<<
>>

«Равенство возможностей»

Не приходится отрицать, что при существующем рыночном порядке весьма различны не только результаты, но и исходные шансы людей, подверженные влиянию обстоятельств материального и социального окружения, которых люди контролировать не могут, но которые могут быть изменены действиями правительства.
Многие из тех, кто в целом одобряет свободный рыночный порядок, указывают на требование равенства возможностей или равных начальных условий (Startgerechtigkeit), и поддерживают его. Это требование относительно условий и возможностей, в силу необходимости зависящих от решений правительства (предоставление должностей в государственных учреждениях и т.п.),— la carri^e ouverte aux talents111 — было одним из центральных пунктов классического либерализма. В пользу того, чтобы правительство обеспечивало равные возможности школьного обучения для несовершеннолетних, не являющихся пока еще вполне ответствен - ными гражданами, можно сказать многое, хотя есть серьезные сомнения в том, следует ли доверять правительству управление школьным образованием. Но все это чрезвычайно далеко от создания действительного равенства возможностей даже для лиц, обладающих одинаковыми способностями. Для этого правительству пришлось бы полностью контролировать материальное и социальное окружение всех лиц и заботиться о предоставлении всем хотя бы эквивалентных шансов; и чем больше правительство преуспеет в этом, тем настойчивее будет законное требование об устранении, на основе того же принципа, всех оставшихся барьеров — или об их компенсации с помощью дополнительного обременения относительно привилегированных. И так будет продолжаться до тех пор, пока правительство не возьмет под контроль буквально все обстоятельства, способные влиять на благополучие любого человека. Лозунг равенства возможностей вначале звучит привлекательно, но когда его воплощение выходит за рамки того, что все равно так или иначе сделало бы правительство, он превращается в совершенно иллюзорный идеал, а любая попытка реализовать его на практике порождает настоящий кошмар.
Идея, что людей следует вознаграждать в соответствии с достоинствами, заслугами или их услугами «обществу», предполагает власть, которая будет распределять не только вознаграждения, но и задачи, выполнение которых будет вознаграждаться. Иными словами, если «социальная справедливость» будет реализована, людям придется подчиняться не только общим правилам, но и конкретным требованиям, предъявляемым каждому. Тип социального порядка, в котором каждый человек служит единой системе целей — это организация, а не стихийный порядок рынка, т.е. не система, в которой человек свободен, потому что связан только общими правилами справедливого поведения, а система, в которой все подчинены особым командам властей. Порой может показаться, что к реализации «социальной справедливости» может привести простое изменение правил личного поведения. Но невозможен набор таких правил или принципов, с помощью которых люди могли бы так направлять свое поведение, чтобы совокупным результатом их деятельности в Великом обществе стало распределение благ (или любое другое особое и обдуманное распределение выгод и неудобств между отдельными людьми или группами), которое можно будет назвать по существу справедливым. Чтобы реализовать любую особую модель распределения посредством рыночного процесса, каждому производителю потребуется знать не только то, кому его усилия принесут пользу (или вред), но и какую выгоду получат другие люди, фактически или потенциально затронутые его операциями, вследствие услуг, получаемых ими от других членов общества. Как мы уже видели, подходящие правила поведения могут определить только формальные свойства самоформирующегося порядка деятельности, но не особенные выгоды, которые получат от этих правил отдельные люди или группы. Этот довольно очевидный факт все еще приходится подчеркивать, поскольку даже видные юристы утверждают, что замена индивидуальной, или коммутативной, справедливости на справедливость «социальную», или распределительную, не означает непременного разрушения личной свободы в рамках закона.
Так, выдающийся немецкий философ права Г устав Радбрух недвусмысленно утверждает, что «социалистическое сообщество будет также и Rechtsstaat (т.е. здесь будет доминировать верховенство права), хотя и Rechtsstaat направляемое не коммутативной, а распределительной справедливостью»136. А относительно Франции сообщают, что «было предложение поставить перед рядом высокопоставленных администраторов задачу постоянно “высказываться” по поводу распределения национального дохода, подобно тому, как судьи высказываются по правовым вопросам»137. Такого рода идеи не учитывают, что, следуя правилам поведения, невозможно достичь особой структуры распределения, потому что для реализации запланированных результатов необходима обдуманная координация всех видов деятельности в соответствии с конкретными обстоятельствами места и времени. Иными словами, эти идеи исключают возможность того, что отдельные граждане смогут действовать на основе своего знания и ради собственных целей, что составляет сущность свободы, а требуют вместо этого, чтобы они действовали в соответствии с знаниями властей и добивались целей, выбранных сверху. Таким образом, распределительная справедливость, к которой стремится социализм, несовместима с верховенством закона и со свободой в рамках закона, охраняемой верховенством закона. Правила распределительной справедливости не могут быть прави - лами поведения по отношению к равным, а являются правилами поведения вышестоящих по отношению к подчиненным. Правда, некоторые социалисты сами давно пришли к неизбежному выводу, что «фундаментальные принципы формального права, в соответствии с которыми в каждом случае судья должен опираться на общие рациональные принципы... существуют только в конкурентной фазе капитализма»138, а коммунисты, поскольку они принимают социализм всерьез, даже провозгласили, что «коммунизм означает не победу социалистического права, а победу социализма над любым правом, поскольку с ликвидацией классов, имею- 139 щих антагонистические интересы, закон совершенно исчезнет»139.
Более тридцати лет назад автор этих строк сделал это заявление центральным пунктом рассмотрения политических последствий социалистической экономической политики140, чем навлек на себя бурное негодование и яростные протесты. Но решающее свидетельство предъявляет сам Радбрух, подчеркивающий, что переход от коммуникативной к распределительной справедливости означает последовательное вытеснение частного права публичным141, поскольку публичное право состоит не из правил поведения, обращенных к частным гражданам, а из правил организации, обращенных к государственным чиновникам. Как подчеркивает сам Радбрух, это закон, подчиняющий граждан власти142. Меры обеспечения распределительной справедливости могут считаться сопоставимыми с положениями права, только если понимать под законом не исключительно одни общие правила справедливого поведения, а любое распоряжение властей (или одобрение такого распоряжения законодательным собранием). Но эта идея обеспечивает лишь формальную законность, а не поддержку личной свободы, как это было заявлено первоначально. В свободном обществе ничто не мешает правительству обеспечить всем защиту от суровых лишений в форме гарантированного минимума дохода или минимального уровня, ниже которого не следует опускаться. Можно исходить из того, что такая страховка от крайних страданий выгодна всем, или что она представляет собой моральный долг оказывать помощь — в рамках организованной общности — тем, кто не в силах помогать себе сам. До тех пор, пока такой одинаковый минимальный доход будет предоставляться за пределами рынка каждому, кто по каким-либо причинам не может зарабатывать самостоятельно, это не должно приводить к ограничению свободы или к конфликту с принципом с верховенства права. Рассматриваемая проблема возникает лишь в том случае, когда величину вознаграждения за оказанные услуги начинает устанавливать власть, а указывающий направление индивидуальных усилий безличный механизм рынка отодвигается в сторону. Возможно, самая острая обида из нанесенных не человеком, а «системой», возникает у тех, кто лишен условий развития своих способностей, которыми обладают другие. Причиной могут быть любые особенности окружения, материальные и социальные, и, по крайней мере, некоторые из них, неотвратимы. Важнейшая из таких причин, безусловно, неотделима от института семьи. Семья не только удовлетворяет важнейшие психологические потребности, но и служит инструментом передачи важных культурных ценностей. Не может быть сомнений, что те, кто или вовсе лишен этого блага, или растет в неблагоприятных условиях, оказываются перед серьезным барьером; и мало кто усомнится в желательности того, чтобы несчастным детям, лишенным поддержки родственников и соседей, по возможности помогали какие-нибудь государственные институты. Но мало кто всерьез верит (хотя Платон верил), что возможно полностью возместить им эти потери, и я еще меньше верю в то, что в интересах равенства нужно отнять подобное благо у тех, кто им наделен. Я не верю и в то, что материальное равенство может компенсировать различия в способности радоваться и испытывать живой интерес к культурной жизни, которые наполняют соответствующее воспитание. Есть, разумеется, много других неустранимых видов неравенства, которые могут казаться столь же необоснованными, как и экономическое неравенство, но которые вызывают меньшее возмущение, потому что они явно не являются делом рук человека или институтов, и подобное положение вещей можно изменить.
<< | >>
Источник: Хайек Фридрих Август фон. Право, законодательство и свобода: Современное понимание либеральных принципов справедливости и политики / Фридрих Август фон Хайек ; пер. с англ. Б. Пинскера и А. Кустарева под ред. А. Куряева. — М.: ИРИСЭН. 644 с. (Серия «Политическая наука»). 2006

Еще по теме «Равенство возможностей»:

  1. § 2. Основные идеологические течения о путях разрешения социальнополитических конфликтов
  2. Доминирующая роль протестантской этики
  3. 4.2. Определение маркетинговых возможностей банка. Значение банковской отчетности в деятельности банка. Анализ баланса банка
  4. Инвестиционные возможности с использованием опционов
  5. ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ, КАПИТАЛ, СБЕРЕЖЕНИЕ И ИНВЕСТИЦИИ
  6. Равенство людей
  7. Равенство
  8. § 116а. Равенство государств и международная организация
  9. § 1166. Равенство государств и устав Организации Объединенных Наций
  10. 1.Основные принципы финансирования социальной политики
  11. «Равенство возможностей»
  12. Принцип осуществления правосудия на началах равенства всех перед законом и судом
- Регулирование и развитие инновационной деятельности - Антикризисное управление - Аудит - Банковское дело - Бизнес-курс MBA - Биржевая торговля - Бухгалтерский и финансовый учет - Бухучет в отраслях экономики - Бюджетная система - Государственное регулирование экономики - Государственные и муниципальные финансы - Инновации - Институциональная экономика - Информационные системы в экономике - Исследования в экономике - История экономики - Коммерческая деятельность предприятия - Лизинг - Логистика - Макроэкономика - Международная экономика - Микроэкономика - Мировая экономика - Налоги - Оценка и оценочная деятельность - Планирование и контроль на предприятии - Прогнозирование социально-экономических процессов - Региональная экономика - Сетевая экономика - Статистика - Страхование - Транспортное право - Управление затратами - Управление финасами - Финансовый анализ - Финансовый менеджмент - Финансы и кредит - Экономика в отрасли - Экономика общественного сектора - Экономика отраслевых рынков - Экономика предприятия - Экономика природопользования - Экономика труда - Экономическая теория - Экономический анализ -
Яндекс.Метрика