<<
>>

Пример глобальной системы ретроспективного уровня

Представленная ориентировочная постановка проблем изучения документальной памяти ноосферы тяготеет в значительной мере к категории пространства. При попытке углубить понимание ДПН на основе категории времени мы сталкиваемся с известным условным делением документации на текущую (включающую новую оперативную информацию) и потерявшую значение для непосредственного общественного функционирования или подвергшуюся «старению» (наполненную ретроспективной информацией).
Уделим внимание последней, ибо свойства первой во все больших масштабах раскрываются в многочисленных разработках, посвященных общим и специальным вопросам научной и технической информации, информатики, документалистики, документоведения, текущей библиографии и т.п. Из-за сложности выявления особенностей ДПН в ее ретроспективной части, а также обилия фундаментальных пограничных исследований, которые необходимо при этом использовать, представляется рациональным продолжить наши наблюдения на конкретном широкомасштабном примере. В данном случае полезно, очевидно, обратиться к постоянно возрастающему множеству архивных документов, используемых для целей исторического и футурологического познания. «Время заполнено событиями столь же реально, как пространство заполнено материей и энергией» [7, с. 56]. Эта проникновенная мысль В.И. Вернадского укрепляет понимание истории как познаваемой реальности, легковесное изучение которой неразумно, а умышленное искажение — противоестественно. Углубленное постижение явлений прошлого всегда было связано с многотрудным проникновением в сущность разнообразных свидетельств истории, значительная часть которых, как известно, заключена в архивных документах. Исторические разыскания, наполненные тематическими, предметно-во просны ми, институциональными, герои ко-личностными и т.п. сюжетами, традиционно опирались и будут опираться на документы конкретных архивов или групп архивов (государственных, корпоративных, семейных, личных и т.д.).
При этом, естественно, не отрицается значение других необходимых источников исследования, но доминанта «документальных памятников», накопленных на протяжении всего периода так называемой письменной истории, остается бесспорной, В наше время, когда интеграционные явления в экономической и политической жизни, науке, культуре находят новое осмысление в масштабе общечеловеческих мегатенденций [221, настала пора уяснить значение архивов не только как многочисленных, все еще недостаточно освоенных хранилищ рукописных материалов, фото-, кино-, фоно-, видео- и машиночитаемых записей, но и как взаимосвязанных, плотно заселивших планету очагов ретроспективной части документальной памяти ноосферы. Наука располагает многочисленными фактами, убеждающими в том, что архивы как собрания хранимых документов живут и развиваются не менее 5 тыс. лет [23], т.е. почти с начального периода формирования ноосферы. Исходя из этих представлений, можно считать, что успех создания истинного портрета земной цивилизации (вмещающего длительную ретроспективу глобального воздействия человеческого разума) во многом зависит как от реального состояния мировой архивной базы источников, так и от глубокого осознания ее в качестве планетарного явления. Историография архивоведения указывает, что одним из первых, кто изучал названную базу именно в таком ключе, был профессор Московского государственного историко-архивного института И.Л. Маяковский. Его исследования [24]посвященные архивам и архивному делу с древнейших времен и до XIX века, можно расценивать как блистательную попытку проникновения в глубинный пласт человеческой культуры. Использовав новые для того времени данные, автор привел поучительный пример «белых пятен» (как он писал) в эволюции архивов. Затем исследование было продолжено и расширено его учениками и последователями [25—28]. Всеобщая история архивов привлекла внимание французского ученого Ж. Фа- вье [29], американца Э. Познера [30] и др. Появились также труды по истории архивов некоторых регионов2.
Необходимую часть работ 8 9 такого профиля составили многочисленные исследования, посвященные архивам отдельных стран или характеристике источников по истории определенного государства, хранящихся в зарубежных архивах. Эта обширная и разнохарактерная исследовательская наработка, приближающая нас к уяснению эволюции архивов и пониманию их взаимосвязи, все же не дает целостного представления о реальном состоянии мировой архивной базы источников (в особенности за пределами государственных хранилищ) и, естественно, не включает глубокого осмысления ее в качестве всеобщего, планетарного явления. Некоторые элементы такой всеобщности обозначались в практике международного архивного сотрудничества, которая наиболее всесторонне, на наш взгляд, рассмотрена в трудах Е.В. Старостина [36, 37]. Идея целостности нашла заметное воплощение в том, что в 1960-1970-х гг. произошло массовое вступление представителей различных стран в Международный совет архивов (MCA), что расценивалось даже как «геоархивная революция». В изданиях международных архивных организаций, региональных союзов и других подобных учреждений сосредоточены научные доклады, сообщения, информация о теоретическом и практическом решении ряда задач, стоящих перед сообществом архивистов. Осознание целостности мировой архивной базы источников проявилось и в практике составления международных путеводителей по архивам. Первые из них увидели свет в 1930-х тт. [38, 39), однако они включали лишь общие сведения ознакомительного и нормативного характера. Одним из заметных достижений в этой области можно считать начатое в конце 1950-х гг, трехсерийное многотомное издание «Путеводителя по источникам истории наций», выявляющего те документы архивов Европы, в которых отражена жизнь стран Азии. Африки и Латинской Америки [37]. В последнее время опубликованы «Международный справочник архивов» (1988 г.) и «Международная библиография справочников и путеводителей по архивам» (1990 г.), свидетельствующие о прогрессирующем взаимодействии заинтересованных учреждений и неправительственных организаций [40]. И все же еще ни одно подобное издание не содержит целостной многоаспектной информации о мировой архивной базе истории, не характеризует архивы как долговременную память сферы разума. А это немаловажно, если отнестись с должным вниманием к тем особенностям ноосферы, которые выявлены в процессе ее продолжающегося изучения.
<< | >>
Источник: Гельман-Виноградов К,Б. Особая миссия документов. 2009

Еще по теме Пример глобальной системы ретроспективного уровня:

  1. § 1. Дискуссионные вопросы понятии правоприменительной практики и ее социальные истоки
  2. Первый этап организационного развития — стабилизация
  3. ТМ-глоссарий
  4. Военные системы снабжения
  5. Глава 8. Концептуальная постановка задачи планирования и оперативного управления логистическими цепями
  6. Технологии автоматизированного учета и финансового анализа
  7. Технологии автоматизированного учета и финансового анализа
  8. Технологии автоматизированного учета и финансового анализа
  9. Порядок разработки МСФО
  10. СЕМЬ МЕТАФОР
  11. Проблема неопределенности и риск в цепях поставок
  12. 1.1. Предмет экономического анализа и его научный аппарат
  13. Основные международно-правовые гарантии социально-обеспечительных прав
  14. 14.2. Системный анализ и структуризация региональных проблем охраны окружающей среды
  15. Пример глобальной системы ретроспективного уровня
  16. Второй пример глобальной системы ретроспективного уровня
  17. Третий пример глобальной системы ретроспективного уровня
  18. ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ОДИССЕЯ ДОКУМЕНТОВ КАК ГЛОБАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ
  19. ВВЕДЕНИЕ
  20. Анализ поставленных в дискурсе проблем Ближнего Востока
Яндекс.Метрика