь нетипичные преступления. Для преступлений в сфере экономики характерна особенно тщательная подготовка к их совершению с использованием всей возможной деловой специфически профессиональной и субъектно-личностной информации об объекте преступного посягательства. При этом может осуществляться целый комплекс подготовительных действий по добыванию или изготовлению необходимых документов, созданию подставных структур, подкупу нужных лиц, и т.д. Поэтому эта стадия по указанным делам может быть весьма длительной. В процессе самого совершения умело используются все возможные лазейки, организационно-производственные и технологические недочеты в хозяйственной и финансово-банковской деятельности; противоречия и иные недостатки в правовой регламентации хозяйственно-финансовых операций; подложные документы и всевозможные мошеннические действия. Способы сокрытия таких преступлений также тщательно заранее продумываются и, как правило, маскируются операциями по переброске похищенных денег на счета разных подставных структур-однодневок. Общеуголовным корыстно-насильственным преступлениям также обычно предшествует тщательная подготовка, чаще всего связанная с добыванием необходимых транспортных средств, оружия, милицейского обмундирования или камуфляжной формы и изучение распорядка деятельности объекта преступления. Самим же преступным акциям обычно свойствен преступный цинизм, жесткий, дерзкий и наглый характер действия преступников. При этом коллективный способ их совершения делает их более жестокими и мучительными для их жертв. В среде общеуголовных организованных групп часто действуют мафиозные преступные формирования. Им особенно присуще применение оружия, крайняя жестокость по отношению к жертвам, постоянная готовность к вооруженному сопротивлению правоохранительным органам. При сокрытии следов таких преступлений помимо общеуголовных приемов сокрытия следов используются и меры физического устранения нежелательных свидетелей, различного рода маскировки, провокации и др. Весьма своеобразна и обстановка, в которой осуществляется организованная преступная деятельность. Результаты проведенного изучения разных видов ОПД показывают, что характер обстановки, в которой осуществляются такие преступления, как правило, несколько отличается от структуры обстановки других видов преступной деятельности. Конечно, и в этой обстановке вещественные, пространственные, временные и поведенческо-психологические факторы играют немаловажную роль. Однако определяющее значение в ней имеют особенности условий, складывающихся в тех сферах жизни общества какого-либо города, района, региона, которые представляют интерес для организованных групп и сообществ. Это прежде всего сферы социально-экономической, государственно-управленческой и общественно-политической жизни общества, в которых паразитируют организованно-преступные структуры: финансово-кредитная, хозяйственно-производственная, внешнеэкономическая, торгово-ком-мерческая сферы, сфера приватизации, властно-управленческая сфера. В них обычно сосредоточиваются значительные финансовые и материальные средства. Именно в этих сферах чаще всего возникают факторы, облегчающие данную преступную деятельность. Вместе с тем ОПГ не просто удачно используют благоприятно складывающиеся для их преступной деятельности условия, но и сами путем определенной дезорганизации функционирования их системы создают благоприятные для них условия. К числу важных элементов обстановки совершения анализируемой преступной деятельности можно отнести и данные о специфике того региона, в котором действует преступное сообщество. В свое время предложение о целесообразности считать эти данные элементом обстановки совершения преступлений не только организованных, было сделано В.А. Образцовым1. Анализ местных территориальных условий, в которых совершаются подобные преступления, позволяет выделить в структуре их обстановки и такой элемент, который условно можно назвать очагом организованной преступной деятельности. Под очагом целесообразно понимать истоки, места возникновения (создания) организованной группы, местонахождение ее руководящего ядра, место первичного проявления признаков этой преступной деятельности. При этом чаще всего имеется в виду город, район, регион действия группы. В структуре обстановки организованной преступной деятельности можно выделить и еще один специфический элемент, который условно называется узлом ОПД. Под ним понимается та конкретная структура в каждой сфере проявления организованной преступности, которая явилась наиболее привлекательной для преступного бизнеса организованной преступной группы. Такими узлами обычно являются конкретные хозяйственно-коммерческие, финансовые структуры, имеющие возможность манипулировать наличными денежными средствами и заниматься незаконными операциями с денежными и иными материальными ценностями. Такая деятельность привлекает к себе внимание различных организованных преступных групп, особенно занимающихся вымогательством. Узел ОПД — основной носитель самой различной информации доказательственного и собственно криминалистического характера. Поэтому он является важным объектом следственного изучения. Как правило, выявленный в ходе расследования узел не является единственным. Это обязывает следователей искать и другие узлы, связанные с первым общностью предметов преступного посягательства и способов их совершения. Выявление других узлов, в свою очередь, позволяет четче очертить очаги организованной преступной деятельности. Вся эта информация позволяет определить характер принимаемых оперативно-розыскных и следствен- 1 См.: Образцов ВЛ. О криминалистической классификации преступлений // Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 33. М, 1980. С. 94. ных действий для раскрытия и пресечения данной преступной деятельности. Типовые черты управленческо-организационного характера связаны со специфическими организационно-управленческими особенностями указанных групп, преступных сообществ и иных более крупных криминальных формирований. Данные аспекты характеризуют структурное построение криминальной группы и сообщества, их взаимосвязи, механизмы функционирования и т.д. Закономерностью организованной преступности является то, что она реально существовать и развиваться может, только имея хорошо организованные и управляемые образования. Указанные преступные организации могут быть различными по названию, численности, уровню организации, характеру структуры и направленности действия. Установление соответствия их тем требованиям, которые предъявляются к таким формированиям, и правильная оценка их специфических криминалистически значимых особенностей имеют важное значение для того, чтобы отличить организованную преступную деятельность от простой групповой преступности, правильно оценить опасность преступного формирования, определить руководящее ядро организации, ее слабые звенья и т.д. Как известно, в действующем УК (ст. 35) дается понимание двух видов такого рода преступных организаций: организованной группы и преступного сообщества (преступной организации). Основными признаками организованной группы в законе названы — устойчивость и предварительная договоренность на совершение преступления (даже одного). Конечно, эти признаки весьма общи и недостаточно характеризуют особенности таких групп, в частности, не позволяют достаточно четко отличить ОПГ от группы лиц, объединившихся по предварительному сговору на совершение конкретного преступления. В этой связи, целесообразнее было бы уточнить, что имеется договоренность о преступной деятельности постоянного характера. Кроме того, для ее характеристики целесообразно использовать те признаки, которые были выделены в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» от 25 апреля 1995 г. В нем организованная группа характеризуется, как правило, «высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками и т.д.». Дополнительно отмечается, что для организованной группы характерна и «подготовка средств и орудий преступления, подбор соучастников... обеспечение заранее мер по сокрытию преступления, подчинение групповой дисциплине и указаниям организатора преступной группы»1. Однако все эти признаки должны быть четко выражены и характеризоваться достаточно высоким уровнем их организованности. Это важно потому, что поведение соучастников в обычной преступной группе по предварительному сговору также не может быть хаотичным и неупорядоченным, объединенным единым умыслом2. При этом «определяющим признаком организованной преступной группы, характеризующим ее устойчивость, является наличие организатора или руководителя группы. Именно организатор создает группу, осуществляя подбор соучастников, распределяет роли между ними, устанавливает дисциплину и т.п., а руководитель обеспечивает целенаправленную, спланированную и слаженную деятельность как группы в целом, так и каждого ее участника»3. Этот признак также существенным образом дополняет характеристику организованной группы, позволяет четче отличить ее от простой преступной группы лиц, совершающих преступление по предварительному сговору. Все отмеченные выше признаки содержат не только уголовно-правовые, но и криминалистически значимые признаки ОПГ, например, планирование и тщательная подготовка преступлений, подготовка средств и орудий преступления, обеспечение мер по сокрытию преступления. В основе понятия преступного сообщества, даваемого в уголовном законе, также лежит понятие организованной группы, но более высокого организационного уровня, определяющим признаком которой является ее сплоченность. В то же время под преступным сообществом понимается и объединение организованных преступных групп. Особым уголовно-правовым признаком преступного сообщества является цель его создания — совершение тяжких и особо .тяжких преступлений. Признак сплоченности преступного сообщества на первый взгляд мало чем отличается от устойчивости. Очевидно, его целесообразно понимать как особо прочную связанность его членов общей преступ- 1 Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. № 9. С. 14. 2 См.: Мштеок Н.Г. Проблемы борьбы с организованной преступностью // Организованная преступность. Уголовно-правовыс и криминалистические проблемы. Калининград, 1999. С. 4. 3 Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества. М., 1997. С. 9—10. ной целью, спаянность криминальными узами, неписаным кодексом криминальной чести или «круговой порукой». Иногда в понятие сплоченности включают конспирацию, общую кассу («общак»), наличие специальных технических средств, понимая под конспирацией использование условных наименований и сигналов, уголовного жар-тона, шифров, паролей и т.д. А под общей кассой — находящиеся в распоряжении группы денежные средства и иные ценности, добытые в результате преступной и иной незаконной деятельности. Если конспирация и «общак» действительно в определенной мере сплачивают организованную группу, то наличие специальных технических средств вряд ли может характеризовать сплоченность. В то же время в ст. 210 У К РФ к числу преступных организованных формирований относится и объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений. Это самый высокий уровень подобных преступных формирований. В этом случае, как справедливо отметила А.И. Долгова еще в конце 80-х гг., речь идет об организации преступной среды, консолидации ее лидеров — для координации своих преступных усилий1. Как свидетельствует следственная практика и результаты многочисленных криминологических изучений, российской организованной преступности свойственны и преступные организации мафиозного типа, особенно в сфере общеуголовной преступности и преступности смешанного типа (симбиоз экономической и общеуголовной преступности). Для преступных организаций мафиозного типа обычно свойственно три типовых признака: — внутренняя разветвленная структура; — определенные сферы деятельности (например, вымогательство, игорный бизнес, наркобизнес, проституция, торговля оружием); — политическая защита (наличие «своих людей» в законодательных органах, правительственных учреждениях и средствах массовой информации). Эти признаки присущи и российским мафиозным группам. Кроме того, в этих группах, как справедливо отмечается в литературе, чтут такие мафиозные традиции, как: круговая порука, коррупци-онная защищенность, глубокая конспирация, устранение и запугивание жертв, защита своих активных членов всей мощью организации, 1 См.: Организованная преступность. С. 13. 5 - соблюдение законов молчания перед сотрудниками Правоохранительных органов1. Однако, как явствует из всего вышеизложенного, первичной формой организации людей для занятия организованной преступной деятельностью в соответствии с действующим уголовным законом, воспринявшим мнение подавляющего числа ученых, изучавших данную преступность, является организованная группа. В процессе своей преступной деятельности указанная группа может претерпевать определенные изменения в количественном и качественном состоянии, затем стабилизироваться и действовать самостоятельно вплоть до ее разоблачения, менять направление своей преступной деятельности и т.д. Чаще всего криминальные и социально-экономические обстоятельства заставляют организованные преступные группы добровольно или принудительно вливаться в виде одного из структурных элементов в более мощные преступные организации, в данном случае преступные сообщества, и даже трансформироваться в организации мафиозного (кланового) типа. Как показывают данные проведенного изучения следственной практики, организованные преступные формирования в России чаще всего организуются по трем схемам: ситуативно-оперативной, дого-ворно-функциональной и хозяйственно-функциональной. По первой схеме обычно создаются организованные группы для совершения серий корыстно-насильственных преступлений строго определенного вида лидером с криминальным прошлым из числа таких же лиц, даже не очень хорошо знакомых ему, относительно срочная необходимость совершения которых в составе организованной группы диктуется сложившейся благоприятной обстановкой. Между членами группы лидер распределяет ролевые функции и определяет подчиненность. Однако четко структура группировки сразу не всегда может сложиться. По второй схеме у будущих лидеров организованной группы есть время продумать и спланировать в деталях с учетом направленности будущей преступной деятельности структуру и примерный состав группы. Есть возможность спокойного выбора членов группы из числа проверенных криминально или профессионально подготовленных лиц. В данном случае люди подбираются в группу под будущие криминальные функции сообразно их криминальному, иному профессиональному опыту и возможностям. Такие группы создаются 1 См.: Дугенец А.С., Макиеико А.В. Организованная преступность как социальный феномен России // Российский следователь. 1999. № 1. С. 16. для совершения как общеуголовных преступлений, так и преступлений в сфере экономических отношений. При третьей схеме отдельные структурные звенья организованной группы формируются на основе производственно-хозяйственных структур, копируют государственную и производственную или иную управленческо-хозяйственную структуру, фактически ничего не меняя в ней, и лишь постепенно подстраиваются с помощью подкупа, шантажа под преступные цели другими звеньями, свойственными преступным группам. При этом, подстраиваясь под легальные структуры, многие члены таких организованных групп обычно выполняют двойные функции (законные и криминальные). Данные ОПГ в основном совершают преступления в сфере экономики. Организованные преступные формирования могут классифицироваться по базовой преступной направленности, специфичности структурного построения, территориальному признаку, характеру коррупционных связей. Преступные формирования, совершающие преступления в сфере экономики в виде основного преступного промысла, в силу особой специфичности и тяжести данных преступлений обычно имеют форму преступного сообщества. Это согласуется и с положениями ст. 35 и 210 У К РФ. Члены данного сообщества должны обладать весьма высоким криминальным и иным профессионализмом. Такие формирования могут действовать подпольно или «под крышей» каких-то хозяйственно-коммерческих структур. При этом одни из них являются сообществами закрытого типа, ибо формируются в рамках легально существующей хозяйственной структуры. Сфера их деятельности определена задачами этой организации, они имеют стабильные рынки сбыта и связи. Они также могут возникать в легальных структурах, но в своей деятельности используют любые возможные методы и средства, в том числе авантюрного характера, поэтому более открыты для выявления признаков их деятельности. Вместе с тем, эти преступные формирования могут иметь вид простой организованной преступной группы. Чаще всего это свойственно тем ОПГ, для которых совершение преступлений в сфере экономики является не целью бизнеса, а средством существования. Преступные формирования общеуголовной направленности, в зависимости от направленности их преступной деятельности, территориального охвата и др., могут выступать в виде простых организованных групп и преступных сообществ. При этом, как справедливо замечено, одни из них могут быть формированиями традиционного типа, действующими без жесткого силевого давления, например, занимающиеся простым вымогательством, незаконным оборотом наркотических средств, и т.д., и формированиями гангстерского типа, ориентированными на жесткие вооруженные методы совершения преступлений (бандитизм, захват заложников, жесткий рэкет и др.)1. Формирования смешанного типа вобрали в себя особенности формирований первого и второго видов. С точки зрения структурных особенностей указанные формирования могут быть разделены на формирования со сложной структурой (чаще всего преступные сообщества, совершающие преступления в сфере экономики) и простой структурой — как правило, простые организованные группы общеуголовной направленности. По территориальному признаку их можно разделить на формирования, действующие: в одном городе, регионе; в нескольких городах и регионах (межрегиональные); в нескольких странах (транснациональные). При этом у каждой структуры может быть сфера своего криминального интереса (производственно-коммерческая сфера, банковско-кредитная, отрасли сырьевой продукции, торговля, рынки, наркобизнес, и т.д.). По характеру коррупционных связей — на формирования: не имеющие таких связей (как правило, организованные группы в начальной стадии их преступной деятельности, или формирования бандитского типа); имеющие связи лишь в правоохранительных органах; имеющие широкие связи (не только в правоохранительных, но и в органах власти и управления, и в средствах массовой информации). Несмотря на наличие определенных особенностей структурных построений организованных преступных формирований, во многом определяемых направленностью их преступной деятельности и территориальным охватом подконтрольных территорий, в них можно выделить лишь три уровня структурных звеньев: нижний уровень (исполнительные звенья); средний уровень (организационно-контрольные звенья, группы обеспечения безопасности и т.д.); верхний уровень (организатор, руководители). Исполнителями могут быть представители разных видов преступности, как экономической, так и общеуголовной (рядовые деятели теневой экономики, мошенники в сфере финансового бизнеса, расхитители государственного имущества дельцы от наркобизнеса, вымогатели, квартирные и карманные воры, грабители, убийцы, гро- См.: Криминалистика / Под ред. Ю.Г. Корухова. С. 8. милы, вышибалы и т.д.), и даже лица, не имеющие никакого преступного опыта, но желающие быстро разбогатеть. Они могут быть разделены по самым различным звеньям исполнительского характера (боевики, связники, посредники и т.д.). Над исполнительными звеньями в средней части преступной пирамиды обычно организуются звенья, осуществляющие организационно-контрольные полномочия (контроль деятельности исполнителей; обеспечение реализации решений руководителей сообщества; разрешение внутригрупповых споров между отдельными членами; организация оказания материальной помощи членам семей преступного формирования, попавшим в места заключения, и т.д.), функции обеспечения безопасности (организация системы конспирации, подавление и нейтрализация социального контроля, разведка и контрразведка и т.д.). Члены этих звеньев и групп могут участвовать и не участвовать в конкретных преступных акциях. На самом верху пирамиды преступного сообщества находятся его высшие руководители и приближенные к ним лица (так называемые паханы, воры в законе, их советники и т.д.). Все они занимаются общими организационными вопросами, определяют задачи, вырабатывают общую стратегию и тактику преступной деятельности, разрабатывают конкретные преступные операции, определяют сферы и способы «отмывания» преступных доходов и т.д. При этом в организованных преступных формированиях существует разделение криминального управленческого труда между руководством организации и частично звеньями среднего уровня, и это замечено криминологами1. В частности, лидеры сообщества руководят криминальным бизнесом, продумывают способы его расширения, легализации преступных доходов, расширения криминальных услуг; формируют кадровую политику криминальной сферы, включая сюда элементы воспитательного воздействия («коронование» новых «воров в законе», организация популяризации через СМИ криминального образа жизни в качестве образцов поведения и т.д.); осуществляют финансово-управленческое регулирование преступной деятельности; продумывают стратегию и тактику противодействия правоохранительным и контрольным органам. В то же время руководители звеньев среднего уровня в определенной степени осуществляют отдельные элементы вышеуказанных 1 См.: Винокуров СМ. Организованная преступность как она есть // Российский следователь. 1999. № 1. С. 9. функций и почти в полной мере обеспечивают безопасное сопровождение бизнес-криминальных операций, дают предложения по наилучшему ведению криминального бизнеса, маркетингу криминального рынка и т.д. Члены анализируемых формирований в основном выполняют функции, обусловленные их принадлежностью к тому или иному структурному подразделению этой организации. Выявление и анализ функциональной роли членов таких структур позволяет выявлять их место и роль в деятельности данной организации и в совершении конкретных преступлений, а также степень их уязвимости для психологического воздействия на них при расследовании. Однако, как справедливо замечено, «место и роль каждого участника могут быть поняты не сами по себе, а только при наличии связи с другими элементами»1. Действительно, любая организованная преступная структура, как сложное социально-криминальное построение, немыслима без существования многообразия связей ее членов между собой, группами членов, связей звеньев разного уровня между собой, между руководителями звеньев, между лидерами формирования и т.д. При этом многие связи базируются на неписаном кодексе криминальной чести. Вместе с тем можно выделить связи, характеризующие возникновение, развитие сообщества и его управление. Таковыми, например, могут быть генетические связи, связи, возникшие в ходе развития и управления ОПГ. Генетические связи позволяют установить исторический процесс возникновения и развития анализируемого формирования и роль в этом процессе отдельных членов группы. Связи развития позволяют выявить тенденции и направления возможного его развития в криминальной направленности, численном составе, структурном изменении и соответственно характер участия в этом тех или иных членов сообщества. Управленческие связи характеризуют взаимоотношения руководителей всех уровней между собой в процессе функционирования данной преступной структуры. Знание, выявление этих взаимосвязей и их должная оценка важны не только для раскрытия и расследования, но и разрушения преступной структуры, ибо ее разрушение — это разрушение существующих внутри нее связей. Проведенное изучение показывает, что многие закономерности ОПД, осложняющие практику борьбы с ней, чаще всего связаны с Криминалистика / Под ред. Ю.Г. Корухова. С. 9. факторами: а) свойственными организованному преступному формированию и б) с процессом функционирования организованной преступной группы как специфического социально-криминального организма. В частности, к закономерностям, относящимся к организованным группам, в подавляющем большинстве случаев осложняющим расследование организованной преступной деятельности, можно отнести: организационную целостность ОПГ, сплоченность ее членов; последовательное подчинение меньшинства большинству, криминальной идеологии и психологии; наличие руководящего ядра организованной группы и структурное соподчинение ее членов; целенаправленную организацию и функционирование между членами ОПГ нелегальных связей и информационных каналов; ограниченную ролевую осведомленность членов ОПГ; способность организованной группы к регенерации своих звеньев; коллективное формирование системы защиты организованной группы от разоблачения и др. Приведенные данные о закономерностях, осложняющих расследование ОПД, можно положить в основу разработки специальных методических, тактических и организационных методов, приемов и средств борьбы с ОПД. Исследования показывают, что, за редчайшим исключением, организационно продуманная и целенаправленная деятельность авторитетов общеуголовной среды и криминального бизнеса позволяет сформировать достаточно сплоченные и дееспособные криминальные коллективы. Отдельные члены таких коллективов связаны между собой и с руководством группы непомерными корыстными устремлениями; осознанным личным решением сделать ОПД образом своей жизни; стремлением без особых интеллектуальных и трудовых усилий «шагнуть» из одного социального слоя или ступени материальной обеспеченности в более высокие слои; страхом за свою жизнь, имущественно-социальным положением; расчетом на случай и везение и иными соображениями. Отмеченные факторы затрудняют побуждение таких лиц к раскаянию в процессе расследования и осложняют решение задачи раскола группы как тактической цели. В свою очередь, такие закономерности, как: наличие руководящего ядра и структурное соподчинение членов ОПГ, наличие ограниченной осведомленности конкретного члена группы довольно эффективно предотвращают утечку информации о деятельности организованной группы. В результате это позволяет руководству группы быстро выявить каналы утечки информации, если таковые появляются. Указаннал практика обеспечивает действенный контроль руководства ОПГ над отдельными ее структурами и членами. В своей совокупности отмеченные выше закономерности делают подобного рода криминальные формирования внутренне прочнее всех иных известных следственной практике организованных преступных групп, что и осложняет предварительное следствие. Поскольку указанные закономерности существуют объективно, действие их сложно нейтрализовать и тем более парализовать законодательными и организационными средствами. Имеет смысл использовать их для: а) создания методов активного пресечения процесса формирования новых организованных групп; б) выработки приемов и методов «запуска» процессов саморазрушения внутренних структур ОПГ; в) выработки методов использования данных закономерностей для своевременного выявления указанных групп. Среди закономерностей, относящихся к организованной преступной деятельности и осложняющих процесс ее раскрытия и расследования, можно выделить: а) использование для ОПД легальных хозяйственных, управленческих структур, законных видов производственной деятельности; б) конспиративность базовых и иных элементов ОПД; в) формирование и использование денежных фондов, технических средств и организационных возможностей для нейтрализации всех видов контроля за этой преступной деятельностью; г) наличие системы активной защиты ОПД, адекватной ее характеру и объему; д) целенаправленное противодействие следствию после его начала. Представляется, что дальнейшее изучение отмеченных выше (и еще не выявленных) закономерностей организованной преступности того же порядка тоже должно быть подчинено цели создания системы специальных приемов и методов борьбы с ОПД. Субъектно-личностные свойства лиц, участвующих в организованной преступной деятельности, существенным образом не отличаются от присущих лицам, совершающим другие преступления, но определенные особенности типологического свойства имеют. Типологические особенности членов организованных преступных формирований во многом определяются их базовой целевой криминальной направленностью, сферой криминальной деятельности, регионом функционирования и др. Для выявления черт, имеющих криминалистическое значение, необходимо проанализировать социально-демографические особенности членов организованных преступных формирований; виды преступлений, в которых они участвовали и их роль; уровень их преступного опыта и иных профессиональных навыков; обстоятельства попадания в организованную преступную группу; сведения о степени и характере криминальной активности в группе и др. Во всех структурных звеньях преступных формирований общеуголовной направленности преобладают лица (в основном мужчины) в возрасте 19—36 лет, неработающие; большинство из них — без трудовых специальностей, с неполным средним или средним образованием. Значительное число в этих формированиях составляют лица, ранее судимые за различные преступления (практически каждый второй). Подавляющее большинство из них обладают всеми или большинством признаков криминального профессионализма. Для лиц исполнительских звеньев характерны часто неоправданная жестокость по отношению к жертвам, физическая сила, умение владеть оружием, навыками ближнего боя, решительность действий. Этими навыками чаще всего владеют бывшие спортсмены, сотрудники спецподразделений, которые нередко и являются членами таких преступных организаций. В организованных группах, занимающихся наркобизнесом, организацией проституции, обеспечивающих высокие прибыли при относительно неквалифицированном и нетрудоемком труде, особенно много молодежи, ранее судимой, не имеющей никаких трудовых специальностей. В формированиях, имеющих своим основным направлением криминальной деятельности совершение преступлений экономического характера в сфере экономических отношений, повышается возрастной уровень его членов и уровень их образования. Члены исполнительских звеньев и особенно их руководители во всех структурных уровнях сообщества часто имеют не только среднее, но и незаконченное высшее или высшее образование, и чаще всего соответствующее профилю преступной направленности криминального сообщества. Поэтому в преступной деятельности они используют свои специальные знания и свой трудовой служебно-должностной профессионализм. Соответственно значительное их число может не иметь криминального прошлого. Особую категорию составляют представители высших и отчасти средних звеньев организованных преступных формирований. Для руководителей формирований общеуголовной направленности в основном присуща высшая преступная авторитетность, основанная на значительном преступном опыте, личных качествах и финансовой основе. Среди таких руководителей велик процент ранее судимых, имеющих статус «вора в законе». Правда, среди них могут быть лица, не отбывавшие наказания в местах лишения свободы и фактически купившие такой статус. Они могут не иметь высокого уровня образования, но обладать природными организаторскими и иными способностями и чертами лидера. Для руководителей формирований преступно-экономической направленности не всегда характерна высшая преступная авторитетность и статус «вора в законе». Ими могут быть лица, ранее не судимые, но имеющие большие профессиональные знания в той или иной сфере экономико-финансовой деятельности, достаточно высокий уровень образования, опыт функционирования в теневой экономике и распоряжения значительными материальными и денежными средствами. Кроме того, они могут одновременно работать в легальных хозяйственно-финансовых структурах и иногда на руководящих должностях. Поэтому они обычно имеют обширные связи с лицами, работающими в органах исполнительной власти, иных государственных хозяйственных и финансовых структурах. Им также присущи организаторские способности и качества лидеров. Вместе с тем всем лидерам указанных преступных формирований чаще всего в том или ином объеме и наборе присущи нередко и такие психологические свойства, как непреодолимая тяга к наживе любым путем; пренебрежение многими общечеловеческими ценностями, легкость принятия решений об использовании физического и иного насилия к людям и другие личные (прежде всего волевые) качества; превосходящие, по сравнению с другими членами организованных групп, умственные способности; умение держать слово; предприимчивость; умение контактировать с людьми; решительность в действиях; быстрота ориентирования и принятия решений в сложных для преступной группы ситуациях; знание внутренних и внешних условий функционирования группы; умение обеспечить конспиративность подготавливаемых и совершаемых преступлений и др. Центральными фигурами любого организованного преступного формирования являются лидеры организаторско-управленческого плана. Обладая личными качествами организаторов и лидеров, они часто являются представителями последовательно-криминогенного типа личности, характеризующейся высокой степенью антиобщественной направленности, сформировавшейся под влиянием негативной личностной ориентации. Поэтому для реализации своих стремлений к высоким доходам и сверхдоходам любым путем и решения других желаний и проблем они легко и умело подбирают кадры и создают из них преступную группу, используют в ее деятельности любые средства и методы, не останавливаясь и перед убийством. В больших организованных преступных сообществах среди исполнителей также могут быть свои лидеры. Это или наиболее криминально опытные и удачливые в преступной деятельности лица, неофици-ально лидирующие в своей группе, или лица, на которые лидеры сообщества возложили исполнение каких-то контрольных функций, в том числе и по контролю за соблюдением членами группы норм поведения, предусмотренных неписаным криминальным кодексом. Им также присущи отдельные из вышеназванных качеств личности. Вышеотмеченные личностные качества лидеров организованных преступных формирований различного уровня позволяют им достаточно длительное время оставаться неуязвимыми для правоохранительных органов и умело противодействовать их разоблачению при задержании. Поэтому тактика общения с этими лицами во время расследования требует от следователей высокого профессионального мастерства. Велика роль исполнителей организованной преступной деятельности. Среди них могут быть лица, исполняющие главную и активно-постоянную роль в деятельности группы, и второстепенные исполнители. Первыми обычно являются лица с устойчивыми криминальными жизненными установками, вложившие часть своих преступно нажитых средств в общий криминальный бизнес, или лица, находящиеся в сложной криминальной и «технологической» цепочке. По этим причинам они обязаны действовать активно и объективно не имеют возможности оставить свою преступную деятельность без ущерба для преступной группы в целом. Особенно это проявляется в преступной деятельности в сфере экономики, при которой эффективность преступного бизнеса бывает возможной лишь при условии активности всех звеньев указанной технологической цепочки. Кроме того, оставить криминальный бизнес они не могут, опасаясь последующего физического устранения. С такими лицами труднее всего работать в процессе расследования. Вторыми являются лица, попавшие в организацию не по меркантильным или криминально-идейным соображениям, а в силу стечения жизненных обстоятельств, привлекаемые к преступным акциям эпизодически или исполняющие функции подсобного характера в деятельности преступной организации (обслуживание членов и руководства группы, эпизодические посреднические функции и т.д.). Эти лица менее всего «замазаны» в криминальной деятельности, менее защищены от разоблачения и наиболее полезны для следствия при умелом психологическом воздействии на них. Совместная деятельность людей, как показывают специальные исследования, является весьма сложным психологическим явлением, при котором в групповых коллективах, объединенных общезначимыми, важными для них видами деятельности, взаимоотношения отдельных их членов опосредуются содержанием и целевыми ценностями осуществляемой группой деятельности1. В то же время психологи отмечают, что содержание преступной деятельности, целевые ценности и нормы неписаного криминального кодекса весьма жестко определяют психологическое состояние занимающихся ею лиц и диктуют им способы соответствующего поведения2. В разные периоды существования организованных преступных формирований в них действуют различные внутренние силы. При этом чаще всего постоянно действуют две внутренние силы. Первая способствует объединению, интеграции ее членов, вторая работает на их разъединение3. На этапе создания указанного формирования обычно доминирует стремление к объединению. В процессе его функционирования могут возникать разные ситуации. При успешной преступной деятельности формирования преобладают тенденции к консолидации, сплочению преступного коллектива, что способствует развитию и формированию его внутренних психологических и функциональных структур. Если же преступная деятельность организации проходит не столь успешно — в ней возникают противоречия, увеличиваются трения между членами коллектива и руководством и начинают доминировать силы, способствующие его разъединению. После раскрытия преступной деятельности организованной группы и начала расследования особенно усиливаются стремление к разъединению, рассредоточению группы, «отсечению» от нее выявленных правоохранительными органами ее звеньев, конкретных лиц. Причины различного рода конфликтов в организованных преступных группах, действующих на их разъединение, возникают по самым различным причинам, а именно: борьба за лидерство в группе, 1 См.: Петровский А.В. Личность. Деятельность. Коллектив. М., 1982; Обозов ИМ. Совместимость людей // Социальная психология личности. Л., 1974. С. 36; Робер МЛ., Тилъмаи Ф. Психология индивида и группы. М., 1988. 2 См.; Кудрявцев И.В. Социально-психологические характеристики антиобщественного поведения // Методологические проблемы социальной психологии. М., 1975. С. 60. 3 См.: Быков В.М. Преступная группа: криминалистические проблемы. Ташкент, 1991. С. 61. звене и т.д., за близость к руководителю группы; неудовлетворенность наличием в группе «социального расслоения среди ее членов» (очень богатые руководители и их приближенные в отличие от рядовых членов); несогласие с долями, получаемыми от преступной прибыли, и вообще принципами ее дележа; неудовлетворенность методами и способами преступной деятельности. Указанные конфликты могут быть и не связаны с деятельностью организованной преступной группы, а уходить своими корнями в криминальное прошлое некоторых ее членов, в личные неприязненные отношения, возникшие в ходе преступной деятельности по самым разным причинам (в том числе этнического, культурного и эмоционального характера). Конечно, для криминалистов наибольший интерес представляют те межличностные отношения в организованных группах, которые носят конфликтный характер. Выявление в процессе расследования факта такого рода конфликтов в группе и причин, а также конкретных субъектов этих отношений позволяет следствию при правильно выбранной тактике использовать их в целях раскрытия и расследования данных преступлений. Современная организованная преступность немыслима без наличия у ее преступных формирований различного рода коррупционных связей, которые, как уже отмечалось, являются одним из важных признаков ОП. При этом опасность коррупции для общества в значительной степени обусловлена прежде всего ее тесной связью с ОП. В свою очередь, коррупционные связи помогают укреплению и развитию ОП. Таким образом, организованная преступность и коррупция настолько тесно связаны и взаимообусловливают друг друга, что порой их называют «родными сестрами». В соответствии с вышеизложенным организационно-коррупцион-ный блок сведений об анализируемой преступности является одним из важных структурных информационных элементов. Без знания такого рода особенностей криминалистическая характеристика ОП потеряет свою полноту. Наличие, степень развитости и характер коррупционных связей у организованных преступных формирований, действующих в России, характеризует: глубину проникновения метастазов ОП в жизненно важные сферы нашего общества (экономику, законодательную и судебную власть, сферу политики и управления); степень ее независимости от установленного в стране правопорядка и институтов социального контроля; стабильность преступной деятельности, а также ее финансовую мощь. Как уже отмечалось, основная часть организованных преступных формирований, рассчитывающих на длительную криминальную деятельность, имеют коррумпированные связи, но разной широты и характера. При этом указанные криминальные сообщества особенно заинтересованы в развитии коррупционных связей с чиновниками местной исполнительной власти и нужных им ведомств. И обычно это им удается. У многих современных преступных формирований налажены коррумпированные связи во многих эшелонах государственной власти, включая и высший. По опубликованным данным, среди коррумпированных лиц около 80% составляют работники министерств, госкомитетов и государственных структур на местах, сотрудники правоохранительных органов и представители кредитно-финансовой системы. На подкуп этих чиновников организованными преступными группами и сообществами тратится свыше 50% их преступных доходов1. При этом высокая степень скрытости коррумпированных связей с организованными группами, как и организованной преступной деятельности, заставляет критически относиться к сведениям, опирающимся на официальную статистику. Но приведенные выше данные все же позволяют судить об их размахе. Интересующие организованные группы структуры, с представителями которых эти группы стремятся налаживать связи, в основном зависят от основной, а часто и побочной направленности их преступной деятельности. Коррумпированные связи в органах власти и управления и особенно в правоохранительных органах обеспечивают организованному преступному формированию определенный уровень безопасности, своевременную информацию о направлениях деятельности этих органов и готовящихся операциях, против него, предоставляя ему возможность принимать соответствующие меры защитного характера. Характер самой коррупционной связи организованных преступных формирований с представителями интересующих их федеральных и местных структур имеет свою специфику. В отличие от коррумпированных связей различных чиновников с коммерческими и иными организациями, проявляющихся, например, в виде работы по совместительству в коммерческих структурах, участия в руководстве этими структурами, получения значительного числа акций доходных предприятии и т.д., коррумпированные связи организованных преступных сообществ более жесткие и более прямые, носящие характер либо прямого подкупа или тотальной взятки и полного подкупа1. При этом представители организованной преступности устанавливают такие связи с государственными чиновниками различного ранга, «берут их на содержание», как бы «скупают на корню», полагая, что в нужный момент в соответствующей ситуации коррумпированный представитель власти и управления поступит так, как ожидают взяткодатели2. По данным МВД России, уже в 1996 г. чиновники в органах государственной власти оказывали содействие каждой десятой организованной преступной группировке3. 1 См.: Аслаханов АЛ. Особенности российской коррупции // Проблемы борьбы с коррупцией. М., 1999. С. 40. 1 См.: Яковлев А.М. Социология экономической преступности. М., 1988. С. 151. 2 См.: Волженкин Б.В. Коррупция. СПб., 1998. С. 16. 3 Российская газета. 1997. 21 февр.
<< | >>
Источник: Яблоков Н.П.. Расследование организованной преступной деятельности. 2002

Еще по теме § 2. Общие черты криминалистической характеристики организованной преступности:

  1. 4.1. Значение ситуационного подхода в криминалистической науке
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН
  4. § 2. Современное понимание организованной преступной деятельности
  5. § 1. Криминалистически значимые стороны организованной преступной деятельности и основные направления ее криминалистического изучения
  6. § 2. Общие черты криминалистической характеристики организованной преступности
  7. Методика оперативно-розыскного сбора и накопления разведывательной информации о преступной деятельности преступных организаций
  8. § 1. Предмет и система теории оперативно-розыскной деятельности
  9. § 1. Понятие организованной преступной деятельности и ее криминалистическая характеристика
  10. § 1. Криминалистическая характеристика бандитизма
  11. § 1. Криминалистическая характеристика квалифицированного взяточничества и других проявлений коррупции
  12. Криминалистическая характеристика грабежей и разбоев
  13. § 3. Предмет и система статистики
  14. 10.5. Фактор внезапности, его учет и использование в доказывании*(588)
  15. ПРИВЫЧНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право Европейского Союза - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Ювенальное право - Юридическая этика - Юридические лица -
Яндекс.Метрика