<<
>>

§ 1. Школа Ле Плея

Из всех социально-христианских школ школа Jle Плея1 самая близкая к классической либеральной школе, и даже некоторые из ее представителей числятся одновременно и в той, и в другой школе.

Подобно классической либеральной школе, она питает антипатию к социализму и недоверие к вмешательству государства.

Но одновременно она, особенно в своей французской оптимистической форме, абсолютно отмежевывается от либеральной школы своим категорическим отрицанием принципа, согласно которому благо частного лица осуществится само собой. Нет, человек не знает блага. "Заблуждение" — наиболее частое и яркое явление социальной науки. Всякий новорожденный приносит с собой склонность ко злу и, как красноречиво говорил Ле Плей, "пришествие каждого поколения равносильно нашествию маленьких варваров. Падение становится угрожающим, если родители не спешат укротить их воспитанием".

И среди заблуждений, с наибольшей яростью разоблачаемых Ле Плеем, находятся как раз те заблуждения, которых придерживается буржуазный либерализм, — "ошибочные догмы 89гго года". Нужно, чтобы всякое общество, если оно хочет жить, реформировалось, вместо того чтобы отдавать себя в распоряжение так называемых естественных законов, являющихся лишь инстинктами, которые следует обуздать2. И вот почему главная книга Ле Плея называется "Reforme Sociale" ("Социальная реформа"), и основанная им школа носит то же имя.

Необходима, следовательно, власть. Что это будет за власть? Прежде всего власть отца семейства, более действительная, чем всякая другая, по двум основаниям: 1) потому что она берет свое начало в природе, а не в договоре или декрете; 2) потому что она действует любовью, а не принуждением. Таким образом, группирующаяся под властью главы семья, составляющая основу общества при патриархальном режиме, должна быть скрепой общества даже и теперь, коща последнее становится таким сложным, как наши современные общества.

Конечно, власти отца недостаточно, ибо сам он слишком поглощен заботами, и необходимо, помимо его власти, учреждение других "социальных властей". Будет ли это государство? Нет, если возможно его избежать. Это будут прежде всего естественные власти, которые выросли самопроизвольно: дворянство там, ще оно (как, к несчастью, во Франции) не пренебрегало своим призванием, крупные землевладельцы, хозяева, "мудрые”, под которыми разумеются не ученые, а люди, богатые опытом жизни, а за отсутствием их — ближе всего стоящие к заинтересованным местные власти (коммуна раньше департамента, департамент раньше государства). Вмешательство государства становится необходимым именно тоща, коща все эти социальные власти не выполняют своих обязанностей, например не восстанавливают воскресный отдых там, ще правящие классы подали пример нарушения его, так что необходимость вмешательства государства свидетельствует уже о патологическом состоянии, и степенью этого вмешательства измеряется некоторым образом степень зла.

Отсюда следует, что поскольку Ле Плей придает такое важное значение учреждению семьи, постольку он должен придавать не менее важное значение порядку наследования, ибо от последнего зависит продолжительность первой. И действительно, в порядке наследования лежит узел системы Ле Плея. Он различает три главных типа семьи. 1.

Патриархальная семья. Отец — единственный собственник, или, точнее, единственный управитель всем имуществом семьи, а после его смерти все имущество переходит в полное распоряжение старшему сыну. Это древний порядок, современный пастушескому строю; оба они встречаются еще в степях Востока. 2.

Семъя-родоначалъница. Дети и внуки не группируются больше под отцовской властью, они расходятся и основывают новые семьи, только один остается у отчего очага. Он будет назначен наследником, заменяющим отца, которому он был спутником в течение всей жизни, и будет назначен волей отца, а не по праву старшинства. Наследство переходит к достойнейшему или, во всяком случае, к тому, кто способен наилучше сберечь его.

Такой порядок, по мнению Ле Плея, объясняет чудовищную устойчивость Китая. Тот же порядок, хотя уже и надломленный, составляет силу и крепость Англии. И во Франции есть несколько местностей, ще удалось сохраниться ему вопреки гражданскому кодексу. История семьи Мелуга, пиренейских крестьян, каждый раз является лейтмотивом в писаниях Ле Плея и его учеников (хотя, впрочем, эта семья ныне уже не существует). 3.

Неустойчивая семья. В этой семье дети, становясь взрослыми, покидают отчий дом. Ко дню смерти отца семья уже рассеивается и окончательно разлагается; имущество делится по закону на рав ные части, сельское хозяйство и промышленное предприятие, если они имеются, ликвидируются. Это порядок, порожденный индивидуализмом и характеризующий почти все современные общества, и в особенности Францию.

Из этих трех типов все симпатии Ле Плея на стороне второго, потому что он наилучшим образом сохраняет равновесие между двумя антагонистами, но одинаково необходимыми для социальной жизни силами — между духом консерватизма и духом обновления. При строе патриархальной семьи первый играет преобладающую роль, а при строе неустойчивой семьи он слишком подавлен. При существовании последнего режима каждому поколению приходится делать работу Пенелопы, переделывать заново то, что сделано предыдущим. И этот периодический дележ вовсе не устанавливает обещанного равенства, ибо, коща между братьями разорвана всякая связь солидарности и каждый старается для себя, одни из них обогащаются, а другие впадают в нищету. Этот строй ведет даже к падению рождаемости, чему внушительное доказательство представляет Франция, ибо ясно, что родители заинтересованы иметь возможно меньше детей, коща они знают, что дети, подобно маленьким животным, остаются при них, пока воспитываются, и бросают их, как только бывают в состоянии жить своими средствами.

Семья-родоначальница, наоборот, доверяется сыну, оставшемуся хранителем традиций, и сообщает уходящим сыновьям дух предприимчивости. Благодаря ей Англия завоевала мир.

И в то же время этот строй сохраняет истинное братское равенство, ибо дом семьи всеща остается прибежищем для детей-неудачников. Для старых дев, чтобы не ссылаться на другие примеры, — это поддержка в их горестном положении.

Для восстановления семьи-родоначальницы во Франции единственным средством, кроме морального обновления, является восстановление свободы завещания или по крайней мере расширение свободной от завещательных распоряжений доли до таких пределов, чтобы отец мог целиком передать землю или предприятие одному из своих детей, за исключением той части, которой наследник по завещанию обязан вознаградить своих братьев в том случае, если остаток наследства не обеспечивает их законных долей.

Если власть отца над детьми составляет необходимый для прочности обществ элемент, то власть хозяина над своими рабочими, хотя и производная от первой, тоже очень важна — от нее еще непосредственнее зависит социальный мир. Социальный мир — основное содержание социальной науки, это выражение постоянно встречается в писаниях Jle Плея и его учеников, и основанные ими ассоциации называются "Союзами социального мира".

Первый опыт Выставки по социальной экономии в 1867 г., который был обязан своим возникновением Ле Плею (так же, впрочем, как и удивительный план всей выставки), имел целью раздачу наград учреждениям, назначением которых было "развивать доброе согласие между лицами, сотрудничающими в одном и том же деле". И можно сказать, что все движение в пользу патрональных учреждений, начавшееся в 1850 г. в Мюльгаузене под руководством Дольфюсов под следующим знаменитым паролем: "хозяин обязан рабочему больше, чем заработной платой", вдохновляется Ле Пле- ем. Это так называемая система "доброго хозяина". Было естественно, что апостол семьи-родоначальницы представлял себе фабрику тоже вроде семьи, построенную по образцу последней и характеризующуюся прочностью, постоянством обязательств, иерархией и свободно уважаемой властью главы.

Столь характерное положение Ле Плея, что спасение рабочего класса может прийти только сверху, еще менее основательно, чем противоположное ему положение синдикалистского социализма, утверждающего, что спасение рабочего класса может прийти только от него самого. Оно заранее было опровергнуто Стюартом Миллем в следующем прекрасном месте: "Нельзя указать ни одной эпохи, коща высшие классы играли бы роль, близкую к той, которую им назначает эта теория. Они всеща пользовались своей властью в интересах своего эгоизма... Я не стану утверждать, что всеща должно быть так, как было... Во всяком случае, по-видимому, бесспорно, что прежде, чем высшие классы достаточно разовьются, чтобы надлежащим образом отправлять предназначаемую им функцию опеки, низшие классы слишком подвинутся вперед, чтобы можно было управлять ими таким образом".

Кроме хозяина и государства, есть еще фактор социального прогресса, выдвигаемый ныне на первый план, — рабочая ассоциация. И можно было бы подумать, что рабочая ассоциация будет тем более симпатична Ле Плею, что она была вычеркнута "ошибочными догмами" Революции. Но это не так: он не ждет ничего хорошего от ассоциации ни в форме кооператива, ни в форме корпорации. В ассоциации ему представляется конкуренция, бесполезная и даже гибельная для той естественной и достаточной ассоциации, каковой является расширенная семья. Правда, Ле Плей не мог видеть рабочих синдикатов на деле, но маловероятно, что его мнение о них изменилось бы; во всяком случае, мнение его учеников малоблагоприятно для них.

Может быть, скажут, что в этих идеях нет ничего особенно нового. Такое утверждение доставило бы Ле Плею огромное удовольствие, ибо он заявлял: "В социальной области нечего открывать — вот единственное сделанное мною открытие!"

Этим открытием "основного устройства человечества", как он называет его, Ле Плей был обязан, по его мнению, своему методу наблюдения, ибо школа Ле Плея характеризуется не только определенной доктриной, но и методом, который, кстати, имел больший успех, чем доктрина, и ныне, по-видимому, в состоянии жить отдельной от доктрины жизнью. Ле Плей был горным инженером и крупным, особенно для своего времени, путешественником. В течение 20 лет он объехал всю Европу вплоть до Урала, и оттуда он вывез свой метод монографии рабочих семей, который он с гордостью противопоставляет "методу открытия".

Написать монографию семьи по методу Ле Плея — это не значит только рассказать историю семьи, описать образ ее жизни и проанализировать средства ее существования; это также значит заключить все проявления ее жизни в рамки определенного бюджета, распадающегося на две части — на доходы и расходы, и каждый отдел его заранее пронумерован и отметить этикеткой, чтобы все можно было точно сравнить друг с другом. Конечно, много искусственного и по-детски наивного в этом на первый взгляд строгом методе, с помощью которого разбиваются на разряды и выражаются во франках и сантимах не только экономические потребности, но и образование, и увеселения, и напитки, и добродетели, и пороки. Но преимущество его заключается в том, что он может руководить даже самым неопытным наблюдателем, заставляя его распределить материал по отделам без всяких пропусков.

Но коща Ле Плей заявляет, что этот метод открыл ему истину, т.е. только что изложенную нами доктрину, он, по-видимому, глубоко заблуждается: в руках других он мог бы открыть совершенно противоположное, и это как раз и случилось. Ле Плей говорит, что метод показал ему, что нет других счастливых семейств, кроме тех, которые группируются под сенью отцовской власти и следуют десяти заповедям скрижали. Допустим, но кого подразумевает он под "счастливыми семьями"? Такие семьи, которые живут в согласии, в любви к Богу и отличаются устойчивостью. Он, следовательно, а priori составляет себе известный критерий счастья, но нужно думать, что "неустойчивая и дезорганизованная" семья рабочего парижских пригородов бесконечно счастливее, чем семья-родона- чалышца Мелуга или башкирская патриархальная семья из Туркестана10.

Ле Плея и его школу часто сближали с немецкой исторической школой как в силу важности, которую она придает методу наблюдения, и в силу предпочтения, которое она отдает учреждениям прошлого, так и в силу реакции с ее стороны против классического либерализма и оптимизма. Но это только поверхностное сходство. По существу же обе школы не только различны, но и противоположны. Немецкая школа в прошлом ищет объяснения настоящего, а школа Ле Плея ищет там уроков. Одна изучает в прошлом семена, которые станут плодами, тогда как другая благоговеет там перед типом, перед образцом, на который надо сделаться похожим. Одна эволюционна, а другая традиционно Первая упирается в очень ра дикальные, даже социалистические, выюды, а вторая — в консервативные.

Поэтому-то нам и казалось, что настоящее место для Ле Плея не в главе об исторической школе, а в главе о христианских социальных доктринах.

Одного основного учения его о врожденной наклонности человека к заблуждению и ко злу достаточно для того, чтобы найти для его теории место среди доктрин. Тем не менее не следует смешивать доктрину Ле Плея с доктриной социального католицизма, потому что он постоянно обращается к заповедям, Моисееву закону и беспрестанно ссылается как на пример на Англию, протестантскую страну, и даже довольно часто на Китай и мусульманские страны. С другой стороны, Ле Плей отводит церкви и духовенству с некоторым недоверием и довольно слабое, но все же место между социальными властями. Наконец, как мы увидим, его программа реформ сильно отличается от программы социального католицизма.

В 1885 г. в школе Ле Плея произошел раскол. "Союзы социального мира" со своим органом "Социальная реформа" остались верными только что набросанной нами программе. А отпавшая часть с Демоленом и аббатом Турвилем во главе эволюционировала в сторону ультраиндивидуализма и учения Спенсера, так что с изложенными в этой главе учениями она связана только своим происхождением.

Школа "социальной пауки", как она себя называет, — таково, во всяком случае, название обслуживающего ее журнала, — стремится восстановить и пользоваться методом Ле Плея, в частности тем объективным его методом, которым он пользовался в первое время своей деятельности. Ле Плея школа упрекает в том, что он не сумел использовать своего метода и не выполнил своей задачи, заключавшейся в том, чтобы на нем основывать положительное знание. Методу монографии новая школа предпочитает метод классификации, который с целью уяснения явлений располагает их, сообразуясь с их взаимной естественной связью, и прежде всего пытается установить их связь с географической средой. Эта среда, имевшая уже у Ле Плея огромное значение, в школе "социальной науки" играет еще более громадную роль. С помощью такого метода показывается, например, как конфигурация норвежского фиорда благодаря недостаточности годных к обработке земель, благодаря необходимости заниматься рыбной ловлей и даже благодаря размерам лодки создала семейный, экономический и даже политический строй англосаксонских обществ. Точно так же громадная азиатская степь создала другой, свойственный ей тип цивилизации и тд. Это исторический материализм марксистов, появляющийся здесь в более живописной и, по нашему мнению, в более соблазнительной форме географического материализма.

Эта школа не принимает той части программы социальных реформ Ле Плея, которая касается семьи. Проповедуемая ею цель направлена не столько к сохранению семьи, сколько к тому, чтобы создать для каждого ребенка возможность поскорее основать свою семью; цель ее направлена не к семейной и общинной солидарности, а к самопомощи, не к семье-родоначальнице, а к тому, что она называет партикуляристской семьей, не к английской, а скорее к американской семье. Демолен был приверженцем борьбы за существование. Никто, кроме него, с большей силой не презирал соли- даристской доктрины. "С социальным спасением, — говорил он, — происходит то же, что с вечным спасением, — это по существу личное дело", — заявление, говоря в скобках, в высшей степени еретическое, ибо если спасение чисто индивидуальное дело, то для чего же нужна церковь?3

<< | >>
Источник: Жид Ш., Рист Ш.. История экономических учений. Директмедиа Паблишинг Москва 2008. 1918

Еще по теме § 1. Школа Ле Плея:

  1. 5. Советская модель экономики и советская экономическая наука
  2. 14.2. Правовая охрана прав и законных интересов человека, общества и государства от воздействия вредной информации
  3. Мысленное отображение
  4. Корпорации с неограниченной ответственностью
  5. ПУНКТ 13: ПООЩРЯЙТЕ СТРЕМЛЕНИЕ К ОБРАЗОВАНИЮ
  6. Как организована логистика возвратных потоков в дистрибьюции?
  7. МАЛЬТУС1
  8. § 4. Реформаторские проекты Сисмонди. Его влияние на историю экономических доктрин
  9. I РОБЕРТ ОУЭН
  10. Глава IV. УЧЕНИЯ, ВНУШЕННЫЕ ХРИСТИАНСТВОМ
  11. § 1. Школа Ле Плея
  12. §2. Социальный католицизм
  13. Глава IV. УЧЕНИЯ, ВНУШЕННЫЕ ХРИСТИАНСТВОМ
  14. в.ю. музычук развитие культуры в советский период
  15. ГЛАВА 5 ПУТЬ К ИНФОРМАЦИОННОЙ МАГИСТРАЛИ
  16. ГЛАВА 12 ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ
  17. Гейтс Уильям (Билл)
  18. Дэвид Ликкен Тело на лестнице
  19. ПРИЛОЖЕНИЕ А. Краткая история австрийской школы
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика