<<
>>

§ 2. Закон концентрации или экспроприации

Так называемый закон концентрации стремится с помощью надлежащим образом объясняемой экономической истории показать17, что тот строй, в котором мы живем, строй частного предпринимательства и частного присвоения, готов уступить место новому строю, который будет строем коллективного предпринимательства и общественной собственности и который поэтому будет обозначаться именем коллективизма“.

И вот каким образом это доказывается.

Тут опять нужно начать издалека — с XVI века. К этому веку относится начало современной, так называемой капиталистической фазы. До этого времени не существовали ни капитал, ни даже ка питалист. Существовал, конечно, капитал в том смысле, какой экономисты придают этому выражению, т.е. в форме орудий производства. Но у социалистов слово "капитал" предполагает иное и, следует признать, более близкое к вульгарному смыслу значение: капитал, по их мнению, то, что производит ренту, а тот, кто говорит о ренте, говорит о доходе, произведенном не трудом капиталиста, а трудом других. Но ведь при цеховом строе большинство рабочих лично владели орудиями производства.

Целый ряд причин, которых мы не можем изучать здесь, но с чрезвычайно драматическим изложением которых следует познакомиться в книгах Маркса: открытие новых путей сообщения и, следовательно, новых рынков благодаря сделанным мореплавателями великим открытиям и благодаря основанию современных великих государств, создание крупных банков и крупных колониальных компаний, образование государственных долгов — вел к постепенному накоплению капитала в руках отдельных лиц и к экспроприации мелких ремесленников-собственников.

Но это было только начало. Для того чтобы капитал в собственном смысле этого слова, т.е. капитал как средство создавать ренту трудом других, мог народиться и развиваться; для того чтобы проанализированные нами прибавочный труд и прибавочная стоимость могли способствовать созданию и сохранению этого капитала, надо, чтобы капиталист нашел на рынке тот товар, который обладает удивительным свойством производить прибавочную стоимость.

Но для того чтобы рабочая сила могла оказаться на рынке, надо, чтобы она располагала собой, была оторвана от своих орудий производства и своей среды, чтобы она порвала все связи с мелкой собственностью, с крепостным состоянием, с цеховым строем. Надо, чтобы труд сделался свободным, свободно продавался, или, лучше сказать, был "принужден добровольно продаваться, потому что рабочий не имел ничего другого для продажи". Действительно, долгое время ремесленник продавал публике свои продукты без всякого посредничества, но вот наступил день, коща, не будучи в состоянии продавать свои продукты, он был вынужден продавать самого себя19.

Чтобы создать новую собственность, основанную на труде других, надо было начать с разгрома примитивной, основанной на личном труде собственности и поставить на ее место современный пролетариат. Буржуазия работала над этой задачей в продолжении трех веков, и провозглашение Свободы труда и Прав человека было лишь провозглашением ее победы. Дело ее было сделано: экспроприация ремесленника, брошенного отныне в ряды пролетариата, — свершившийся факт.

Правда, оно еще не завершилось окончательно даже в тех странах, ще капиталистический строй ушел далеко вперед, но оно завершается самопроизвольно в силу следующих причин:

а) в силу непрекращающегося развития крупного производства то в форме механизации, то в форме организаций, которых не знал еще, но предвидел Маркс, в форме, например, промышленных синдикатов и трестов, особенно этих последних, социалистическое значение которых так велико, потому что они экспроприируют ныне средних капиталистов к выгоде миллиардеров. Так развитие крупной промышленности на обратной стороне своей имеет растущую пролетаризацию масс. Так капитализм работает над бесконечным увеличением числа наемников, т.е. числа прирожденных врагов капитала. Буржуазия "производит прежде всего своих собственных могильщиков"20;

б) в силу перепроизводства, которое вызывает безработицу и создает излишек рабочего населения на рынке, настоящую "промышленную резервную армию", в которой капиталист на выбор может доставать несчастные существа, беспрестанно то прибиваемые к берегу, то уносимые от него приливами и отливами судорожных промышленных кризисов21;

в) в силу концентрации сельского населения в городах, вызываемой исчезновением мелкой собственности, заменой пашни пастбищами и тд.

и способствующей отложению в рядах экспроприированного пролетариата все более растущего количества бывших до того независимыми собственников и производителей.

Вот каким образом нарождается и растет капиталистический класс. "Он пришел в мир, истекая кровью и грязью из всех своих пор". Ясно, как его истинная история мало походит на ту идиллическую историю, которую рассказывали нам экономисты, изображавшие капитал в виде медленно созревавшего плода личного труда и воздержания и объяснявшие сосуществование обоих классов, капиталистического и рабочего, "случайностью, происшедшей несколько дней спустя после сотворения мира", коща добрые и благоразумные стали возвышаться, а ленивые и порочные — скатываться вниз.

Таким образом, капиталистический строй устанавливается борьбой классов. И кончит он тоже борьбой классов. Кончит он точно так же, как начал: экспроприаторы будут экспроприированы. Как произойдет эта экспроприация? Карл Маркс не дает подробностей на этот счет, он воздерживается от пророчеств о будущем и тем выгодно отличается от всех категорий социалистических романов о том, что будет в 2000 г. Он ограничивается указанием на то, что те самые законы, которые определяли создание и эволюцию капиталистического строя, определят и его разрушение22. Оно совершится в силу вещей: это будет саморазрушение. "Капиталистический строй, — говорит один социалист марксистской школы, — сам таит в себе свое собственное отрицание с фатальностью, свойственной изменениям в природе”23. И вот несколько фактов, которые свидетельствуют о том, что это саморазрушение готово свершиться.

а) Становящиеся хроническими кризисы от перепроизводства (или скорее от недопотребления). Они разрушают капиталистический строй, и все-таки они неразрывно связаны с ним. В самом деле, благодаря непрерывному возрастанию постоянного капитала по сравнению с переменным (иначе говоря, благодаря употреблению машин, влекущему уменьшение ручного труда) норма прибавочной стоимости должна беспрерывно стремиться к понижению.

В целях борьбы с этим понижением капиталисты вынуждены беспрестанно развивать производство и, как говорят, наверстывать на количестве. С другой стороны, рабочие все больше оказываются не в состоянии покупать на свою заработную плату продукты своего труда потому, что в форме заработной платы им никогда не приходится равная продукту их труда ценность, и потому еще, что периодически они оказываются без работы. Эта идея, как мы уже видели, была дорога Прудону, и здесь мы встречаемся с одним из тех случаев, когда, по-видимому, трудно отрицать влияние Прудона на Маркса.

Характерная идея марксистской теории заключается поэтому в том, что всякий кризис стоит в связи с нарушением равновесия между переменным и постоянным капиталом, потому что последний, беспрестанно увеличиваясь, в конце концов в определенный момент оказывается лишенным основания; но сам же кризис, подготовляя крушение части постоянного капитала, вызывает новый размах прибавочной стоимости впредь до нового излишества в капитализации, которая вызовет новый кризис, и тд.24

б) Развитие пауперизма, вытекающее из этих кризисов и из безработицы. Капиталистический класс стал неспособным к господству, ибо он не может обеспечить своим рабам средств, которые облегчали бы им их рабское существование. Он был вынужден довести их до такого состояния, в котором ему приходится кормить их, вместо того чтобы быть кормимым ими15.

в) Рост акционерных обществ. Благодаря этому индивидуальная собственность улетучивается в клочках бумаги; она сводится к титулу и действительно становится, как говорит закон, анонимной. Прибыль появляется во всей своей обнаженности как дивиденд, независимый от всякого личного труда и взимаемый с труда рабочих. Хозяйская функция утрачивает характер руководства, инициативы и личного труда, которым она прикрывалась и оправдывалась на частных предприятиях; она распадается на две функции: функцию крупного акционера — паразита и функцию наемного руководителя.

В тот момент, коща все предприятия данной страны примут форму анонимных обществ, или, еще лучше, трестов как наивысшего выражения анонимного общества, они созреют для социалистической экспроприации, ибо достаточно будет одним росчерком пера перевести на имя нации все бумаги, которые были записаны на имя акционеров. Никто даже не заметит, что что-нибудь изменилось в экономическом механизме.

Таким образом, экспроприация буржуазного класса произойдет с большей легкостью, чем несколько столетий назад экспроприация ремесленников капиталистами. Ибо экспроприация прошлого времени была "экспроприацией масс несколькими узурпаторами", тогда как будущая экспроприация благодаря закону концентрации будет "экспроприацией нескольких узурпаторов массами".

Какова же вообще, — мы не говорим "цель” или "идеал", потому что марксистская программа отказывается указать какую-нибудь одну цель, — но, во всяком случае, какова же конечная тенденция ее? Уничтожение частной собственности, говорят обыкновенно и с тем большим основанием, что "Коммунистический манифест" заявляет об этом в следующих подлинных выражениях: "В этом смысле коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности"26.

Во всяком случае, "Манифест" объясняет, в каком смысле надо понимать это. Под частной собственностью, об уничтожении которой идет речь, подразумевается не право рабочего на продукт своего труда, а право на продукт труда других, труда наемника. Вот какая форма так называемой частной собственности, которую лучше было бы назвать буржуазной собственностью, обречена на исчезновение при коллективистском строе. Что же касается собственности человека на продукт своего труда, той собственности, которая существовала некоща при ремесленном строе, то капитализм покончил с ней, поставив на ее место наемный труд. Но коллективизм далек от того, чтобы убивать ее, наоборот, он воскресит ее, и не в обветшалой и индивидуалистической форме собственности рабочего на продукт своего труда, ибо это отныне несовместимо с условиями крупного производства и разделения труда, а в форме права на ценность, равную продукту этого труда27.

Каково же практическое средство для достижения этого?

Разрушить то, что сделал капитализм: отнять у капиталиста собственность на орудия производства и отдать ее рабочему, но не в индивидуальную (ибо в новых условиях производства это невозможно) собственность, а в коллективную или, чтобы воспользоваться написанной повсюду в заголовке программы партии формулой, социализировать орудия производства, землю, ее недра, фабрики, капиталы. Продукт труда всех за вычетом расходов будет распределяться соразмерно труду каждого. И таким образом исчезнут прибавочный труд и прибавочная стоимость.

Эта экспроприация капиталистов будет, впрочем, последней в истории, ибо на этот раз она в противоположность предыдущим экспроприациям будет совершена не в интересах одного какого-ни- будь класса, даже не в интересах рабочего класса, а в интересах всей нации. Форма присвоения будет соответствующей той, какая силой вещей уже сообщена производству, — обе они будут коллективными.

<< | >>
Источник: Жид Ш., Рист Ш.. История экономических учений. Директмедиа Паблишинг Москва 2008. 1918

Еще по теме § 2. Закон концентрации или экспроприации:

  1. А. Марксизм
  2. Критерии и факторы выбора месторасположения предприятия
  3. ФИНАНСОВОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ПРАВА
  4. IV. Проблема частной собственности
  5. 8 1. Прибавочный труд и прибавочная стоимость
  6. § 2. Закон концентрации или экспроприации
  7. 8 1. Реформистский неомарксизм
  8. § 3. Системы национализации земли
  9. ТЕОРИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ПОРЯДКОВ
  10. Развитие индустриальной экономики США
  11. Лекция 25 Маркс (продолжение) — Лист и историческая школа
  12. 3. Основные формы международной совместной деятельности в организации сбыта на мировых рынках
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика