<<
>>

2.1 Основные факторы воздействия на избирательный процесс в РФ

Принятие новой российской Конституции в 1993 году и федеральных законов о выборах дали колоссальный импульс для развития демократической системы и распространения ее принципов в стране.
Следом за предоставлением населению права свободно выбирать главу государства был изменен и порядок формирования исполнительной власти в регионах. На место назначенцев пришли всенародно избранные президенты автономных республик, губернаторы краев и областей, мэры городов. Все региональные политики были вовлечены в избирательную процедуру, что подразумевало сбор подписей, процедуру регистрации кандидатов, проведение предвыборной агитации. Борьба за голоса избирателей потребовала полномасштабного использования средств массовой информации, в первую очередь, региональных, ориентированных на проживающее в регионе население. Начало избирательного марафона в регионах Российской Федерации совпало с завершением первой стадии масштабного процесса реформирования экономики страны. В таких условиях стремление проводить выборы в регионах Российской Федерации в соответствии с общемировой практикой и традициями развитых стран натолкнулось на сложившиеся в ходе приватизации экономические и политические реалии. До финансового кризиса 1998 года монетарный фактор играл значимую роль в выборном процессе. В этой сфере стали вращаться достаточно солидные денежные средства, что повлияло на развитие политической рекламы и практику ее активного размещения в СМИ, способствовало привлечению к подготовке и проведению избирательных кампаний специалистов в области паблик рилейшнз (PR), вызвало всплеск интереса к политическому консалтингу. Однако после кризиса, в условиях, когда расходование значительных средств на организацию и проведение выборов стало проблемой, политтехнологи и консультанты стали полагаться на более дешевые, лобовые, но все же воздействующие на широкие массы методы ведения агитации, используемые либо тоталитарными режимами, либо демократиями, находящимися на начальной стадии своего развития.
Все это позволило характеризовать методы проведения российских избирательных кампаний как «грязные» технологии. Впервые, данные методики поддержки кандидатов были использованы в период избирательной кампании в Законодательное собрание Санкт-Петербурга. Вслед за ней ни одна региональная политическая кампания не обходится без упоминания об использовании тех или иных «грязных» технологий. Тем не менее, тщательное изучение зарубежного избирательного опыта организации избирательных кампаний показывает: все, что так широко распространено сегодня в Российской Федерации, используется или использовалось ранее в других странах, выбравших демократию в качестве способа организации политического устройства. Избирательные кампании в регионах России в своих основных чертах повторяют модели организации и проведения выборов, разработанные в западных странах. Исследователи современной политической истории Российской Федерации сходятся во мнениях относительно того, что важнейшее отличие ельцинской политической системы от политических схем эпохи Путина - Медведева - это возможность первой системы поддерживать конкурентоспособность субъектов. И выборы были тем элементом системы, который в 90-х гг. работал в поддержку политической конкуренции. Российские выборы в 90-х гг. не были честными и были не совсем прозрачными, но надежно свидетельствовали о таких его качественных характеристиках, как: - Фактическая легитимность в рамках режима оппозиции; - Существование реальной инфраструктуры, обеспечивающей плюрализм (относительно свободные СМИ, партийная инфраструктура, свобода мнений)59. Избирательная система как инструмент институциализации российских публичных политических субъектов - продукт конституционной реформы 1993-1995 гг. Что касается центрального законодательного органа власти, то вследствие реформы Государственная дума начала избираться (до 2007 г.) по смешанной системе: 50% формировали партии (с проходным барьером на уровне 5%), 50% - избирались по мажоритарным округам, где действовал принцип относительного большинства.
Совет Федерации, начиная с декабря 1995 г., предусматривал автоматическое вхождение в его состав губернаторов (которые избирались населением субъекта Федерации с 1995 по 2005) и председателей законодательных собраний субъектов Федерации. Кроме того, в 2006 г. были возвращены прямые выборы глав субъектов Федерации. По мнению финского политолога Т. Ванханена (автора метода оценки уровня демократичности режима на основании формальных факторов - уровень участия населения в политической жизни и объем голосов, отданных за оппозицию - на парламентских выборах, за оппозиционного кандидата - на президентских выборах), неконкурентной является система, в рамках которой оппозиция на выборах получает менее 30% голосов тех, кто принял в них участие. Российский исследователь К. Рогов несколько адаптировал подход Ванханена в современной России и предложил считать конкурентными те выборы, где разница между результатом оппозиции и «партии власти» составляет 15%, но побеждает оппозиция. И частично конкурентными те выборы, где оппозиция набирает 30% голосов избирателей, принявших в них участие, но разница между лидерами оппозиции и лидером «партии власти» составляет 15%60. Результатом ельцинского этапа в новейшей политической истории России является то, что, во-первых, несмотря на многолетнюю моноцентрическую политическую традицию осуществления власти, в настоящее время в России начала формироваться и функционировать на конкурентных, плюралистических условиях большое количество субъектов политического процесса, среди которых политические институты (президент, Государственная дума, правительство), партии и партийные блоки, новый политический класс (олигархи, бюрократы, региональные элиты). Конкурентными, по мнению российских исследователей, можно считать выборы и президента (1991, 1996), и Государственной думы (1993, 1995 гг.). Например, на парламентских выборах 1995 г. партия-лидер парламентской гонки КПРФ получила голосов избирателей меньше (157 мандатов: 99 - по пропорциональной системе и 58 мандатов - по мажоритарным округам), чем вместе три партии, которые шли за ней (ЛДПР - 52 мандата, «Наш Дом - Россия» - 55 мандатов, «Яблоко» - 41 мандат)61.
Кульминацией практики плюралистического существования новых политических субъектов стала серьезная конкуренция в течение 1999 года двух фракций правящего класса, сложившихся в середине исполнительной власти, что стремились ее возглавить и сформировать новую правительственную коалицию. Вследствие изнурительной парламентской кампании в 1999 г. блок Е.Примакова - Ю.Лужкова «Родина - вся Россия» проигрывает и на президентских выборах 2000 года уже не выставляет своего претендента на пост президента. Впрочем, состояние Государственной думы на конец 1999 стало ярким свидетельством воплощения в политическую жизнь рисков смешанной избирательной системы. А именно - Государственная дума не имела устойчивого равновесия: фланги были лишены убедительного большинства и центр был постоянно слабым. Несколько иной была история с регионами (субъектами Федерации) и, соответственно, с Советом Федерации. После поддержки Ельцина на президентских выборах 1996 г. Кремль был вынужден ввести 1) избрание губернаторов на прямых региональных выборах, 2) автоматическое вхождение губернаторов и глав региональных законодательных собраний в Совет Федераций, 3) упрощение режима функционирования Совета Федераций (например - Совет Федераций не работал постоянно). Эти шаги спровоцировали рост политической автономии регионов. Например, Совет Федераций, вместо того, чтобы поддерживать законодательные инициативы исполнительной власти, ввел практику преодоления президентского вето на законы, принятые парламентом. В российских политических и исследовательских кругах даже появился термин «региональный феодализм». Речь шла о высоком уровне децентрализации и авторитарной природе региональных режимов. Аналитики считают, что только 30% региональных выборов в период с 1993 по 2003 можно классифицировать как конкурентные, а остальные выборы (60%) - или условно конкурентные или неконкурентные. Как следствие - политический режим эпохи Ельцина классифицируется исследователями как «соревновательная демократия» или как «режим ограниченной конкуренции» политических субъектов. Ограниченность конкуренции заключалась, например, в том, что смена правительств ни разу не стала следствием выборов, а была результатом закулисного торга между олигархическими кланами, стоявшими за каждой из партий. Во-вторых: новые политические субъекты не предложили четкой, публично артикулированной, согласованной и понятной обществу цели как собственной деятельности, так и трансформационного движения страны. Максимум, на который были способны российские политические субъекты, как показывает анализ публичного дискурса 90-х гг., - публично поддерживать необходимость соблюдения демократических норм в формировании политического режима и рыночных принципов - для реформирования экономики. Наряду с отсутствием публичной и интеграционной цели научный и медийный дискурс того времени содержит многочисленные ссылки на обсуждение непубличной стратегии деятельности новых субъектов. Если кратко, то теневая стратегия заключалась в создании институциональных условий для формирования негосударственного сектора экономики и частного капитала. Технология реализации этой цели предусматривала обеспечение бесплатного доступа к государственному имуществу и сырью. Только напомним, что первый период формирования класса новых русских капиталистов длился с 1986 по 1994 гг. В это время произошла «номенклатурная приватизация» (1986-1992 гг.) финансовых учреждений и экспортоориентированных отраслей «классом уполномоченных», сформированным адаптированной к новым реалиям советской номенклатурой из представителей центральных руководящих органов ВЛКСМ для осуществления предпринимательской деятельности. Второй период эволюции российской бизнес-элиты (1994-2000 гг.) связан с переходом большой стратегической собственности к бизнесу через механизм залоговых аукционов, началом формирования как общероссийских, так и региональных финансово-промышленных групп и режима олигархата. В-третьих: среди политических субъектов новой России отсутствовали большие социальные группы, интересы которых учитывались бы в политическом процессе. Осуществлять влияние и добиваться реализации собственных планов могли все как априори включенные в систему институтов субъекты (правительство, президент, парламент, политические партии), так и субъекты (олигархи, бюрократы), которые стремились к институционализации своего влияния. Социальные группы - интеллигенция, средний класс и остальные - не успели приобрести - из-за различных факторов - субъектного статуса. В первые десять лет XXI в. ситуация изменилась. Во-первых. Россия Путина - Медведева вернулась к традиционной моноцентрической (с 2008 г. - дуалистической) властной конструкции. Именно реформа избирательного законодательства стала тем инструментом, с помощью которого из перечня субъектов были выведены региональные элиты и политические партии, а впоследствии - и Государственная дума в целом. Первыми шагами ограничения политического влияния региональных субъектов стали: - Введение в 2000 г. 7 крупных федеральных округов, во главе которых находились мегагубернаторы, выведенные за пределы легитимизации своего статуса на выборах; - Предоставление президенту возможности распускать региональные парламенты в случае принятия последними законов, противоречащих нормам федерального законодательства; - Вывод за пределы легитимизации собственного статуса на выборах руководителей региональных единиц - назначение губернаторов президентом; Как механизм, который бы полностью «раскрыл» региональные режимы для Центра, были избраны федеральные партии. Новый закон о выборах, принятый в 2001 году и дополненный в течение последующих лет, был направлен на сокращение партийных предложений и установление полной подконтрольности избирательного процесса не местной, а федеральной власти62. Речь идет о том, что: - Проходной барьер для избрания в Государственную думу был увеличен для партий до 7%; - Запрещено участие в выборах (федеральных и региональных) блоков; - Введены региональные квоты по поддержке партии; - Были введены количественные ограничения для партий, стремившихся участвовать в выборах (федеральных и региональных); - Удален пункт «против всех» - Создавались «запасные» власти (например, в 2006 г. партия «Справедливая Россия») Вследствие избирательных новаций, направленных на создание более прогнозируемой деятельности властного механизма, наиболее влиятельная фракция политического класса - бюрократическая - получила полную подконтрольность избирательного процесса, зависимость результатов выборов от собственных распоряжений, пропрезидентское конституционное большинство в Государственной думе, полную контролируемость законодательного процесса и бездеятельную «клубную» вторую парламентскую палату - Совет Федерации. Переход после избрания президентом РФ Д. Медведева к дуалистической схеме управления страной не вернул российскому политическому режиму плюралистической культуры. Наличие двух центров власти (В. Путин и Д. Медведев) сделало политическую жизнь немного ярче, но не наполнило ее новыми политическими смыслами. Поскольку, на наш взгляд, конкуренция по линии Путин-Медведев - это не конкурента борьба комплексных подходов относительно будущего развития России, а это только предоставление российской бюрократии права выбора сюзерена. Во-вторых: новая власть инициировала интеллектуальную деятельность, направленную на разработку и внедрение в общественное обращение понятного, современного, учитывающего внешние факторы, провайдерского концепта политической деятельности. Первой сводной и формализованной версией идеологического концепта новой российской власти стала теория «суверенной демократии». Один из разработчиков этой теории В. Сурков предложил под «суверенной демократией» понимать такой политический вариант жизни общества, в условиях которого власть, ее органы и действия выбираются, формируются и направляются исключительно российской нацией... ради достижения материального благосостояния, свободы и справедливости всеми гражданами и социальными группами. Позже тема «суверенной демократии» трансформировалась в «план Путина», предусматривающий развитие национальной модели демократии, полуторапартийную систему, справедливое общество, экономику инноваций, ставку на крупные корпорации, консолидацию «русского мира» и институциональную преемственность63. Основная тенденция в развитии предвыборных стратегий на сегодняшний день заключается во все возрастающем внимании к местным выборам. Это и неудивительно - распад империи привел к децентрализации во многих сферах общественной жизни, включая коммуникации, управление производством, осуществление властных полномочий. Команды «сверху» сегодня не очень действенны - регионы пытаются самостоятельно организовать свое существование, набирают силу и начинают влиять на курс «государственного» корабля. От того, какой «цвет» приобретут на политической карте страны субъекты федераций, будут зависеть результаты выборов национального масштаба. С другой стороны - обладание властью на местах предоставляет неограниченные возможности для самореализации политикам всех мастей и является отличной стартовой площадкой на пути к вершинам этой самой власти. Поэтому все чаще в списках местных кандидатов появляются столичные политические и общественные деятели. Организация предвыборных кампаний в областных и краевых масштабах в целом базируется на общих правилах разработки рекламных стратегий, однако существует ряд особенностей. Эффективность использования маркетинговых технологий применительно к избирательной ситуации наконец-то оценена отечественными политиками, и строится в соответствии с классическим маркетинговым принципом - принципом сегментирования аудитории. Но правильное определение сегментов с целью адресного воздействия на различные электоральные группы (как, собственно, и разработка эффективных обращений) невозможно без проведения серьезных социологических исследований, с чем проблемы практически у всех команд претендентов на высокие посты. Дело даже не в объеме и стоимости исследований, а в их правильном выборе и качестве исполнения, в соответствии получаемых данных реальной картине. Как правило, решая участвовать в выборах, претендент уже обладает определенной информацией из «своих» достоверных источников. Однако для того, чтобы ориентироваться в проблемах округа, кандидат не должен пренебрегать никакой информацией. Он может нацеливаться на ту ее часть, которая представляется ему необходимой, но кандидат, притязающий на широкий обзор проблем, должен работать с самыми различными материалами. Сбор информации начинается задолго до выборов и заканчивается уже после оглашения выборных результатов. Информационные ресурсы можно разделить на несколько групп: исследование «пространства» (округа), на котором будет разворачиваться выборная кампания; исследования избирателей (общественного мнения); исследования по средствам массовой информации; исследования кандидатов-оппонентов; исследования команд и спонсоров оппонентов; исследование прошлых выборов. Повсеместное освоение партиями избирательного рынка приводит к существенным изменениям в электоральном пространстве. Вследствие этого адресатом избирательной гонки часто становится не представитель определенной социальной группы, ориентированный на идеологические основы политической партии, а рядовой избиратель. Сейчас борьба каждый раз усиливается в электоральной среде и обостряется, собственно, во время избирательной кампании. Рост рыночных тенденций в политике является общемировым явлением. В частности, в западной политологии и социологии уже сложилась традиция анализа политики с точки зрения спроса и предложения. Известный французский социолог П. Бурдье рассматривал поле политики как рынок, где происходит производство, спрос и предложение особого товара - политических партий, программ, мнений и т.п.. «Политическое поле - это одновременно поле сил и поле борьбы, направленной на изменение соотношения этих сил, что определяет структуру поля в каждый момент... Из-за неравномерного распределения средств производства в том или ином представлении о социальном мире политическая жизнь может быть описана категориями спроса и предложения: политическое поле - это место, где в конкурентной борьбе политических агентов рождается политическая продукция, проблемы, программы, аналитика, комментарии, концепции, события, из которых должны выбирать обычные граждане, которые в основном и становятся «потребителями», что тем более рискуют ошибиться, удаляясь от места производства»64. Развитие рыночных отношений усиливает зависимость партийной деятельности от маркетинговых стратегий, одновременно удаляя их от электората. Значение и смысл течения партийных процессов органически связаны с факторами, влияющими на электоральное поведение. Методологической базой исследования взаимодействия партий с электоратом являются теории (иногда их называют моделями) голосования - теория идентификации избирателя с партией, социологическая теория, теория рационального выбора, теория господствующей идеологии. Все перечисленные теории определенным образом переосмысливаются в современных условиях развития партий. Это связано с размыванием социальной базы партий, с растущей фрагментацией партий, а также с распространением манипулятивных технологий. Последние стремительно распространяются через средства массовой информации, Интернет, что превращаются в действенное пространство политической коммуникации. Рынок власти определяется, с одной стороны, сочетанием патриархального, подданническое и частично активистскому типов политической культуры «покупателей»65, а с другой - низким качеством «политического товара». На политическом рынке покупатель, как правило, не пытается удовлетворить свой «социальный интерес» (поскольку не верит в такую возможность), а согласен на что-то материальное, полезное сегодня, и готов продать свой голос тому, кто хорошо заплатит66. При таких условиях формируются туннели двойных социальных реальностей. Неформальные сети человеческих отношений, среди которых протекционизм, клиентизм т.д. воспроизводятся как «альтернативные» сообщества и системы коммуникации. Таким образом, для подавляющего большинства избирателей желание жить в лучших условиях становится основным мотивом голосования. Это свидетельствует о низком уровне политической идентификации и политической культуры в целом. К тому же низкий уровень политической культуры приводит к увеличению количества избирателей, голосующих, руководствуясь мнением родственников, знакомых, коллег или совсем не идут на избирательные участки. Последнее добавляет шансов политическим манипуляторам и фальсификаторам. Такая ситуация на отечественном политическом рынке определяется тем, что страна до сих пор находится в состоянии посткоммунистического перехода к демократии, до сих пор не имеет стандартов общенациональной политической культуры. Изучением конъюнктуры политического рынка и организацией избирательных кампаний занимаются обычно специальные фирмы, которые предоставляют политические услуги. Следовательно, наряду с основными субъектами политического рынка - политическими партиями и их лидерами - возникают организации специалистов по продаже политического товара, которые изучают и формируют спрос, а также предоставляют потребителю необходимую информацию о политических акторах. Такие организации выступают полноправными, а иногда и «главными» субъектами политического рынка. Речь идет, прежде всего, о политтехнологах и политконсультантах. Причем, если, например, эксперты по защите прав потребителей действительно представляют интересы своих клиентов, то политический эксперт только делает вид, что защищает интересы избирателя, поскольку он не является независимым: его нанимает не покупатель, а продавец. Как за покупателя-избирателя борются политики, так за покупателя-политика борются фирмы, предоставляющие соответствующие услуги: PR-агентства, политические консультанты, имиджмейкеры и др. Они привлекают своего покупателя вполне рыночными способами и предлагают ему «раскрученный» товар. Идейно-нейтральные политтехнологии могут изготовить товар, который наиболее соответствует конъюнктуре рынка, то есть имидж-проект лидера или партии, а затем найти и нужного заказчика. В дальнейшем сконструированный имидж может, как соответствовать, так и не соответствовать целям заказчика. А вот насколько отличается товар, что был предложен покупателю-избирателю, от того, который он получит в виде реальной политики, зависит от социально-политического контекста страны67. Приходится признавать, что манипулятивными взаимодействиями охватывается каждый раз все больший круг избирателей. Кроме того, распространенными становятся виртуальные манипуляции. Независимо от того, происходит манипуляция процессами (в частности, использование административного ресурса) или манипуляция сознанием (эмоциональное воздействие, дозировка информации, нейролингвистическое программирование и т.п.) в конечном счете, речь идет о мотивации типа поведения, т.е. голосовании за определенного кандидата или политическую силу. В этом контексте, как справедливо замечает А. Купцов, демократические выборы являются манипуляцией голосами избирателей ради завоевания властных полномочий на основании иллюзии независимости адресата воздействия от постоянного вмешательства, а также иллюзии самостоятельности решений и выполнения действий68. Одним из наиболее используемых манипулятивных ресурсов на выборах является негативная реклама или антиреклама. Неотъемлемой составляющей отрицательной политической рекламы является формирование негативного имиджа, который, по мнению Г. Почепцова, сознательно конструируется, а не возникает спонтанно69. Все методы так или иначе нацелены на искажение общественного мнения и формирование заказного имиджа кандидата. И здесь в этом помогут разнообразные рейтинги, которые влияют на поведение граждан, формируют общественное мнение и создают определенную эмоциональную атмосферу «заражения» чужими эмоциями. Использование различных оснований для расчета рейтингов позволяет манипулировать мыслями избирателей, их доверием к тому или иному кандидату или партии. Например, для повышения доверия к «своему» кандидату публикуется рейтинг, полученный из ответов на «закрытые» вопросы и на «открытые» - для кандидата-соперника70. В последнее время широко распространена технология переноса рейтингов, полученных в Интернете во время проведения интерактивных опросов на весь массив респондентов. Наблюдается и переход от традиционных избирательных технологий к так называемым микротехнологиям с использованием психологического воздействия на сознание избирателей. Распространенным механизмом манипулирования массовым сознанием выступают СМИ и их способность формировать определенные умонастроения и предпочтения граждан. Масс-медийное влияние усиливается методами психологического воздействия, например, нейролингвистического программирования (НЛП). С помощью НЛП политики «бомбят» избирателей, склоняют их в свою пользу и, в конце концов, вместо возможности самостоятельно и сознательно определяться со своим выбором, граждане получают приказы для подсознания71. Однако без других технологических средств НЛП бессильно. Поэтому от выборов до выборов живут и утверждаются мифы о лучшей жизни, пенсионной реформе, повышении пенсий, доступности жилья, победе над коррупцией, о том, что чиновники будут работать на людей, а не против них. Этот перечень можно продолжать и продолжать. Власть пытается активно вмешиваться в ход выборов с целью получения желаемого для себя результата. Это создает реальную угрозу для построения демократии в государстве и вызывает необходимость борьбы с административным ресурсом, минимизации его влияния на ход и результаты выборов. Существуют различные позиции относительно понимания сути административного ресурса. Его трактуют и как исключительно негативное явление, и как нейтральный или даже положительный момент. Под административным ресурсом мы понимаем наличие у субъекта избирательного процесса, в силу принадлежности к власти, дополнительных ресурсов, которые позволяют ему осуществлять законное или незаконное влияние на ход избирательной кампании с целью получения победы на выборах. Классифицировать административный ресурс - довольно непросто. Это связано с тем, что существует множество разнообразных форм проявления этого явления, власть разрабатывает и воплощает в жизнь все новые и новые виды административного ресурса. Существует потребность провести детальную классификацию административного ресурса по различным критериям. В частности, по интенсивности использования можно выделить следующие способы применения административного ресурса: стартовый (стартовое преимущество), мягкий, жесткий и тотальный административный ресурс: 1. Суть стартового административного ресурса заключается в том, что кандидат, занимающий определенную административную должность поддерживается властью, государственными служащими, и, уже благодаря этому имеет много преимуществ по сравнению со своими конкурентами. Провластный кандидат может рассчитывать на поддержку того электората, который всегда голосует за власть. Кроме того, он значительно легче имеет доступ к СМИ, освещающим мероприятия, которые осуществляет кандидат в силу служебного положения. Также кандидат, который является принадлежащим к власти, имеет меньше проблем со спонсорами, не испытывает недостатка кадров. Это позволяет легко сформировать квалифицированную команду72. Будучи должностным лицом, субъект избирательного процесса имеет возможность осуществлять публичную деятельность и одновременно доказывать свою позицию избирателям, причем практически бесплатно. Кроме того, находясь при власти, он может акцентировать внимание на том, что он уже осуществляет конкретные меры для улучшения благосостояния граждан, в то время как его оппоненты только могут это обещать. То есть, даже не нарушая законодательства, кандидат, который является представителем власти, имеет гораздо больше преимуществ в начале избирательной кампании, чем его конкуренты. 2. Мягкий административный ресурс существует тогда, когда осуществляется определенное косвенное влияние на низовых чиновников или избирателей без нарушения (по крайней мере - явного) законодательства. Мягким административным ресурсом является также выполнение властных функций в соответствии с законом, но с четким расчетом воздействия на определенные категории граждан с целью достижения не предусмотренных властными полномочиями целей73. Мягкий административный ресурс (как и стартовый) практически не поддается законодательному регулированию и контролю. С другой стороны, вышеупомянутые способы использования административного ресурса не оказывает существенного влияния на избирательный процесс. 3. Жесткий административный ресурс используется властью для достижения определенных целей с нарушением законодательства. Он проявляется в форме прямого жесткого давления со стороны органов власти на избирателей или подчиненных должностных посредством принуждения или определенного вознаграждения (метод «кнута и пряника»). 4. Тотальный административный ресурс. Этот вид административного ресурса существует тогда, когда власть уже сосредоточила в своих руках такие колоссальные ресурсы, что может осуществлять административное давление во всех сферах жизнедеятельности общества, пренебрегая законодательством и моральными нормами74. Два последних способа применения административного ресурса осуществляют значительно более весомое влияние на ход избирательной кампании, чем стартовый и мягкий административный ресурс. И когда с жестким административным ресурсом еще можно в определенной степени эффективно бороться с помощью демократических методов, тотальный административный ресурс можно нейтрализовать только в случае кардинального перелома общественного сознания путем активных протестных действий или даже с применением силы. По нашему мнению, преимуществом названной классификации является то, что она позволяет судить как о характере политического режима в стране, так и о возможных последствиях использования административного ресурса. Есть и другие точки зрения на классификацию административного ресурса. Например, по масштабам распространения действия административного ресурса его можно разделить на: локальный, региональный и общенациональный75. Локальный административный ресурс используют органы местного самоуправления в пределах небольших населенных пунктов. Региональный административный ресурс применяется на уровне областей или иных административно-территориальных единиц такого уровня. Субъектами регионального административного ресурса являются представительные и исполнительные органы регионального уровня. Что же касается общенационального административного ресурса, то его субъектами являются центральные органы государственной власти, которые могут осуществлять административное давление на территории всего государства. Также можно выделить федеральный административный ресурс, носителями которого являются органы государственной власти субъектов федерации и действие которого распространяется на территорию этих административно-территориальных единиц. Эта классификация позволяет выделить субъекты и сферы распространения административного ресурса, однако не позволяет исследовать ни форм проявления административного ресурса, ни качественных характеристик его применения. Можно также выделить деление административного ресурса по субъектам: в сфере законодательной власти, в сфере исполнительной власти, в судебной сфере, а также административный ресурс органов местного самоуправления, государственных предприятий и учреждений76. Кроме того, ряд исследователей выделяют потенциальный административный ресурс (наличие определенных механизмов, средств, рычагов влияния, возможность их использования, определенный властный потенциал) и административный ресурс, реализованный как определенное действие, механизм, который уже был применен и имеет определенные результаты77. А. Чуклинов выделяет четыре вида административного ресурса: институциональный, информационный, бюджетный и силовой административный ресурс. Под институциональным административным ресурсом понимают незаконное использование органами государственной власти служебных помещений, транспорта, средств связи, подчиненных граждан в поддержку определенного кандидата или политической партии. Информационный административный ресурс - это незаконная реализация властью возможностей государственных СМИ для достижения победы определенной политической силы на выборах. Под бюджетным административным ресурсом ученый понимает использование органами государственной власти различных бюджетных средств с целью обеспечения позитивного результата на выборах для определенного кандидата или политической партии. Что же касается силового административного ресурса, - то это использование властью силовых структур во время выборов в собственных целях78. В зависимости от того, какую цель ставит перед собой власть, в научной литературе выделяют экономический и политический административные ресурсы79. При использовании политического административного ресурса власти имеет целью достичь определенного желаемого результата в политической сфере (укрепить свои должностные позиции, одержать победу на выборах и т.д.). Когда используется экономический административный ресурс, то его целью является накопление определенной базы, получение определенной экономической выгоды. По нашему мнению, наиболее обоснованной является типология, которую дают политтехнологи Е. Малкин и Е. Сучков. В основу их типологии положен такой критерий, как направленность административного ресурса на определенные объекты. Согласно указанной типологии можно выделить следующие три основных способа использования административного ресурса: прямое давление на избирателей, нарушение органами государственной власти избирательного законодательства; давление на конкурентов и тех, кто их поддерживает, использование административного ресурса для эффективного построения провластными субъектами избирательного процесса собственных избирательных кампаний80. Эта типология позволяет детально выделить все формы проявления административного ресурса и исследовать их на практике. Это позволяет отследить реальное влияние административного ресурса на избирательный процесс, а также определить последствия вышеупомянутого влияния. Основные способы использования административного ресурса: 1. Прямое административное давление на избирателей, нарушение органами государственной власти избирательного законодательства. Суть этого давления заключается в том, что вся административная вертикаль работает на подходящего кандидата или политическую партию, превращается в своеобразную территориальную команду. Кроме того, все институты, которые определенным образом зависят от власти (силовые структуры, образовательные и медицинские учреждения, государственные СМИ, органы местного самоуправления и т.п.), тоже начинают работать на провластного кандидата или политическую партию (блок). В рамках этого способа можно выделить следующие формы проявления административного ресурса81: • насильственное втягивание граждан в ряды соответствующих политических партий (или наоборот, принуждение людей выйти из состава оппозиционных политических сил); • прямой подкуп избирателей со стороны властей, нередко - за счет государственных средств; • угрозы применения силы, репрессий против избирателей в случае, если они не проголосуют за соответствующего кандидата или политическую партию; • нарушение закона при формировании списков избирателей. В частности, в списки вносятся те граждане, которые уже не проживают на территории этого избирательного округа или участка, лица, еще не достигшие 18 лет, умершие и др.. Это открывает больше возможностей для манипуляций с избирательными бюллетенями. Происходит и обратный процесс - в регионах, где поддержка оппозиционных политических сил является доминирующей, в списки избирателей сознательно не вносятся отдельные избиратели, квартиры или целые дома, что автоматически уменьшает количество голосов, которые получает оппозиционный кандидат или политическая партия; • организация передвижных бригад, которые в день выборов голосуют на нескольких участках по открепительным удостоверениям (часто - фальшивым); • репрессии против населения тех территорий, которые поддерживают конкурентного власти кандидата или политическую партию (блок). Это осуществляется через отключение тока или газа от отдельных населенных пунктов, закрытие маршрутов транспорта; • давление на предпринимателей с требованием перечисления средств в предвыборные фонды определенных политических сил; • организация голосования строем - солдат, милиционеров, заключенных заставляют массово голосовать за соответствующего кандидата или политическую партию (блок); • нарушение при формировании избирательных комиссий: в избирательных округах выдвигаются так называемые «технические» кандидатуры от провластных сил, что позволяет властям создать нужное большинство в избирательных комиссиях, поставить на руководящие должности в комиссиях своих людей; • давление на членов избирательных комиссий путем угроз, шантажа или подкупа с целью принуждения к фальсификации результатов выборов; • создание двойников с помощью официального (через милицию или ЗАГС) изменения фамилий, имен и отчеств кандидатов; • манипуляции с определением границ избирательных округов на основе учета расстановки политических сил; • недопускание наблюдателей и представителей СМИ на избирательные участки или их устранение во время подсчета голосов; • незаконная и тайная печать дополнительных бюллетеней, которые затем вбрасываются за нужного кандидата; • правонарушения, фальсификации со стороны властей во время голосования и подсчета голосов; • давление на отдельных избирателей с требованием взять и сдать свои открепительные удостоверения и открепительные удостоверения членов своей семьи и близких, которые затем передаются гражданам, голосующих по удостоверениям в пользу провластного кандидата или политической партии; • увеличение количества избирателей, голосующих по месту жительства. На таких избирателей значительно легче оказывать давление или осуществить подкуп. Кроме того, оппозиции труднее проконтролировать процесс голосования по месту жительства; • махинации при суммировании голосов в территориальных избирательных комиссиях или в ЦИК. Такие методы использования административного ресурса являются исключительно противозаконными и подпадают под действие Уголовного кодекса82. Кроме того, вышеупомянутые формы проявления административного ресурса не являются достаточно эффективными, «... часто они дают даже противоположный результат, поскольку озлобляют избирателей»83. Вследствие таких действий власть может потерять доверие избирателей. 2. Давление на конкурентов и тех, кто их поддерживает. В рамках этого вида можно выделить следующие формы проявления административного ресурса: • отказ в регистрации сильным оппозиционным кандидатам под любым предлогом; • прямые угрозы или шантаж кандидатов с использованием таких структур, как налоговая администрация, санэпидемстанция, милиция, пожарная охрана и т.д.; • бездействие судебных органов власти относительно правонарушений провластных кандидатов с одновременным фиксированием каждого нарушения закона со стороны оппозиционных политических сил и вынесением наказаний; • предложение кандидатам определенных должностей, мест (или другие поощрения) взамен на снятие своих кандидатур; • создание различных трудностей в работе избирательных штабов конкурентов (отключение телефонов, тока, рейды налоговиков и других структур); • непредоставление оппозиционным кандидатам под любым предлогом помещений для организации встреч с избирателями; • снятие кандидатов или политических партий с выборов на незаконных или частично законных основаниях; • давление на спонсоров оппозиционных кандидатов или на политические партии и на организации, поддерживающие этих субъектов избирательного процесса; • избиение или арест на улице активистов, которые агитируют за невыгодного власти кандидата или политическую партию; • информационная блокада, суть которой заключается в том, что под давлением власти СМИ отказывают определенным кандидатам или политическим партиям в предоставлении эфира или газетных площадей; • закрытие невыгодных СМИ, аресты тиражей газет. Однако, оказывая давление на конкурентов, власть может добиться и противоположных результатов, поскольку это дает возможность определенным кандидатам или политическим партиям сформировать имидж борца за правду, против которого применяют репрессии, и тем самым завоевать благосклонность электората. Как отмечают Е. Малкин и Е. Сучков: «Иногда некоторые кандидаты даже провоцируют атаку на себя со стороны власти и строят на этом свои избирательные кампании»84. 3. Использование административного ресурса для эффективного построения кандидатом от власти или провластной партии собственной избирательной кампании. В рамках этого способа можно выделить следующие формы проявления административного ресурса: • использование государственных СМИ для поддержки провластных субъектов избирательного процесса и противодействия оппозиционным кандидатам или политическим партиям; • проведение провластным кандидатом или политической партией различных мероприятий (концертов, благотворительных акций, праздников и т.п.) во время избирательной кампании за счет средств Государственного бюджета; • реализация во время избирательной кампании мероприятий, направленных на улучшение жизненного уровня населения (выплата задолженности, ремонта и т.д.); • использование потенциала государственных предприятий, учреждений, научно-исследовательских центров, общественных организаций для помощи в ведении избирательной кампании провластной политической силе; • приписывание важных социальных мероприятий или программ в заслугу определенным субъектам избирательного процесса; • организация служебных поездок во время избирательной кампании, которые активно освещаются СМИ и за какие кандидаты, являющиеся государственными служащими, получают еще и денежное возмещение за расходы; • использование кандидатом или политической партией служебного оборудования, транспорта, помещений, средств связи, подчиненных работников для ведения собственной избирательной кампании; • официальная поддержка органами государственной власти определенных субъектов избирательного процесса; • получение провластными кандидатами или политическими партиями достоверной закрытой аналитической информации от органов государственной власти о ходе избирательного процесса. Третий способ применения административного ресурса является наиболее эффективным. При его использовании ведения кампании передается команде специалистов, в распоряжение которых предоставляется весь комплекс ресурсов. В таком случае стартовое преимущество кандидата используется наиболее грамотно85. Как мы видим, административный ресурс на современном этапе имеет различные формы проявления в ходе избирательных кампаний. Природа административного ресурса заключается, прежде всего, в злоупотреблении правом и ограничении равенства доступа других участников. Усиление влияния общественных организаций на ход избирательного процесса на всех его стадиях обусловлено рядом факторов, объективно сложившихся на современном этапе демократических преобразований общества.86 1) Органический рост в течение длительного времени (как количественный, так и качественный) различных институтов гражданского общества в целом как существенного фактора системной трансформации социума. 2) Достаточно высокий удельный вес среди негосударственных организаций таких, в той или иной степени причастны к политической деятельности и формирования общественного мнения и способны, таким образом, прямо или косвенно влиять на ход и результаты избирательной гонки. 3) сформированность и совершенствование соответствующего правового поля, что хотя и содержит определенные недостатки, но по основным параметрам не противоречит современным международным стандартам. 4) Приобретение общественными организациями значительного опыта во время парламентских и президентских избирательных кампаний за все годы существования государства. 5) Сотрудничество и обмен опытом отечественных общественных организаций с зарубежными и международными неправительственными организациями. 6) Заинтересованность широких слоев общества и влиятельных политических сил в использовании стабилизационного потенциала общественных организаций в избирательном процессе, учитывая всю сложность и неоднозначность его составляющих. Рост влияния общественных организаций на избирательный процесс сопровождается разнообразием форм, методов и мер, применяемых ими в своей повседневной практике. Расширяется со временем и круг вопросов, к решению которых привлекаются общественные организации. Наиболее значимыми и резонансными в социально-политическом отношении следует признать, в частности, такие направления влияния общественных организаций на подготовку к выборам, их ход и результаты87: 1. Использование политическими партиями и блоками - непосредственными участниками избирательного процесса - созданных ими общественных организаций (или находящихся в сфере их влияния) для достижения своих конкретных стратегических и тактических целей в борьбе за голоса избирателей. Каждый из основных игроков политикума окружен сегодня целым многофункциональным комплексом формирований такого типа. Их можно классифицировать по продолжительности существования, по направлению и специфике деятельности и направленности на определенную целевую аудиторию. По продолжительности существования достаточно четко выделяются: 1) действующие организации, 2) организации, существующие в «пульсирующем» режиме (т.е. большую часть времени они находятся в «законсервированном» состоянии и активируются в случае необходимости, например, от выборов до выборов) 3) проекты, что создаются «под ключ» исключительно на время выборов - так сказать, «одноразового использования». Основной миссией подавляющего большинства таких НПО остается показательна поддержка определенной политической силы. К «классическому набору» каждой уважаемой политической партии входят, как правило, соответствующие профсоюзные, молодежные, женские организации, ячейки предпринимателей и т.д.. За счет их привлечения решаются одновременно как минимум две важные задачи: во-первых, проводится направленная агитационно-пропагандистская работа среди соответствующих слоев и социальных групп населения, во-вторых, усиливается впечатление массовой поддержки партии, особенно - через создание информационных поводов для СМИ. Деятельность подобных структур в рамках правового поля не вызывает возражений. Однако иногда применяются для выполнения «грязной работы»: использования дезинформации и «черного» пиара против конкурентов, сознательного обмана избирателей, применения манипулятивных технологий, проведения акций, имеющих откровенно противоправное и антиконституционное направление, разжигания социальной, межнациональной, межконфессиональной вражды. Такие действия уже составляют непосредственную угрозу национальной безопасности. 2. Преобразование общественных организаций или их коалиций в политические партии и блоки, которые, в свою очередь, является уже непосредственными субъектами избирательного процесса. Общественные организации в этом случае выступают как зародышевая форма, прототип создания полноценной политической партии на начальном этапе ее развития, а также своеобразный испытательный стенд для отработки идеологических, организационных, кадровых вопросов будущей партии, поиска ее электоральной ниши. 3. Деятельность независимых исследовательских центров по изучению соответствия правового и организационного обеспечения избирательного процесса современным мировым стандартам, наблюдение и анализ ими политологических и социологических аспектов избирательного процесса, разработка соответствующих рекомендаций по его усовершенствованию. Часто накануне выборов возникают сомнительные фирмы с небезупречной репутацией, «исследования» которых имеют явно заказной характер и являются свидетельством применения определенными политическими силами манипулятивных технологий для воздействия на избирателей. Опасность таких манипуляций заключается не только в искажении общественного мнения, но и в том, что подрывается престиж социологической науки в целом (в том числе и ученых), ставится под сомнение легитимность проведенных выборов, подрывается доверие граждан вообще к институтам демократии. Такая ситуация вызывает серьезную обеспокоенность среди профессиональных представителей социологического сообщества, представителей СМИ и широких кругов избирателей и требует соответствующего реагирования со стороны органов государственной власти. 4. Деятельность неправительственных организаций для обеспечения честных и прозрачных выборов. Ряд общественных организаций получили себе авторитет как структуры, способные защищать достояние демократии, отстаивать политические права и свободы избирателей, обеспечивать широкую информированность и образованность населения относительно общественно-политических процессов в стране.
<< | >>
Источник: Полозов Антон Георгиевич. ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОГО ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (по материалам Московской области).. 2014

Еще по теме 2.1 Основные факторы воздействия на избирательный процесс в РФ:

  1. 1.1. Направления трансформации региональной политики
  2. ТИПЫ НЕФОРМАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ
Яндекс.Метрика