<<
>>

Теория прибыли

В тех строках, о которых К. Маркс говорил, что Смит уловил истинное происхождение прибавочной стоимости, А. Смит писал: «Лишь только в руках частных лиц начинают накопляться капиталы, некоторые из них, естественно, стремятся использовать их для того, чтобы занять работой трудолюбивых людей, которых они снабжают материалами и средствами существования в расчете получить выгоду на продаже продуктов их груда или на том, что эти работники прибавили к стоимости обрабатываемых материалов»1.

В этом положении четко выражены исторический процесс возникновения капитализма и эксплуататорская сущность общественных отношений, которые порождает капитализм.

Находясь на позициях теории трудовой стоимости, Смит правильно говорил, что из созданной трудом и определяемой количеством этого труда стоимости товара рабочему достается в виде заработной платы лишь некоторая часть. Остальная часть добавленной трудом стоимости представляет собой прибыль капита- листа-предпринимателя. Часть ее он в некоторых случаях должен отдать в виде земельной ренты, часть — в виде ссудного процента, если использовал заемный капитал.

Смит называл прибылью всю разницу между добавленной трудом стоимостью и заработной платой и в этих случаях имел в виду прибавочную стоимость. В других случаях Смит понимал под прибылью остаток после уплаты ренты, а также процента, и тогда прибылью называл, в сущности, предпринимательский доход, доход функционирующего капиталиста.

Прибыль трактовалась Смитом, как эксплуататорский доход.

Он решительно отвергал мнение, что прибыль — это просто другой вид заработной платы, которая возмещает труд по надзору и управлению предприятием, и приводил в обоснование своего взгляда убедительные аргументы. Размеры прибыли определялись, по его мнению, не количеством, тяжестью или сложностью этого предполагаемого труда по надзору и управлению, а размерами употребленного в дело капитала.

Кроме того, на многих крупных предприятиях функции надзора и управления передаются наемному управляющему.

Хотя Смит говорил, что прибыль (прибавочная стоимость) создается неоплаченным трудом рабочих, он тут же незаметно переходил на неверную точку зрения, рассматривая ее как порождение всего авансированного капитала. Он хорошо понимал также, что равные капиталы должны приносить равные прибыли. Смит не заметил возникающее при этом противоречие: если прибыль (прибавочная стоимость) порождается неоплаченным трудом, то она не должна быть пропорциональна капиталу, а должна быть пропорциональна количеству применяемого труда; но поскольку она пропорциональна капиталу в реальной жизни, то это представляется нарушением закона стоимости. Подобно тому как Смит смешивал стоимость с ценой производства, он и прибавочную стоимость отождествлял со средней прибылью. Он игнорирует как логические звенья, так и процессы исторического развития, ведущие от системы «переменный капитал — стоимость — прибавочная стоимость» к системе «весь авансированный капитал — цена производства— средняя прибыль». Теперь Смит рассматривал прибыль как составную часть цены товара, как особого рода элемент издержек производства. Предвосхищая последующие апологетические теории прибыли, он считал ее и закономерным результатом производительности капитала, и вознаграждением капиталистов за их деятельность, труд и риск. Двойственность смитовской трактовки стоимости проявилась и в его понимании прибыли.

Смит отмечал тенденцию нормы прибыли к понижению, указывал, что прибыль более низка в развитых капиталистических странах. Прямое исчисление нормы прибыли он считал практически невозможным, но с полным основанием предлагал заменить сравнение нормы прибыли во времени и пространстве сравнением ставок ссудного процента. В Англии, писал он, обычно считается, что процент может составлять около половины прибыли. Объяснение тенденции понижения процента и нормы прибыли, которое дает Смит, весьма просто и не слишком убедительно: в богатых странах и с ходом экономического развития образуется избыток* капитала, который вызывает рост конкуренции капиталов и снижение доходности.

Однако внутренние механизмы этого явления, связанные, как показал Маркс, с увеличением органического строения капитала, он не анализирует. Низкий уровень процента и нормы прибыли Смит рассматривал как проявление экономической развитости и здоровья нации.

Смит считал буржуазию восходящим, прогрессивным классом и объективно выражал ее интересы, притом интересы не узкие и временные, а широкие и длительные. Но к капиталистам как к таковым он относился без всякой симпатии, скорее с недоверием и подозрением, поскольку считал, что их классовые интересы часто расходятся с интересами общества. Их помыслы поглощены извлечением прибыли, ради этого они стремятся к монопольной власти над рынком и путем повышения цен стараются «взимать в свою личную пользу чрезмерную подать со своих сограждан». Он писал, что надо с большой осторожностью использовать в государственном управлении знания и способности представителей предпринимательского класса и подвергать пристальному рассмотрению предлагаемые ими законы и правила. Смит выступал за буржуазию лишь постольку, поскольку ее деятельность способствует развитию производительных сил, в этом он видел ее социальную функцию. Такая точка зрения была характерна для всей классической буржуазной политэкономии.

Земельная рента. Смит — противник крупного землевладения — был вынужден считаться с реальным положением, что в Великобритании подавляющая часть земли находилась в руках помещиков и арендовалась капиталистическими фермерами. У него не было никакого сомнения в паразитизме класса землевладельцев и в паразитическом характере их доходов. Он отверг представление, согласно которому рента есть законная плата, своего рода процент на капитал, когда-то вложенный землевладельцами в улучшение земли. Землевладелец требует ренту и за землю, никогда не подвергавшуюся улучшению, за природные объекты, которые вообще не могут быть улучшены. Смит обоснованно видел в земельной ренте элемент монополии (частной собственности на землю), но не различал понятия абсолютной и дифференциальной рейты, которые позже ввел в научный оборот К.

Маркс. Смит отмечал, что участки земли отличаются как по плодородию, так и по местоположению, и оба различия могут быть причиной образования дифференциальной ренты. Но эти замечания не образуют у него стройной теории ренты.

Смит противоречив, излагая свои взгляды на ренту. Придерживаясь теории трудовой стоимости, он характеризовал ренту наряду с прибылью как нетрудовой доход, как вычет в пользу землевладельца из стоимости товара. Переходя далее к вопросу о величине ренты, он в основном правильно определял ренту как излишек стоимости над заработной платой рабочих и средней прибылью капиталистического фермера. Остается неизвестным, как образуется стоимость сельскохозяйственных продуктов, а потому повисает в воздухе и величина ренты. Но и от этого в основном научного взгляда на ренту Смит отходит, когда утверждает, что наряду с заработной платой и прибылью она формирует стоимость товара, следовательно, земельная собственность является источником стоимости на равных основаниях с трудом, а потому рента выступает уже не как эксплуататорский доход, а как закономерное вознаграждение «услуг земли».

В воззрениях Смита на роль земли в хозяйстве и на земельную ренту встречаются физиократические элементы. Порой он склонялся к взгляду, что земля не только поставляет потребительные стоимости, но и играет какую-то особую роль в создании меновой стоимости товаров. Он писал, что ренту можно считать произведением природы, которое остается за вычетом всего, что является произведением человека. Он выражал эту мысль и тем, что в земледелии человеческий труд отличается особой производительностью, поскольку вместе с человеком здесь работает природа, и это есть источник ренты.

Известно, что стоимость товаров, которая является источником ренты, создается только трудом, в данном случае трудом, прилагаемым к земле, которая находится в собственности землевладельца. Этот последовательно научный взгляд имел место у Смита, но соседствовал с поверхностным и в конечном счете апологетическим.

Капитал, его структура и накопление. Теории капитала, как и другим разделам экономического учения Смита, свойственна определенная двойственность. С одной стороны, он рассматривал капитал как стоимость, дающую прирост благодаря эксплуатации наемного труда. С другой стороны, Смит трактовал капитал как запас вещественных предметов, необходимых для дальнейшего производства, как запас средств производства. В этом направлении понятие капитала утрачивает свое социально-историческое со* держание.

Смит преодолел ограниченность понимания капитала физиократами, которые считали производительным (дающим прирост стоимости) только капитал, занятый в сельском хозяйстве. Вместе с тем он объединял все виды капитала, не видел существенной разницы между капиталом, занятым в сфере производства, и капиталом, функционирующим в сфере обращения (торговый капитал). Это было связано с тем, что он недостаточно ясно понимал капитал как движение, как непрерывную смену функциональных форм; у него нет упоминания о том, что капитал проходит в своем непрерывном кругообороте три формы — денежную, производительную и товарную. Поэтому ему было чуждо понимание торгового капитала как обособившейся формы промышленного капитала, источником прибыли которого является прибавочная стоимость, создаваемая в производстве.

Важным достижением Смита было дальнейшее развитие понятий основного и оборотного капитала. Отличие между этими двумя видами капитала он видел в том, что первый приносит прибыль «без перехода -от одного владельца к другому или без дальнейшего обращения». Второй выполняет ту же функцию для владельца благодаря тому, что «постоянно уходит от него в одной форме и возвращается к нему в другой» *.

К основному капиталу Смит относил: машины и другие необходимые орудия труда; постройки и здания, предназначенные для торгово-промышленных целей; улучшения земли (расчистка, осушение, огораживание, удобрение и др.)» делающие ее пригодной для обработки; приобретенные учением и тренировкой трудовые навыки и «полезные способности» членов общества. Оборотный капитал также состоял, по Смиту, из четырех частей: денег, при помощи которых совершается обращение остальных его частей; запасов продовольствия (помимо находящихся в распоряжении самих потребителей); сырых материалов или полуфабрикатов, находящихся в процессе незавершенного производства; готовых, но еще не реализованных товаров. Связь между основным и оборотным капиталом Смит видел в том, что первый мог функционировать и приносить прибыль только при помощи и участии второго.

Идея Смита о включении в основной капитал трудовых навыков и способностей работников встречается еще у Петти, который в составе национального богатства Великобритании тоже выделял «стоимость» самого населения. С одной стороны, такой подход мог быть полезен для анализа процесса накопления в обществе этой действительно важнейшей формы нематериального богатства. Но с другой, он запутывал дело и затруднял четкое применение основных категорий .политической экономии. В самом деле, если навыки и способности есть капитал, находящийся в распоряжении работника, то он, очевидно, должен получать на него прибыль. Выходит, что квалифицированный рабочий получает, с одной стороны, заработную плату за свою «простую» рабочую силу, а с другой—прибыль на особого рода капитал, накопленный в процессе обучения и приобретения навыков. В действительности речь должна идти о том, что квалифицированная рабочая сила имеет более высокую стоимость, а потому заработная плата квалифицированного рабочего обычно выше, чем неквалифицированного.

Смит увязывал формы капитала преимущественно с натуральными, физическими свойствами составляющих капитал товаров и .поэтому неправильно понимал особенности оборота основного и оборотного капитала. Прежде всего нельзя сказать, что капитал, вложенный в машину или здание, не обращается; как известно, их стоимость по частям переносится конкретным трудом на производимый товар. Следовательно, различие между основным и оборотным капиталом состоит в способе переноса стоимости. Далее, машина, например, есть основной капитал для капиталиста, который установил ее на своей ткацкой фабрике, но эта же машина не есть основной капитал для машиностроительной фирмы: это ее оборотный капитал в товарной форме, на стадии товарного капитала.

В экономическом учении Смита исключительно большое значение придается накоплению капитала. По существу, в этом он видел историческую миссию капиталиста, который, сберегая значительную часть своего дохода, расширяет производство, дает работу дополнительному количеству рабочих и в конечном счете способствует росту богатства общества. Смит поет своего рода гимн бережливости и бичует расточительство, заявляя, что «каждый расточитель оказывается врагом общественного блага, а всякий бережливый человек— общественным благодетелем»10.

Тем не менее изложение вопроса о накоплении может показаться несколько странным с точки зрения современного читателя. Смит нигде не говорил о капиталовложениях, о накоплении основного и оборотного капитала, что с современной точки зрения и представляет собой реальное накопление. У него речь идет только о вовлечении дополнительного количества производительного труда, что само по себе представляет на деле не накопление, а экономический процесс, сопутствующий накоплению ц органически с ним связанный. Он писал, что бережливость, увеличивая фонд, предназначенный на содержание производительных работников, ведет к росту численности тех рабочих, чей труд повышает стоимость предметов, к которым ом прилагается. Она ведет поэтому к увеличению меновой стоимости годового продукта земли и труда данной страны. Она приводит в движение добавочное количество труда, которое придает добавочную стоимость годовому продукту. Трудно также понять, что имеет в виду Смит, когда он говорит: «То, что сберегается в течение года, потребляется столь же регулярно, как и то, что ежегодно расходуется...» * Пр и ЭТОМ по смыслу всего контекста ясно, что с:: чмеет в виду именно личное потребление.

Эти мысли Смита тесно связаны с постоянно повторяющимся у него тезисом о том, что стоимость отдельного товара и стоимость совокупного продукта общества может быть разложена на личные доходы. Он склонен игнорировать воспроизводство постоянного капитала, процесс перенесения стоимости на продукт труда.

Воспроизводство общественного капитала. «Догма Смита». Казалось бы, очевидно, что стоимость каждого единичного товара включает стоимость средств производства- амортизацию основного капитала и затраты сырья, материалов, топлива. Столь же очевидно, что годовой продукт общества включает воспроизведенные в нем средства производства. По стоимости это все материальные затраты, а по натуральной форме — различные средства и предметы труда. Во многих местах своей книги Смит показывает, что он хорошо понимает это. Более того, он внес важный вклад в понимание воспроизводства общественного капитала тем, что различал валовой доход и чистый доход жителей страны. Под валовым доходом он понимал то, что теперь обычно называется совокупным общественным продуктом, куда он включал все материальные затраты вместе с повторным счетом сырья и материалов в последовательных стадиях их переработки. Чистый доход у Смита — это национальный доход, вновь созданная трудом за год стоимость. Неясность, однако, состоит в том, как Смит трактует чистый доход: исключительно как фонд личного потребления, не упоминая о той его части, которая должна пойти на расширение производства. Это объясняется тем, что здесь он исходит из простого воспроизводства, из повторения производственного процесса в прежнем масштабе.

Эти в принципе плодотворные соображения остаются у Смита неразвитыми и не используются в анализе. Напротив, он многократно возвращается к тезису о том, что как стоимость отдельного товара, так и годовой продукт состоят только из доходов — заработной платы, прибыли и ренты. Вопрос о перенесенной стоимости средств производства Смит решал так: если даже в цене товара есть элемент, не разлагаемый непосредственно на доходы, то он все равно в конечном счете представляет чьи-то доходы, полученные на предыдущих стадиях обработки. В итоге получается, что стоимость годового продукта обшества состоит только из доходов. Суть ошибки Смита и ее причины следующим образом разъясняет В. И. Ленин: «Ад. Смит впал в эту ошибку потому, что смешал стоимость продукта с вновь созданной стоимостью: последняя, действительно, распадается на переменный капитал и сверхстоимость11, тогда как первая включает сверх того и постоянный капитал. Разоблачение этой ошибки дано было уже в анализе стоимости у Маркса, установившего различие между трудом абстрактным, создающим новую стоимость, и трудом конкретным, полезным, воспроизводящим раньше существовавшую стоимость в новой форме полезного продукта»12.

Тезис Смита мог бы иметь какой-то смысл, если бы можно было абстрагиваться от фактора времени. Но любой процесс производства протекает во времени, и мы всегда рассматриваем стоимость произведенного продукта за какой-то период времени, обычно за год. А в годовом продукте необходимо должна быть стоимость, не распадающаяся на доходы, а возмещающая затраченные средства производства.

Выпадение постоянного капитала при анализе воспроизводства общественного капитала К. Маркс назвал баснословной догмой. В марксистской литературе для этого тезиса утвердилось название «догма Смита». Эта догма имеет важное значение в истории политической экономии потому, что она и после Смита мешала экономистам правильно понимать процесс реализации общественного продукта, механизм воспроизводства главных элементов капитала.

Производительный и непроизводительный труд. Проблема, которую поставил Смит своей трактовкой производительного труда, породила огромную литературу и сохраняет свое научное значе ние до наших дней. Смит стремился выяснить, какие виды труда способствуют росту «богатства нации».

Производительным трудом Смит считал труд, создающий стоимость. Но в применении к капиталистическому хозяйству, которое рассматривал Смит, это одновременно означало труд, создающий прибавочную стоимость: «Так, труд рабочего мануфактуры увеличивает стоимость материалов, которые он перерабатывает, а именно увеличивает ее на стоимость своего содержания и прибыли его хозяина»1. Иначе говоря, производителен труд, на покупку которого (точнее, на покупку рабочей силы) затрачивается капитал. Напротив, труд, который оплачивается из дохода, является непроизводительным. Для наглядности Смит противопоставлял найму производительного рабочего наем непроизводительного домашнего слуги; труд последнего не создает ни стоимости, ни прибавочной стоимости. На содержание слуги затрачивается в конечном счете стоимость, созданная чьим-то производительным трудом. Ясно, что все эти рассуждения имеют определенную практическую цель: призвать капиталистов вкладывать больше капитала в производство и меньше тратить на содержание дома, прислуги и т. п. Однако это различие кажется Смиту недостаточно четким, и он тут же выдвигает второй принцип отделения производительного труда от непроизводительного. Первый воплощается в продукте, имеющем какой-то более или менее длительный срок жизни или службы. Второй не закрепляется ни в каком продукте, он представляет собой услугу, предоставление которой совпадает с ее потреблением. В качестве примера такого рода услуги он вновь приводит труд домашнего слуги. Благодаря такому подбору примеров первый принцип различия представляется Смиту вполне идентичным второму.

На самом деле воплощение труда в материальном продукте не является обязательным условием производительного характера труда. Прежде всего надо указать на такие виды труда, которые .представляют собой продолжение сферы производства в сфере обращения (транспорт, отчасти торговля). В этих сферах труд создает стоимость и прибавочную стоимость и является производительным, хотя он не воплощается в продукте. Труд наемных музыкантов или актеров не создает стоимости, но создает возможность присвоения прибавочной стоимости предпринимателем (нанимателем). В рамках капиталистических отношений этот труд следует признать производительным.

Трактовка вопроса о производительном труде позволяет Смиту сделать одно из самых смелых замечаний: «Труд некоторых самых уважаемых сословий общества подобно труду домашних слуг не производит никакой стоимости и не закрепляется и не реализуется ни в каком длительно существующем предмете или товаре, могущем быть проданным, который продолжал\ бы существовать и по прекращении труда и за который можно было бы получить потом равное количество труда. Например, государь со всеми своими судебными чиновниками и офицерами, вся армия и флот представляют собой непроизводительных работников... К одному и тому же классу должны быть отнесены как некоторые из самых серьезных и важных, так и некоторые из самых легкомысленных профессий — священники, юристы, врачи, писатели всякого рода, актеры, паяцы, музыканты, оперные певцы, танцовщики и пр.» 13 Дальнейшая логика ведет Смита к тезису о том, что чем меньше в обществе доля непроизводительных работников и тех, «кто совсем не работает», тем быстрее может расти его богатство, поскольку все эти люди в конечном счете содержатся за счет труда производительных работников.

Функции, искони пользовавшиеся почетом и выполнявшиеся в значительной мере представителями привилегированных классов (государственное управление, военное дело, религия и др.), Смит отнес к сомнительной с экономической и моральной точек зрения категории непроизводительных работников, объединив их к тому же с шутами и паяцами. Это была позиция прогрессивной буржуазии, в известной степени оппозиционной к государственной власти, находившейся в руках дворянства. В конкретных условиях XVIII в. такая позиция отражала не только интересы буржуазии, но и интересы широких слоев трудящихся. Поэтому В. И. Ленин характеризовал Смита как «...великого идеолога передовой буржуазии»14.

Адам Смит выполнил в науке большую историческую задачу, определив и очертив границы политической экономии и приведя в систему накопленную к тому времени сумму экономических знаний. Его труды представляют собой одну из вершин общественной мысли XVIII в. 3.

<< | >>
Источник: Рындина М. Н., Василевский Е. Г., Голосов. В. В. и др. История экономических учений: Учебник для экон. спец. вузов. — М.: Высш. школа, 1983 г. — 559 с.. 1983

Еще по теме Теория прибыли:

  1. 8.2. Исторические аспекты налогового планирования в условиях развития теорий финансового менеджмента
  2. 1.1. Экономическая сущность прибыли как объекта налогообложения
  3. 1.3. Международный опыт налогообложения прибыли
  4. Замечания о теории рациональных ожиданий
  5. Направления развития теории денег
  6. Исторические аспекты налогового планирования в условиях развития теорий финансового менеджмента
  7. Гедонистическая теория заработной платы и компенсационные различия в заработной плате
  8. § 3. Гедонистическая теория заработной платы и компенсационные различия в заработной плате
  9. Теория прибыли
  10. Неокейнсианские теории экономического роста
  11. «Неоклассические» теории экономического роста
  12. Теория «народного капитализма»
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика