<<
>>

От заботы о самых обездоленных к защите эгоистических интересов

Не следует забывать, что у истоков погони за «социальной справедливостью» стояло похвальное желание избавиться от нужды и что Великое общество блестящим образом сумело ликвидировать крайнюю нищету187.
Сегодня в развитых странах каждый трудоспособный человек в состоянии обеспечить себе пищу и кров, а нетрудоспособным все необходимое обеспечивается по нерыночным каналам. Относительная бедность по необходимости будет существовать везде, кроме идеально эгалитарного общества: пока существует неравенство, кто-то должен находиться в самом низу шкалы. Стремление к «социальной справедливости» не помогает уничтожению абсолютной нищеты: во многих странах, где крайняя нищета до сих пор является острой проблемой, забота о «социальной справедливости» стала одним из главных препятствий на пути к преодолению бедности. На Западе обеспечение приемлемого уровня комфорта для подавляющего большинства населения стало результатом общего роста богатства, всего лишь замедлившегося из-за вмешательства в работу рыночного механизма. Именно рыночный механизм вызвал рост совокупного дохода, который, в свою очередь, позволил обеспечить материальную поддержку тем, кто не способен зарабатывать самостоятельно. Но попытки «скорректировать» результаты рынка в направлении «социальной справедливости», по всей видимости, больше способствовали усилению несправедливости в форме новых привилегий, препятствий мобильности и крушения надежд, чем облегчению участи бедных. Так получилось из-за того, что призыв к «социальной справедливости», изначально направленный на защиту самых обездоленных, был подхвачен многими группами, члены которых считали, что получают меньше, чем, по их мнению, они заслуживали, а особенно теми группами, положение которых стало зыбким. Как требование закрепить посредством политического действия за членами какой-либо группы положение, которого они в каком-либо смысле заслуживают, «социальная справедливость» несовместима с идеалом ограничения принуждения задачами проведения в жизнь лишь тех правил справедливого поведения, которые все могли бы учитывать при составлении своих планов.
Но когда подобные притязания впервые были признаны за группами, бедственному положению которых сочувствовали все, распахнулись ворота для требований о правительственной защите всех, кто озабочен шаткостью своего относительного положения. Неудачи, однако, не могут быть основой для требований о защите от рисков, которые пришлось нести каждому, чтобы получить занимаемое им положение. Сам современный язык, в котором все, что вызывает недовольство любой группы, немедленно объявляется «социальной проблемой» и автоматически возлагает на законодателя обязанность сделать что-нибудь для устранения этой «социальной несправедливости», превратил концепцию «социальной справедливости» в предлог для требования привилегий. Те, кто с негодованием нападает на идею справедливости, которая не смогла, например, предотвратить «ни быстро идущее искоренение крестьянства, начавшееся сразу после наполеоновских войн, ни закат ремесленного производства во второй половине столетия, ни, наконец, обнищание наемных рабочих»188, совершенно неправильно понимают, что может быть достигнуто проведением в жизнь правил справедливого поведения в мире свободных людей, которые к обоюдной выгоде обмениваются услугами, перед которыми никто не ставит задач и которым не раздают посо - бий. Поскольку сегодня мы, вероятно, способны прокормить умножившееся в числе человечество только благодаря интенсивному использованию рассеянных знаний, которое стало возможным благодаря рынку — не говоря уж о поддержании уровня комфорта, ставшего достоянием большинства населения в некоторых частях мира — было бы явно несправедливым освобождать некоторых от необходимости смиряться с ухудшением своего положения, когда непредвиденный поворот событий уменьшает ценность их услуг для остальных. Как бы мы ни сочувствовали тем, кто претерпел ухудшение положения не по своей вине, а в результате непредвиденных изменений, из этого не следует, что мы можем одновременно иметь последовательный рост уровня общего богатства, от которого зависит будущее улучшение условий жизни широких масс, и при этом не допускать периодического ухудшения положения некоторых групп.
На деле «социальная справедливость» стала просто лозунгом, используемым всеми группами с ухудшающимся статусом — фермерами, независимыми ремесленниками, шахтерами, мелкими лавочниками, конторскими служащими и значительной частью прежнего «среднего класса», а вот промышленные рабочие, от имени которых он впервые был поднят, в целом оказались в выигрыше от новейшего развития. То, что призывы подобных групп к справедливости часто привлекают сочувствие многих, возмущенных приходом новых типажей в ряды среднего класса, куда прежде доступ открывало простое умение читать и писать, не доказывает, что такие требования имеют какую-либо связь с общеприменимыми правилами справедливого поведения. В существующем политическом порядке такие требования получают удовлетворение только когда соответствующие группы достаточно велики, чтобы иметь политическую значимость, а их членов можно организовать для совместных действий. Далее мы увидим, что не все, но только часть подобных групп удается организовать, и в итоге преимущества достаются лишь некоторым, в ущерб остальным. При этом чем больше организованные интересы используются в подобных целях, тем обязательнее для каждой группы прибегать к организованному давлению на правительство, поскольку все, не преуспевшие в этом, остаются ни с чем. Таким образом, концепция «социальной справедливости» выливается в то, что правительство гарантирует соответствующий доход отдельным группам, делая неизбежной прогрессирующую организацию всех подобных «интересов». Но защита ожиданий, предполагаемая такими гарантиями, пожалуй, может быть гарантирована всем только в статичном обществе. В свое время этот аргумент мог быть выдвинут, главным образом, против профсоюзов, поскольку они первыми из подобных групп сумели представить свои запросы как требование «социальной справедливости», придав им ауру легитимности (и первыми получили дозволение использовать насилие для их реализации). И хотя первоначально дискриминация в их пользу выглядела оправданной, так как речь шла о сравнительно бедных и обездоленных группах, эта дискриминация стала клином, разрушившим принцип равенства перед законом. И сегодня в ходе политического торга, который направляет законодательство в современных демократиях, выигрыш достается тем, у кого численный перевес, или кто способен легко организоваться, чтобы перекрыть доступ к жизненно важным услугам. Но самые большие нелепости, возникающие при попытках демократий определять распределение дохода большинством голосов, мы будем рассматривать только в третьем томе этой работы.
<< | >>
Источник: Хайек Фридрих Август фон. Право, законодательство и свобода: Современное понимание либеральных принципов справедливости и политики / Фридрих Август фон Хайек ; пер. с англ. Б. Пинскера и А. Кустарева под ред. А. Куряева. — М.: ИРИСЭН. 644 с. (Серия «Политическая наука»). 2006

Еще по теме От заботы о самых обездоленных к защите эгоистических интересов:

  1. От заботы о самых обездоленных к защите эгоистических интересов
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика