<<
>>

§2. Социальный католицизм

Иноща говорят: католический социализм, но католики обыкновенно протестуют против такого крайнего эпитета, который в действительности подходит только к меньшинству из их среды. Выражение "христианский социализм" впервые было употреблено одним французом, Франсуа Гюэ, в книге под названием: "Le regne social du christianisme" ("Социальное царство христианства", 1853 г.).

Но до него Бюшез ("Essai, dun traite complet de philosophie au point de vue du catholicisme et du proves", 1838 — 1840 гг.) и даже пламенный аббат Ламеннэ ("La Question du travair ("Проблема труда", 1848 г.) могут претендовать на звание предшественников. Все знают, что Бюшез был основателем производительных кооперативных ассоциаций (1832 г.), но меньше известно, что Ламеннэ проповедовал кредитную кооперативную ассоциацию почти в той же форме, в какой она была осуществлена впоследствии Райфайзеном в Германии.

Тем не менее современный социальный католицизм никого из этих трех предков добровольно не признает своими предшественниками. Это происходит оттого, что все трое хотели установить союз между церковью и революцией. Ныне самые передовые социальные католики ограничиваются попыткой установления союза между церковью и демократией — программа, недавно воспринятая Марком Санье, основателем"Sillon" ("Борозды").

Немного спустя монсиньор фон Кеттелер, майнцский епископ, проповедует учение, вдохновляющееся уже не тем, что вскоре назовут "ошибочными догмами 89-го года", а, наоборот, средневековыми институтами — корпорациями, которые проповедуются им и особенно его учениками, каноником Муфангом и аббатом Гице, как стержень социальной католической организации.

Во Франции социальный католицизм, дремавший при Второй империи, пробуждается после катастрофы 1870 г. Его вдохновителем был граф Альберт де Мен, который благодаря своему великолепному красноречию, а также благодаря созданию рабочих като лических кружков дал ему сильный толчок.

В то же время стал появляться журнал "Association catholique" ("Католическая ассоциация"), который задавался в точности им выполненной целью изучения всех экономических явлений в духе католицизма.

В основу социально-католической программы была решительно поставлена корпоративная организация. Это не значит, что семья, которую Ле Плей делал краеугольным камнем социального здания, была отброшена; относительно нее стали придерживаться того мнения, что если она должна остаться центром моральной реформы, то в тех случаях, когда идет речь об экономической реформе, в основу следует класть ассоциацию с чисто экономическим характером.

На первый взгляд это не кажется особенно удивительным. Не замечаешь ни того, какие связи родства профессиональная ассоциация может иметь с Евангелием, ни того; какими средствами она сможет видоизменить общество в христианском направлении. Но следует заметить, что если корпоративного режима и нет в Евангелии, то им, во всяком случае, был отмечен весь средневековый период, в течение которого было установлено полное господство церкви. И пока продолжается этот режим, не возникало того, что ныне называется социальным вопросом; это и наводит на мысль о том, что в корпоративном режиме были налицо такие качества, которые необходимы для поддержания мира между трудом и капиталом. Конечно, ныне нет таких качеств в нем, но для возрождения этих качеств в профессиональной ассоциации, может быть, было бы достаточно дисциплинировать ее религиозным духом, как это было в те времена, когда корпорация и братство составляли одно целое.

Речь, однако, идет не о том, чтобы вернуться к цехам средних веков, как говорят это противники социального католицизма, злоупотребляющие этим легким аргументом. Социальные католики хотят опереться на современный профсоюз, на синдикализм; а что это не слишком узкое основание для возведения нового общества, доказательством служит то,что неосоциалисты, пришедшие к этому значительно позже, не ищут иного основания. Неосоциалисты ожидали от него не только нового общества, но и новой морали.

Можно, следовательно, сказать, что, опережая их на этой почве, социальные католики в своей политике оказались достаточно дальновидными.

На первых стадиях движения делались попытки организации смешанных синдикатов, объединявших хозяев и рабочих, что казалось лучшей гарантией социального мира4. Но надежды не оправдались. Пришлось отказаться от таких профсоюзов и ограничиться организацией отдельных союзов для хозяев и рабочих, но сотрудничество этих союзов должно было проявляться в регламентации труда и разрешении конфликтов. Это параллельные, а не смешанные профсоюзы. Мало-помалу им предстояло сделаться органами рабочего законодательства вместо государства, которое в этом отношении менее опытно, чем они. Отныне все, что касается интересов профессии, продолжительности труда, воскресного отдыха, ученичества, гигиены, труда женщин и детей и даже минимума заработной платы, должно было регламентироваться самими профсоюзами, а не государством с его негибкими, жестокими и потому почти всеща неприменимыми законами. И эти регламенты были бы обязательны для всех хозяев и рабочих, принадлежащих к одной и той же профессии. Каждому предоставлялась бы свобода вступать или не вступать в профсоюз, но не нарушать его регламентов, чтобы, нарушая условия труда, конкурировать с синдицированными. Ныне принятая формула гласит: "свободная ассоциация в организованной профессии".

На негодующие возражения либералов о том, что простые частные ассоциации облекаются таким образом законодательной властью, социальные католики отвечают, что общность труда составляет такую же естественную и необходимую форму ассоциации (надо разуметь под этим: такую же независимую от добровольного соглашения заинтересованных), как и общность местожительства. Но ведь все допускают, что жители коммуны должны подчиняться закону организованного большинства. Почему же к корпорации нужно иначе относиться, чем к коммуне?

Они заходят даже так далеко, что признают за профессиональными ассоциациями официальную политическую роль, превращая корпоративную организацию в основу для нового избирательного корпуса, во всяком случае для выборов в одну из палат.

Не очень легко, хотя все-таки и не труднее, чем для всех других проектов социального обновления, представить себе, чем было бы общество, устроенное по такому плану социальных католиков.

Прежде всего это было бы, по-видимому, общество, исповедующее католическую веру. В самом деле, все рухнет, если в рядах этой корпоративной организации будут господствовать враги религии или даже индифферентные к ней люди. И уже это делает осуществление такого общества весьма гипотетическим. Но пойдем дальше.

Это общество будет основано на братстве в полном смысле этого слова (и даже, как мы только что видели, на том единственном братстве, которое может сослаться на божественное происхождение), но не на равенстве в социалистическом смысле этого слова, ибо наличие детей в семье от одного и того же отца не препятствует существованию неравенства и даже предполагает если не право старшинства, то, во всяком случае, долг старшинства. Точно так же в корпоративной организации будет господствовать равенство в том смысле, что самый низкий труд будет равен по своему достоинству так называемому благородному труду и что каждый сможет быть довольным и даже гордиться тем положением, в которое поставил его Бог в сей жизни.

Но это общество будет иерархическим: у хозяев — власть со всей ответственностью и со всеми предполагаемыми ею обязанностями; у рабочих — права, признаваемые хозяевами, обеспеченная минимумом заработной платы жизнь и восстановленная семья.

Социальный католицизм считает неправильным первый параграф социалистической программы: "освобождение рабочих будет делом самих рабочих". Освобождение рабочих произойдет при содействии хозяев и всех социальных классов, включая землевладельцев, рантье и даже потребителей, — все эти должны будут познать ответственность, возлагаемую на них их различным положением, и в особенности выпадающим на их долю, как на долю домохозяина в притче, долгом "умножить порученные им господином таланты".

Немецкие христианские профсоюзы (Christliche Gewericvereine), рекрутирующиеся из католиков, начинают занимать огромное место в общественной жизни Германии в противовес красным социалистическим. Они проповедуют единение хозяев с рабочими, но в то же время энергично протестуют против всякого смешения их с "желтыми", т.е. объявляют себя независимыми как от хозяев, так и от социалистов.

Вмешательство государства будет необходимо вначале для установления корпоративной организации, но раз последняя будет установлена, она мало-помалу поглотит, как мы видели, законодательную власть и полицейскую, во всяком случае в области рабочего законодательства, и особенно в существенном пункте его — в области фиксирования заработной платы и в области всего того, что стоит в связи с ней, как, например, организация пенсионных касс. Но законодательная власть корпоративной организации найдет широкое поле для своей деятельности даже и вне профессиональных интересов, а именно в сфере регламентации прав собственности, запрещения ростовщичества, покровительства земледелию и тд.

Государство, говорит энциклика Льва XII Immortale Dei, которая, впрочем, повторяет только слова св. Павла, — это "божий слуга добру". Но в одном месте св. Павел говорит, что закон — учитель, который должен привести нас ко Христу, и если этим словам придать тот смысл, что назначение закона — вести людей к братской солидарности, то получится довольно точное представление о том, как смотрит социальный католицизм на роль государства. *

* *

Иногда социальный католицизм проявлял весьма передовые тенденции, и это сильно сближало его с социализмом в собственном смысле. Но они оставались индивидуальными проявлениями и формально осуждались Римом, а исповедовавшие их лица обыкновенно преклонялись перед папским осуждением.

Тут прежде всего надо упомянуть о Лезевице, который в 1888 г. в "Католической ассоциации" жестко напал на так называемую продуктивность капитала. Эго вызвало некоторый шум, и граф де Мен написал опровержение. Впоследствии положения его сделались программой так называемой партии "молодых аббатов". Следует припомнить также движение "Борозду" (с 1890 по 1910 г.), которое в политической области старалось примирить церковь с демократией и даже с республикой, а в экономической области доходило до уничтожения наемного труда и патроната3 точно так же, как у синдикалистов, ибо статья II статутов "Конфедерации труда" также ставит целью "исчезновение наемного труда и патроната". Вместо того чтобы искать разрешения в параллельном действии хозяйских и рабочих профсоюзов, оно стремилось к уничтожению первых и к полному господству вторых, становящихся распорядителями орудий производства и, следовательно, могущих сохранить для себя весь продукт своего труда. Все-таки оно отличается от синдикализма, в особенности с точки зрения моральной, ставя над завоеванием материального благополучия другой высший идеал, представляющийся еще как бы более необходимым, чем эмансипация рабочего класса. Известно, что по приказу папы "Борозда" должна была распуститься, но это решительно синдикалистско-рабочее движение тем не менее продолжается.

Если католическая школа с некоторым трудом иноща подавалась налево, то направо она всеща держалась твердого направления, что естественно объясняется преобладающей ролью в ней хозяйского элемента."3адача не в том, чтобы рабочий сам спасся, а в том, чтобы хозяин спас рабочего". Это уже сформулированная школой Ле Плея доктрина "доброго хозяина". Кроме того, правое крыло социального католицизма думает, что существующих учреждений было бы совершенно достаточно для решения того, что называется социальным вопросом, если бы только они были оживлены христианским духом и если бы правящие классы умели "ходить в народ".

<< | >>
Источник: Жид Ш., Рист Ш.. История экономических учений. Директмедиа Паблишинг Москва 2008. 1918

Еще по теме §2. Социальный католицизм:

  1. ОСОБЕННОСТИ ЕДИНСТВА РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ ( ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ)
  2. 13.6.1. «СОЛИДАРНОСТЬ» И КРИЗИС КОММУНИСТИЧЕСКОГО РЕЖИМА В ПОЛЬШЕ
  3. Конфессиональное описание
  4. Православная этика и пути российской цивилизации
  5. 6.4.14. Экономическое поведение предпринимателя – бизнесмена и коммерсанта
  6. 7.2. Северо-Западный экономический район
  7. § 2. Сенсимонисты и критика частной собственности
  8. § 1. Школа Ле Плея
  9. §2. Социальный католицизм
  10. § 3. Социальное протестантство
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика