<<
>>

Интеграция наук познании существа

Интеграция — состояние связанности отдельных Дифференцированных частей научных зна-

ний в целое, процесс сближения и связи науч-деятельности I» А г

ного познания. Вспомним слова Альберта

Эйнштейна: «В жизни не бывает отдельных факультетов».

С высот современного научного познания мы снисходительно оцениваем представления о жизни философов древности по сценарию со-циоцентризма, когда за центр Вселенной принимали Землю и человека, а все остальные звезды и тела, как предполагалось, вращаются вокруг их.

Теперь мы твердо знаем, что в физическом мире существует естест-воцентризм, а человек является элементом, включенным в необъятные вселенские структуры, которые подвержены всеобщей деятельности. Однако современные экономические, политические, социологические представления сохранили отпечаток социоцентризма.

Возникает труднообъяснимый парадокс: с одной стороны, мы ускоренно и очень успешно познаем мироздание и его всеобщую деятельность, углубляя естественные науки и сам естество центризм, с другой — настойчиво продолжаем изолировать общественные науки от естественных, строить деятельность цивилизации на базе социоцентризма.

Мы смотрим на действительный мир как бы с двух противоположных вершин и получаем раздвоенные проекции естествоцентризма и социоцентризма, что приводит к двойным стандартам оценки деятельности человека и управления ею.

Под влиянием социоцентристской точки зрения все перекрашивается в физическом мире в иной цвет, вес уничтожается, все преобразуется ради удовлетворения искаженных, эгоистичных экономических интересов человека. Нас не смущает то, что в экономике и политике попираются фундаментальные законы, нравственность, разум и интеллект, разрушается среда обитания, которая нам поставляет ресурсы, создает красоту и защищает нас. Все кружится вокруг социоцен-тра — вокруг выгоды человека. Чем же мы отличаемся в своих экономических и политических воззрениях от социоцентризма философов древности? Ничем.

Потребительская экономика создала воронку коллапса, которая втягивает нас внутрь, угрожая существованию цивилизации.

Образовались противоположно действующие векторы социо- и естествоцентризма, которые исходят из одной точки:

I) вектор благородных устремлений к улучшению среды обитания и жизнедеятельности человека путем развития инфраструктуры — техно

42

сферы, безопасности и комфорта — все время устремляется вверх, в противовес ему порождается отрицательный вектор разрушения этой же среды через отравление воды, воздуха, продуктов питания, деградацию земли, уничтожение лесов, животного мира и т.д.;

2) вектор развития потребительской экономики приносит возрастающие блага, но одновременно порождает и усиливает противоположно направленный вектор — падения нравственности, культуры, разумности, интеллекта современного человека;

3) вектор естественного познания мира повышает интеллектуальную продуктивность, ускоряет научно-технический прогресс, но экономика социоцентризма одновременно усиливает вектор отбора тех из них, которые работают в противовес всеобщей деятельности природы;

4) природный вектор создает условия по приращению человеческой популяции, а человек искусственно ограничивает ее рост, приводя в действие такие факторы, как войны и вооруженные конфликты, террористические акты, техногенные катастрофы, неразумное разрушение среды обитания путем технологического воздействия.

Наблюдается удивительная картина: первые векторы приносят положительные результаты, но они же одновременно порождают отрицательные. Глобальная цивилизация сама включает режимы самоуничтожения через социоцентризм, исключая учет естествоцентризма.

Итак, первые векторы несут положительные результаты, хотя иногда порождают или усиливают субъективные и в большей степени ошибочные факторы искусственного порядка деятельности цивилизации. Вторые векторы ведут к отрицательным результатам, угнетающим, снижающим значимость естественного порядка всеобщей деятельности. Налицо противоречия, рукотворно создаваемые человеком в системе соуправления собственной деятельностью.

Поэтому кажущийся успех современности оборачивается социальными и национальными трагедиями, войнами, террором, революциями и т.д.

Благие намерения получают отрицательные последствия. Кроме того, все это сократило до минимума надежность прогнозирования будущего. Стратегия стала перерастать в тактику, блокировав предсказуемость результатов. Возникли условия, которые понижают значимость факторов, определяющих самосохранение целостностей, искажают естественные объективные функции организации угнетением свободы самоуправления, свободы выбора и обмена. Ожидаемое объективное соуправление природных сил и разума, интеллекта человека постепенно стало замещаться субъективными управленческими силовыми решениями. Отсутствие видения идеалов и ценностей будущего возвратило человека к ценностям прошлого, «к пиру во время чумы» — насилию, убийствам, падению

Вводная глава

43

нравственности, деградации литературы и искусства. Административный ресурс заменил естественный порядок всеобщей деятельности и занял главенствующие высоты в определении путей самосохранения цивилизации, переводя их в понятие силового выживания, нивелируя значимость естественных процессов сотрудничества и приспособления.

Голод на новизну новой политэкономической силы, на политические и экономические стратегии — это характерная черта современности. Чтобы побеждать, нужно иметь надежную стратегическую базу, т.е. новую экономическую доктрину — здравую по смыслу, мобилизующую по содержанию.

Какие же решения находит цивилизация с момента появления опасных последствий, т.е. на протяжении последних 35—40 лет? Как ни парадоксально, но люди избрали традиционный фрагментарный путь познания [39,57]. Экологи, физики, биологи, экономисты, политики, другие ученые и специалисты стали усиленно бороться с последствиями, не раскрывая существа совместной деятельности человека и природы.

Последний «Саммит Земли» в Йоханнесбурге остановился на развитии контроля последствий деятельности цивилизации, не изменив, а усилив принятые в 1992 г. критериальные показатели устойчивого развития. Комплекс таких индикаторов (их 134) разделен на следующие основные группы:

• индикаторы экономических аспектов устойчивого развития (индекс валового национального продукта, оценка материальных потоков, потребление энергии на душу населения и единицу территории и т.д.);

• индикаторы экологических аспектов устойчивого развития (характеристики воды, земли, атмосферы, ресурсов, отводов, экологической безопасности и т.п.);

• индикаторы институциональных аспектов устойчивого развития (программирование и планирование политики, науки, международного права, информационного обеспечения и т.п.) [39, 114, 141].

Понятно, что достичь положительных результатов при использовании нормативного метода по ограниченным индикаторным критериям весьма проблематично.

Сообщество вновь пошло по хорошо известному и ранее отвергаемому пути искусственного нормирования, пусть даже оно получило новый иерархический уровень [48].

Странно иногда слышать доводы о преждевременности постановки проблемы самосохранения цивилизации: мол, она — дело будущих поколений. Наоборот, это дело прошедших и настоящих поколении человеческой популяции. И здесь уместно вспомнить известное изречение: «Промедление смерти подобно!».

Чем отличается прогноз от предсказания и гадания? Прогноз будет достоверен, если анализируемое явление имеет теоретическую модель и

44

достаточную историю развития. В нашем случае для описания самосохранения цивилизации все это отсутствует, следовательно, прогноз переходит в категорию предсказаний и гадания. Многие исследователи пришли к такому же выводу, например: «Стратегия устойчивого развития не может быть определена исходя из традиционных общечеловеческих представлений и ценностей, стереотипов мышления» |132]; «Необходимо сформировать новую общеприродную систему, способную разрешить совокупность противоречий, которые проявляются в наше время как результат глобализации» [931.

Поэтому неразумно надеяться на то, что экономическая теория, ориентированная только на деятельность человека и общества, изолированная от окружающего мира, обособленная от него моделью закрытой экономической системы, может вывести из тупика самоуничтожения, если учесть, что эта теория и завела людей в тупик. Целесообразно ли играть в рулетку, ожидая до бесконечности выигрыш в виде устойчивого развития, ставя на ликвидацию последствий? Не лучше ли познать механизм устойчивого развития взаимодействия природы и цивилизации и истратить минимальные ресурсы при переходе деятельности человека на естественный порядок деятельности объективного мира?

Успешное самосохранение и длительность нахождения человека на Земле зависят прежде всего от его способности и умения вписываться в естественный порядок деятельности окружающего нас мира. Человечество продолжает поиск тайны естественного порядка для использования его принципов в своей деятельности, опираясь на три метода познания взаимодействия природы и цивилизации:

• фрагментарный;

• аналогий с использованием собственного опыта;

• системный.

В познании деятельности широко используется фрагментарный метод. В отличие от системного он изучает явления от частного к общему. При этом меняется значимость этапов познания. Выбрать фрагментарный элемент для анализа проще, чем сформировать систему в целостности. Но при переходе от частного к общему ошибочность выводов может быть велика, так как еще не ясны структура, ценности и цели системы. При индуктивном методе за счет допускаемой ошибочности возможно значительное снижение степени использования ресурсных потенциалов. Но привлекательность упрощенного начала затягивает человека в дебри ошибочности и низкой достоверности результатов. Так и случилось, например, с современной традиционной экономикой, которая базируется на учете эффектов только одного фрагмента природной системы — человека.

В настоящее время окружающий мир познается в основном индуктивно, по его отдельным фрагментам. Большое количество специали

Вводная глава

45

зированных научных дисциплин раскрывают глубины познания мира, но многие из них не могут полностью вписаться в системный его образ. Поэтому разрозненные науки, как было показано выше, не всегда находят систематизирующую канву взаимодействия, имея при этом низкую достоверность результатов. Разве не странно, что цивилизация, находясь в естественном мире, пользуясь его ресурсами, развиваясь в едином с ним временном и пространственном объеме, наверняка имеющая одинаковые с ним ценности, изучает деятельность этого мира с помощью отдельных наук, зачастую упуская их взаимосвязи. Например, естественный мир познается естественными науками, а на изучение поведения человека и общества претендуют общественные науки, объясняя это наличием каких-то особенностей. Можно сказать, что только философия не покидала своих позиций в познании единства деятельного мира.

Но нельзя сказать, что фрагментарность в познании совсем не дает положительных эффектов. Например, глубина познания мира отдельными науками обеспечивает прорыв по определенным направлениям. Но одновременно такое положение разобщает единство выводов. Каждая из 150 наук имеет свои методы, критерии и зачастую несовместимые результаты. В политической и экономической деятельности требуется системный подход, ибо жизнедеятельность такого монолита, как глобальная цивилизация, многообразна. Конкретные примеры можно привести по многим наукам. Французский физиолог К. Бернар еще в 1887 г. описал саморегулируемые физиологические модели организма. Российский филолог, академик П.К. Анохин развил их до полного совершенства, выделил прямые и обратные информационные связи, центры принятия решений, регулирования результатов и т.д. Практически была изучена и изложена подробная кибернетическая система, работающая в живом организме. Все это повторил почти 100 лет позже Н. Винер в технических системах и стал «отцом» кибернетики. Или возьмем рыночную модель равновесия спроса и предложения: являясь фрагментом естественного порядка всеобщей деятельности, она так увлекла экономистов, принявших фрагмент за самоуправляемую систему, что они до сих пор не могут вывести государства из неустойчивого развития. Здесь следует отметить, что совершенствование указанной модели на основе интеграции результатов экономических, физиологических, социальных, экологических и иных наук обязательно приведет политику и экономику к устойчивому развитию, а кроме того, будет достигнуто самоуправление самосохранением.

Итак, фрагментарный метод позволяет познавать систему по ее частям. Поскольку фрагменты системы разнообразны, а условия и окружения многовариантны, то такой метод снижает достоверность полученных результатов, но при этом требует меньших усилий для их получения. Еще меньшей достоверности можно достичь, используя абстра

46

гирование подсистемы как замкнутой, управление которой осуществляется на основе аналогий с использованием собственного опыта. Таким методом общество борется с экологическими последствиями. Но, во-первых, замкнутая система лишает возможности учитывать характер ресурсных входов в нее, во-вторых, отсутствует (не известен) механизм, порождающий эти последствия, в-третьих, прогнозы выходов (последствий) деятельности системы имеют низкую достоверность, которая усугубляется усилением ошибочности при переходе от одного витка спирали деятельности к другому. Поэтому результат становится все менее и менее предсказуем, так как базируется на ошибочном опыте. Не следует забывать, что именно на последствиях своего опыта строятся перспективы развития. Естественно, развитие оказывается неустойчивым.

Мы часто ссылаемся на исторический опыт цивилизаций. Это очень важно и ценно. Но здесь нельзя выпускать из вида, на основе каких позиций формировался опыт — на деятельности системной, открытой целостности природы или деятельности закрытой модели функционирования человеческого общества, ориентированного на эгоистические цели.

Пока человечество не овладеет системным методом для описания совместной экологической, техногенной, социальной, политической и экономической деятельности естественного мира, включая в него человека и общество в виде элементов, нельзя ожидать удачи в достижении устойчивости в их совместном развитии.

Известно, что без познания и использования в деятельности человека естественного порядка функционирования окружающего мира нельзя обеспечить устойчивое развитие цивилизации, однако цивилизация не спешит открыть для себя его законы и принципы, так как они непременно приведут к изменению искусственного порядка в направлении естественного порядка деятельности, а это, в свою очередь, изменит привычное поведение людей.

В современной истории мирового сообщества наблюдаются две ярко выраженные тенденции: первая — это неустойчивость его развития, сопровождающаяся учащением и углублением кризисов и катаклизмов практически во всех сферах деятельности, как следствие объективных эколого-экономических процессов; вторая — это субъективный процесс поиска и построения парадигмы (идеи) по выводу цивилизаций на дорогу устойчивого развития. Нестыковка объективного с субъективным не позволяет примерить разноплановость тенденций и лишает общество получения тренда своего будущего развития. Не случайно государства, политические партии и экономические школы увлечены решением круговерти тактических задач, а стратегическое поле развития сообщества отдали «предсказателям будущего» — астрологам и экстрасенсам.

Вводная глава

47

В роли учителей самосохранения цивилизации должны выступить принципы и законы естественного порядка деятельности природы по следующим причинами: длительность опыта самосохранения ее целостности измеряется десятками миллиардов лет, а существование человеческой популяции — только десятками тысяч лет; сотворение всего живого и неживого принадлежит природе — это результаты деятельности природных преобразований, происходящих в условиях нестационарности и ограниченных ресурсов.

Поэтому актуальным следует считать, во-первых возвращение от фрагментарных методов к системным методам описания открытых экономических систем, во-вторых, изучение принципов, законов, вневременных и бессменных ценностей естественного порядка деятельности для того, чтобы человек и общество могли своей деятельностью вписаться в рамки деятельности экономичной и гармоничной самоорганизации природы, в-третьих, разработку стратегических программ обеспечения устойчивости развития при сообразовании деятельности системы «человек — общество — природа» [129].

Однако не должно складываться мнение, что социоцентризм полностью отвергается. Он остается главным и определяющим, но деятельность социоцентризма — ради его торжества и ради самосохранения цивилизации — должна осуществляться с учетом и на базе естест-воцентризма, который формирует среду обитания и создает резервуар ресурсопотребления для человека и общества. Нужна теоретическая модель, объединяющая партийные, экономические и экологические начала социоцентризма в естествоцентризме.

Методологический подход к интегрированию и объединению проекций социо- и естествоцентризма позволит получить единый образ всеобщей деятельности живого и неживого на Земле. Нестационарная модель отбора и обмена ресурсами должна строиться на основе фундаментальных законов сохранения вещества, энергии, импульсов и моментов действий. Должны быть выделены фундаментальные, тленные и потребительские ценности. Нельзя же деятельность компонента (человека, глобальной цивилизации) оценивать по своим измерителям и целям, а деятельность системы, в которую входит этот компонент, по другим измерителям и целям, да еще удивляться, почему не получается гармонии и экономичности в их композиционном развитии. Нужно отказаться от лозунга только охраны и спасения окружающей среды. Следует самосохранять глобальную цивилизацию, живущую в природной системе. Но прежде всего следует разобраться, в чем состоит естественная и объективная цель деятельности человека и каково его предназначение в действительном мире.

Ответы можно получить, если мы поймем всеобщую деятельность мироздания. За отправную точку целесообразно принимать современные концепции естествознания и фундаментальные законы, описывающие всеобщую системную деятельность природы.

48

В основе доктрины самосохранения цивилизации должно лежать положение о соизмерении эффектов и результатов естественного порядка всеобщей деятельности с искусственным порядком деятельности человека, на основе которого должны строиться экономика, политика и социология.

<< | >>
Источник: Прыкин Б.В.. Глобалистика. М.: Юнити-Дана. - 464 с. . 2007

Еще по теме Интеграция наук познании существа:

  1. 1. Предмет и задачи науки глобалистики
  2. Интеграция наук познании существа
  3. Контрольные вопросы
  4. 1.6. Наука и образование
  5. Политика в процессе познания
  6. § З. ЛОГИКА ПОЗНАНИЯ ПОЛИТИКИ И СТРУКТУРА ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАУКИ
  7. Культурные микросреды как медиаторы в постнеклассической науке
  8. 1.1. ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПНОСТИ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН
  9. Социокультурная функциональность денег: новые формы социальной интеграции
  10. Цели и задачи. Основные направления и приоритеты
  11. Функции юридической науки,, ее связь с практикой
  12. Понятие методологии. Принципы научного исследования
  13. § 1. Современные представления о природе криминалистики
  14. § 3. Соотношение теории государства и права с другими юридическими науками
  15. § 7. Язык и понятийно-категориальный аппарат политической науки
  16. Политология как наука, объект и предмет: релятивистский подход.
  17. 1.3. Место криминологии в системе наук. Междисциплинарный характер криминологии
Яндекс.Метрика