<<
>>

ИСТОЧНИКИ НУЖДАЮТСЯ В ПРОНИКНОВЕННОМ ЧИТАТЕЛЕ

«По-видимому, проникновенно читать не менее сложно, чем создавать даже самые замысловатые тексты» В наше время возникла потребность в изучении читательского мастерства, умения овладевать содержанием используемых источников.
К такому выводу приходишь в результате самоанализа, ведь всякий раз при обращении к архивным материалам посещает укор, исходящий от документов, угнетенных «состоянием покоя». Просматривая дела, улавливаешь не шелест листов, а вздохи записей, еще не введенных в научный оборот, или тревожное эхо блистательных словосочетаний, пока не оцененных по достоинству. Тогда понимаешь, что одна из глубинных причин отмеченного недовольства кроется в переизбытке ординарных и острой нехватке проникновенных читателей. Г1о-ви- димому, проникновенно читать не менее сложно, чем создавать даже самые замысловатые тексты. Чтобы убедиться в справедливости или несостоятельности данного предположения, попробуем обратиться к таким кладезям мудрости, как священные писания. Прежде всего откроем Библию, которую многие ученые рассматривают как сборник духовных, нравственных, этических наставлений и советов, как богатейший литературный памятник, включающий ритуальные и юридические кодексы, хроники, мифы, легенды, притчи, сказания, народные песни, эротическую лирику, фрагменты героического эпоса и прочие свидетельства седых времен. Выявляя в Священном Писании эпизоды использования документов, не перестаешь удивляться их сюжетному разнообразию. Забравшись мысленно в дебри библейской жизни, ощущаешь себя вполне уютно, так как постоянно встречаешься с многочисленными людьми, причастными к созданию и чтению записей. В ряде книг Ветхого Завета1 содержатся указания о том, что израильские и иудейские цари пользовались услугами писцов и дееписателей (хроникеров, биографов). Впечатляет упоминание о том, что в последние годы правления царя Давида в Израиле насчитывалось 6 тысяч писцов и судей2.
В Библии присутствуют хорошо запоминающиеся притчи о тех, кто доводил содержание судьбоносных документов до сознания людей. Особенно ярко это отражено в сюжете о скрижалях — каменных плитах с двухсторонним текстом закона и заповедей, включающим «письмена Божии»3. Согласно Библии, эти священные предначертания предписывалось хранить в обложенном золотом ящике — ковчеге. Однако, прежде чем они туда попали, произошли поистине драматические события. Пророк Моисей, получивший от Бога две скрижали откровения на горе Синай, не смог немедленно наладить их использование. Спустившись к людям и обнаружив, что они грубо нарушают закон и заповеди, а следовательно, не готовы к выполнению священного договора, он «воспламенился гневом» и, бросив скрижали, разбил их4. Затем пророку пришлось вытесывать такие же плиты и опять подняться на гору для восстановления священного текста. Страницы Ветхого Завета содержат подробный рассказ о злоключениях пророка Иеремии и писца Варуха, первый из которых изложил, а второй записал в «книжном свитке» обещание неминуемой кары власть имущим вероотступникам. Этот опасный документ был оглашен писцом в храме и у его стен, а затем попал в руки разгневанного иудейского царя Иоакима. Критические замечания и грозные предупреждения так подействовали на этого правителя, что по мере прочтения он сжигал свиток по частям. Однако, несмотря на опасность жестокой расправы, пророк и писец восстановили и дополнили уничтоженные записи5. Другому пророку — Иезекиилю (наблюдавшему действия писца, который помечал особым знаком лбы безгрешных людей, избавленных от нависшей над жителями Иерусалима суровой кары) довелось съесть свиток с устрашающей надписью «плач, и стон, и горе» и ощутить при этом вкус меда6. Столь же любопытные сведения о пометах на челе и использовании записей путем их «поедания» содержатся в конце Библии. Представляется, что рассмотренные откровения превосходят по накалу страстей многие беллетристические сочинения. В книгах Нового Завета7 линия документирования и чтения получила заметное развитие, проявившееся в том, что Иисус Христос «писал перстом на земле»8, а Всевышний вознамерился в знак прощения прошлых грехов написать законы уже не на скрижалях, а в мыслях людей9.
Наиболее сильное впечатление производит книга Нового Завета «Откровения святого Иоанна Богослова» (Апокалипсис), рисующая картины конца мира и Страшного суда. Можно предположить, что именно в ней зашифрованы тайны глубинного прочтения сложнейших текстов. Возможно, режущее по живому откровение о вселенских разрушениях, мучениях грешников и общеземных уничтожениях заслоняет, затушевывает, кодирует образ действий проникновенного читателя, который должен был раскрыть «книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями»10. В откровении сообщается, что такая работа оказалась под силу лишь тому, кто был наделен неземным вдохновением. Как можно понять из содержания притчи, первые четыре печати снимались не только для проникновения в судьбоносный текст, но также и для того, чтобы раскрыть глаза пророку Иоанну, получавшему приглашение: иди и смотри. Примечательно, что после снятия последней печати и окончания всего сериала ужасов и наказаний Иоанну было предложено съесть «раскрытую книжку». Пророк внял данному совету и ощутил сладость в устах и горечь «во чреве»11. Рискнем предположить, что именно в такой форме последовало напоминание о необходимости подробно «разжевать» и глубоко усвоить судьбоносный текст. Понимая, что документирование и в особенности чтение не могли быть обойдены Кораном12 (ведь в переводе с арабского куран и есть чтение), нельзя отказать себе в удовольствии последовательного штудирования каждого аята (стиха), входящего в 114 сур (глав) данного свода философско-религиозных, морально-нравственных, гражданских, политических, юридических и других норм жизни, составляющих основы ислама. Состоявшееся знакомство убедило, что это священное писание является ярким памятником арабо-мусульманской культуры и одновременно — литературным произведением, отличающимся высокими художественными достоинствами13. Досадуя на незнание языка оригинала, углубляешься во все доступные переводы14 и понимаешь, что ощутить подлинный аромат Корана русскоязычному читателю крайне сложно.
Питать надежду на быстрое постижение глубин такой книги было бы наивно. Поэтому приходится предпринять попытку посильного прикосновения к ее документно-ориентированным эпизодам. В них отмечено, что книга ниспослана Аллахом (у него же хранится ее подлинник — «мать книги»). В Коране приводятся характерные случаи работы писцов, упоминаются долговые, тайные, ложные и другие записи. Имеет место клятва «письменной тростью и тем, что пишут»15, а также писанием, начертанным «на свитке развернутом»16. Как и следовало ожидать, в тексте присутствуют клятва «читающими Коран»17 и некоторые регламентационные наставления. Прикасаться к благородной и сокровенной книге имеют право только «очистившиеся»16. Молящимся ночью предписывается читать отчетливо и вдумчиво. Но если такое занятие трудно дается, позволено сокращать его часы или обращаться к более легким текстам. Особо отмечено, что ночное чтение яснее по восприятию и сильнее по воздействию. Этот феномен обостренного усвоения записей, зашифрованный в священном руководстве для богобоязненных, не отрицается наукой. Некоторые психологи утверждают, что ночное время повышает восприимчивость к внушению, так как люди, находящиеся в полусонном состоянии, не могут подвергать достаточной критике получаемые впечатления. Согласно Корану, в Судный день каждому человеку предъявят страницы его праведной и грешной жизни, но чтение и разъяснение судьбы будет принадлежать не ему19. Тот, кому вложат запись в правую руку, обретет обещанное блаженство в саду высоком, в левую — попадет в ад20. В другом варианте это предсказание содержит упоминание о Книге деяний, принесенной в правую руку (награда) или поданной из-за спины (наказание). Представленное осмысление эпизодов из Библии и Корана дает основание полагать, что в священных писаниях кроются многие, еще непознанные секреты чтения, которые станут доступными более удачливым и разносторонним искателям, чем автор данной статьи21. Изучение священных книг вселило мысль о том, что над людьми, погружающимися в записи, царит внеземная сила, определяющая возможности и ресурсы чтения. Оставив подобное суждение теологам, обратимся лучше к документу как к источнику информации. Последний, будучи нашпигован разноязычными записями, не волен раздавать их в большем объеме, чем способны извлечь, воспринять и употребить читатели. При этом одно из существенных свойств записей состоит в их способности передавать в пространстве и во времени не только явные или тайные, но и вовсе несуществующие сведения. Особый интерес представляет искусство извлечения из документов той части виртуальной информации, которая раскрывает тайны исторического процесса. Конечно, о прошлом постоянно свидетельствуют вещественные и устные источники. Но превосходство «документальных памятников», накопленных на протяжении всего периода так называемой письменной истории, бесспорно. Признанному мастеру пера И. А. Бунину принадлежит известная поэтическая формула2’, постоянно подкреплявшая наши документофильские устремления. Однако прошло немало дней и ночей, прежде чем удалось уяснить следующую непреложную истину. Магия постоянного звучания «письмен», т.е. неисчерпаемого извлечения неизвестных фактов из старых записей, предопределена не только уже известным свойством документов — всегда и везде оставаться «себе на уме». Она обусловлена в значительной мере и ограниченностью информационного аппетита человечества: возможность выявления скрытых данных всегда превышает индивидуальную и общественную потребность в них в каждый данный момент времени. Говоря иначе, земная цивилизация страдает хроническим «недоиспользованием» того исключительно полезного, что таится в недрах документального мира. Вследствие этого виртуальная способность конкретных совокупностей документов (после активного их применения по назначению) остается неизменно высокой. Переходя в разряд исторических источников, эта документация привлекает внимание тех заинтересованных читателей, исследователей, которые рассматривают ее не только как продукт единовременной фиксации и обработки данных, по и как материал для доказательного познания прошлого. Прочтение виртуальной информации с помощью компьютеров осуществляется при условии предварительного перевода имеющихся записей в удобный, сопоставимый, по мнению документоведов, машинно ориентированный вид или при условии использования ранее отработанной машиночитаемой документации. Все остальное, как говорится, дело техники (счетной, аналитической, синтезирующей и другой), состоящей на службе у исторически мыслящего читателя. Первые успехи виртуального прочтения старых записей были достигнуты в конце 50-х — начале 60-х годов XX в. В те необыкновенные времена на фоне триумфа «физиков» и скромного рейтинга «лириков» невольное удивление вызвало сообщение о расшифровке иероглифических рукописей древнего народа майя сотрудниками лаборатории применения электронных вычислительных машин в гуманитарных исследованиях Института математики Сибирского отделения АН СССР23. Источники, исследование которых имело более чем 120-летнюю историю, были почти полностью прочитаны. Столь же удивительной являлась необычная находка научных сотрудников Гарвардского университета (США), которые сумели увидеть и прочитать утраченный первоначальный текст Нового Завета. Они восстановили несуществующий документ путем компьютерного сравнения свыше трехсот различных его списков24. Безукоризненность этой работы была подтверждена на основе найденных впоследствии рукописей (получивших название кумранских)25, включающих более полные исторические сведения. Архивы предоставляю! исследователю неограниченные возможности для сравнительного анализа документов, обеспечивая неисчерпаемость скрытой и иной информации. На протяжении двух последних столетий и сам «мир документов» претерпел заметные изменения26. Особо важен для читателя тот факт, что знаковые, начертательные формы документирования, имеющие тысячелетние корни и широко применяемые в наши дни, дополнились новыми, предполагающими применение нетрадиционных способов закрепления и считывания информации. В XIX в., когда человечество ощутило ограниченность своего письменно-информационного существования, появились все исходные виды аудиовизуальной и машиночитаемой документации27. В следующем столетии произошло многократное умножение их особых свойств на основе внедрения постоянно совершенствуемых технических средств. Динамично развивающиеся явления жизни приобщали заметно увеличивающееся число людей к применению (на службе, досуге, в быту) кинофотофоновидео- и машиночитаемых записей, а понятие «читатель» со всей очевидностью дополнилось (в плане использования документов) понятиями «зритель» и «слушатель». Последние в расчете на успех должны как минимум иметь представление о приемах работы с аппаратурой для использования нетрадиционных источников, знания о технологических особенностях их создания. Однако наиболее сложным барьером на пути использования нетрадиционных документов является необходимость владения особыми языками, составляющими логическую основу создания аудиовизуальных и машиночитаемых документов (свет, цвет, жест, звук, кодирование и др.). Подобные знания раскрывают перспективы появления новых видов записи информации, удовлетворяющих растущие потребности читателей, зрителей, слушателей. Если мы откажемся от активного познания условий появления новых видов носителей и новых способов записи информации, то, не являясь невольниками в физическом и юридическом смыслах, мы рискуем оказаться «рабами незнания». Позволим себе употребить столь выразительное, явно гиперболическое предположение лишь с целью обратить внимание на особую значимость футурологических изысканий. Последние могут быть продолжены в любых направлениях на основе новейших достижений документоведения, архивоведения, источниковедения, документалистики. Эти исследования будут способствовать такой оптимизации процессов использования документов, которая позволит говорить о XXI столетии как о Золотом веке Читателя, Зрителя, Слушателя. Примечания 'Ветхий Завет — часть Библии, включающая собрание иудейских священных книг, рассматриваемых как священные и в христианстве. Начало создания Ветхого Завета относят к XIII в. до нашей эры. 2 Библия. 1 Пар. Гл. 23. Ст. 4. 3Там же. Исх. Гл. 24. Ст. 12; Гл. 32. Ст. 16. 4Там же. Гл. 32, Ст. 4. 5 Там же. Иер. Гл. 36. Ст. 1—32. йТам же. Иез. Гл. 32. Ст. 9—10; Гл. 3. Ст. 1—3; Гл. 9. Ст.2—4,6, 11. 7 Новый Завет — часть Библии, включающая основы христианской идеологии. а Библия, Иоанн. Гл, 8. Ст. 6—8. 9 Там же. Евр. Гл. 10. Ст, 16. !0Там же. Отк. Гл. 5. Ст. 1. Бунин Иван Алексеевич (1870—1953) — известный русский писатель и поэт, автор многочисленных поэтических переводов, лауреат Нобелевской премии. 11 Там же. Отк. Гл. 10. Ст. 9—10. 12Коран — священная книга мусульман, созданная в VII—VIII столетиях. '*См.: Коран / пер. Смыслова и коммент. В. Прохоровой. М„ 1993. 14См.: Коран / пер. с араб, и коммент. И.Ю. Крачковского. 2-е изд. М., 1986; Священный Коран / араб, текст с рус., перев, Лондон, 1987; Коран / пер. с араб, и коммент, М.Н. Османова. М„ 1995 и др. 15 Коран / пер. и коммент. И.Ю. Крачковского... Сура 68. Аят 1. 16 Там же. Сура 52. Аят 2, 3. 17 Коран / пер. с араб, и коммент. М.Н. Османова. Сура 56. Аят 79. 18В мусульманской практике это выражение воспринимается как запрет притрагиваться к Корану без совершения ритуального омовения. См.: Там же. С. 540. 19Коран / пер. и коммент. И.Ю. Крачковского... Сура 75. Аят 14, 17—19. 20 Там же. Сура 69. Аят 19—31. 21 Продолжение этой работы может потребовать расширения круга используемых источников. 21 «Молчат гробницы, мумии и кости, — Лишь слову жизнь дана: Из древней тьмы, на мировом погосте, Звучат лишь Письмена» (Бунин И.А. Поли. собр. соч. М., 1987. Т. 1. С. 287), пЕвреинов Э.В., Косарев Ю.Г., Устинов В.А. Вычислительная техника в историко-филологических исследованиях П Вестник Академии наук СССР. 1962. № 1. С. 80—84. -’См.: Зелинский К. С точки зрения литературоведа Н Возможное и невозможное в кибернетике. М., 1963. С. 119. Кумранекие рукописи — условное название древних документов, первые из которых были обнаружены в 1947 г. в одной из пещер Кум рана (северо-западное побережье Мертвого моря). Всего было найдено около 40 тыс. фрагментов записей преимущественно на древнееврейском и арамейском языках. гь Об этом см.: Гельман-Виноградов К.Б. Глобальная трансформация документальных источников на рубеже тысячелетий // Источниковедение XX столетия. М., 1993. С. 34—36. 27 Кузин А,А. Кинофотофоноархивы. М., I960; Гельман-Виноградов К.Б. Машиночитаемые документы в СССР. М., 1980. Вып. I. С. 17—20. Источник: Отечественные архивы: науч.-практ. журн. 2003. № 4. С 20-25.
<< | >>
Источник: Гельман-Виноградов К,Б. Особая миссия документов. 2009

Еще по теме ИСТОЧНИКИ НУЖДАЮТСЯ В ПРОНИКНОВЕННОМ ЧИТАТЕЛЕ:

  1. МЕНТАЛИТЕТ КАК СИСТЕМА СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ УСТАНОВОК
  2. ОСОБЕННОСТИ ЕДИНСТВА РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ ( ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ)
  3. 8.4. Методы прогнозирования
  4. ВЛИЯНИЕ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ НА МОТИВАЦИЮ РАБОТНИКА
  5. НАБОР МАРКЕТИНГОВЫХ ИНСТРУМЕНТОВ
  6. 1. Предварительные замечания
  7. Глава V ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ БЕСЕДЫ
  8. Глава VII НОВОЕ В СОВРЕМЕННОЙ ДИПЛОМАТИИ
  9. СЕМЬ МЕТАФОР
  10. Форд Генри
  11. Роль средств рекламы*
  12. Изучение опыта компании Dr Solomon’s Software
  13. Общение в Сети и зарождение сетевой киберкультуры
Яндекс.Метрика